Золото Альбертины

Интервью с директором венского музея Альбертина

СНОБКультура

Золото Альбертины

Текст ~ Нина Агишева и Сергей Николаевич

Эгон Шиле, «Скорчившаяся», 1918.

Их ждали давно. Первый официальный визит главных апостолов австрийского модернизма Густава Климта и Эгона Шиле в Москву значит нечто большее, чем просто очередная выставка. Это эпохальное событие, знаменующее собой приобщение российской публики к одному из самых ярких явлений в истории мирового искусства. Об этом и многом другом интервью с директором венского музея Альбертина доктором Клаусом Альбрехтом Шредером.

До сих пор непонятно, почему эпоха венского сецессиона прошла мимо российских музеев и частных коллекций. Наверное, потому что не нашлось в начале ХХ века наших Щукиных и Морозовых. Все взоры русского просвещенного купечества были тогда устремлены в Париж. Тогда казалось, что любителям художественной новизны и смелых эскапад в Вене делать было нечего. На продвинутый российский вкус столица Австро-Венгерской империи виделась провинциальной копией чопорного, холодного и застегнутого на все пуговицы Петербурга. Чем-то эти города до сих пор похожи: имперской выправкой проспектов, парадными просторами площадей, изнеженными изгибами и затейливым декором сохранившихся фасадов в стиле ар-нуво. И все же они очень разные, Петербург и Вена. Да и австрийский модерн, он тоже особенный.

Клаус Альбрехт Шредер, директор музея Альбертина.

У его финала имеется точная дата – 1918 год. Четыре смерти подряд, словно четыре выстрела по команде «пли». Вначале уйдет Отто Вагнер (1841–1918), главный архитектор Вены. За ним последует Густав Климт (1862–1918), отец югендстиля, портретист всех богатых и знаменитых. Очень скоро к нему присоединится и тот, кто долгое время считался его учеником, а потом стал оппонентом, гениальный Эгон Шиле (1890–1918). А завершит мартиролог Коломан Мозер (1868–1918), изумительный рисовальщик и дизайнер, придумавший венский стиль, от кофейных сервизов до узоров на обоях. Такой вот выдался страшный год для австрийской культуры, придавивший своей могильной плитой надежды, мечты и планы целого поколения.

Но в веселой Вене любят праздновать даже печальные даты. Природного оптимизма и жизненной энергии этого города хватает не только на вальсы Штрауса, но и на трагические симфонии Малера. Например, весь прошлый 2016 год в австрийской столице прошел под знаком столетней годовщины смерти императора Франца-Иосифа. Следующий год обещает стать чередой торжеств, выставок, премьер и презентаций, окрашенных печальной датой. И как ни странно, стартует этот траурный марафон в москве, в ГМИИ им. Пушкина, где в октябре открывается первая в России большая выставка Густава Климта и Эгона Шиле.

Сегодня картины Климта в окладах из настоящего золота – главные иконы европейского модернизма. К ним ходят на поклон, выстраиваясь в благоговейные очереди по всему миру. Стоят они несусветных денег. многие из них стали предметом судебных баталий. Достаточно вспомнить драматическую историю «Золотой Адели», из-за которой музейщикам пришлось вести войну с наследниками бывших владельцев. В результате войну эту австрийцы проиграли, и «Адель» благополучно переехала в Новый Свет в Нью-Йоркскую галерею косметического магната Рональда Лаудера. По этой истории был снят голливудский фильм «Женщина в золотом» с Хелен Миррен в главной роли.

Не менее драматично разворачивалась история с другим известным полотном – портретом Валли Нойзель, написанным Эгоном Шиле в 1913 году. Еще в начале 1950-х эту картину приобрел на аукционе для своего будущего музея профессор Рудольф Леопольд. Страстный поклонник Шиле и неутомимый пропагандист его творчества, он и представить себе не мог, что окажется втянут спустя двадцать лет в судебные разбирательства, вынудившие его повторно выложить сумму с множеством нулей, чтобы Валли осталась на родине.

Эгон Шиле, «Aвтопортрет», 1914.

Великие венские художники как будто нарочно провоцируют скандалы, войны, соперничество. И вот уже легендарный президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова летит в Нью-Йорк. Она хочет лично договориться с Рональдом Лаудером о том, чтобы привезти в Россию картины Климта из его собрания на «Декабрьские вечера». И практически одновременно директор того же ГМИИ Марина Лошак спешит в Вену, чтобы отобрать для осенней выставки лучшие рисунки Климта и Шиле. Уважаемых музейных дам можно понять, а их рвение – только приветствовать.

Сейчас великие венцы – последний писк музейной моды. Любимый десерт главных художественных пиршеств последнего времени. От агрессии и мрака современного искусства все, похоже, успели утомиться. Классика – извечное plate de jour. Остаются венские звезды, которые, конечно, тоже давно признанная классика, но без налета музейной пыли, а в ореоле сенсации, скандальных запретов и судебных санкций. Публику это всегда возбуждает. К тому же эротика Климта и особенно Шиле даже на сегодняшний вкус выглядит провокационно.

Густав Климт, «Женское лицо, щекой прижатое к рукам», 1903.

Как она будет смотреться в сегодняшней Москве? Не нарвутся ли кураторы на распространенные ныне в нашем отечестве обвинения в непристойности и оскорблении нравственных устоев? Тем более что речь идет не о частной галерее, а о прославленном столичном музее, носящем имя «нашего всего».

Своими сомнениями мы не стали делиться с доктором Клаусом Альбрехтом Шредером, директором венской Альбертины, где хранится лучшее мировое собрание рисунков и акварелей Шиле. Он и без нас хорошо осведомлен об общественных настроениях и последних тенденциях в культурной жизни России. Восторгов они у него не вызывают, но и паники тоже: у музейных людей с таким стажем и опытом, как правило, крепкие нервы и хорошо натренированные реакции. Он знает, как добиваться своего. Внешне Шредер больше похож на чемпиона по бейсболу, чем на музейного работника: рост под два метра, спортивная фигура, блондинистая шевелюра. Мы проходим в просторный кабинет, где царит идеальный порядок, а в имперских окнах виден величественный фасад дворца Хофбург. После обычного обмена любезностями первый вопрос.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Охота на Лисовую Охота на Лисовую

Мария Лисовая олицетворяет красоту землян в блокбастере «Вратарь Галактики»

Maxim
Жизнь за царя Жизнь за царя

Большие фильмы требуют больших денег, большой энергии и большой удачи

Elle
В постели с Ларсом Айдингером В постели с Ларсом Айдингером

Откровенное интервью актера с главным редактором журнала «Сноб»

СНОБ
Изобретения Изобретения

Русский ученый изобретает роботов и новые сенсоры в лаборатории MIT

РБК
Все любят Дональда Все любят Дональда

Евгения Микулина оппонирует женщинам, которым омерзителен Трамп

GQ
Арабский пир Арабский пир

Аллах дал дубайцам жалкий лимон, а они приготовили из него гастрономический сет

GEO
Королевство страха и сомнений Королевство страха и сомнений

Мультивселенная Стивена Кинга

Мир Фантастики
Встречаем: сообщество «Русский Аттракцион» ака «РА» Встречаем: сообщество «Русский Аттракцион» ака «РА»

Создатели единственных веселых вечеринок без техно в Москве

Numéro
Рене Зеллвегер. Преображение Рене Зеллвегер. Преображение

Оскароносная Рене Зеллвегер решилась на полную перезагрузку

Караван историй
Серые схемы Серые схемы

Оформленный в серо-зеленых тонах гостевой домик в Подмосковье

AD
Слова и музыка Слова и музыка

Скриптонит был умен, необкурен, высказывал более чем радикальные суждения

L’Officiel
Убить/спасти Убить/спасти

Оправданно ли убийство, если оно сохранит много жизней

National Geographic
Дело о пропеллере Дело о пропеллере

Героическая история летчика — с точки зрения его адвоката Добровинского

Tatler
Повернуть время вспять Повернуть время вспять

Морщинки – история нашей жизни. Но обязательно ли рассказывать ее окружающим? Любые признаки старения, будь то морщины, пигментация или дряблость кожи, говорят о пренебрежении. Как к окружающим, так и к достижениям науки. А значит, о нежелании работать над собой. Когда же нужно начинать бороться за свое лицо?

Psychologies
Чужой Чужой

Актер, воплощающий на экране образ идеального британского джентльмена

GALA Биография
Peugeot 3008 Peugeot 3008

Во что в итоге вылились все фокусы 3008-го со временем

АвтоМир
Я на войне с бесами Я на войне с бесами

Репортаж из глубин: отец Сергий, царь и Ганина яма

Русский репортер
Мнение Мнение

Юлия Пош о стариках на хайпе

SNC
Скорая помощь Скорая помощь

Алина Успенская развернула в Лондоне благотворительную арт-деятельность

Tatler
Ай, болит! Ай, болит!

Ольга Севастьянова расспросила солиста Hurts Тео Хатчкрафта о счастье и любви

Cosmopolitan
Уйди, позитивный! Уйди, позитивный!

Почему пессимистом быть выгоднее

Maxim
Интерактивные пространства Даана Розегаарде Интерактивные пространства Даана Розегаарде

Сияющая дорога, инсталляции из светодиодов и платья, меняющие прозрачность

Популярная механика
Камера хранения Камера хранения

Память преподносит нам множество сюрпризов. Как это все работает?

Добрые советы
4 правила разумного питания 4 правила разумного питания

В издательстве «Эксмо» вышла книга актрисы Кейт Хадсон «Просто быть счастливой. Измени себя, не изменяя себе». Одним из секретов хорошего самочувствия актриса называет здоровое питание. По ее мнению, оно базируется на четырех правилах.

Psychologies
Чего боится мода? Чего боится мода?

Разбираемся, как мода связана с кошмарами коллективного бессознательного

Numéro
Карнавала не будет Карнавала не будет

Алексей Яблоков предлагает устроить карнавал по случаю столетия революции

GQ
Участковый доктор Участковый доктор

Почему компания «Евромед» переключилась на лечение дачников по ОМС?

Forbes
На страже морей На страже морей

Как жители Нижней Калифорнии сохранили подводные богатства прибрежных вод

National Geographic
Хроника одного переворота Хроника одного переворота

Захватить власть в стране осенью 1917 года мог кто угодно

Дилетант
Абсолютный эгоист Абсолютный эгоист

Тридцатипятилетний Дима Билан прыгает так же высоко, как и раньше

Cosmopolitan
Открыть в приложении