Юрий Шлыков — о том, как разговор с Кирой Муратовой перевернул его жизнь

Коллекция. Караван историйЗнаменитости

Юрий Шлыков: «Когда подал Любимову заявление об уходе, ор стоял, наверное, неделю...»

Разговор с Кирой Муратовой перевернул мою жизнь. Я ушел из Театра на Таганке. Понял, что если при виде меня не загорается глаз у Юрия Петровича Любимова, бессмысленно чего-то ждать, на что-то надеяться, и решил, что моя карьера театрального артиста закончена.

Елена Ланкина

Фото: Дамир Юсупов

едавно прочитала в интервью одной вашей коллеги: «Актер не может объяснить, почему он актер. Зачем натягивает на себя чужую маску, что с годами особенно трудно. Это как заболевание». Что вы об этом думаете, Юрий Вениаминович?

— Ну, сколько умов, столько и мнений. Раньше абитуриентов, поступающих в театральное училище, педагоги иногда спрашивали, зачем они туда пришли, и многие признавались, что им просто интересно попробовать. Кто-то поступал за компанию, кто-то участвовал в самодеятельности. Четкого представления об актерской профессии и понимания своего призвания не было почти ни у кого.

Я никогда не думал, что поступлю в Театральное училище имени Щукина. Более того — не знал о его существовании и о том, какое отношение оно имеет к Театру Вахтангова. Хотя благодаря чудесным школьным учителям, два раза в месяц водившим нас на разные спектакли, можно сказать, был «завзятым театралом». Мы посещали и ТЮЗ, и Центральный детский, и Малый, и Ермоловский. Но в Театре Вахтангова не были никогда, потому что в 60-е годы, время его расцвета и безумной популярности, попасть туда было невозможно.

Мама моя одно время преподавала в школе литературу, и дома была хорошая библиотека. Я много читал, знал уйму стихов и считался лучшим чтецом не только в классе, но и в школе. Постоянно участвовал в каких-то конкурсах и мероприятиях. Не могу сказать, что был типичным гуманитарием, но после школы решил поступать на истфак МГУ.

Однажды, вскоре после окончания выпускных экзаменов, поехал прогуляться в центр, и ноги сами привели в проезд Художественного театра. Около Школы-студии МХАТ я увидел группу молодых людей, которые что-то горячо обсуждали. Заинтересовался, спросил, что происходит, и услышал: «Слушай, иди на второй этаж!» Поднялся наверх. Девушка, сидевшая за столиком, очень строго спросила: «Паспорт при себе? Давайте». Куда-то записала мои данные: «Ждите». Я присел рядом с другими ребятами у дверей в какую-то аудиторию. Время от времени из нее выходили люди — в основном в расстроенных чувствах, со слезами. Спросил у соседа, что нужно делать. Он посмотрел так, словно я оскорбил его до глубины души: «Прочитать стихи, басню и прозу, и тебе скажут, способный ты или нет». Стихов, басен и прозы я знал немало. Почти каждый месяц где-то выступал.

В аудиторию запускали десятками. Прослушивала нас какая-то женщина. Как я потом узнал — знаменитый педагог Школы-студии МХАТ Евгения Николаевна Морес. Из нашей десятки она оставила меня и еще одного мальчика из Свердловска и сказала: «Допускаю вас на второй тур, следите за расписанием». Я ничего не понял. Свердловчанин объяснил, что на втором туре нужно будет опять читать стихи, басню и прозу. И предложил подстраховаться — пойти в «Щуку».

— Обычно абитуриенты поступают сразу во все театральные вузы.

— Да, но я не понимал, можно так или нельзя, и не знал, что такое «Щука». Через пару дней мы встретились, и этот парень отвел меня в Театральное училище имени Щукина. Прослушивал нас какой-то человек в очках, бесконечно смоливший сигарету и как две капли воды похожий на гайдаевского Шурика, но пожившего. Это был Альберт Григорьевич Буров, тоже знаменитый педагог. Ему тогда было всего тридцать шесть, но мне он казался каким-то глубоким ветераном. Абитуриентов Буров слушал стремительно:

— «Мороз и солнце, день чудесный...»

— Спасибо, достаточно.

— «Вороне где-то Бог послал кусочек...»

— Спасибо.

Меня Буров выслушал от начала до конца, оставил одного и, смоля сигарету, тихо спросил, как разведчик разведчика: «Документы при себе?» Я протянул аттестат. В тот день собирался отнести его в приемную комиссию истфака. Буров подозвал какую-то женщину и кивнул на меня: «Третий тур». После чего мой аттестат перешел в ее руки. А у меня не осталось другого выхода, как поступить в театральный вуз.

Накануне третьего тура приснился страшный сон. Как будто по проспекту Мира (я жил у ВДНХ) ездит милицейская машина с мигалкой и рупором на крыше, который объявляет: «Тот, кто хочет поступить в Театральное училищеимени Бориса Васильевича Щукина, должен первым доползти на карачках от ВДНХ до Ленинских гор. Сбор у монумента «Покорителям космоса». При себе иметь спортивную форму». Я бегу домой, надеваю майку и трусы и мчусь к ракете. Народу видимо-невидимо. Кое-как пробиваюсь в последний ряд, получаю номер 17536, и в это время взлетает рука стартера. Выстрел, и я начинаю корячиться по проспекту Мира. Прохожу «Гознак», метро «Щербаковская», Крестовский мост. Корячиться очень тяжело, но я постепенно продвигаюсь к голове колонны. И вот уже справа Рижский вокзал, потом метро «Проспект Мира», Садовое кольцо. Наконец я вползаю на Крымский мост, откуда рукой подать до Ленинских гор. Собираю последние силы, делаю рывок — и просыпаюсь в холодном поту! Не понимая, докорячился я до финиша или нет.

«Буров подозвал какую-то женщину и кивнул на меня: «Третий тур». После чего мой аттестат перешел в ее руки. А у меня не осталось другого выхода, как поступить в театральный вуз». Дипломный спектакль Щукинского училища по пьесе «Старший сын». Сергей Проханов, Юрий Шлыков, Наталия Санько, Владимир Обрезков, Игорь Янковский, 1973 год. Фото: из архива Ю. Шлыкова

— Чем все закончилось, так и не узнали?

— Нет! Сон не продолжился. Поэтому я решаю пойти последним, когда вызовут нашу десятку: «Послушаю, как все читают, и как дам дрозда!» Прихожу в училище. Поднимаюсь в гимнастический зал, где проходит конкурс. Посередине за бесконечно длинным, как мне кажется, столом сидит просто огромная приемная комиссия. В центре — Кутузов из фильма «Война и мир». Я не знаю, что это ректор Щукинского училища Борис Евгеньевич Захава. «Кутузов» внимательно осматривает каждого из нас, останавливает взгляд на мне и говорит: «Ну, вот с вас-то, молодой человек, мы и начнем!» Как я читал, не помню, но меня допускают к экзаменам по общеобразовательным предметам.

— То есть вы фактически поступили?

— Нет, мог слететь и на общеобразовательных предметах. Тогда были серьезные экзамены, а после них коллоквиум, на котором проверяли общий кругозор абитуриента. Вопросы задавали самые неожиданные. Меня спросили:

— Как вы думаете, почему у Чехова так много маленьких рассказов и нет ни одного романа?

Мозг сразу замкнуло. Вдруг я вспомнил книжку «Индийские легенды», которую читал когда-то, и от волнения заговорил не своим голосом:

— Маленькую птичку колибри спросили:

— Почему у тебя такие короткие песни?

Она ответила:

— Потому что я хочу спеть их все.

Кто-то сказал:

— Все, спасибо.

Я поступил. Сейчас понимаю, какое это было счастье, ведь я попал на курс профессора Веры Константиновны Львовой, начинавшей преподавать еще при Вахтангове и систематизировавшей все его лекции. Всю методику Щукинского вуза мы фактически получили из ее рук. Она преподавала и Михаилу Ульянову, и Юлии Борисовой, и многим другим выдающимся актерам.

Львова относилась к нам, как к своим детям. Приглашала домой, где первым делом обязательно кормила. Потом мы что-то обсуждали, искали материал для отрывков, отмечали праздники и дни рождения. Периодически занимали деньги у Веры Константиновны, которые не всегда могли отдать, а она это понимала, и никогда не напоминала о долгах. Но педагогом была очень строгим. «Ну, ничего» было ее высшей оценкой. Мы никогда не слышали «хорошо» или «отлично».

— Кто с вами учился?

— Курс у нас был очень талантливый. Наиболее известны Сережа Проханов, «усатый нянь». Саша Трофимов, игравший кардинала Ришелье в «Трех мушкетерах», Игорь Янковский из знаменитой актерской династии, Наталия Санько, ставшая моей женой. Я вам скажу, если на курсе вырастают пять постоянно работающих актеров, это блестящий результат. С нашего их вышло намного больше.

«Когда решили пожениться, я сразу сказал: «Наташа, будем жить на то, что я смогу заработать, и только. Согласна?» Считал, что в семье за все отвечает мужчина. Был так воспитан. Наташа сказала да». Свадьба Юрия Шлыкова и Наталии Санько, 5 ноября 1973 года. Фото: из архива Ю. Шлыкова

— Ваш роман с Наталией начался в училище?

— На втором курсе. В театральном институте есть такой раздел, как самостоятельная работа, когда студенты готовят отрывки, а преподаватели смотрят, как они понимают и осваивают школу. В таких работах люди часто сближаются, потому что подолгу общаются, репетируют, зачастую до утра. Такое случилось и с нами.

Мы готовили отрывок из рассказа Генриха Белля «Долина Грохочущих копыт». Он о любви и грехе, достаточно смелый для того времени, но очень красивый и поэтичный. До этого мы не чувствовали особой симпатии, но в ходе работы и бесконечных разговоров об отношениях мужчины и женщины взглянули друг на друга по-новому. Отрывок наш имел успех, его еще долго помнили в училище.

На четвертом курсе мы с Наташей решили пожениться, потому что уже не могли расстаться. Никогда не забуду, как провожал ее вечерами до дома на Новослободской улице. Мы так долго общались у подъезда, что к себе мне приходилось идти пешком. Транспорт уже не ходил. Иногда я добирался до дома под утро и чувствовал себя абсолютно счастливым. Мама моя это видела и не задавала никаких вопросов.

Перед свадьбой Наташа решила познакомить меня со своими родителями. Я о них ничего не знал и никогда не интересовался, кто они, чем занимаются. Да это никого из нас не волновало. И вот прихожу, звоню. Дверь открывается, и я вижу генерала в форменной рубашке с погонами, на которых три большие звезды. На груди у него орденские планки и звезда Героя Советского Союза. В тот день я узнал, что Наташин отец — генерал-полковник артиллерии.

— Как вас встретили будущие тесть и теща?

— Хорошо. И Наташин отец Иван Федосеевич, и мама Елена Дмитриевна, кстати, в прошлом актриса Театра Советской армии. Прошли в гостиную, сели за стол. Мы с генералом с одной стороны, Елена Дмитриевна и Наташа — с другой. За их спинами висело огромное зеркало. Сначала вели светские разговоры, и я думал, что времени до репетиции у нас не очень много, часок посидим с Наташей и пойдем. Тут Елена Дмитриевна предложила попробовать ее настойку из черноплодки. Я не знал, что это зелье действует как димедрол. Выпили бокал, второй... Опьянения я не чувствовал, но проснулся на плече у генерала, продолжавшего как ни в чем не бывало вести беседу. Оторвав голову от его плеча и посмотрев в зеркало напротив, я обнаружил на щеке отпечаток трех генеральских звезд. Стало так неловко! Наташины родители сделали вид, что ничего не произошло.

Когда решили пожениться, я сразу сказал: «Наташа, будем жить на то, что я смогу заработать, и только. Согласна?» Я считал, что в семье за все отвечает мужчина. Был так воспитан. Наташа сказала да.

По нынешним меркам свадьба у нас была очень скромная, но счастливая. Расписались мы в Свердловском ЗАГСе рядом с кинотеатром «Форум» и сразу помчались в училище. В тот день играли спектакль «В дороге» по пьесе Розова, и по его окончании объявили ребятам, что поженились. Праздновали в маленькой гримерке. Мы принесли вино, закуски. Собрался весь курс. Дарили нам то, что оказалось под рукой — значки, ручки, брелки. Но это не имело значения, потому что все искренне радовались за нас и мы были счастливы. Сейчас свадьба — какая-то ярмарка тщеславия, а по-моему, важен не антураж, а внутренний настрой, остающийся в памяти навсегда.

Поселились мы в хрущевке на краю Москвы, в маленькой комнате, которую снимали у одной старушки. Там стояли колченогий диван и пара стульев, зато у нас был проигрыватель, на который мы каждый день ставили пластинку с песней Давида Тухманова «Как прекрасен этот мир». Он был действительно прекрасен, несмотря на то что в комнате было ужасно холодно, старушка периодически не пускала нас в ванную, и продукты из-за отсутствия холодильника приходилось вывешивать в сетке за окно, где их склевывали птицы.

Правда, мы все время просыпали и опаздывали в училище. Когда влетали в аудиторию, все переглядывались: «Ну, понятно, молодожены». С тех пор прошло почти полвека. Пятого ноября будем праздновать нашу золотую свадьбу. Время пролетело так быстро...

Конечно, случались и конфликты, и кризисы. Но в какой-то момент я понял — человеку не просто так дается счастье. Вот вы влюблены, вас притягивает друг к другу, и вы считаете, что это навсегда и ни о чем не задумываетесь. А потом вдруг однажды оказывается, что все ушло, все надоело и некогда любимый человек раздражает. Чтобы этого не произошло, нужно поддерживать огонь своей любви, что-то придумывать, чтобы у вас были общие интересы. Время, общение, эмоции, события — вас должно связывать очень многое, иначе чувства уходят, иссякают. Жизнь — это тоже творчество. И наши дочери это понимают. Старшая Анна в браке уже двадцать четыре года, младшая Ксения — пятнадцать...

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Борис Невзоров. Позднее счастье и незабытая трагедия Борис Невзоров. Позднее счастье и незабытая трагедия

У него действительно была очень сложная личная жизнь

Коллекция. Караван историй
«Свекровь стыдит меня за бесплодие»: как прекратить нападки «Свекровь стыдит меня за бесплодие»: как прекратить нападки

Что делать, если свекровь стыдит невестку за бесплодие или нежелание иметь детей

Psychologies
Наталия Аринбасарова: «Не знаю, кого больше любила — Кончаловского или его маму» Наталия Аринбасарова: «Не знаю, кого больше любила — Кончаловского или его маму»

«Дома родители нас наставляли, что надо быть честным, трудолюбивым и скромным»

Караван историй
Узнай лжеца по выражению лица Узнай лжеца по выражению лица

Физиогномика: метод определения личности человека или лженаука?

Зеркало Мира
Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно» Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно»

Мама взяла за руку: «Ванюша, как же так? Ты поедешь в Гавану один?»

Коллекция. Караван историй
Социальная инженерия: как мошенники «разводили» наших прадедов Социальная инженерия: как мошенники «разводили» наших прадедов

Сталкивались ли вы когда-нибудь с социальной инженерией? Впервые слышите?

CHIP
Софья Синицына: «Моя Фрида в «Мастере и Маргарите» — это посвящение папе...» Софья Синицына: «Моя Фрида в «Мастере и Маргарите» — это посвящение папе...»

А папа посоветовал: «Иди в артистки! Они всегда интересно и красиво живут»

Коллекция. Караван историй
От мала до велика От мала до велика

Исполины и карлики среди одноклеточных и растений

Наука и жизнь
«Я рада, что ты вошла в мою жизнь легко и радостно. Так и будь в ней!» — сказала мне Ирина Мирошниченко «Я рада, что ты вошла в мою жизнь легко и радостно. Так и будь в ней!» — сказала мне Ирина Мирошниченко

Анжелика Пахомова рассказала о дружбе с Ириной Мирошниченко

Коллекция. Караван историй
Выплыть из омута: фильмы про абьюз, одержимость и выход из нездоровых отношений Выплыть из омута: фильмы про абьюз, одержимость и выход из нездоровых отношений

11 фильмов про абьюз, которые стоит посмотреть

Forbes
«Аббатство Даунтон»: Миллионные вложения, армия поклонников и похвала Елизаветы II «Аббатство Даунтон»: Миллионные вложения, армия поклонников и похвала Елизаветы II

Почему именно «Даунтон» завоевал сердца зрителей? Здесь нет ничего случайного

Караван историй
5 вежливых слов, которые cнижают вашу значимость 5 вежливых слов, которые cнижают вашу значимость

Как «волшебные слова» становятся нашими врагами

Psychologies
Я и сам своего рода ученый: как постмодерн убил экспертность Я и сам своего рода ученый: как постмодерн убил экспертность

Почему сейчас экспертом может считать себя кто угодно?

Правила жизни
Лунная гонка. История поражений и побед Лунная гонка. История поражений и побед

Самое время вспомнить основные вехи нелегкого пути изучения нашего спутника

Наука и Техника
Что получится, если автобус превратить в скоростной поезд Что получится, если автобус превратить в скоростной поезд

Каким получился поезд от General Motors?

ТехИнсайдер
Все свое Все свое

Что такое tweakments-процедуры и могут ли они заменить все филлеры и нити?

Собака.ru
15 самых популярных телесериалов СССР 15 самых популярных телесериалов СССР

Сериалы из СССР: дешево, но порой весьма сердито!

Maxim
Жители юга Сулавеси изготовили орудия из зубов тигровой акулы семь-пять тысяч лет назад Жители юга Сулавеси изготовили орудия из зубов тигровой акулы семь-пять тысяч лет назад

Археологи исследовали два просверленных зуба тигровой акулы со следами износа

N+1
Ученые перечислили три объективных и научных способа измерить уровень физической формы Ученые перечислили три объективных и научных способа измерить уровень физической формы

Как корректно оценивать свою физическую форму?

Inc.
Держись подальше: самые опасные углеводы, которые есть в твоем меню — они маскируются под безобидные Держись подальше: самые опасные углеводы, которые есть в твоем меню — они маскируются под безобидные

Углеводы — часть здорового рациона, но некоторые из них следует ограничить

VOICE
Не только художник Не только художник

5 профессий для тех, кто любит рисовать

Лиза
Как продлить срок службы смартфона: 8 полезных советов Как продлить срок службы смартфона: 8 полезных советов

Важные правила, которые позволят смартфону служить долго и без проблем

CHIP
Маньяки в жизни и в кино: почему нас завораживают образы серийных убийц Маньяки в жизни и в кино: почему нас завораживают образы серийных убийц

Когда и почему медиа стали одержимы маньяками

Правила жизни
Доверять или избегать: что такое типы привязанности и как они влияют на отношения Доверять или избегать: что такое типы привязанности и как они влияют на отношения

Какими бывают формы близости и что делать, если есть необходимость их поменять

Forbes
Кинососедские отношения Кинососедские отношения

Как южнокорейское кино очеловечило своих северокорейских героев

Weekend
«Еще вчера строил планы, а сегодня — в коляске»: как справиться с внезапной инвалидностью «Еще вчера строил планы, а сегодня — в коляске»: как справиться с внезапной инвалидностью

Как столкнуться с серьезной травмой и не упасть в апатию?

Psychologies
Егор Перегудов: «Театр — это место, где рассказываются истории» Егор Перегудов: «Театр — это место, где рассказываются истории»

Худрук Театра Маяковского — о любви к прозе Маркеса и Орхана Памука

Эксперт
Китай открыл ворота для русской свинины Китай открыл ворота для русской свинины

Открытие китайского рынка позволит России за три года удвоить экспорт свинины

Эксперт
«Реальный бизнес»: женский футбол растет в цене и уже зарабатывает не меньше мужского «Реальный бизнес»: женский футбол растет в цене и уже зарабатывает не меньше мужского

Почему женский футбол становится все популярнее и прибыльнее

Forbes
Самые горячие девушки Октоберфеста-2023 Самые горячие девушки Октоберфеста-2023

MAXIM показывает красавиц в обнимку с литрами пива

Maxim
Открыть в приложении