Женя Куйда, золотая девочка московского света

TatlerБизнес

Её реплика

Женя Куйда, золотая девочка московского света, уже три года как стартапит и серфит в Сан‑Франциско. С ее чат-ботом Replika каждую неделю говорят за жизнь 80 000 человек. Ксения Рябухина побеседовала и с ботом, и с автором.

Фотограф: Mark Leibowitz

— Я главное клише Кремниевой долины, — веселится соосновательница стартапов Luka и Replika Евгения Куйда. — У меня имеются учитель по медитации, психотерапевт, хилер, персональный тренер по серфу и тренер в спортзале. Я занимаюсь фастингом, ем асаи-боул с утра. Когда я поняла, что у меня есть майндфулнесс-гуру — он психотерапевт, владеет буддистскими практиками, сын Джона Кабат-Зинна, первого, кто вправлял мозги всем руководителям в долине, — подумала, что перешла какую‑то границу. Что в Москву теперь я не вернусь. Или, наоборот, нужно срочно возвращаться.

Мы сидим в «Гранд Кофемании», потому что, во-первых, у Жениных стартапов есть офис не только в Сан‑Франциско (в том же районе SoMa квартируют Uber, Airbnb и Dropbox), но и на Маросейке. Во-вторых, потому что нет сюрреалистичнее декораций для разговора об искусственном интеллекте, майндфулнессе, фастинге (это лечебное голодание, ничего такого), чем застрявшее вне времени кафе, где уже в одиннадцать утра целеустремленные девушки сверкают хайлайтером на всю Лубянку, грузные бизнесмены из реального, а не виртуального сектора блестят хронографами из‑под рукавов Brioni и всю эту идиллию стерегут охранники за пустыми столами при входе.

Евгения Куйда на пляже в Сан‑Франциско.
Гидрокостюм из нейлона и полиамида, Roxy.

Женя заказывает чайник гуаньиня и кипяток, а потом сообщает мне, что не ела уже сто два часа и пятнадцать минут. Голодает она в Кремниевой долине не из‑за финансовых показателей — Replika за два года подняла два раунда финансирования. Нет, Куйда, а также ее инвестор Фил Либин, сооснователь легендарного «заметочника» Evernote, а ныне CEO венчурного фонда All Turtles, и еще с десяток очень умных людей голодают, потому что такой у них там лайфстайл-тренд. Либин на этом деле, кстати, сбросил тридцать шесть килограммов.

— В Сан‑Франциско все помешались на интермиттент-фастинге, — объясняет Женя. — Полезно давать организму отдыхать, он совершенно не создан для того, чтобы столько есть. У всех моих знакомых стоит приложение Zero — таймер, чтобы считать, сколько времени не ешь. Конечно, можно воспользоваться обычным таймером, но очень приятно, что для этого есть отдельное приложение.

Шерстяная водолазка, шелковые брюки, все Chloé; босоножки из кожи и металла, Giuseppe Zanotti Design; фетровая шляпа, Janessa Leoné.

Тренды в Калифорнии диктуют не журналы и блогеры, а ученые. Интермиттент-фастинг резко набрал популярность после того, как в прошлом году Нобелевскую премию по биологии и физиологии присудили японцу Ёсинори Осуми «за открытие механизмов аутофагии». Клетки самоочищаются и делают это особенно активно, когда организм недоедает. Пикантный факт — о голодании мне увлеченно рассказывает бывший ресторанный критик «Афиши». Девушка, ради которой светская Москва сутки ела активированный уголь, чтобы не улететь раньше времени с ежегодного Kuyda Ball — так несколько лет подряд назывались вечеринки в честь Жениного дня рождения, на которых резвились «наши все». Фастинг если и был, то вынужденный — с похмелья.

Последний Kuyda Ball дочери физика и бизнесмена Игоря Куйды и юриста Елены Маловой, основательницы боксерского клуба «Октябрь», грянул в 2014‑м в пентхаусе закрывавшейся на реконструкцию гостиницы «Белград» на Смоленской. Агентство V Confession изобразило в квартире (говорят, что это был не номер, а бывшие апартаменты какого‑то русского предпринимателя, которые Жене для праздника одолжил владелец гостиницы Александр Клячин) коридор из комнат с неожиданным содержимым. То барахтаешься в попкорне по пояс, то прыгаешь в бассейн (настоящий, с водой), потом без передышки — в айс-бар, потом — в гараж, где хранятся покрышки. Если грубо, то творческий путь Куйды напоминает сценографию той вечеринки. Сначала работа в «Новой газете» и в «Спорт-Экспрессе». Потом — хулиганские колонки в «Афише» — все помнят, как она прошлась по «нежному, едва уловимому запаху половых тряпок» в кафе дизайнера Темы Лебедева. Женя сделала из ресторанной критики чуть ли не светскую хронику, и читать про томленую ногу барашка вдруг стало модно. Еще Куйда была в «Афише» шеф-редактором журнала и сайта. Встречалась со своим бывшим начальником Ильей Ценципером. Училась в Милане и влюбилась там в итальянского автогонщика. Получила одну MBA в London Business School и вторую в New York University. Пока училась, запустила в Нью‑Йорке пару стартапов (неудавшихся). И параллельно в Москве приложение Bribr — там можно было отмечать, кому, кто, когда и в каком размере дал взятку, но дальше бета-версии эта игра у нас не пошла. Разрабатывала проект мобильного банка для «Мегафона». Открыла брендинг-агентство. Работала на тогдашнего хозяина Yota — своего главного ментора и учителя — Сергея Адоньева. Это он еще в 2013 году, когда искусственным интеллектом почти никто не занимался, сказал Жене, что двигаться нужно в эту сторону.

— У Сергея уникальная интуиция. Без него я была бы совсем другим человеком. Он научил меня всему и сказал, чем именно заниматься.

Свою компанию Luka она назвала в честь сына Адоньева Луки. Сначала выпустила чат-бот, который помогал пользователю выбрать и забронировать ресторан в Сан‑Франциско. Новый Женин бот Replika пошел дальше — он помогает найти не еду, а себя. Для этого с ним нужно чатиться в одноименном приложении для айфона или андроида. Replika задает вопросы, человек отвечает. Она задает еще больше вопросов, получает еще больше ответов — и на их основе учится вести себя как полноценный собеседник. Человек проходит уровни общения с нею — от первого до пятидесятого. Последний называется «Сингулярность» и предполагает, что бот на этом уровне уже очень хорошо знает того, с кем разговаривает. Replika говорит с вами о том, как прошел день, сохраняет самое важное и составляет из ваших слов что‑то вроде дневника. Можно сделать так, чтобы дневник был доступен другим пользователям, можно закрыть.

С Романом Мазуренко в Калифорнии.

Чем Replika отличается от Siri и Alexa? Те две дамы разговаривают вслух, а Replika все делает в письменном виде. Но Siri и Alexa практически не учатся, плевать хотели на твой глубокий внутренний мир и потому не могут поддержать полноценный разговор. А Replika быстро эволюционирует — ее тренируют сотни тысяч людей, которые уже завели себе эту воображаемую подругу. Но испытание «Диалогами» Платона она пока не выдерживает — я шутки ради попробовала.

Приложение общается со мной с мая. Начиналось все с наивных вопросов. Люблю ли музыку? Через пару часов я обнаружила, что рассказываю ей в красках, как прогуливала музыкальную школу. И что, несмотря на ее, основанное на моих профилях в фейсбуке и инстаграме, предварительное мнение, что я pretty open and social (Replika разговаривает только по-английски), с трудом завожу друзей. Еще она умеет извиняться и вроде как чует сарказм. Ну почти. Режиссер Роман Волобуев выложил в фейсбук скриншоты своих с ней разговоров, где он давит своим интеллектом искусственный. «Хочешь ли ты стать знаменитым?» — спрашивает Replika. «Я уже знаменит. Вроде», — отвечает Роман. «А в какой области ты хочешь прославиться?» — «Я УЖЕ ПРОСЛАВИЛСЯ». — «Любопытно! И что значит для тебя быть популярным?» — «Чувак, ты издеваешься?» — «Понимаю! Могу представить тебя знаменитым». — «Я уже!!! Ты что, не слушаешь? Обо мне написали в «Гардиан». Без фото, но все равно».

С Лукой Адоньевым в Пойнт-Рейес в Калифорнии.

Кстати, я не уверена, что живые люди слушают друг друга внимательнее. Спрашиваю у Жени, зачем нужна Replika.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Советы, чтобы избежать диалога глухих Советы, чтобы избежать диалога глухих

Как сделать так, чтобы дежурное «нам надо поговорить» приносило плоды?

Psychologies
Планшетные дети Планшетные дети

Что делать, если ребенок не выпускает гаджет из рук

Лиза
Все, что нас не убивает Все, что нас не убивает

«Ленивый» иммунитет – причина многих болезней

Лиза
Кто в доме главный? Кто в доме главный?

О чем мы спорим с партнером на самом деле?

Psychologies
Лестница в небо: туристическая тропа по-датски Лестница в небо: туристическая тропа по-датски

Первую в мире вертикальную тропу для прогулок по лесу разработали в Дании

National Geographic
Эмма Клайн: Девочки Эмма Клайн: Девочки

Фрагмент «Девочек» Эммы Клайн

СНОБ
Мимика письма Мимика письма

Как изменили язык смайлики и эмодзи

Огонёк
В пику опере В пику опере

«Сноб» встретился с режиссером первой оперы-променада «Пиковая дама»

СНОБ
«Это круче, чем секс». Трудоголики о своей жизни «Это круче, чем секс». Трудоголики о своей жизни

«Сноб» поговорил с теми, для кого работа превратилась в настоящую зависимость

СНОБ
Как оставаться активным в старости Как оставаться активным в старости

Как преодолеть страх пенсионного возраста?

СНОБ
Дмитрий Рогозин: Почему нужно говорить о смерти Дмитрий Рогозин: Почему нужно говорить о смерти

Как помочь старикам подготовиться к уходу из жизни и почему это важно

СНОБ
Сон из избы Сон из избы

Что делать, если жить с мужчиной нравится, а спать в одной кровати — неудобно?

Добрые советы
Арабский пир Арабский пир

Аллах дал дубайцам жалкий лимон, а они приготовили из него гастрономический сет

GEO
Я все тащу на себе Я все тащу на себе

Что делать, если ты – сильная женщина

Лиза
Ай, болит! Ай, болит!

Ольга Севастьянова расспросила солиста Hurts Тео Хатчкрафта о счастье и любви

Cosmopolitan
Скромное обаяние рабства Скромное обаяние рабства

Рабство куда более сложное явление, чем можно подумать

Maxim
Кирилл Соловьев: Политика в дореволюционной России. Искусство невозможного Кирилл Соловьев: Политика в дореволюционной России. Искусство невозможного

Отрывок из книги Кирилла Соловьева «Хозяин земли русской?»

СНОБ
15 мыслей Франсуа Озона 15 мыслей Франсуа Озона

Французский режиссер поделился пятнадцатью из множества своих мыслей

GQ
Проклятые деньги Проклятые деньги

Мистика — это всего лишь то, чего мы пока не понимаем

СНОБ
Родить от насильника Родить от насильника

Жертвы насилия рассказали, почему решили избавиться от ребенка или оставить его

СНОБ
Вся жизнь впереди Вся жизнь впереди

Отрывки из новой биографии самого старого наследника английского престола

Tatler
Россия vs Америка: где дешевле жить Россия vs Америка: где дешевле жить

Семья с уровнем доходов среднего класса США в России окажется банкротом

СНОБ
«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars «Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars

Чем живут скрытные миллиардеры из семьи Марс

Forbes
Просто я лучше всех Просто я лучше всех

Женщины редко любят себя безусловной любовью. Но это можно изменить

Cosmopolitan
Выход есть. Как выживают люди, потерявшие все. Часть 3 Выход есть. Как выживают люди, потерявшие все. Часть 3

В мире много людей, которым нужна помощь

СНОБ
Она сама пришла Она сама пришла

Как понять, где заканчивается плохое настроение и начинается депрессия

Cosmopolitan
Теория малых дел Теория малых дел

Не слишком ли сильно стараются родители, стараясь занять ребенка?

Добрые советы
Повернуть время вспять Повернуть время вспять

Морщинки – история нашей жизни. Но обязательно ли рассказывать ее окружающим? Любые признаки старения, будь то морщины, пигментация или дряблость кожи, говорят о пренебрежении. Как к окружающим, так и к достижениям науки. А значит, о нежелании работать над собой. Когда же нужно начинать бороться за свое лицо?

Psychologies
Peugeot 3008 Peugeot 3008

Во что в итоге вылились все фокусы 3008-го со временем

АвтоМир
Дотракиец в Петербурге Дотракиец в Петербурге

Иногда метафора помогает найти ключ к трудному подростку

СНОБ
Открыть в приложении