Тренировки с видом на горы и озера: репортаж из швейцарского фитнес-кэмпа

СНОБСпорт

Роман с горой Юнгфрау, или Приключения «Сноба» в фитнес-кэмпе в Швейцарии

Корреспондент «Сноба» решила дать ЗОЖу шанс и отправилась в Интерлакен тренироваться с видом на горы и озера вместе с кандидатом в «первые джентльмены» России Максимом Виторганом

Никогда не могла представить себя в Швейцарии. Потому что Швейцария для меня — это глянцевая белизна снега, которую царапает шипованными ботинками Джеймс Бонд. Это «Арт Базель» и часовой салон там же, в Базеле, где присматривают подарки патриарху и пресс-секретарю президента. Это Санкт-Мориц — паломничество русских нуворишей и их случайных спутниц. Моя цель поездки в Швейцарию была неочевидной — немножко подкачать мышцы.

«Жируха среди качков — это должно быть мило», — так я думала, присоединяясь к модному фитнес-кэмпу Pro Trener. Идея совмещения туризма и спорта кажется привлекательной все большему числу россиян, правда, марафоны по пустыням и вокруг вулканов и кругосветные путешествия на велосипедах — удовольствие для средней трети среднего класса и выше, а также для прирожденных воинов. Фитнес-кэмпы куда милосерднее к начинающим адептам ЗОЖа. К тому же трекинг в горах и водные процедуры на озере увлекательнее монотонных упражнений на беговой дорожке или в бассейне. Муж кандидата в президенты, актер Максим Виторган так и втянулся в спорт (заметили, как сильно он похудел?), а прожженный рок-н-ролльщик Сергей Мазаев, который также ездит на кэмпы Pro Trener, втянул в фитнес-туризм свою жену. Я, впрочем, была уверена, что даже самый ласковый тренер не убедит меня отжаться на фоне Альп хотя бы разок.

Место назначения — Интерлакен, курорт с трехсотлетней историей, расположенный, как можно понять по его названию, между двух озер, окруженных горными хребтами. Виторган вез с собой гречку. Потому что — где в Швейцарии гречка, основа русского ЗОЖ? Там стейки из говядины, баранины и конины, толстые, кровавые и парализующие, холодная овсянка с яблоком, по-научному мюсли Бирхера, клубника размером с кулак и шоколад.

Город Интерлакен разделен пополам железной дорогой, ведущей в Берлин, и речкой, которая спускается с гор, утекает в Нидерланды и впадает в Северное море. Окружающие его озера — Тун и Бриенц — выглядят как 3D-графика или перефотошопленные картинки из туристических проспектов. Они настолько гладкие и бирюзовые, что не сразу получается принять это как данность, а не обман зрения. Но они не смогли выдержать в моих глазах конкуренцию с Юнгфрау. «Это Юнгфрау», — менеджер отеля указал на далекий белоснежный пик, частично скрытый двумя черными покатыми горами, напоминающими медвежьи спины. Юнгфрау — значит, молодая женщина, созревшая для брака невеста, семья которой коллективно стережет ее целомудрие и при этом старается выставить «товар лицом» перед кем надо. Невозможно отделаться от этих ассоциаций, глядя на белый ромб в просвете меж двух коренастых верзил. С наступлением сумерек Юнгфрау начинает ежеминутно менять свой цвет, сначала на сливочный, потом на персиковый, потом вспыхивает оранжевым яблочным боком, розовеет и гаснет. На фоне ночного неба пик переливается синим с серебром.

Тренер Дима Озерский, суровый к Виторгану и к молодому кудрявому архитектору из нашей группы, не истязает меня, понимая, что я рискую развалиться, если побегу. Поэтому после плавания я валяюсь на пригорке с травинкой в зубах и смотрю, как нынешний кандидат в «первые джентльмены» с малиновым лицом делает отжимания с прыжком на фоне бирюзового озера Тун с одинокой черной уточкой, затем перехожу в руки грека-инструктора веревочной тропинки, а после него — к американцу, который ставит меня на сап. Плавание на сапе — небольшой доске, ускорение которой задает двуручное весло, — оказывается не таким простым, как казалось на картинках, и волна от каждого проплывающего вдалеке парохода заставляет меня трястись и шлепаться в воду. «Хорошая работа, Джулия», — кричит с середины озера американец.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Тупик Тупик

Рассказ Аллы Горбуновой, героиня которого преподает философию

Esquire
Золото Альбертины Золото Альбертины

Интервью с директором венского музея Альбертина

СНОБ
«Мне удалось невозможное: я справилась с болезнью, которую считают неизлечимой» «Мне удалось невозможное: я справилась с болезнью, которую считают неизлечимой»

Она доказала: если мечтаешь жить полной жизнью, возможно всё

Cosmopolitan
Дым и зеркала Дым и зеркала

Как создавался «Бегущий по лезвию»

Мир Фантастики
Hyundai Sonata Hyundai Sonata

Продажи автомобиля начались, а мы уже успели на нем прокатиться

АвтоМир
Арабский пир Арабский пир

Аллах дал дубайцам жалкий лимон, а они приготовили из него гастрономический сет

GEO
«Я плавала с белухами обнаженной, чтобы стать одной из них» «Я плавала с белухами обнаженной, чтобы стать одной из них»

Наталья Авсеенко – человеческие возможности гораздо больше, чем принято думать

Psychologies
В ужасе В ужасе

Гид Numéro по главным образам и сюжетам хорроров

Numéro
Абсолютный эгоист Абсолютный эгоист

Тридцатипятилетний Дима Билан прыгает так же высоко, как и раньше

Cosmopolitan
Дроны-самоубийцы Дроны-самоубийцы

Разработка барражирующих боеприпасов

Популярная механика
Я все тащу на себе Я все тащу на себе

Что делать, если ты – сильная женщина

Лиза
Королевство страха и сомнений Королевство страха и сомнений

Мультивселенная Стивена Кинга

Мир Фантастики
15 мыслей Франсуа Озона 15 мыслей Франсуа Озона

Французский режиссер поделился пятнадцатью из множества своих мыслей

GQ
Че вам надо Че вам надо

Стивен Смит отправляется в Аргентину и находит родного брата Че Гевары

Esquire
Путь любви Путь любви

Виды, этапы и цели медитации

Yoga Journal
Чего боится мода? Чего боится мода?

Разбираемся, как мода связана с кошмарами коллективного бессознательного

Numéro
Главный немецкий бренд Главный немецкий бренд

Как социальная система Германии справляется с освобождением человека от труда

GEO
Скорая помощь Скорая помощь

Алина Успенская развернула в Лондоне благотворительную арт-деятельность

Tatler
Тужурка Мао Цзэдуна Тужурка Мао Цзэдуна

Как появилась знаменитая куртка Мао Цзэдуна

Дилетант
Лолита: Кто не работает, тот не встречается Лолита: Кто не работает, тот не встречается

Певица Лолита без комплексов и в жизни и на сцене

Лиза
Карнавала не будет Карнавала не будет

Алексей Яблоков предлагает устроить карнавал по случаю столетия революции

GQ
«На “Гагарин пати” в VIP-зале сидел космонавт Леонов». Как в Россию пришел рейв «На “Гагарин пати” в VIP-зале сидел космонавт Леонов». Как в Россию пришел рейв

Первая рейв-вечеринка в России

СНОБ
Арктический бурлак Арктический бурлак

«Бурлак» – грузовик, которому нипочем глубокий снег, лед, вода, болота

Популярная механика
Марина Разбежкина: Камера помогает вылечиться и выйти в другой мир Марина Разбежкина: Камера помогает вылечиться и выйти в другой мир

Марина Разбежкина — о том, как никогда не плакать

СНОБ
Оно нам надо Оно нам надо

Какая связь между фаллоимитаторами и феминизмом?

Cosmopolitan
Мясо, сухое вино и предрассудки. Чего нет в Швейцарии Мясо, сухое вино и предрассудки. Чего нет в Швейцарии

О Швейцарии написан миллион гидов, и порой кажется, что это идеальное место

СНОБ
В погоне за брендом: недетские страсти В погоне за брендом: недетские страсти

Ребенок копирует любимого героя из известного мультика. Насколько это опасно?

Лиза
У меня есть мысль, и я ее думаю У меня есть мысль, и я ее думаю

Почему мы не можем уснуть по ночам

Psychologies
Жизнь за царя Жизнь за царя

Большие фильмы требуют больших денег, большой энергии и большой удачи

Elle
Фейки и фейлы Фейки и фейлы

С появлением Photoshop Министерства правды по всему миру обрели второе дыхание

Maxim
Открыть в приложении