Как пережить пандемию и остаться личностью?

ЭкспертПсихология

Как справиться с психологическими вызовами пандемии

Ученые-психологи рассказывают, как в условиях продолжительной изоляции и безработицы сохранить психологическую устойчивость и выйти в мир после пандемии с новыми силами

Тихон Сысоев

«У окна» (1940) — картина Эдварда Мунка, написанная в последние годы жизни в условиях полного одиночества, в оккупированной немцами Норвегии

Почти два миллиарда людей по всему миру находятся сейчас в условиях социальной самоизоляции. Это беспрецедентные в истории человечества цифры. Впрочем, столь же беспрецедентен и сам опыт каждодневного стресса, который испытывает человек в таких условиях.

И никто точно не знает, как долго будет продолжаться изоляция и какие новые ограничения могут ввести власти, чтобы остановить распространение эпидемии. Неясно и то, как долго человек способен вынести такую жизнь — в условиях фактического домашнего ареста, без непосредственного общения с близкими, с усиливающейся тревогой за свое экономическое благосостояние и угнетающим повседневным однообразием, когда даже самая креативная и творческая личность может умолкнуть перед монотонным и молчаливым хронотопом изоляции.

Как пережить этот опыт и остаться личностью? Какие опасности таит в себе ситуация изоляции и страха за свое будущее? И какой психологический ответ мы может выработать в ситуации тотальной неопределенности, в которой оказались? Об этом «Эксперт» поговорил с двумя известными учеными-психологами.

«Оставаться личностью в это время — один из главных стресс-тестов»

Александр Асмолов, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова:

— Любое прогнозирование по поводу способности человека пережить изоляцию — занятие неблагодарное. В таких условиях предел человеческих возможностей невозможно измерить количеством дней и часов. Все зависит от того, с какой личностью мы имеем дело, какие у нее установки, какие мотивы и отношения связывают ее с миром.

Существуют личности, которые даже несколько недель изоляции воспринимают как некоторую безальтернативность, которые внутри себя начинают продуцировать этот период как нескончаемый. В таких случаях начинается депрессия и запускаются сложные процессы деструкции поведения личности. Это та ловушка, которую психологи называют «смерть от страха ожидания смерти», который ставит человека в тупик.

Абсолютное зло, как известно, — отсутствие альтернатив в твоем существовании, когда будущего как бы уже и нет, когда оно ничего личности не «обещает». И такая установка даже за несколько дней изоляции может погрузить человека в настоящий психологический ад: начинается эмоциональное истощение, экспоненциально растет тревожность, возникает бессонница, фиксируется злоупотребление психоактивными веществами.

Но есть и иное. Огромный человеческий опыт, а вместе с ним и целый пласт исследований показывают, что человек способен пережить чрезвычайно длительные периоды одиночества и изоляции, что даже в таких условиях он способен открывать и создавать для себя новые реальности, находить силы для того, чтобы быть личностью, усиливая и концентрируя ее.

И здесь вспоминается уникальный ансамбль религиозных практик одиночества, который существует в самых разных конфессиях и ценностных религиозных системах. Этот опыт показывает, что очень часто именно те, кто выбрал путь общения с самими собой, превращается в гуру, мудреца, ребе, учителя, о котором так много писал Достоевский и к которому мы затем идем, чтобы чему-то научиться.

Сама религия — это одна из культурных и великих ценностных практик психотерапии неопределенности. Она обладает огромным арсеналом различных антропологических культурных практик, которые, я думаю, станут вновь крайне востребованы в наш сетевой век после того, как эта пандемия закончится и мы вступим в длительный экономический и социальный кризис.

Поэтому весь вопрос о прогнозировании — когда наступит тот час, после которого улицы вновь наполнятся людьми, — в конце концов зависит от каждого конкретного человека, от его личностного выбора. Близкий моему сердцу Эрих Фромм часто говорил о том фундаментальном выборе, который стоит перед каждым человеком: жить в модусе «иметь» или жить в модусе «быть». И именно от того, каким будет этот выбор, зависит и характер его коммуникации, как в мире изоляции, так и в обычном мире, как в реальной культуре, так и в онлайн-культуре, которая все глубже вплетается в ткань нашей повседневности.

И такая внутренняя бдительность — постоянное личностное мужество — особенно важна для нас потому, что сейчас мы находился между «Сциллой алармизма» — паникерства — и «Харибдой пофигизма». Строго говоря, и то и другое — две разные деструктивные реакции людей на один и тот же стресс. Первые реагируют на внешнюю угрозу импульсивно, слепо, разрушая тем самым свою личность. Вторые используют психоаналитические механизмы защиты, прячут свою личность и также незаметно ее ослабляют.

Ведь сама специфика страха, который человек испытывает перед эпидемиями, заключается в том, что вирус в сознании демонизируется — он невидим. А когда противник невидим, когда он не улавливается и четко не локализуется сознанием, то этим и провоцирует самый сильный страх: коронавирус относится к категории так называемых невидимых стрессоров.

Усиливает же этот стресс и то, каким образом освещается пандемия в СМИ, ставшие своеобразной «фабрикой тревоги», ежесекундно производящей новости о всё новых и новых жертвах, случаях заражения, новых доселе неизвестных симптомах. Театр ужасов буквально переместился в каждый дом. СМИ окончательно превратились в носителей панических установок, а пандемия стала неотрывна от инфодемии.

И потому вместо единения, кооперации, взаимопомощи, конструктивности нам предлагают разъединение ужаса. «Эй, друзья, не надо паники. Это последний день на “Титанике”» — вот та песнь, которую сегодня часто поют телеканалы и издания. И я еще раз убеждаюсь в истинности слов знаменитого американского психолога Гордона Олпорта: «Куда легче человечеству расщепить атом, чем преодолеть собственные предрассудки».

Конечно, в ответ на эту повсеместную панику человеческая психика включает так называемые механизмы страхования, мобилизационные по своей сути. В частности, это выразилось в стремительной скупке гречки, которую мы наблюдали в Москве несколько недель назад, к чему я, как психолог, отнесся с полным пониманием: механизм страхования делает человека спокойнее и увереннее, он помогает обрести почву под ногами. Потому такая реакция вполне нормальна и рациональна, особенно для тех, кто помнит тяжелые времена дефицита.

Однако сама паника, выраженная ли в виде реакции алармизма или реакции пофигизма, — прямая угроза для личности, которая, если ей поддаться, утрачивает свою самобытность и автономность, начинает заниматься группомыслием, растворяется в массе. А нет более рискованного и разрушающего одиночества, чем одиночество в толпе. Поэтому оставаться личностью в наше время — один из главных стресс-тестов, который мы все должны пройти для того, чтобы встретить новое будущее во всеоружии.

К этому же относится и проблема безработицы, которая с особенной силой заявит о себе в ближайшие месяцы. При этом мужество быть личностью окажется не только главным условием сохранения внутренней психологической устойчивости. В том мире, который наступит после пандемии, где элементарные виды работы постепенно будут переданы во власть алгоритмов искусственного интеллекта, рутинное заменится творческим, и на руинах прошлого возникнет новая сетевая жизнь, с качественно новой коммуникацией и новыми профессиональными запросами — в первую очередь адресованными свободным и автономным личностям. Как сказал замечательный антрополог Клод Леви-Стросс, «двадцать первый век будет веком гуманитарных наук либо его вообще не будет».

Этот же вызов — услышать каждую индивидуальность, беречь и сохранять личностную свободу — стоит и перед государствами всего мира. В ситуации пандемии ценность личности не падает, а нарастает, и потому возникает потребность в новом менеджменте — социолог Григорий Юдин очень точно назвал его «менеджментом доверия». Те государства, которые в ситуации этого экономического и социального разлома будут наиболее восприимчивы к разным голосам, открыты к разным точкам зрения, сумеют обрести доверие и сплоченность, благодаря чему и найдут оптимальные пути преодоления этого кризиса.

«Нужно найти смысл в том, что происходит»

Дмитрий Леонтьев, доктор психологических наук, профессор, заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ:

— Существуют значительные различия как по ситуации, в которой тот или иной человек проживает период изоляции, так и по индивидуальным особенностям, которые могут облегчать или, наоборот, затруднять адаптационные процессы. Условно на сегодняшний момент можно выделить три группы.

К первой группе можно отнести тех, кто сверхомобилизован, — это главным образом, но не только, сотрудники медперсонала и службы доставки. Для них самый большой стресс — опасность заражения и сопутствующие их перегрузке проблемы, связанные с психологическим истощением.

Ко второй группе можно отнести тех, кто изолировался со своей семьей. Для них главная проблема — принудительное общение с теми людьми, с которыми обычно приходилось коммуницировать меньше. На это может накладываться и пресловутый квартирный вопрос, который подчас лишает человека возможности побыть хотя бы немного наедине с собой.

И наконец, существует категория людей, оказавшихся в изоляции в полном одиночестве. Тут тоже все индивидуально: для одних такое состояние вполне нормально, для других переживается болезненно и порождает целый комплекс психологических проблем.

Согласно результатам исследования, посвященного факторам качества жизни, которое мы проводили в одном из сибирских регионов, психологическое благополучие людей напрямую зависит от степени активности и организации их свободного времени прежде всего вне дома. Люди намного лучше чувствуют себя тогда, когда активно и с пользой проводят свой досуг в городском пространстве. В нынешних условиях отсутствие такой возможности, очевидно, еще больше углубляет стресс и усиливает депрессивные состояния.

Однако ключевой момент в ситуации, которая сложилась на сегодняшний день и объединяет все описанные выше группы, связан с той совершенно беспрецедентной неопределенностью, которая пронизывает этот кризис. Если во время Второй мировой войны — наверное, последнего столь же глобального стрессора — по крайней мере, была понятна общая картина, сколь бы ужасной и катастрофичной она ни была, то сейчас на первый план выступают тотальная неопределенность и бессмысленность.

Мы просто не можем понять, что происходит, не можем соотнести это ни с прошлым, ни с будущим. Эта «подвешенность» усиливается еще и тем, что у людей в массе своей часто нет никакого доверия официальным представителям власти, как нет и развитой культуры критической оценки информации. Более того, сама власть сегодня никак не может выбрать правильную тональность в общении с гражданами.

То она выступает в качестве «командира», который властно отдает «вниз» приказы или спускает все новые и новые угрозы, то с позиции равного, где гражданин — это взрослый и ответственный человек, с которым нужно вести диалог, а не приказывать. К сожалению, все это мешает налаживанию коммуникации, усиливает неопределенность и в перспективе может привести к реакциям, обратным ожидаемым.

Накладывается на эту неопределенность еще и проблема безработицы, которая сейчас все сильнее начинает выглядеть как наиболее очевидная опасность в мире после пандемии. Уже в тридцатых годах прошлого века впервые был всесторонне описан так называемый невроз безработицы. И здесь интересно отметить, что для человека, лишившегося работы, главная проблема также сопряжена с утратой понимания происходящего, что порождает самые глубинные неврозы. Более того, не столько недостаток экономической устойчивости, сколько избыток свободного времени переживается человеком наиболее болезненно.

Что же делать в такой ситуации тотальной неопределенности? Известные исследования последних десятилетий, касающиеся посттравматического стрессового расстройства, свидетельствуют, что в ситуации глубокой психологического травмы, связанной в нашем случае с изоляцией и безработицей, шанс на ее преодоление есть только у тех, кто сумел найти для себя смысл в том, что происходит. Это, быть может, и есть главная задача, которая стоит перед нами сегодня: обрести этот смысл и вернуть с его помощью ориентир, понимание, власть над собой и над течением событий в нашей жизни.

Фото: Машков Юрий Кредит/ТАСС

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Дети декабря Дети декабря

Декабристы — безумцы, герои, предатели или лучшие сыны нации?

Дилетант
Домашний офис Домашний офис

Плодотворно трудиться на удаленке способен не каждый

Лиза
Семи триллионов пока будет достаточно Семи триллионов пока будет достаточно

Интервью с замдекана экономического факультета МГУ Олегом Буклемишевым

Эксперт
5 способов избавиться от тревоги и уснуть 5 способов избавиться от тревоги и уснуть

Можно ли отключить беспокойство и вернуть здоровый сон?

Psychologies
Может ли экономика быть солидарной. Часть 2 Может ли экономика быть солидарной. Часть 2

Необходимо сменить главный ориентир на достаток большинства граждан

Эксперт
Лечимся дома: 5 гаджетов, которые помогут следить за здоровьем Лечимся дома: 5 гаджетов, которые помогут следить за здоровьем

Какие именно устройства стоит иметь дома, чтобы вовремя распознать болезнь

CHIP
Путь «диктатора» Путь «диктатора»

Почему князь Трубецкой не пришёл на Сенатскую площадь?

Дилетант
Выйти на воздух Выйти на воздух

Фитнес на улице – это самое модное увлечение тёплого сезона

Здоровье
Ритейл не справляется с заказами Ритейл не справляется с заказами

Ажиотажный всплеск спроса ускорил переход традиционной розницы в онлайн

Эксперт
Русские станут немножко китайцами. Как и когда страна будет выходить из карантина Русские станут немножко китайцами. Как и когда страна будет выходить из карантина

Каким станет этот «выход из самоизоляции» в нашей стране

СНОБ
Сигареты по 50, или Рынок нелегального табака в российских регионах Сигареты по 50, или Рынок нелегального табака в российских регионах

Российский рынок нелегальных сигарет растет небывалыми темпами

Эксперт
Зона невылета Зона невылета

Что происходит с мигрантами в условиях пандемии

Огонёк
Назревает переворот в рентгенографии Назревает переворот в рентгенографии

Эти открытия резко увеличивают возможности рентгенографии

Эксперт
«Мария-Антуанетта из Tesla»: Илон Маск может получить самую большую зарплату в жизни в разгар кризиса «Мария-Антуанетта из Tesla»: Илон Маск может получить самую большую зарплату в жизни в разгар кризиса

Илон Маск может получить свое самое большое в жизни вознаграждение

Forbes
Лайфхаки от космонавтов: как Гагарин и Леонов справлялись с самоизоляцией Лайфхаки от космонавтов: как Гагарин и Леонов справлялись с самоизоляцией

Чему мы можем поучиться у космонавтов, подводников и полярников?

Psychologies
LIGO поймала гравитационные волны от слияния черных дыр разных масс LIGO поймала гравитационные волны от слияния черных дыр разных масс

Физики впервые смогли зарегистрировать всплеск гравитационных волн

N+1
Вредительское собрание Вредительское собрание

Шестиногие враги российской экономики

Огонёк
«Близнеца» Земли нашли в 300 световых годах от Солнечной системы «Близнеца» Земли нашли в 300 световых годах от Солнечной системы

Экзопланета размером с Землю расположена в потенциально обитаемой зоне

National Geographic
Ангелина во плоти Ангелина во плоти

Бесстрашная актриса Ангелина Поплавская – без маски и химзащиты

Maxim
«Уже ничто не поможет»: почему во время пандемии менеджеры стали работать с 8 утра до 12 ночи «Уже ничто не поможет»: почему во время пандемии менеджеры стали работать с 8 утра до 12 ночи

В ситуации мировой пандемии особенно сильное давление испытывают менеджеры

Forbes
Горбатые киты кормят детенышей молоком: редкое видео Горбатые киты кормят детенышей молоком: редкое видео

Удалось запечатлеть процесс вскармливания детенышей горбатого кита

National Geographic
Поворот «налево» запрещен: как победить воровство в компании Поворот «налево» запрещен: как победить воровство в компании

На вопрос, сколько воруют в вашей компании, нет точного ответа

Forbes
Почитать на майских: 10 лучших зарубежных книг ХХI века Почитать на майских: 10 лучших зарубежных книг ХХI века

Список лучших переводных романов XXI века

Forbes
Создана самая полная геологическая карта Луны Создана самая полная геологическая карта Луны

Геологическая карта Луны, составленная учеными из Геологической службы США

National Geographic
Легенды о розовой чайке Легенды о розовой чайке

Можно ли верить пьяным матросам?

National Geographic
Гордо реет Гордо реет

В интерьере этого дома задействованы реечные панели, имитирующие фактуру фасада

AD
Одежда из переработанных материалов: зачем ее покупать и насколько она безопасна Одежда из переработанных материалов: зачем ее покупать и насколько она безопасна

Вещи из переработанных материалов уже давно пользуются популярностью

Cosmopolitan
В Египте нашли мумию девочки-подростка с приданым В Египте нашли мумию девочки-подростка с приданым

Расхитители гробниц почему-то не вскрыли захоронение девочки

National Geographic
Ржев, 1942–1943 годы: между историей и политикой Ржев, 1942–1943 годы: между историей и политикой

На основе Ржевской битвы можно говорить о противоречиях нашей военной истории

Эксперт
BadComedian — о деньгах, лжи в кино и самоизоляции BadComedian — о деньгах, лжи в кино и самоизоляции

Большое интервью с видеоблогером и обозревателем фильмов BadComedian

РБК
Открыть в приложении