Стоит ли безоглядно открывать страну для чужаков?

ЭкспертОбщество

Межнациональный расчет

Российский рынок труда привлекает в страну миллионы мигрантов. Существует и стойкий миф, что без мигрантов трудовых ресурсов России не хватит. Стоит ли, следуя этому мифу, безоглядно открывать страну для чужаков?

Марина Ахмедова

Всего за несколько лет мы привыкли к тому, что Москву заполнили мигранты, и теперь принимаем как должное их тотальное присутствие во многих сферах нашей жизни — в такси, в доставке, на стройке, в ЖКХ. Мы привыкли к разговорам о том, что «русский не пойдет мести двор», и воспринимаем их тоже как само собой разумеющееся. Но пока никто не спросил простого российского гражданина, скажем из Брянска, не был бы он прочь переехать на время в Москву и тут получать за доставку девяносто тысяч в месяц — сумму, которая и не снится жителям малых городов. Мы быстро приняли на веру слова о том, что граждане России не хотят выполнять черную работу. Им вторят мигранты, уверяющие, что русские ленивы и отмывать и отстраивать Россию приходится только им. Мы не придавали значения этим разговорам, пока мигранты не начали заполнять сферы, в которых не требуется ручной труд: они были приглашены в медицину и сейчас активно занимают места санитарок, медсестер и врачей. Параллельно ведутся разговоры о том, что своих граждан на все рабочие места не хватает и россияне все равно не будут работать за такую зарплату. А как же страна жила раньше и обходилась собственными силами? И действительно ли изменить уже ничего нельзя?

Застрявший болт

Витя с агрессией смотрит в лоб откинутой кабине грузовика. За его спиной — свежая яма котлована и желтая гора песка. Сбоку — бетонный каркас возводящейся многоэтажки. Над ней строительный кран задирает нос в небо — в замороженные неподвижные облака. Болт застрял в блоке цилиндров грузовика, вытащить его никто не смог.

К Вите подходит человек в строительной робе. Самиджон — рабочий из бригады Фархода. Хитро улыбается.

— Чё тебе? — спрашивает Витя.

— Я могу вытащить, — говорит Самиджон.

— Вытащи. — Витя поворачивается к нему.

— Пятьсот рублей, — говорит Самиджон.

Витя в упор смотрит на Самиджона, его голубые глаза становятся почти стеклянными. Витя вытирает под носом, молчит. Самиджон ждет.

— Идет, — наконец говорит Витя.

Самиджон заходит за кабину. Витя прячет руки в карманы. Через три минуты Самиджон выходит с по-детски счастливым выражением лица. Он протягивает на грязной ладони болт. Витя достает из кармана бумажник и кладет в раскрытую ладонь Самиджона поверх болта купюру.

На строительную площадку заезжает черный джип. Из него вываливается мужчина, примерно ровесник Вити. Его руки бугрятся под тонкой кожаной курткой. Такие мышцы можно накачать только в спортзале, не на стройке. Витя идет к нему.

— Макс. — Витя жмет ему руку.

Они уходят в вагончик. Там Витя садится за стол, Макс — напротив.

— Дашь трех рабочих? — спрашивает Макс. — Забор надо закончить.

— Прикинь, Максик, я только что пятьсот рублей одному таджику заплатил за то, что он мне болт нехитрый достал, — задумчиво произносит Витя. — Грубо говоря, у меня грузовик сломался, и как бы ни у меня, ни у слесарей не получалось. И тут один из таджиков, ты его видел, подходит: «Я его вытащу. Дай пятьсот рублей». А я, невзирая ни на что, им столько месяцев продукты подкидывал, условия лучшие старался выбивать. Ему конкретно тоже. По-человечески относился. И тем не менее: «Дай пятьсот рублей».

— И чё теперь? — спрашивает Макс.

— А ничего, — спокойно отвечает Витя. — Просто я только что понял, что больше ничего хорошего для них делать не буду. Ничего, что выходит за пределы моих профессиональных обязанностей.

— Может, ты стремишься во всех видеть хорошее? — Макс хмурится и расстегивает куртку. Под ней — рельефная гераклова грудь.

— Нет, просто я не хотел соглашаться, когда мне говорили, что мы — русские — всегда стремимся видеть во всех людей. А они не такие, как мы.

Оба молчат. По холодным глазам Вити видно: он что-то в себе прямо сейчас убивает.

— Может, они просто не хотят быть такими, как мы? — дружелюбно спрашивает Макс.

— Может быть, — отвечает Витя. — Со временем я начинаю их понимать. Все упирается в образование. А они в массе люди ограниченные низким образованием и своей культурой. Им же важно что: дом построить, привести туда жену, помогать родственникам. Ему важно, как его там будут воспринимать, а как здесь — не важно.

— А чё, ты бы не так на их месте поступал?

— Может, и так, — соглашается Витя.

— И чё ты, за пятьсот рублей к людям отношение поменял?

— Да, — убежденно говорит Витя.

— А этот Самиджон это понял?

— Нет. Просто я понял, что они — не мы. Он приехал, полгода отработал и не знает, вернется ли сюда еще. Ему невыгодно со мной дружить. Ему выгодней сейчас было пятьсот рублей с меня взять.

— Витя, ты завелся.

— Мне сейчас очень тяжело, — спокойно говорит Витя. — Я никогда не считал себя каким-то националистом. Мне сейчас тяжело потому, что я понял, что никогда больше не буду воспринимать их как людей. Никаких послаблений. Они рабочие инструменты. Все.

— Чё про забор? — спрашивает Макс.

Витя выходит на порог вагончика и кричит: «Самиджон!»

Оформление разрешительных документов для работы мигрантов в России, январь–ноябрь, 2015–2020 гг. (чел.)

Источник: данные ФМС РФ и ГУВМ МВД РФ

Самый счастливый день

Дом Макса — в два этажа, сделан под старинный особнячок. В не прибранном еще дворе валяются мешки с цементом, кирпичи. Из-за недостроенного забора видны крыши других домов коттеджного поселка. Джип стоит под навесом. На веранде, засыпанной строительной крошкой, за столом — Самиджон и еще двое рабочих. Один из них — лет тридцати пяти, худощавый, с горбатым носом. Свое имя он отказывается называть.

— Наша страна очень бедная, — с вызовом и на хорошем русском говорит он. — В переводе на ваши деньги у нас самая большая зарплата — десять тысяч. Те, кто не могут приехать в Россию, еле выживают. Я отправляю жене денег, и она идет сразу покупает десять литров масла, рис, сахар, барана или полкоровы. А у кого денег нет, тот кушает кусок хлеба с чаем. Но мы тут зарабатываем и бедным семьям родственников тоже помогаем. Мой дядя, например, не может приехать. Никаких нарушений у него нет, просто ему запрет на пять лет поставили.

— А других вариантов заработать у вас нет? — спрашиваю я.

— У красивых девушек есть вариант — проституцией заняться, — говорит тот же рабочий. — А некрасивые в поле пахают, хлопок собирают, ничтожные деньги получают.

— Мы двумя руками, чтобы присоединиться к России, — на плохом русском говорит Самиджон. — Девяносто процентов почти так у нас думают.

— Сколько в месяц вы зарабатываете? — спрашиваю я.

— Бывает, что сто тысяч, — отвечает тот же строитель. — Но чтобы приехать в Россию, мигранту уже нужно сто тысяч. Мы берем кредиты в банках под двенадцать процентов. Потом платишь за патент, потом каждый месяц платишь за патент. Квартиру надо снять за пять тысяч. На пять тысяч в месяц питаться. Мясо, плов едим, шурпу. Нормально питаемся. Мы живем всемером. Каждый по пять тысяч за квартиру и еду дает. Получается тридцать пять на еду, это сытно, конечно. Фрукты мы тут не покупаем. Домой приедем, поедим. Уже больше года дома не были, хочется, конечно, фруктов.

— Дома будешь есть, — туго улыбается Самиджон.

— А вы совсем не говорите по-русски? — спрашиваю третьего, он кивает.

— Никаких других расходов нет, — говорит тот же разговорчивый. — В крайнем случае только в больницу сходить. Работаем часов двенадцать. Пришли с работы, поели и спать легли. Сейчас из-за тебя сидим, не работаем. Время уходит… Нет, в детстве, во время Союза, я не предполагал, что буду вот так у вас пахать. А у вас в Москве работа все равно есть. Детям нашим работы тут хватит.

— Когда я школу кончил, кушать даже не было. Какой учиться? — говорит Самиджон.

— А ты думаешь, что везде так красиво, как в твоей Москве? — отчего-то обозлившись спрашивает меня разговорчивый. — Ты иди за Владимир, в Ставрополь иди, посмотри там на нищету. Сколько у вас пьяных русских. Ваше правительство их тоже не поддерживает. Ни твой Путин, ни твой Мишустин. Пусть сначала у себя разберутся, о своих русских позаботятся, потом к нам в Среднюю Азию лезут.

— Вы работаете по двенадцать часов, — говорю я. — Вы что-нибудь накопили?

Трое переглядываются. Разговорчивый становится еще злей.

— Мы вырастили детей, — говорит он. — И они сюда приедут, займут наши места, нас будут кормить.

— Да, — кивает Самиджон.

— Жизнь вот такая, — продолжает разговорчивый. — Но мы работаем, а русские пьют. Хорошо хоть, что в Киеве вам революцию сделали. Ну, освободили людей от тирании. Они стали жить хуже, но зато могут выражать свое мнение. Не то, что у нас.

— А это из-за нас вы у себя дома не можете выражать свое мнение? — спрашиваю я.

— А из-за кого? Один у вас тоже выражал свое мнение, теперь сидит. Мы его не поддерживаем, — произносит он, когда Самиджон начинает что-то запальчиво говорить ему на своем. — Но мы к нему нормально относимся, — все-таки заканчивает он. — Потому что если Навальный придет тут к власти, он будет только Россию строить, а Среднюю Азию — Таджикистан, Узбекистан, Киргизию — оставит в покое. И наши государства освободятся от кремлевского режима. Понимаешь ты? И наши тираны больше не будут у власти сидеть. А пока их охраняет Путин, никакое развитие у нас невозможно.

— Опишите свой самый тяжелый день в России. — Я обвожу глазами троих.

— Самый тяжелый? — переспрашивает разговорчивый. — Я могу вам самый легкий день описать — это когда я заезжаю в Россию. Это самый счастливый день. Когда я понимаю, что мне будет чем накормить семью, будет что отправить домой. Самые тяжелые дни у меня бывают дома в Таджикистане, когда сидишь и не знаешь, чем семью пропитать. Любой день здесь лучше, чем дома.

— Вас тут в России обижают какие-нибудь националисты? — спрашиваю я. — Нет. Десять лет назад Самиджона в электричке фанаты избили. Но в последние годы такого близко тут нет.

Звонит телефон Самиджона. Его племянника Мурода, задержанного для проверки патрулем, только что выпустили из отделения полиции.

Пребывание иностранных граждан из СНГ в Российской Федерации (всего)

Источники: ФМС, ГУВМ МВД, ЦБДУИГ

Пребывание иностранных граждан из СНГ в Российской Федерации (по странам)

Источники: ФМС, ГУВМ МВД, ЦБДУИГ

Мигранты в топе

Тема мигрантов за последние месяцы стала одной из самых обсуждаемых в России. Началось все с массовых драк, прокатившихся по Москве. В них участвовали только мигранты. Особенно резонансным стало изнасилование и убийство мигрантами шестидесятисемилетней жительницы поселка Бужаниново под Сергиевым Посадом. Женщина возвращалась вечером из церкви. Ее тело было найдено в лесополосе рядом с железнодорожными путями 12 сентября, в воскресенье. Задержанные по подозрению в ее убийстве — восемьдесят восьмого и восемьдесят четвертого годов рождения. На следующий день жители Сергиево-Посадского района провели народный сход у общежития, в котором обитали мигранты, потребовав его закрыть. Задержанные не были жильцами этого общежития, а работали на строительстве частного дома в СНТ «Приозерный». Но в соцсетях поднималась такая волна возмущения многочисленным присутствием мигрантов в России в принципе, что власти удовлетворили требование жителей немедленно, и уже во вторник мигранты с вещами покинули общежитие.

Одновременно МВД передало в правительство законопроект «Об условиях въезда (выезда) и пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных и лиц без гражданства». В законопроекте появились определенные новшества. Например, исключение требования о сдаче экзамена на знание русского языка, основ законодательства и истории России для трудовых мигрантов. Такое требование, согласно законопроекту, продолжило бы действовать только для получения права на постоянное пребывание. Хотя правозащитники часто говорят, что именно отсутствие русского языка у трудового мигранта повышает для него риски попасть в рабские условия труда — не знающий языка не может прочесть договор на русском, не может подать заявление через мобильное приложение. И, кроме того, он вряд ли адаптируется к жизни в России.

Законопроект также вводит понятие «члены семьи» и «близкие родственники» гражданина РФ, позволяющее беспрепятственно получить статус долгосрочного пребывания неограниченному числу иностранных граждан, ведь семьи мигрантов, как правило, большие.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Угнетенные цифрой Угнетенные цифрой

Происходящие в мире изменения ведут к нарастанию социальной напряженности

Forbes
10 вложений, которые в итоге окупятся 10 вложений, которые в итоге окупятся

Истории, как купить что-то дорогое, но качественное, и не пожалеть

Maxim
Не шпионы, а друзья Не шпионы, а друзья

«Кембриджская пятёрка» – одна из лучших разведывательных групп мира

Дилетант
Скучаешь по Кэрри? 7 отличных женских сериалов, которые ты могла пропустить Скучаешь по Кэрри? 7 отличных женских сериалов, которые ты могла пропустить

Женские сериалы, с героинями которых ты сможешь себя ассоциировать

Cosmopolitan
«Делимобиль»: трудности коммунистического роста «Делимобиль»: трудности коммунистического роста

Выход «Делимобиля» на IPO призван решить проблему внушительного долга компании

Эксперт
Ученые обнаружили самую тусклую сверхновую типа Iax Ученые обнаружили самую тусклую сверхновую типа Iax

Чем уникальны сверхновые типа Iax?

N+1
Кризис перепроизводства контента: тексты, аудио, видео Кризис перепроизводства контента: тексты, аудио, видео

Почему контента так много и как к этому привыкнуть?

Эксперт
«Я в тупике»: как преодолеть кризис и не потерять себя «Я в тупике»: как преодолеть кризис и не потерять себя

Что поможет пережить трудные времена

Psychologies
Возмездие через годы Возмездие через годы

Самая успешная операция по ликвидации нацистов за всю историю «Моссада»

Дилетант
Кожа, шпон и роботы: где и как производят Aurus Кожа, шпон и роботы: где и как производят Aurus

Как производят самые передовые автомобили России

РБК
Сахаров: портрет на фоне эпохи Сахаров: портрет на фоне эпохи

Что заставило академика Сахарова вступить в противостояние с политбюро и КГБ?

Дилетант
Чем хороши новые Genesis G70 и GV70 Чем хороши новые Genesis G70 и GV70

Оцениваем возможности новых автомобилей корейской марки Genesis

Esquire
От «мира любой ценой» до мировой войны От «мира любой ценой» до мировой войны

Мюнхенский договор 1938 года оказался безуспешной попыткой предотвратить войну

Дилетант
У природы нет плохой погоды: 5 книг о климате У природы нет плохой погоды: 5 книг о климате

Книги, которые расскажут, что такое климатический кризис и чем он чреват

Популярная механика
Сиенские супруги Сиенские супруги

Джанноддза Сарачени и Мариотто Миньянелли жили и друг друга любили в Сиене

Наука и жизнь
Достигли вершин Достигли вершин

Новая жизнь бабушкиных вещей в квартире в деревушке Кран-Монтана

AD
В Египте раскопали потерянную усыпальницу царского казначея времен Рамсеса II В Египте раскопали потерянную усыпальницу царского казначея времен Рамсеса II

Погребальный комплекс вельможи в Египте был украшен полихромной росписью

N+1
Однорукий герой Однорукий герой

При атрибуции портретов иногда ключевым признаком является внешность персонажа

Дилетант
Сапиосексуальность Сапиосексуальность

5 качеств, на которые девушки западают, не глядя на внешность

Playboy
Смена работы: как подготовиться психологически Смена работы: как подготовиться психологически

Разбираемся, как безболезненно сменить род или место деятельности

Psychologies
Франция — Россия: бег с препятствиями Франция — Россия: бег с препятствиями

Несмотря на санкции, французский бизнес в России продолжает набирать обороты

Эксперт
Вокалиста Therr Maitz Виктория Жук: «Есть планы записать сольный сборник» Вокалиста Therr Maitz Виктория Жук: «Есть планы записать сольный сборник»

Виктория ЖУк — как создаются новые аранжировки для популярных треков

Cosmopolitan
Четыре способа понять, что вы мыслите слишком узко Четыре способа понять, что вы мыслите слишком узко

Системное мышление дает возможность посмотреть на ситуацию шире

Inc.
Все об антифризе: как выбрать, когда менять, от чего зависит цвет Все об антифризе: как выбрать, когда менять, от чего зависит цвет

Как правильно подобрать охлаждающую жидкость и чем опасен старый антифриз?

РБК
На Большом адронном коллайдере измерили силу взаимодействия протонов с φ-мезонами На Большом адронном коллайдере измерили силу взаимодействия протонов с φ-мезонами

Результаты исследования могут помочь понять свойства вакуума хромодинамики

N+1
Эскорт для избранных: как жили в СССР интердевочки Эскорт для избранных: как жили в СССР интердевочки

В 1970-х годах в СССР среди девушек, торгующих собой, появилась «элита»

Cosmopolitan
«Я впервые поцеловалась в 9 лет»: Ани Лорак раскрыла секреты личной жизни «Я впервые поцеловалась в 9 лет»: Ани Лорак раскрыла секреты личной жизни

Ани Лорак поделилась откровениями об отношениях с мужчинами

Cosmopolitan
Не треснет! Почему звёзды мокпан-видео часами едят на камеру и не толстеют? Не треснет! Почему звёзды мокпан-видео часами едят на камеру и не толстеют?

В чем феномен мугбанга и почему ведущие едят и не толстеют

Cosmopolitan
К сожаленью, день рожденья К сожаленью, день рожденья

Личные праздники в этом году были очень сильно декорированы

Tatler
5 самых странных вещей, которые отдыхающие встречали на пляже 5 самых странных вещей, которые отдыхающие встречали на пляже

Подборка 5 самых странных находок туристов на пляжах

Playboy
Открыть в приложении