Гендиректор Уралвагонзавода Александр Потапов: «Санкции нас серьезно взбодрили»

РБКБизнес

«Входить в Москву мы не собираемся»

Гендиректор Уралвагонзавода Александр Потапов в интервью РБК рассказал о дискуссиях вокруг стоимости «Арматы», возмутившем его кредите от банка «Югра», проектах в Сирии, санкциях и сокращении гособоронзаказа

Инна Сидоркова, Максим Солопов.

755526700493828.jpeg
Александр Потапов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Меня это настолько возмутило, что вынужден был обратиться в ЦБ»

— Министр промышленности и торговли Денис Мантуров регулярно говорит о возможной продаже части акций Уралвагонзавода (УВЗ) частным инвесторам. В последний раз он называл дату приватизации — после 2020 года. Насколько это реально и кто мог бы стать инвестором?

— Это присутствует в стратегии, которая у нас утверждена до 2025 года. Но в любом случае это решение главного акционера. Кто может быть инвестором — сложный вопрос. Потому что, во-первых, есть санкционные ограничения, и не каждый инвестор пойдет. Во-вторых, вопрос — когда? Можно продавать убыточное предприятие, а можно — прибыльное. Еще буквально в начале 2017 года финансовое положение Уралвагонзавода существенно отличалось от сегодняшнего.

— Когда вы только пришли на предприятие, вы упоминали, что один из банков установил для УВЗ ставку 24% по кредиту под госгарантию. Что это за банк? Чем все закончилось?

— Был такой банк «Югра», у которого отозвали лицензию. Более того, когда я увидел, что данный банк установил ставку 24% годовых по кредиту под госгарантию, меня это настолько возмутило, что вынужден был обратиться по этому вопросу в Центральный банк. Не поверите — ясно, что с моим письмом это никак не связано, — но буквально через два месяца ситуация резко изменилась. Мы в итоге перекредитовались, правда, уже госгарантия слетела, к сожалению. Нас поддержали «Ростех» и ВТБ.

— Какой был размер этого кредита?

— 4 млрд под 2% в месяц! Посчитайте.

Кредит в 4 млрд руб. сроком на пять лет банк «Югра» выдал Уралвагонзаводу в январе 2017 года. Средства предназначались на погашение задолженности по ранее выданным кредитам. По данным ЦБ, средняя ставка по кредитам нефинансовым организациям на срок свыше трех лет составляла в тот период 12,99%.

— Когда вы пришли на УВЗ, корпорация уже испытывала на себе последствия санкций. Можете оценить ущерб?

— Еще работая в Минпромторге, я видел те перемены, которые происходят на предприятиях. Для меня это не новая тема. Безусловно, нельзя говорить, что санкции прошли бесследно. Это ограничивает такие возможности предприятия, как публичное обсуждение совместных проектов с компаниями, которые не хотят упоминать об участии нашей организации в них.

Но в плане импортозамещения санкции нас серьезно взбодрили. У нас хорошо начала работать конструкторская мысль. Если раньше технологии были зарубежные, то сейчас наши институты действительно находят решения, базируясь на отечественных, в частности на станках российского производства.

Что касается ущерба или убытков: если они и есть, то абсолютно незначительные. Мы ничего не теряем, можем только недополучить некую норму рентабельности в силу того, что расчеты с нами иногда задерживаются, и мы вынуждены брать кредиты, чтобы рассчитываться с нашими поставщиками. Как правило, это не так долго — максимум, что мы сегодня имеем, это полгода. Мы находим поддержку властей, прежде всего с выплатой процентов по субсидированным кредитам.

— Санкции заставляют ваших партнеров отказываться от контрактов?

— Таких стран, которые отказались бы от возможного заключения контрактов, фактически нет. В ближайшем будущем подобных рисков мы не будем испытывать. У нас есть лицензия на поставку запчастей и послепродажное обслуживание военной техники. Это направление надо развивать — в советское и постсоветское время техники, произведенной Уралвагонзаводом, было поставлено такое количество, что здесь поле не пахано.

Но существует конкуренция со стороны государств, прежде всего бывших стран Варшавского договора, которые зашли и работают на наших традиционных рынках. Некоторые партнеры приглашают их для модернизации техники. При этом главный конструктор нашего, предположим, танка, в этом не задействован. Встает вопрос интеллектуальной собственности. Мы должны вести агрессивную, более качественную и профессиональную работу с заказчиками, разъяснять, что без участия УВЗ они получат другой продукт, за который мы не можем нести ответственность.

«450 млн за «Армату» — это вы, конечно, загнули»

— Военные эксперты неоднократно отмечали, что у танка «Армата» есть проблемы с двигателем и боекомплектом. Что с ними не так?

— Проблем с двигателем на сегодняшний день нет. Мы достигли всех параметров, определенных техзаданием.

Что касается боеприпасов, то заказчиком является Минобороны. Уралвагонзавод участвует в этом только в рамках проведения испытаний. Наша техника универсальная, поэтому сегодня она может потреблять и действующие боеприпасы, и перспективные.

— Почему разработкой боеприпасов занимаются специалисты «Росатома»? У них есть опыт такой работы?

— Этот вопрос я бы, опять же, адресовал Минобороны, потому что там приняли такое решение. В таких случаях всегда учитывается опыт, наличие квалифицированных кадров, соответствующей испытательной базы, определенная история. У «Росатома» нужные компетенции были, есть и приумножаются. Но, действительно, есть серьезные компетенции и у холдинга «Техмаш», который традиционно занимается разработкой и производством боеприпасов и, так же как и Уралвагонзавод, входит в «Ростех».

755526702229147.jpeg
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

— В Минобороны считают «Армату» дорогим танком. Многие рассказывают, что УВЗ предлагал танк по цене 450 млн руб., а ныне курирующий ОПК вице-премьер Юрий Борисов, будучи замминистра обороны, сбил цену до 350–320 млн. Сколько сейчас стоит этот танк?

— Давайте так, 450 млн руб. за «Армату» — это вы, конечно, загнули. В рамках гособоронзаказа существуют определенные нормативные документы, которые регламентируют утверждение цены, в том числе Федеральной антимонопольной службой. ФАС проверила ценовые параметры и подтвердила их достоверность.

Но сегодня говорить о стоимости изделия, которое не принято еще на вооружение, не совсем корректно. Потому что в ходе проведения испытаний [до начала серийного производства], в ходе уточнений могут возникнуть определенные пожелания со стороны Минобороны, которые в конечном итоге могут привести к изменению цены как в большую, так и в меньшую сторону. С увеличением объема выпуска, естественно, цена будет падать.

Для справки могу сказать, что в структуре цены спецтехники Уралвагонзавода собственные работы, как правило, занимают 20–25%, максимум 30%. Большая доля приходится на комплектующие. Наша задача, с учетом того что выделяются средства на подготовку производства, — максимально отработать со своей кооперацией, чтобы установить адекватные цены.

Теперь, дорого это или дешево? Есть сравнительный метод. Такого класса и качества танков сегодня в мире нет. Есть уровнем ниже, но и по сравнению с ними наш танк будет фактически дешевле. Мы не забываем, что в тех странах большие [оборонные] бюджеты, у нас — меньше, поэтому мы должны сделать такой танк, который устраивал бы Минобороны по своим характеристикам, цене и качеству.

— Когда «Армата» поступит на вооружение, планируется ли экспортный вариант?

— Это определяют прежде всего наши военные. Потому что Минобороны — держатель документации и имеет все права на эту продукцию. Для нас это было бы интересно, думаю, и для Минобороны тоже. Тогда можно было бы регулировать цены. Рентабельность поставок по линии военно-технического сотрудничества выше, нежели по гособоронзаказу. Появляется предмет обсуждения — мы вам даем право [на экспорт], вы реализуете, но при этом снижаете стоимость для российской армии.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Все о «Геликах»: обзор версий Mercedes G-Class с ценами Все о «Геликах»: обзор версий Mercedes G-Class с ценами

Все, что вы хотели знать о ценах на «Гелики»

РБК
Цветы, совы или горох? Самые женственные принты весны и как их носить Цветы, совы или горох? Самые женственные принты весны и как их носить

Арина Яганова предлагает готовые решения для весеннего гардероба

Cosmopolitan
Ближе к народу: зачем бизнесу глубинное интервью с клиентом и почему не хватит опроса Ближе к народу: зачем бизнесу глубинное интервью с клиентом и почему не хватит опроса

Почему бизнесу следует говорить с клиентами подолгу

Forbes
5 услуг, которые мы не решаемся отключить и покорно платим 5 услуг, которые мы не решаемся отключить и покорно платим

Есть ли коммунальные услуги, за которые можно безболезненно не платить?

CHIP
13 вопросов об открытии Америки 13 вопросов об открытии Америки

Рассказываем все об открытии Америки

Arzamas
Свои и чужие: как сделать послов бренда из сотрудников компании Свои и чужие: как сделать послов бренда из сотрудников компании

Как мотивировать людей выполнять корпоративную миссию

Forbes
Кто и как становится стилистами? Кто и как становится стилистами?

Мужчины, одевающие других мужчин: стилисты, шоперы, дрессеры

GQ
Шесть ненормальных правил нормальных отношений Шесть ненормальных правил нормальных отношений

Самые счастливые пары остаются вместе, поступая вопреки общепринятым нормам

Psychologies
5 типичных ошибок при выборе светодиодных ламп 5 типичных ошибок при выборе светодиодных ламп

О преимуществах LED-освещения все уже знают, но как их правильно выбрать?

CHIP
Противительный «Союз» Противительный «Союз»

Чем закончится противостояние сербской оппозиции и президента Александра Вучича

РБК
Вызов гравитации Вызов гравитации

Как научиться удерживаться в стойке на руках без труда

Yoga Journal
10 важнейших российских правозащитниц, посвятивших жизнь борьбе за правду 10 важнейших российских правозащитниц, посвятивших жизнь борьбе за правду

Женщины, которые всю жизнь боролись за справедливость

Playboy
«Думала, в 55 все интересное в жизни кончилось» «Думала, в 55 все интересное в жизни кончилось»

На практике отважиться на перемены в зрелом возрасте получается не у всех

Psychologies
Две зацепки в деле Абызова и воздушный поцелуй: как Басманный суд отправил бывшего министра под арест Две зацепки в деле Абызова и воздушный поцелуй: как Басманный суд отправил бывшего министра под арест

Михаил Абызов ближайшие два месяца проведет под арестом

Forbes
Заложник ковенант. Почему второй в России добытчик алмазов завис на балансе «Открытие холдинга» Заложник ковенант. Почему второй в России добытчик алмазов завис на балансе «Открытие холдинга»

Почему компании «АГД Даймондс» сложно обрести нового владельца

Forbes
Погибшие на гражданке: линкоры типа «Советский союз» Погибшие на гражданке: линкоры типа «Советский союз»

Восемьдесят лет назад в СССР развернулось строительство сверхлинкоров

Популярная механика
«Давай поговорим»: как понять своего ребенка «Давай поговорим»: как понять своего ребенка

Дети, особенно подростки, часто скрывают переживания

Psychologies
«Люди становятся режиссерами или писателями от одиночества» «Люди становятся режиссерами или писателями от одиночества»

Резо Гигинеишвили и Надежда Оболенцева удивительно тонко чувствуют друг друга

OK!
Великолепная пятерка Великолепная пятерка

Голландия – это не страна, а лишь две провинции в Королевстве Нидерланды

Лиза
Восточный стиль – это просто: 5 шагов к постижению модного дзена Восточный стиль – это просто: 5 шагов к постижению модного дзена

Пошаговая инструкция по освоению восточного стиля

Cosmopolitan
Миллиарды на студенческие старты. Сколько бюджет и бизнес потратили на Универсиаду Миллиарды на студенческие старты. Сколько бюджет и бизнес потратили на Универсиаду

Forbes разбирается с материальным наследием большого турнира

Forbes
«В чужой шкуре»: почему нам сложно понять другого? «В чужой шкуре»: почему нам сложно понять другого?

Почему нам сложно понять другого человека и поставить себя на его место

Psychologies
Весеннее равноденствие 2019: когда кончится зима? Весеннее равноденствие 2019: когда кончится зима?

До начала весны остались считаные часы (с астрономической точки зрения)

National Geographic
Спасибо, не надо: что не стоит дарить девушке на 8 марта Спасибо, не надо: что не стоит дарить девушке на 8 марта

Как бы вы ни старались, иногда можно "не угадать" и расстроить, а не обрадовать

CHIP
6 выставок, на которые стоит сходить в марте 6 выставок, на которые стоит сходить в марте

Модный Пепперштейн в «Гараже, каноничный Репин в Третьяковке

GQ
10 оригинальных подарков к 8 марта: женщины будут в восторге 10 оригинальных подарков к 8 марта: женщины будут в восторге

Десяток идей для оригинального презента к Международному женскому дню

Популярная механика
Удобно устроились Удобно устроились

«Вокруг света» тестирует Вену — самый комфортный город в мире

Вокруг света
Как беспорядок влияет на наше поведение и аппетит? Как беспорядок влияет на наше поведение и аппетит?

Что же с нами происходит, когда мы живем в хаосе

Psychologies
Как из автомата сделать конфетку Как из автомата сделать конфетку

Можно ли улучшить автомат Калашникова?

Популярная механика
Жизнь после Гарри Поттера, или О чем пишет Джоан Роулинг под псевдонимом Роберт Гэлбрейт Жизнь после Гарри Поттера, или О чем пишет Джоан Роулинг под псевдонимом Роберт Гэлбрейт

Разбираем, что из себя представляет новое творчество Роулинг

Esquire
Открыть в приложении