Советский модернизм

Вспоминая архитектурную «перестройку»

Наука и жизньИстория

Советский модернизм

Вспоминая архитектурную «перестройку»

Доктор архитектуры Феликс Новиков, профессор

Фото Андрея Лисинского.

Государственный музей архитектуры имени В. А. Щусева готовит к выпуску книгу-исследование «Пионеры советского модернизма» — послесловие к одноимённой выставке, проходившей в музее летом этого года. В аннотации к книге говорится:

«Советская архитектура дважды пережила смену вех. Впервые это случилось в начале 1930-х годов, когда волна авангардных исканий была направлена в русло традиционалистского формообразования. Второй раз — в середине 1950-х годов, когда, в свою очередь, идеализация исторического прошлого была яростно разоблачена. Архитектурное творчество потеряло своё место среди великих искусств, но вместе с тем оно и лишилось жёсткого идеологического контроля. Отечественная архитектура получила шанс найти себя в мировом контексте. Перед советскими зодчими встала проблема создания нового языка социалистической архитектуры. Качественный скачок был сделан на рубеже 1960-х годов.

Термин “архитектурный модернизм” уже достаточно прочно закрепился в публикациях по истории отечественной архитектуры. Наряду с авангардом начала ХХ века* к нему относят архитектурные постройки огромного временнóго отрезка, начиная с середины 1950-х годов и заканчивая концом ХХ века. Это явление в отечественном искусствознании до сих пор недооценено и недостаточно изучено, несмотря на то, что в его рамках были рождены подлинные архитектурные шедевры…»

* Разговор о нём шёл в статье «Красные стулья», см. «Наука и жизнь» № 3, 2018 г.

Журналу «Наука и жизнь» авторы-составители книги предоставили статью одного из пионеров советского модернизма, академика Международной академии архитектуры Феликса Ароновича Новикова, написанную для их книги, но адресованную явно не только специалистам. Редакция предлагает вниманию читателей фрагмент этой статьи, ограничив повествование некоторыми важнейшими проектами знаменательных 1960-х годов.

14 марта 1954 года в Москве открылась станция метро «Краснопресненская» — первая самостоятельная постройка творческой команды четверых однокурсников. Мы, члены этой команды — молодые архитекторы Виктор Егерев, Михаил Константинов, Игорь Покровский и я, были искренне убеждены в том, что будем работать в классическом духе до конца своих дней. Но не прошло и девяти месяцев, как всё повернулось на сто восемьдесят градусов.

7 декабря 1954 года новый лидер страны, Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв, собрав в Кремле Всесоюзное совещание строителей, произнёс речь, не оставившую камня на камне от всего наследия «сталинской эпохи». Критика была жёсткой и беспощадной. Называя имена ведущих мастеров советской архитектуры, Хрущёв то и дело использовал прилагательное «дорогой», подразумевая цену построек. Профессиональное архитектурное сообщество в одночасье лишилось всех выразительных архитектурных средств, которыми привыкло пользоваться: колонн, капителей, арок, карнизов...

Через год всесоюзную Академию архитектуры заменила Академия строительства и архитектуры СССР с президентом-строителем во главе. В названиях профессиональных журналов слово «строительство» тоже встало впереди слова «архитектура». Это означало, что главным назначался строитель.

Архитекторов же в буквальном смысле пригвоздили к позорному столбу. Деяния их были признаны «излишеством», они сами — «расточителями народных денег» во имя создания «памятников себе». Дошло до того, что архитекторы стали объектом эстрадных шуток. Но это ещё полбеды. Беда состояла в том, что советская архитектура оказалась в тупике. Лидер требовал решительной «перестройки». Мы тогда впервые услышали это слово. Но, провозгласив: «Здания должны иметь привлекательный внешний вид», он не сказал, чем это достигается. И тогда комиссии, состоявшие из строительных боссов, приступили к пересмотру всех проектов. Уменьшались выносы карнизов, с капителей слетали акантовые листья, и тут же подсчитывалась достигнутая экономия. Молодые архитекторы воспринимали это без всякого энтузиазма. А как могло быть иначе, если меня шесть лет воспитывали в духе традиций и ещё четыре года я не без успеха выступал на этом поприще.

Вскоре после того памятного совещания руководящих деятелей архитектуры командировали за рубеж: главный архитектор Москвы А. В. Власов отправился в США, первый секретарь Союза архитекторов СССР П. В. Абросимов — в Италию, а назначенный новым главным архитектором Москвы (на период пребывания старого в США) И. И. Ловейко — во Францию. Вернувшись, в переполненном зале Центрального Дома архитектора они рассказывали коллегам — это были три вечера в разные дни — о своих впечатлениях, и я был в числе внимательных слушателей. Но прежде того их доклады направлялись руководству страны и, конечно, самому Хрущёву.

В итоге, спустя без малого год, новые установки нашли выражение в постановлении партии и правительства «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», которое вышло в свет 4 ноября 1955 года. Этот день я считаю днём зачатия советского модернизма. В директивном документе содержались три основных положения, определивших дальнейшее развитие советской архитектуры и обеспечивших успех архитектурной «перестройки».

Первое. В постановлении было много резких слов в адрес архитекторов, указывались адреса построек и имена авторов, чьи работы стали предметом критики, за которой последовали суровые наказания в отношении известных мастеров и главных архитекторов городов, вплоть до снятия с должности, лишения мастерских и даже полученных ранее Сталинских премий. Стало ясно, что такой архитектуры власть больше не потерпит.

Второе. Предлагалось объявить конкурсы на типовые проекты, предназначенные для массового строительства. И они проводились по всей номенклатуре жилых и общественных зданий с щедрыми премиями, каких прежде не бывало.

Третье. В тексте постановления впервые чёрным по белому было написано: обязать — далее перечислялись названия организаций, которых это касалось, — смелее осваивать достижения отечественного и зарубежного строительства.

В том же ноябре прошёл Второй всесоюзный съезд советских архитекторов. Я был самым молодым его делегатом «с совещательным голосом». На мандате — он у меня сохранился — ещё присутствовал профиль «великого вождя» И. В. Сталина. «Все наши архитекторы, — говорилось в приветствии ЦК КПСС и Совмина СССР Второму съезду, — должны стать проводниками нового, прогрессивного в проектировании и строительстве, решительно преодолевать кустарщину, не допускать излишеств. Строительство необходимо осуществлять по наиболее экономичным типовым проектам, разработанным с учётом лучших достижений отечественного и зарубежного строительства, на основе индустриальных методов производства. В создаваемых типовых проектах жилых домов следует предусматривать наибольшие удобства для советского человека…»

Понятно, что после столь решительного властного напутствия открылось окно в мир, и в западном опыте мы обрели искомый импульс обновления. С глаз постепенно спадала густая пелена догматизма. Можно сказать, что западные мастера вернули нам эстафетную палочку, которую двадцать лет назад власть отняла у мастеров советского авангарда. Вот только авангард не мог послужить образцом к действию по той простой причине, что, будучи опытом четвертьвековой давности, он опирался на кустарное строительное производство, а нам нужны были новые технологии. Нам надо было увидеть и, мало того, пощупать, как делается новая архитектура…

Но прошли конкурсы, возникли проекты, отвечающие новым требованиям к любой постройке: гостинице, жилому дому, школе, детскому саду, магазину, кинотеатру, больнице; определились победители конкурсов на проекты павильона СССР на Всемирной выставке в Брюсселе, на Дворец Советов, Дворец пионеров, Дворец съездов в Кремле, и черты нового направления стали вырисовываться.

Так начиналось то явление в нашей архитектуре, которое с моей лёгкой руки зовётся «советский модернизм» — в апреле 2006 года в Музее архитектуры имени А. В. Щусева открылась инициированная мной первая выставка «Советский модернизм. 1955—1985», посвящённая этому направлению. Затем выставки нашего архитектурного модернизма состоялись в Вене (2012), в Стамбуле (2013), в Сан-Пауло (2015).

Нынешняя выставка «Пионеры советского модернизма», признаюсь, отозвалась теплом в моей душе. Цель её была в том, чтобы возвратить профессиональное сообщество к осмыслению явления советского архитектурного модернизма второй половины 1950-х и 1960-х годов. А более широким кругам она дала возможность почувствовать дух того времени и узнать о тех, кто был в числе лидеров нового движения, которых с полным правом — по аналогии с другими сферами творческой деятельности — можно назвать шестидесятниками.

На выставке «Пионеры советского модернизма» в Государственном научно-исследовательском музее архитектуры имени А. В. Щусева, 2019 год. Фото Андрея Лисинского.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сила есть Сила есть

Создание одной из самых успешных франшиз без магии, вероятно, не обошлось

Вокруг света
Илья Сачков – о борьбе с недосыпом, посмертном видео и газовом пистолете, который лучше иметь при себе Илья Сачков – о борьбе с недосыпом, посмертном видео и газовом пистолете, который лучше иметь при себе

Когда борешься с киберпреступниками, жизнь принимает форму компьютерный игры

GQ
Клеточное чувство кислорода Клеточное чувство кислорода

Как клетки адаптируются к изменениям концентрации кислорода?

Наука и жизнь
Муза Муза

Царевна новой русской кухни

Собака.ru
На задворках двух империй На задворках двух империй

Как Пушкин и древнеримский поэт Овидий оказались практически в одном месте

Наука и жизнь
На разрыве стихий На разрыве стихий

Марк Шагал в Музейном комплексе «Новый Иерусалим»

Огонёк
Поэт в жизни или Счастливый неудачник… Поэт в жизни или Счастливый неудачник…

О литературном герое Илье Ильиче Обломове

Наука и жизнь
Они - легенда Они - легенда

Кристиан Бейл и Мэтт Дэймон о биографическом фильме «Ford против Ferrari»

OK!
Борьба с «врагами народа» Борьба с «врагами народа»

От древнеримских проскрипций до наших дней

Наука и жизнь
SOPHIE SOPHIE

Sophie — диджей, музыкант и главный «итог 2019 года» в мире моды

Elle
Эволюция вселенной и открытие первой экзопланеты Эволюция вселенной и открытие первой экзопланеты

Нобелевский комитет обратил свой взор на работы, связанные с глубинами Вселенной

Наука и жизнь
Мне нужны дети, а не квартира Мне нужны дети, а не квартира

Как формализм опеки порождает нечеловеческие страдания

Русский репортер
Новый груз для дальнобойщиков Новый груз для дальнобойщиков

Автоперевозчики бьют тревогу

Эксперт
10 самых щедрых компаний России. Рейтинг Forbes 10 самых щедрых компаний России. Рейтинг Forbes

Рейтинг лучших работодателей по двум параметрам — зарплата и соцобеспечение

Forbes
Крутой воппер Крутой воппер

Дэниел Шварц возрождает Burger King, сеть быстрого питания с 60-летней историей

Forbes
Назревшая демобилизация. Какова цена жизни в «осажденной крепости» Назревшая демобилизация. Какова цена жизни в «осажденной крепости»

Работает ли мобилизационная экономика и модернизированный Госплан?

СНОБ
GAC GS8. За всё ответит Баста GAC GS8. За всё ответит Баста

Новый внедорожник от китайской госкомпании GAC пока вызывает больше восторгов

4x4 Club
Василий Кондратьев: В лесу, который склоном шел к берегу… Василий Кондратьев: В лесу, который склоном шел к берегу…

Отрывок из прозы петербургского поэта Василия Кондратьева

СНОБ
Кто стоял за нашумевшим портретом, написанным ИИ. Интервью с Пьером Фотрелем Кто стоял за нашумевшим портретом, написанным ИИ. Интервью с Пьером Фотрелем

Кто же написал картину: алгоритм ИИ или арт-группа Obvious

РБК
Иван Дорн — о трансформациях, амбициях градоначальника и «калампусике» Иван Дорн — о трансформациях, амбициях градоначальника и «калампусике»

Мы попросили Ивана Дорна представить себя в новом образе

РБК
Каково это — жить и работать в Нью-Йорке. Истории четырех россиян, переехавших в США делать бизнес и карьеру Каково это — жить и работать в Нью-Йорке. Истории четырех россиян, переехавших в США делать бизнес и карьеру

Почему поиск работы в США может затянуться на полгода

Esquire
Принять как данные Принять как данные

Почему извлечь пользу из big data получается не у всех?

РБК
Мозг, память и чтение: как стать умнее и знать больше других Мозг, память и чтение: как стать умнее и знать больше других

Ученые сделали вывод, что объем памяти мозга человека составляет 1 петабайт

Популярная механика
Общий вид на Вселенную: за что дали Нобелевскую премию по физике Общий вид на Вселенную: за что дали Нобелевскую премию по физике

Кто получил Нобелевскую премию по физике 2019 года

Forbes
Глава «Яндекса»— РБК: «Все эти инициативы разрушительны» Глава «Яндекса»— РБК: «Все эти инициативы разрушительны»

Гендиректор «Яндекса» в России Елена Бунина

РБК
7 грехов Гуфа: измены, наркотики и другие вещи, за которые ему наверняка стыдно 7 грехов Гуфа: измены, наркотики и другие вещи, за которые ему наверняка стыдно

Составили список вещей, в которых обвиняли рэпера Гуфа

Cosmopolitan
Таблетка от варикоза Таблетка от варикоза

Можно ли улучшить состояние наших вен с помощью таблеток? Оказывается, да

Здоровье
Платная регистрация на рейсы «Победы» отменена Платная регистрация на рейсы «Победы» отменена

Прокуратура добилась отмены этой практики в зарубежных аэропортах

National Geographic
Раздули меха Раздули меха

Модные бренды один за другим отказываются от натурального меха

Vogue
14 вещей которые мы делали в 20 лет, и о которых пожалели в 30 14 вещей которые мы делали в 20 лет, и о которых пожалели в 30

Что из того, что сильно радовало нас в двадцать, будет наводить ужас в тридцать

Cosmopolitan
Открыть в приложении