Как Бернару Арно удалось построить модную империю, ставшую символом роскоши

ForbesБизнес

Миллиардер, работающий 24 часа в сутки: как владелец Louis Vuitton создал состояние в $100 млрд

Владельца Dior и Louis Vuitton называют человеком, не принимающим слова «нет» и не желающим проигрывать. Эти качества помогли Бернару Арно построить модную империю, которая стала символом французской роскоши, и создать состояние более чем в $100 млрд. Останавливаться на этом он не планирует

Сьюзен Адамс

11-1920x0-2.jpg__1572525754__53610.jpg
Фото Jamel Toppin для Forbes

«Бернар Арно вдохновляет меня», — говорит Шерон Барбер. 38-летний дизайнер аксессуаров из Лос-Анджелеса прилетел в Париж в разгар осенней Недели моды и отправился в роскошный флагманский магазин Louis Vuitton на Вандомской площади, чтобы воздать должное главе группы компаний LVMH. Барбер сразу приковывает к себе внимание. Он выкрасил волосы в ярко-розовый и желтый, а затем черной краской с помощью трафарета нарисовал на них несколько знаков доллара. На зубах дизайнера — зеленые грилзы, а шею обвивает массивная стальная цепь из замков от сумок Louis Vuitton. «В прошлом году я потратил пару сотен тысяч на вещи от Louis Vuitton», — добавляет Барбер. Он зарабатывает на жизнь кастомизацией одежды и аксессуаров для звезд хип-хопа, например, для трио Migos и рэпера Post Malone. В видеоклипе на песню Saint-Tropez Post Malone носит бронежилет, который Барбер изготовил из сумки Louis Vuitton и черной кожи. Дизайнер из Калифорнии убежден, что Бернар Арно в одиночку сформулировал современное определение понятия «роскошь».

Магазин Louis Vuitton на Вандомской площади в Париже. LVMH

«Это самый необычный дом Louis Vuitton. Здесь можно увидеть всю вселенную бренда», — говорит Арно с ярко выраженным французским акцентом, описывая открытый два года назад флагманский магазин Louis Vuitton. Сам магазин представляет собой что-то среднее между музеем и закрытым клубом. В сверкающих витринах — вещи Louis Vuitton во всем многообразии. Мраморная лестница со стеклянными балюстрадами ведет в частное ателье на четвертом этаже, где шесть портных создают на заказ платья для таких знаменитостей, как Леди Гага и Эмма Стоун. «Я принимал непосредственное участие в создании магазина», — подчеркивает Арно.

Француз постоянно следит за финансовыми показателями своих крупнейших брендов. Особенно это касается Louis Vuitton — «денежной машины» конгломерата. По оценкам аналитиков, именно на Louis Vuitton приходится до 47% прибыли и почти четверть доходов LVMH за 2018 год, общая сумма которых составила $54 млрд. Сама LVMH публикует финансовую отчетность по пяти основным подразделениям, но не раскрывает показатели отдельных брендов.

Сумки, одежда и аксессуары, которые Louis Vuitton никогда не продает оптом или со скидками, представляют собой идеальное сочетание классики и современности. Отличным примером такого сочетания можно назвать изготовленную из бирюзовой кожи и выпущенную ограниченной серией сумку Capucines стоимостью $8600. 29-летняя художница из Гарлема Тшабалала Селф украсила ее уникальной многослойной аппликацией. В начале года новый креативный директор мужской линии Louis Vuitton, 39-летний Вирджил Абло, также вызвал всеобщий ажиотаж, представив коллекцию светящихся в темноте сумок. Из-за вплетенного в сумки оптоволокна логотип LV в темноте подсвечивается всеми цветами радуги.

Сумка Capucines, выпущенная в коллаборации с художницей Тшабалалой Селф. LVMH

«В чем кроется секрет успеха таких брендов, как Louis Vuitton и Christian Dior? Все дело в двух аспектах, которые могут противоречить друг другу: эти бренды существуют вне времени и при этом современны как никогда, — говорит Арно. — Это словно огонь и вода».

Благодаря этому парадоксу компании группы LVMH, объединяющей Fendi, Bulgari, Dom Pérignon, Givenchy и другие бренды (всего более 70), получили рекордные продажи и прибыль. Это, в свою очередь, способствовало увеличению стоимости акций LVMH, которые менее чем за четыре года подорожали почти втрое. Бернар Арно вместе с родными владеет 47% акций компании. Его состояние сейчас оценивается в $102 млрд — на $68 млрд больше, чем в 2016 году. Он занимает третье место в рейтинге богатейших людей мира — после Джеффа Безоса ($110 млрд) и Билла Гейтса ($106 млрд).

И даже в 70 лет Арно не намерен останавливаться на достигнутом. В конце октября LVMH объявила о предварительных переговорах о покупке американского ювелирного бренда Tiffany. Арно планирует поглотить ювелирную компанию с 182-летней историей за $14,5 млрд. Если эта сделка состоится, Tiffany станет его крупнейшим приобретением.

«Если сравнивать нас с Microsoft, то можно сказать, что наша компания не такая уж и большая», — отмечает миллиардер. Действительно, рыночная стоимость технологического гиганта в $1,1 трлн значительно превышает капитализацию LVMH, которая составляет $214 млрд. «Но это только начало», — добавляет француз.

Хищник в дорогих доспехах

Начало карьеры Арно на промышленном севере Франции было далеко не таким роскошным. Первой любовью миллиардера была музыка, но ему не хватило таланта, чтобы стать выдающимся пианистом. В 1971 году, получив инженерное образование в элитном французском вузе, он начал работать с отцом в строительной компании, основанной в городе Рубе еще его дедом.

В том же году в разговоре с таксистом в Нью-Йорке Арно почерпнул важный урок, который впоследствии привел его во главу империи LVMH. Арно спросил таксиста, знает ли он президента Франции Жоржа Помпиду. «Нет, — ответил американский водитель. — Но я знаю Кристиана Диора».

В 25 лет Арно возглавил семейный бизнес. После того, как в 1981 году президентом Франции стал социалист Франсуа Миттеран, Арно переехал в США и попытался создать там подразделение семейной компании. Но его амбиции выходили далеко за рамки строительства. Ему нужен был проект, который он мог бы масштабировать, — бизнес с французскими корнями и международным присутствием.

Магазин Louis Vuitton на Вандомской площади в Париже. LVMH

В 1984 году, узнав, что бренд Christian Dior выставлен на продажу, Арно сразу же решил его купить. Материнская компания Dior — Boussac, которая также была крупнейшим производителем текстиля и одноразовых подгузников, обанкротилась, и французское правительство срочно искало покупателя. Арно потратил $15 млн из семейного капитала и привлек инвестиционную компанию Lazard Frères, которая вложила в спасение Boussac еще $80 млн. Газеты писала, что Арно сперва обещал возобновить производство и сохранить рабочие места. Однако затем он уволил 9000 рабочих и распродал большую часть активов за $500 млн. Такая наглость поражала — ведь Арно поступил не как француз, а как настоящий американец. Пресса окрестила Арно «волком в кашемире».

Следующей целью Арно стало парфюмерное подразделение Dior, которое принадлежало конгломерату Louis Vuitton Moët Hennessy. Руководители брендов LVMH постоянно соперничали между собой, и Арно решил извлечь из этого выгоду. Сперва он подружился с главой компании Louis Vuitton, основатель которой создавал специальные сундуки еще для императрицы Евгении, жены Наполеона III. Арно помог главе Louis Vuitton свергнуть директора алкогольного подразделения Moët Hennessy — только чтобы впоследствии избавиться и от него тоже. К 1990 году при поддержке Lazard Frères и с помощью денег, полученных от продажи предприятий Boussac, он получил контроль над конгломератом, в который входили знаменитый французский производитель шампанского Moët & Chandon и французский производитель коньяка Hennessy, основанный в 1765 году.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ее светлость Ее светлость

Эрика проделала длинный путь из закарпатской деревушки до этой волнующей обложки

Maxim
Разведи огонь Разведи огонь

Учись у огня проигрывать ветру, оставаясь самим собой

Elle
Дорогая улыбка Дорогая улыбка

Тамаз Мчедлидзе создал крупнейшую в России стоматологическую сеть

Forbes
Правила жизни Эда Харриса Правила жизни Эда Харриса

Американский актер и кинорежиссер. Четырехкратный номинант на премию «Оскар

Esquire
Что такое трудовой гостинг и как распознать призраков среди нас Что такое трудовой гостинг и как распознать призраков среди нас

Компании все чаще сталкиваются с исчезновением сотрудников или соискателей

РБК
Головное предприятие Головное предприятие

Лондонский Lock & Co. Hatters — старейший шляпный магазин в мире

Вокруг света
Пенсионеры разогрели онлайн-продажи Пенсионеры разогрели онлайн-продажи

Массовый переход покупателей в онлайн привел к взрывному росту интернет-рынка

Эксперт
Зарабатывать, не вставая с дивана. Основатель CarPrice поделился секретами успешных стартапов Зарабатывать, не вставая с дивана. Основатель CarPrice поделился секретами успешных стартапов

Рецепты бизнеса и секреты правильного питания

Forbes
Финалистки конкурса «Девушка года Playboy-2018» Финалистки конкурса «Девушка года Playboy-2018»

Финалистки конкурса «Девушка года Playboy-2018»

Playboy
Алексей Пиманов и Ольга Погодина: «Убьем за семью» Алексей Пиманов и Ольга Погодина: «Убьем за семью»

Алексей Пиманов и Ольга Погодина о сильных характерах и разнице в возрасте

StarHit
Басманные бабушки Басманные бабушки

Художник Аня Десницкая о зарисовках из жизни и разговоров бабушек

Seasons of life
«Сергей разрушит эту чертову компанию»: WSJ узнала, как Google манипулирует поиском «Сергей разрушит эту чертову компанию»: WSJ узнала, как Google манипулирует поиском

Что стало причиной конфликта между Сергеем Брином и Ларри Пейджем?

Forbes
Дети пустыни Дети пустыни

Кровные узы пустынников-берберов

Вокруг света
Мартин Скорсезе — об «Ирландце», старом и новом кино и дружбе с Робертом Де Ниро Мартин Скорсезе — об «Ирландце», старом и новом кино и дружбе с Робертом Де Ниро

Мы побеседовали с Мартином Скорсезе о его фильме "Ирландец" и картинах Marvel

Esquire
Ругайтесь на здоровье: пары, которые спорят, дольше живут Ругайтесь на здоровье: пары, которые спорят, дольше живут

Мужья и жены, которые спорят до хрипоты, живут дольше тех, кто подавляет гнев

Psychologies
Год сбитых ангелов: почему новых «Ангелов Чарли» не спасает даже Кристен Стюарт (хотя она там хороша) Год сбитых ангелов: почему новых «Ангелов Чарли» не спасает даже Кристен Стюарт (хотя она там хороша)

Кинокритик Егор Москвитин рассказывает, каким получился фильм «Ангелы Чарли»

Esquire
Андрей Якунин Андрей Якунин

Кто занят проектом строительства нового здания Музея Достоевского?

Собака.ru
5 ключей, чтобы победить внутреннего врага 5 ключей, чтобы победить внутреннего врага

Пора спросить себя, не завелся ли у нас внутренний враг, и разобраться с ним

Psychologies
Марина Жигалова-Озкан Марина Жигалова-Озкан

Старший вице-президент Сбербанка — о том, как запустить новый телеканал

Robb Report
10 правил «Пьоппи» 10 правил «Пьоппи»

Что такое «режим Пьоппи» и почему он идеально подходит для похудения

Худеем правильно
Болезнь и смерть телевизора. Как новые привычки зрителя ведут к переделу рынка Болезнь и смерть телевизора. Как новые привычки зрителя ведут к переделу рынка

Российские телеканалы рано или поздно будут вынуждены менять свои бизнес-модели

Forbes
7 фильмов, которые заставили людей убегать из кинотеатра 7 фильмов, которые заставили людей убегать из кинотеатра

А вам когда-нибудь приходилось выбегать из кинотеатра

РБК
«Я разгильдяйка, а у него всё расписано»: Тодоренко о противоречиях с Топаловым «Я разгильдяйка, а у него всё расписано»: Тодоренко о противоречиях с Топаловым

Регина Тодоренко призналась, как изменилась ее жизнь после родов и свадьбы

Cosmopolitan
Отпуск экспромтом Отпуск экспромтом

Края, куда можно уехать, не тратя много времени на визовые хлопоты

Playboy
Насколько экологичные инициативы модных брендов оправдывают себя Насколько экологичные инициативы модных брендов оправдывают себя

Сегодня модно быть экологичным, но хорошо ли от этого нашей планете?

GQ
Как сменить пароль на сервере майнкрафт Как сменить пароль на сервере майнкрафт

Нужно поменять пароль на сервере майнкрафт? В этом нет ничего сложного!

CHIP
Мы поговорили с Тиллем Линдеманном, пока он в одних трусах лежал в тюремной камере Мы поговорили с Тиллем Линдеманном, пока он в одних трусах лежал в тюремной камере

Разговор с Тиллем Линдеманном

GQ
Как Россия стала одним из цифровых лидеров в мире Как Россия стала одним из цифровых лидеров в мире

GQ обсудил с топ-менеджером IT-компании КРОК будущее цифрового мира

GQ
Кто медленно ходит — медленно думает Кто медленно ходит — медленно думает

Между темпом ходьбы и тем, как мозг обрабатывает информацию есть взаимосвязь

Psychologies
С меня хватит С меня хватит

Андрей Подшибякин о ярости, пределе терпения и Джокере

GQ
Открыть в приложении