К Хабенский

Константин Хабенский – герой февральской обложки

EsquireРепортаж

К Хабенский

Первого февраля на экраны выходит фильм «Селфи». Константин Хабенский сыграл в нем главного героя и его двойника. Сергей Минаев поговорил с актером о том, как он относится к интернет-близнецам, славе и возрасту.

Фотограф Данил Головкин. Стиль Алла Алексеевская. Записал Сергей Минаев

Куртка Alexander Terekhov, майка Henderson

Сергей: Я вчера выступал с лекцией, и мне задали вопрос, кого я считаю героем нашего времени. Я сказал, что этот человек будет авторитетным для всех – и для левых, и для правых, и для либералов, и для консерваторов. И мне на ум пришло три имени: Елизавета Глинка, Борис Гребенщиков и Константин Хабенский. Кто для тебя герой нашего времени?

Константин: Не знаю. Человек, который мне интересен, наверное. Так в моей профессии проще рассуждать. Я стараюсь подбирать такие характеры, которые на протяжении всего фильма или сериала оставались бы интересными. И я даже не говорю о главных ролях. Мне важно героя прощупать, соприкоснуться с ним, опуститься на какой-то уровень или возвыситься. Бывало и так, что при личной встрече с людьми, которых многие считают героями, я сильно разочаровывался.

Сергей: Например?

Константин: Они еще живы, я не буду о них говорить. Бог им судья. Но они с самого детства были для меня героями.

Сергей: Практически каждая твоя роль – будь-то Служкин из «Географа» или журналист Гурьев из «В движении» – это срез определенной части общества, манифест, если угодно. Насколько много тебя в этом манифесте?

Константин: Много. Мне не интересно просто говорить выученный текст, который кто-то придумал. С Сашей Велединским (режиссер фильма «Географ глобус пропил». – Esquire) мы, не сговариваясь, придумали некоторые послания, поклоны другим фильмам, советским, которые в нас засели с детства. «Полетам во сне и наяву», например. Это были наши кинематографические месседжи. Мы этого не стеснялись, мы прямо об этом говорили.

Сергей: Должно ли кино чему-то учить нас?

Константин: Ничему оно не должно учить. Ни театр, ни кино. Периодически выходят поучительные фильмы. Но для меня режиссеры, снимающие их, тут же заканчиваются. Когда начинаешь учить, уходишь из профессии – становишься «учителем». Можно только делиться опытом, ощущениями. Как только начинают вещать с экрана или со сцены, что хорошо, а что плохо, – я сразу вижу конец профессиональной деятельности.

Сергей: Разве к тебе не приходят за советом люди, которые хотели бы стать твоими учениками в профессии?

Константин: Я избегаю подобных вопросов. Я потратил семь лет жизни на создание студии творческого развития «Оперение», туда приходят дети, которые не обязательно будут актерами. Но они занимаются актерскими дисциплинами, чтобы стать открытыми, свободными, и единственное, что я смог показать им всем, – как это тяжело, как непросто. Возможно, благодаря нашему движению какие-то ребята, которые грезили актерством и творчеством, пошли в более земные, скажем так, профессии.

Сергей: Выходит, ты многих спас?

Константин: Я надеюсь. Те же, кто утвердился, что это им подходит, со школьной скамьи понимают, на что им придется идти. Многие из них, кстати, уже заявляют о себе в профессии.

Сергей: Интересно. А как ты выходишь из роли? Сколько времени после спектакля у тебя проходит, прежде чем ты скажешь себе: «Все, я дома»?

Константин: Я не думаю, что такой момент вообще наступает. Мы с тобой сидим, разговариваем, а вчера у меня был тяжелый спектакль, и я понимаю, что все еще продолжаю о нем думать. И уже жду следующего. Выйти из роли на сто процентов не получается, только внешне, когда переодеваешься и выходишь из театра.

Сергей: Твоя профессия подразумевает рефлексию. В отличие от тебя я живу в социальных сетях, много гадостей читаю, на многое реагирую, что-то меня задевает, от чего-то я раздражаюсь, что-то иногда меня просто убивает. На что в жизни реагируешь ты, чем живешь, чем увлекаешься?

Константин: Меня нет ни в одной соцсети. Я увлекаюсь театром. Мне это нравится. Остальное – лишь мелкие увлечения моей личной жизни, в которую я пускаю только избранных. Если говорить о рефлексии, я вообще не склонен рефлексировать. Даже на свою лысину я мало внимания обращаю. Мне кажется, что с этим надо что-то делать, но пока я случайно не замечаю свой затылок во втором зеркале, я о нем не задумываюсь.

Сергей: Преодолев рубеж в сорок лет, стал ли ты думать, что прожит значительный отрезок жизни?

 

Константин: Ты не поверишь, это не кокетство: сейчас, пока мы готовились к съемке, я понял вдруг, что мне за сорок. Меня гримировали, и я пытался судорожно вспомнить, сколько же мне лет. Потом я просто подсчитал.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Вечеринка на двоих Вечеринка на двоих

Писатель Александр Цыпкин встретился с актрисой Ингеборгой Дапкунайте

Esquire
«Страх или скука покажут, что вы двигаетесь не туда» «Страх или скука покажут, что вы двигаетесь не туда»

Травмы и внутренние запреты внушают чувство беспомощности. Но они не могут убить в нас свободу воли. Философ Алекс Паттакос объясняет, как избавиться от груза прошлого и взять ответственность за свою жизнь.

Psychologies
Прямая линия с Владимиром П. Прямая линия с Владимиром П.

Владимир Познер рассказал, чем русские отличаются от американцев

Esquire
Парк ледникового периода Парк ледникового периода

Мамонты, шерстистые носороги и пещерные львы. Почему они вымерли?

GEO
Больше чем поэт Больше чем поэт

Интервью с хедлайнером Esquire Weekend Дельфином

Esquire
Kia Optima Kia Optima

Каких «сюрпризов» стоит ждать от автомобиля, приобретаемого на вторичном рынке

АвтоМир
Иван Ургант Иван Ургант

Правила жизни телеведущего и актера Ивана Урганта

Esquire
О чем весь город говорит О чем весь город говорит

Как в Москве трактуют этикет

Elle
Esquire Анекдот Esquire Анекдот

Модель Маша Миногарова смеется над сходством между врачами и пациентами

Esquire
Мистер X Мистер X

Теперь на наши «Лады» можно смотреть без слез

Maxim
Не святой Петр Не святой Петр

Сергей Минаев поговорил с Петром Авеном о несбывшихся мечтах 1990-х

Esquire
Квартира для русского в Берлине Квартира для русского в Берлине

Апартаменты на Потсдамер-плац

AD
Щупальца прогресса Щупальца прогресса

Экономическое влияние Apple, Google, Facebook и Amazon

Esquire
Денвер, США Денвер, США

Храм, напоминающий наркоманский бред, на самом деле и есть наркоманский бред

Maxim
Славянская Спарта Славянская Спарта

Черногория овеяна суровой романтикой вечной освободительной борьбы

GEO
Большой аттракцион Большой аттракцион

Британская Актриса Джуно Темпл сменила амплуа ради роли у Вуди Аллена

Vogue
Худи-бедно Худи-бедно

Поколение детей, которые приходят в «Детский мир», чтобы ничего там не купить

Esquire
Размечтались Размечтались

Энтони Баратта оформил в штате Юта горнолыжный коттедж

AD
Перестройка Горбачевой Перестройка Горбачевой

Ирина Горбачева получила «Золотого орла» и сыграла в фильме «Тренер»

Esquire
Полет нормальный Полет нормальный

«Огонек» побывал в гостях у «Огонька»

Огонёк
Искусство быть счастливой Искусство быть счастливой

Катерина Шпица на первый взгляд девушка беззаботная

OK!
Красная капуста Красная капуста

Яркий цвет, пикантный вкус, несомненная польза

Лиза
Азиатская мечта России Азиатская мечта России

Ирина Хакамада ищет Россию между Европой и Азией

GQ
Пусть останется только хорошее Пусть останется только хорошее

Пятна от глинтвейна или шоколада не испортят настроения

Лиза
Искусство полутонов Искусство полутонов

Одна из основательниц британской Ассоциации женщин в искусстве — Сигрид Кирк

Elle
Правило трех Правило трех

Как преобразить обычную курицу

Огонёк
Болин на всю голову Болин на всю голову

Художник Лю Болин о творческом пути и выставке в России

Vogue
Toyota Fortuner – Mitsubishi Pajero Sport Toyota Fortuner – Mitsubishi Pajero Sport

Плоть от плоти

АвтоМир
«В спорте, как и в жизни, бывают провалы» «В спорте, как и в жизни, бывают провалы»

Керлингистку Анну Сидорову назвали самой красивой спортсменкой России

OK!
Согласна на меньшее Согласна на меньшее

Декоратор Марианна Эвенну поселилась на 23 м²

AD
Открыть в приложении