Выживание бизнеса все сильнее зависит от умения работать с данными

ЭкспертHi-Tech

«Раньше заказчики были помешаны на облаках, а теперь стали прагматичнее»

Выживание бизнеса все сильнее зависит от умения работать с данными. О цифровой трансформации, мультиоблачном подходе и будущем облаков мы беседуем с вице-президентом NetApp в регионе EMEA Марком Монтиэлем.

Заур Мамедьяров

Марк Монтиэль. Предоставлено пресс-службой Netapp

Каждый год исследовательская компания Gartner публикует список самых многообещающих технологий. В последние пять лет в этом списке стабильно оказываются интернет вещей, блокчейн, облачные вычисления, машинное обучение. В последнем, мартовском рейтинге 2019 года аналитики Gartner в качестве отдельного пункта выделили Data Fabric — архитектуру, предоставляющую бесшовный доступ к данным как в облаке, так и на серверах.

В международной компании NetApp считают, что именно ей принадлежит первенство в использовании понятия Data Fabric: сегодня NetApp предлагает клиентам создавать гибридную облачную экосистему с возможностью использования услуг сразу нескольких облачных провайдеров и дата-центров. Представители компании уверены, что именно облачные технологии и гибкое управление данными лежат в основе цифровой трансформации — одного из главных бизнес-трендов последних лет. «Эксперт» побеседовал с вице-президентом NetApp в регионе EMEA Марком Монтиэлем, чтобы выяснить, как облака способствуют цифровой трансформации и каковы основные тренды цифровизации бизнеса.

— Многие компании заявляют, что они начинают цифровую трансформацию бизнеса. Расскажите, как вы в NetApp понимаете цифровую трансформацию?

— Я работаю в области информационных технологий уже более двадцати лет и никогда не видел столько изменений, как за последние три года. Скорость изменений — это принципиально новая парадигма цифровой трансформации.

Это вопрос не только технологий, но и бизнеса. В условиях цифровой трансформации даже маленькие компании могут полностью менять устоявшиеся бизнес-модели и составлять конкуренцию крупным. Например, вы много лет успешно работаете водителем такси, а потом приходит Uber и за несколько месяцев полностью меняет рынок. Раньше компаниям нужны были годы, чтобы получить миллион клиентов, а теперь это можно сделать за пару месяцев.

Самое главное в цифровой трансформации — данные, то, что вы знаете о своих клиентах. Если вы, как большая компания, можете собирать данные и управлять ими, то вы можете выжить в цифровой трансформации.

Если говорить о технологиях, которые позволяют компаниям проводить цифровую трансформацию, то это в первую очередь облачные технологии. Облака — часть цифровой трансформации. Клиент хочет использовать облака, потому что в них проще запускать приложения. Чтобы выжить в цифровой трансформации, компаниям нужно развивать мультиоблачную экосистему.

— Вернемся к вопросу о скорости изменений. Все говорят о высоком темпе перемен. Но мы знаем, что в девятнадцатом веке тоже было много компаний, которые меняли рынок. Что особенного в сегодняшней цифровой эре?

— Я думаю, главная особенность в том, что цифровая революция влияет сразу на все отрасли. И скорость изменений намного выше, чем раньше. Нередки примеры, когда компании, давно существующие на рынке, вытесняются совсем молодыми компаниями.

— Все примеры стремительных изменений, как правило, касаются сектора услуг. А в промышленном секторе есть такие примеры активной конкуренции, когда новые компании, построенные на цифровых платформах, разрушили бы старые?

— Каждый бизнес направлен на конечного потребителя. Новые цифровые стартапы меняют наш способ потребления. Когда мы говорим об Uber, мы считаем, что ее основной конкурент — водители такси. Но в действительности бизнес-модель Uber влияет и на автомобильную промышленность. Многие из тех, кому сейчас двадцать — двадцать пять лет, не хотят водить личный автомобиль, им намного проще вызвать такси через Uber. И есть прогнозы, согласно которым автомобильный рынок в будущем упадет на 20–30 процентов. Зачем мне водительское удостоверение, когда у меня прямо под окном стоит такси? Так что одно только приложение, создающее новую бизнес-модель, может повлиять на всю автомобильную отрасль.

— А в самой промышленности происходит цифровая трансформация или речь идет, скорее, об автоматизации производства? Например, в авиапромышленности или в энергетическом секторе.

— Все эти отрасли работают в первую очередь над автоматизацией. Но есть и цифровая трансформация: компании ищут новые цифровые решения для новых задач. Например, для внедрения искусственного интеллекта большинство компаний планирует использовать облачные решения. Даже компаниям из традиционных отраслей для развития новых технологий нужно будет пройти через цифровую трансформацию.

— Облачные технологии — основа цифровой трансформации или трансформировать бизнес можно другим путем?

— Цифровая трансформация и облачные технологии тесно связаны. Десять лет назад для внедрения информационных технологий нужны были огромные серверные мощности. Потом произошла революция — виртуализация, переход в облака. Двадцать лет назад, когда я начинал работать в NetApp, нам звонили из многих небольших компаний, которым нужно было программное обеспечение. Сейчас все, что нужно, чтобы начать бизнес, — это облако. Пользователям нравятся облачные технологии, потому что они гибкие и ими удобно пользоваться.

Современный тренд — мультиоблачные экосистемы, в рамках которых компании хранят часть проектов в собственном дата-центре, а часть — в облаках различных провайдеров.

— Как устроен облачный рынок? Чем облачные провайдеры отличаются друг от друга?

— Все зависит от конкретного применения. Основные игроки облачного рынка — это Google, Amazon Web Services, Microsoft Azure. Если вы работаете в основном с Microsoft Office, то удобнее пользоваться Microsoft Azure, потому что все офисные системы интегрированы. Если вы хотите разработать новое приложение, то лучше подойдет Amazon. Если речь идет о машинном обучении, искусственном интеллекте — вы выбираете Google. Клиенты, которые работают с особо важными и конфиденциальными данными, как правило, выбирают услуги местных провайдеров. Лучше всего мультиоблачный, диверсифицированный подход, когда вы для разных проектов пользуетесь услугами разных провайдеров и не полагаетесь всецело на одно облачное решение. И каждый раз нужно тщательно анализировать выбор конкретного решения.

У российского рынка своя специфика. Есть локальные гиганты, например «Ростелеком. У них есть свои центры обработки и хранения данных, они предоставляют бизнесу свои услуги. Есть и региональные лидеры рынка — DataLine, Softline, КРОК. Они предоставляют широкий спектр услуг — например, инфраструктуру как услугу (IaaS) или программное обеспечение как услугу (SaaS). Есть игроки, которые специализируются на узком круге клиентов. Например, «Акадо» — у них несколько крупных клиентов, включая московское правительство. Есть более мелкие провайдеры, которые предоставляют услуги резервного копирования и аварийного восстановления. Эта услуга первой ушла в облако и до сих пор остается очень востребованной.

Российские банки тоже становятся сервис-провайдерами: например, Сбербанк предоставляет облачные услуги, в том числе для разработчиков приложений для искусственного интеллекта.

— NetApp позволяет клиентам пользоваться мультиоблаком, переходить от одного провайдера к другому. Как это устроено? У вас есть какой-то промежуточный датацентр?

— Нет, вы как пользователь распределяете свои данные, свои цифровые ресурсы между собственным дата-центром, облачными сервисами гигантов вроде Google и Amazon и небольших местных провайдеров. Мы в NetApp предоставляем пользователям архитектуру Data Fabric — технологии, которые позволяют вам управлять данными независимо от того, где они хранятся. Похожим образом устроены операционные системы смартфонов. Вам как пользователю не важно, где хранится фотография — на вашем iPhone или в iCloud. Вам важно, что вы видите саму картинку. Вы можете сохранить фотографию куда-то еще, вы можете переслать ее кому-нибудь.

То же самое с Data Fabric. Мы распределяем ваши данные. Например, компания пользуется облачными сервисами Amazon. В какой-то момент она решает пользоваться услугами Google — и может это сделать с помощью Data Fabric, это полностью прозрачный процесс.

— А флеш-хранилища? Каково их место в цепочке?

— Data Fabric — это зонтичная структура. Как пользователь вы можете разрабатывать приложения прямо в облаке или хранить данные в облаке. Или, возможно, вы захотите перенести облачные приложения в свой дата-центр — как раз это мы называем гибридным облачным решением. Для этого вам нужны дополнительные ресурсы, здесь мы и говорим о флеш-хранилищах. Они позволяют модернизировать дата-центр, сделать его более эффективным и экономически выгодным.

— Почему именно флеш? Почему не другие системы хранения данных?

— Из-за эффективности, возможностей компрессии и дедупликации. Благодаря этому дата-центр может занимать не целую комнату, а всего две полки. Кроме того, флеш-технологии позволяют ускорить работу приложений, а в цифровой трансформации скорость очень важна. Например, в банковской сфере использование флеш позволяет ускорить выполнение операций до микросекунд.

Флеш-хранилища, которые мы используем в NetApp, подключены к облакам. Вы пользуетесь собственным дата-центром с флеш-хранилищем, а если завтра вы захотите перейти в облако, то можете сделать это моментально.

— Вы сами производите «железо» для флеш-хранилищ или сотрудничаете с вендорами?

— Нет, NetApp только разрабатывает решения, а производят их наши партнеры из разных стран. Мы продаем и программное обеспечение, и оборудование, но разрабатываем только софт, а «железо» просто сертифицируем.

— Если компания хочет выбрать облачного провайдера, на что она должна обратить внимание? Каковы критерии выбора?

— Выбрать оптимального сервисного провайдера непросто, иногда это занимает месяцы. Один из главных критериев — есть ли у провайдера дата-центр в вашей стране. От этого зависят регуляторные вопросы. Чтобы упростить их решение, многие клиенты предпочитают пользоваться услугами местных провайдеров. Нужно обратить внимание и на технические требования приложений, которые вы хотите создать или переместить в облако. В некоторых случаях вы выбираете не облачного провайдера, а компанию, которая предоставляет конкретное облачное решение.

— Как рынок облачных технологий изменился за последние два-три года?

— Облака — трендовая тема. Если вы в рабочем разговоре не будете говорить об облачных технологиях, вас сочтут старомодным. Но все же сейчас их не считают панацеей, хотя еще три года назад клиенты хотели все запихнуть в облако и совсем отказаться от дата-центров. Теперь те же самые клиенты решают оставить стратегически важные приложения в дата-центрах и только часть приложений переносят в облака. Раньше потребители были просто помешаны на облаках, для них это была идеология, а теперь стали более прагматичными.

Еще одно принципиальное изменение: три года назад клиенты пользовались услугами только крупных облачных компаний, а теперь все чаще обращаются к местным провайдерам.

— А как изменились услуги, которые предлагает облако? Ускоряются ли процессы, становятся ли они дешевле?

— Количество сервисов, которые предоставляют провайдеры, огромно, намного больше, чем три года назад. Каждую неделю провайдеры предоставляют какую-то новую услугу.

— Например?

— Три года назад вообще не было облачных сервисов. Тогда вы могли только загрузить часть своих данных в облако. А теперь облачные сервисы стали главной услугой, которую предоставляют провайдеры.

Скажем, вы хотите работать над ИИ-проектом. Вам нужно собирать и анализировать данные, и для этого вам нужны серверные мощности. Вы связываетесь с облачным провайдером и арендуете мощности — это отдельная услуга. Но если вы хотите еще и сделать резервную копию данных — это уже другая услуга. А если вам нужна защита данных, — еще одна. Легко сказать «переместить приложение в облако», но это комплекс множества разных услуг. И цена будет зависеть от объема этих услуг и от технических требований каждой из них.

Не стоит думать, что облака — это дешево. Компании идут в облака не за выгодной ценой, а за гибкостью и возможностью масштабирования. Стоимость облаков нужно тщательно оптимизировать: в отличие от сервера, за который вы платите только один раз при покупке, за облачные сервисы вы платите регулярно, даже если не пользуетесь ими. Зато облака дают бизнесу гибкость, благодаря которой он может увеличить выручку.

— Насколько российские компании успешны в цифровой трансформации по сравнению с другими странами?

— Смотря в чем. Есть различия в потреблении мультиоблачной платформы. Россия интересна тем, что мы начали внедрять облака уже на этапе зрелости технологий. В самой же цифровой трансформации Россия в числе лидеров: более тридцати процентов российских компаний использует в том или ином виде ИИ и машинное обучение. Но есть ограничения: финансовые, технологические, географические. Финансы неравномерно распределены по территории страны.

Есть перевес в отдельных отраслях: в финансовых услугах, ритейле. Есть отличные примеры особенно успешных кейсов цифровой трансформации — например, Тинькофф банк. Мы даже немного по-другому с ними работаем, потому что у них есть запрос на более продвинутые технологии. Им нужно не просто хранилище данных.

— Промышленный сегмент глубоко отстает?

— Промышленный сегмент разный. Например, недавно мы общались с представителями одной энергетической компании, они активно внедряют интернет вещей. Они собирают данные со всех устройств и приборов на всех электростанциях, данные поступают в их дата-центр, где их анализируют с использованием предиктивной аналитики.

— Давайте поговорим о регуляторной политике. Законы ужесточаются: в Европе ввели GDPR, в России — «закон Яровой». Как облачный рынок адаптируется к этому? Какова роль регуляторов?

— GDPR и другие законы о персональных данных — реакция государства на эволюцию рынка. Мы учитываем новые правила. У нас есть чек-лист, с которым мы сверяемся, чтобы быть уверенными, что мы полностью отвечаем всем требованиям.

Новые законы способствуют развитию местных провайдеров. Они сотрудничают с правительствами и предлагают свои услуги для хранения наиболее важных данных.

— Каковы перспективы развития цифровой трансформации?

— Что касается регулирования, перспективы неясны. С технологической точки зрения, я думаю, мы будем видеть все больше и больше новых облачных сервисов. Пользователям уже не нужно облако само по себе — им нужен сервис. И это будет осуществляться по подписке: так пользователь всегда может масштабировать свой проект.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

УГ И РОК: кто кого УГ И РОК: кто кого

Избирательная кампания — 2019 ввела в оборот новые технологические решения

Эксперт
Пирог с антоновкой и миндальным тестом Пирог с антоновкой и миндальным тестом

Когда я сообщаю гостям, что мой пирог без капли муки, его вожделеют все

Weekend
Логика инвестирования Логика инвестирования

Сергей Колесников о том, как принимать инвестиционные решения в России

Эксперт
«В магазин должны идти не за пивом, а к тебе»: предприниматель открывает пивные магазины для других «В магазин должны идти не за пивом, а к тебе»: предприниматель открывает пивные магазины для других

Аракелян начал с торговли в ларьках в 90-е, а сейчас открывает пивные магазины

VC.RU
Мазепа: гетман, меценат, изменник Мазепа: гетман, меценат, изменник

Иван Мазепа — гетман, интриган и политик, совершивший роковые ошибки

Дилетант
Зима близко: руководство по тренировкам в холодную погоду Зима близко: руководство по тренировкам в холодную погоду

Занятия в холодное время года дают особые преимущества

Men’s Health
Иммануил Валлерстайн. Наброски к мир-системной биографии Иммануил Валлерстайн. Наброски к мир-системной биографии

Идеи Иммануила Валлерстайна и их развитие

Эксперт
Колики или нет? Колики или нет?

Как быстро снять дискомфорт в животике малыша?

Лиза
Вы и убили-с: случай Кристи Вы и убили-с: случай Кристи

Галина Ельшевская рассказывает о классических детективных романах

Полка
Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет? Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет?

Журналист Сююмбике Давлет-Кильдеева — о громком молчании

РБК
Мусульмане, горожане и жители крайнего севера: зачем ориентировать бизнес на метарегионы Мусульмане, горожане и жители крайнего севера: зачем ориентировать бизнес на метарегионы

Ориентация на метарегионы может дать больше, чем ориентация на страны

Inc.
Алексей Меркулов, Animaccord: «У нас с самого начала не было стратегии продавать контент» Алексей Меркулов, Animaccord: «У нас с самого начала не было стратегии продавать контент»

Коммерческий директор Animaccord — о популярности сериала «Маша и Медведь»

Эксперт
Выбираем SSD: на что обратить внимание при покупке Выбираем SSD: на что обратить внимание при покупке

Получите ли вы выигрыш от самого доступного SSD? Какой накопитель будет быстрее?

CHIP
Секрет — в брокколи Секрет — в брокколи

Ани Тейлор-Джой о триллере «Прошлой ночью в Сохо»

OK!
7 самых необычных и таинственных мест на планете 7 самых необычных и таинственных мест на планете

Эти уголки планеты заставят вас удивиться

Playboy
Непоследняя девушка: как новые слешеры переосмысляют классический образ жертвы Непоследняя девушка: как новые слешеры переосмысляют классический образ жертвы

Как теперь сценаристы обращаются с выжившими персонажами хорроров

Esquire
Тише! Вы же в библиотеке! Тише! Вы же в библиотеке!

Наталья Османн рассказывает о том, почему важно читать классику

Elle
Я чувствовала себя как в клетке Я чувствовала себя как в клетке

История о том, как воля к победе творит чудеса

ПУСК
Купе на двоих Купе на двоих

Сейди Хаарла, рассказала о любви к поездам, одиночестве и русском языке

Grazia
Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря

Две дюжины кораблей поднялись со дна океана после подземных толчков

National Geographic
Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет

Исследователи провели радиоуглеродный анализ находок, сделанных на Селенге

N+1
Статус: доступен Статус: доступен

Социальные сети вовлекли нас в гигантскую паутину непрерывного общения

Psychologies
«Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг «Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг

Шанель Хэйес (Chanelle Hayes) поделилась откровениями о проблемах с лишним весом

Cosmopolitan
«Полка» на выходе: музеи Переделкина «Полка» на выходе: музеи Переделкина

Три самых известных музея в Переделкине: дома Пастернака, Чуковского и Окуджавы

Полка
Почему зубная эмаль светло-желтая, а не идеально белая Почему зубная эмаль светло-желтая, а не идеально белая

Идеально белых от природы зубов практически не существует

Популярная механика
5 ошибок Ивана Боровикова, основателя платформы автоматизации маркетинга Mindbox 5 ошибок Ивана Боровикова, основателя платформы автоматизации маркетинга Mindbox

Основатель платформы Mindbox — о своих самых критичных ошибках

Inc.
Новая система очистки океана от мусора успешно прошла последние испытания Новая система очистки океана от мусора успешно прошла последние испытания

Проект по очистке океана перешел от пассивного сбора отходов к активному.

National Geographic
Ученые визуализировали работу мозга при насилии в адрес партнера Ученые визуализировали работу мозга при насилии в адрес партнера

Момент проявления насилия к партнеру связан с изменениями работы мозга

N+1
6 культовых фильмов про творческих пьяниц 6 культовых фильмов про творческих пьяниц

Фильмы про творческих людей, которые только и делают, что пьют и философствуют

GQ
Андрей Калина Андрей Калина

Паралимпиада в Токио принесла Андрею Калине сразу три золотых медали

Собака.ru
Открыть в приложении