Оранжевая революция — это политический инструмент встраивания стран

ЭкспертОбщество

Цветная революция. Что дальше?*

Оранжевая революция — это политический инструмент встраивания стран в условный Запад на условиях этого Запада. Такова объективная экономическая реальность

Как и почему страны цветных революций теряют экономический суверенитет? Какой социальный слой более всего проигрывает в результате цветных революций? Есть ли внутренние победители? Что произошло бы в России, если бы нынешняя несистемная оппозиция в лице Навальный & Co. оказалась в Кремле? Чем отличаются цветные революции от национальных революций и революции 1917 года? Возможно ли, чтобы все это случилось с нами? Эти вопросы мы обсудили в своем очередном подкасте, сделанном на следующий день после того, как условный срок Навального был заменен на реальный. Мы захотели в сценарной дискуссии описать, что такое современная оранжевая революция. До разгрома ФБК оставалось еще несколько дней.

Для тех, кто не сможет дочитать этот текст до конца, вот несколько выводов.

1. Страны оранжевых революций теряют экономический суверенитет, потому что: а) этот суверенитет не нужен их национальным элитам и б) условный Запад, поддерживающий революционеров, имеет целью встроить все нужные экономические активы страны в свои цепочки, а остальные закрыть из соображений международной конкуренции. Если в стране есть национальные элиты, которым нужен экономический суверенитет, и они достаточно сильны, то оранжевая революция не завершается успехом.

2. Главный проигрывающий слой — средний бизнес, люди, близкие к технологическому развитию, средний класс в части, не связанной с медийной и, шире, культурной деятельностью или мелким бизнесом. Причина как раз в том, что страна включается в международное разделение труда по «остаточному» принципу. Ее развитие не нужно Западу, а революционеры организовать его своими силами не могут, да и, как правило, не хотят.

3. Какое-то время внутренними победителями оказываются люди, близкие к медиасреде. Они востребованы и для пропаганды новых ценностей, и для медийной борьбы оставшихся в живых крупных капиталистов. При этом свобода слова в стране ограничивается очень жестко.

4. Цветные революции, по большому счету — порождение глобализации и распада СССР и так называемого социалистического лагеря. Их важным отличием от национальных революций и революции 1917 года, как и Французской революции, является отсутствие долгосрочной социальной цели — национального освобождения или построения нового, более справедливого общества. Как уже было сказано, цветная революция — это политический инструмент встраивания страны в условный Запад.

5. Первичная программа действий цветных революционеров в России началась бы с приватизации крупнейших компаний одновременно с их разделением на более доходные и менее доходные части, что стало бы стартовым сигналом к экономической, а за ней и политической дезинтеграции страны. Продолжительность этого периода оценивается в полгода, однако даже этого времени у революционеров не было бы.

6. В России есть как минимум два препятствия для победы цветной революции. Во-первых, консолидированность элит. Во-вторых, Россия — это все-таки больше мир-экономика, некий цивилизационный центр, поэтому ее элиты фактически не могут быть интегрированы в условный Запад и в результате сохраняют понимание ценности национального суверенитета.

Теперь можно читать.

Вячеслав Суриков: Сегодня обсудим последствия оранжевых революций. В дискуссии участвуют Татьяна Гурова, главный редактор журнала «Эксперт»; Виталий Лейбин, редактор отдела науки и технологий; Александр Ивантер, заместитель главного редактора, и Дмитрий Евстафьев, политолог, кандидат политических наук.

Татьяна Гурова: Сегодня действительно очень острая тема, и я бы ее представила так. Мы собрались на следующий день после того, как условный срок Алексея Навального был заменен на реальный, и, соответственно, после двух с половиной несанкционированных митингов. Вчера вечером я получила несколько писем от знакомых — предпринимателей, медиков, которые писали: «Как же так, что происходит?» Они были возмущены происходящим. Кто-то выходил на улицы и демонстрировал свое несогласие. На этом фоне, в том числе по мотивам статей, которые были написаны в прошлом номере журнала «Эксперт», мы решили сделать беседу на несколько фантастическую тему. Если представить, что мечты людей, которые выходили за Навального, сбылись и Навальный, Волков, Ашурков находятся в Кремле и начинают управлять нашей страной, что будет происходить? Каковы будут последствия такого события? Начать этот диалог я предлагаю Александру Ивантеру, который подготовил статью о последствиях оранжевых революций, прежде всего с точки зрения того, что происходит с активами, с собственностью, с экономическим суверенитетом этих стран. Анализу были подвергнуты три страны — Грузия, Украина и Киргизия. Саша, что там происходило?

Грузия. Реальность

Александр Ивантер: Картина везде разная. Самым шокирующим кейсом оказался грузинский. Мы выяснили, что в большинстве отраслей командные высоты принадлежат уже даже не грузинскому государству и не грузинскому капиталу, а находятся в руках иностранцев. Примеров много, я коротко перечислю самые шокирующие. Скажем, крупнейший налогоплательщик Грузии — «дочка» азербайджанской SOCAR, национальной азербайджанской нефтяной компании, владеющей всеми газораспределительными сетями страны. Порт Поти, аэропорты Тбилиси, Батуми, энергораспределительные сети — все это находится в руках иностранцев.

Аэропортами владеет турецкая компания, договор об управлении до 2027 года. Энергораспределительными сетями — чешская международная компания и частично «дочка» «Интер РАО». Жемчужина цветной металлургии в руках «дочки» английской Stemcor. «Боржоми», всем известный бренд, — это часть международного холдинга, контролируемая российской «Альфа-Групп». В банковском секторе верхушка, первые два банка, не находятся в иностранных руках, это частные публичные компании, котирующиеся в Лондоне. Весь второй эшелон — это тоже «дочки» турецких банков, казахстанских, и российский банковский капитал также представлен.

Таким образом, фактически речь идет о десуверенизации экономики, и, конечно, с точки зрения российского гражданина, это вызывает просто шок, возмущение и даже где-то стыд за такую гордую нацию, которая лишилась контроля над ядром своих экономических активов. Но если задуматься чуть дальше, почему-то такого шока нет в Грузии. Мы не видим ни реставрационных тенденций, ни многотысячных демонстраций, хотя бы близко подобных тем, которые были в разгар «революции роз» 2003 года. Почему-то мы не видим движения крупных национальных магнатов, которые все еще есть. Это и Бидзина Иванишвили, и менее известные фамилии. Почему-то это не шокирует грузин, уже не говоря о том, что и внешнеполитический курс, и фактически вся армия, силовые структуры, вся военная доктрина и форма, и вооружение — это все уже фактически американское.

На этот вопрос, возможно, есть какой-то ответ, и этот вопрос может немного отрихтовать нашу будущую дискуссию. Потому что сравнивать напрямую страны, пережившие цветные революции: Киргизию, Украину, — и нашу ситуацию напрямую нельзя. Как бы драматично ни разворачивались экономические события в смысле уровня жизни, мировоззренчески мы все-таки другие. Мы мирэкономика в терминах Броделя…

Т. Г.: Вопрос, который я хотела бы адресовать Виталию и Дмитрию: потеря экономического суверенитета и отсутствие реакции национальных элит и народа на потерю экономического суверенитета в странах, переживших оранжевую революцию, — это нормальное явление? Какова его природа?

Дмитрий Евстафьев: Я отвечу на этот вопрос, но я бы немного с другого конца зашел. Почему мы говорим об Украине, о Киргизии, о Грузии, еще можно вспомнить периодические полуцветные революции в Молдове. Но ведь фактически единственной успешной цветной революцией, которая не повлекла катастрофических социально-экономических последствий, была цветная революция в Сербии, которую нам и пытаются продавать как образец цветной революции, как ненасильственный протест против квазиавторитарного режима. И это очень интересно. Потому что если мы посмотрим на Сербию, то революция в ней не привела к изменению экономических приоритетов и системы экономических связей. Сербия как была социально и экономически нацелена на Европейский союз, так и осталась. С точки зрения модели социального поведения ничего не изменилось. Изменилась только некая надстройка. Но по мере развития и выгорания потенциала революции нацеленность Сербии на интеграцию в Евросоюз в действительности стала ослабевать. Это уникальный случай. Но это случай, который считается классическим случаем цветной революции.

Теперь посмотрим на упомянутый вами случай на Украине. Тоже ведь очень интересный пример. А что, собственно, там экономически изменилось? Почти ничего. Как была олигархическая система организации управления активами с различными акторами из-за рубежа, начиная с китайцев и заканчивая венграми, так и осталась. А что совершила цветная революция? Очень просто: она фактически сломала иерархическую систему государственности. На примере Украины мы видим, конечно, незавершенный вариант, но очень близкую к завершенному варианту попытку сетевизации пространства, которое ранее было государством.

Поэтому в данном случае стоит вопрос, насколько кардинальной будет смена геоэкономических приоритетов, насколько эта цветная революция фундирована с точки зрения внешних связей. Например, цветная революция в Грузии была очень сильно фундирована с точки зрения внешних интересов. Прежде всего, конечно, в связи с вопросами о трубопроводах, но не только с ними.

Т. Г.: То есть вы хотите сказать, что степень потери экономического суверенитета зависит от того, насколько стране придется поменять геополитические связи.

Д. Е.: Именно так. И в целом, кстати, когда мы говорим, почему у Грузии получилось…

Т. Г.: А что у нее получилось?

Д. Е.: Они смогли поменять систему геоэкономических связей почти на противоположную. Цена этому была фантастически высокой. Самое элементарное — это падение уровня жизни. Еще более элементарное — утрата контроля над частью территорий, и я сейчас не имею в виду только Южную Осетию и Абхазию. Фактически центральная власть в Грузии не контролирует Батум, где заправляют турецкие компании, и не контролирует часть армянонаселенных территорий. И в данном случае это была неизбежная плата.

Но я хотел бы завершить мое выступление рассказом о том, как я пришел к своему пониманию цветной революции. Есть такая книга «Революция 2.0», написал ее человек, которого на Западе объявили организатором цветной революции в Египте, что совершенно неправда. Ваэль Гоним. Он компьютерщик, работник транснациональной компании в Египте, который и обеспечивал эту управляющую надстройку в интегрированных коммуникациях управления революцией площади Тахрир. И чувствуется, что он, конечно, не писал, но он диктовал. Это не за него написано. Его замели, привели в полицейский участок. И даже не полицейские, а служба безопасности, по большому счету, решает, что с ним делать. Все сходятся на том, что его надо обнулить. И он им начинает рассказывать свое видение мира. А они не понимают. Эти два слоя, полицейские и компьютерщик Ваэль Гоним, они находятся даже не в разных странах, они находятся на разных планетах. То, что он говорит, полицейским (а это обычные крестьяне, иногда даже полуграмотные) неинтересно.

И я пришел к следующему выводу, который хотел бы положить на стол, может быть. Технологическая и социальная трагедия любой цветной революции заключается в том, что она всегда или почти всегда бьет по тому слою, по той социальной страте, которая является посредником, буфером между архаикой (социальной прежде всего, но и экономической тоже) и модерном. Цветная революция эту страту выбивает: военных, полицейских, средний (не мелкий, а именно средний) бизнес, технологические страты. В Египте в результате революции площади Тахрир полностью исчезла технологическая страта. Кстати говоря, то же самое будет в Белоруссии. И в этом залог дальнейшей хаотизации социально-экономического пространства.

Украина. Реальность

Виталий Лейбин: Я бы сказал для начала, какова моя позиция. По происхождению я человек из Донецка, и в этом смысле мне особенно больно видеть, что это кино мы видим не первый раз. И больно видеть, что мы в этом сценарии движемся, причем все стороны движутся, в сценарии оранжевой революции. Действительно, пока в России это вряд ли близкая перспектива, но то, что множество людей движутся в этом сценарии, является для меня парадоксом. Поэтому хочется немного абстрактного, может, неэмоционального разговора о том, что неизбежно будет. И часть этого кино состоит в том, что очень хорошие, близкие, как Татьяна сказала, интеллигентные люди сейчас в эмоции, в общем-то, которую можно понять, это эмоция…

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Хомяки против кукловодов Хомяки против кукловодов

Инвесторы думали, что устроили революцию, но помогли заработать своим врагам

Эксперт
Двое дизайнеров помогали делать «Яндекс.Станцию» и SberPortal, чуть не задохнулись в Китае и придумали измеритель качества воздуха. История notAnotherOne Двое дизайнеров помогали делать «Яндекс.Станцию» и SberPortal, чуть не задохнулись в Китае и придумали измеритель качества воздуха. История notAnotherOne

Двое дизайнеров помогали делать «Яндекс.Станцию» и придумали измеритель воздуха

Inc.
​​​​​​​«Азербайджанцы ехали как в мирное время: ни завалов, ни разрушений, ни минных заграждений» ​​​​​​​«Азербайджанцы ехали как в мирное время: ни завалов, ни разрушений, ни минных заграждений»

Виктор Мураховский — о том, почему Армения проиграла войну за Карабах

Эксперт
Каршеринг или лизинг. В чем плюсы длительной аренды автомобиля вместо его покупки Каршеринг или лизинг. В чем плюсы длительной аренды автомобиля вместо его покупки

Почему взять машину на время выгоднее, чем покупать в собственность?

СНОБ
Бренды образования Бренды образования

Как попасть в престижный университет и стоит ли туда стремиться?

Forbes
Логика VS интуиция Логика VS интуиция

Как быть, если чувства подсказывают тебе действовать иначе?

Лиза
Депутат из Интернета Депутат из Интернета

Как заработать миллион подписчиков на депутатской деятельности

Эксперт
Политтехнологи Пригожина и выходцы из «фабрики троллей»: что известно о фонде, желающем признать «Медиазону» иноагентом Политтехнологи Пригожина и выходцы из «фабрики троллей»: что известно о фонде, желающем признать «Медиазону» иноагентом

ФЗНЦ — влияние на выборы в Африке, призывы к цензуре рунета

TJ
Солнечная петербурженка Солнечная петербурженка

Кристина Горбунова — официально Playmate 2020!

Playboy
Темная сторона аэробики Темная сторона аэробики

Сериал «В ритме жизни», злое исследование американских 80-х

Weekend
Американская космическая мечта Американская космическая мечта

Илон Маск вернул веру американцев в собственные космические запуски

Эксперт
От забвения до возрождения: новейшая история «Союзмультфильма» От забвения до возрождения: новейшая история «Союзмультфильма»

Кто и как превратил легенду «Союзмультфильм» в модный бренд

GQ
Зимние встречи на Алтае Зимние встречи на Алтае

На путешествие в Горный Алтай имеет смысл настроиться заранее

Наука и жизнь
Мнение: только плохие управленцы хотят вернуть сотрудников обратно в офис — так им проще скрывать своё безделье Мнение: только плохие управленцы хотят вернуть сотрудников обратно в офис — так им проще скрывать своё безделье

Как удаленная работа лишает менеджеров среднего звена деятельности

VC.RU
Наталья Гвоздикова. Берегите любовь Наталья Гвоздикова. Берегите любовь

Наталья Гвоздикова — о своем браке с Евгением Жариковым

Коллекция. Караван историй
Найдена бабочка – рекордсмен миграции Найдена бабочка – рекордсмен миграции

Репейница преодолевает по 1400 километров в одном направлении

National Geographic
Слушать кино: плей-лист режиссера Слушать кино: плей-лист режиссера

Алексей Камынин рассказал, как звуки помогают ему превращать буквы в текст

Esquire
Лучшие мотивирующие фильмы для злодеев Лучшие мотивирующие фильмы для злодеев

Фильмы. после которых сразу захочется встать и записаться в негодяи

Maxim
Как работает двигатель без ГРМ? Как работает двигатель без ГРМ?

Кристиан фон Кёнигсегг доказал всему миру, что ГРМ — лишняя дорогая деталь

Популярная механика
А я что могу? А я что могу?

За новым поколением онлайн-марафонцев сегодня следят сотни тысяч девушек

Harper's Bazaar
Как понять, что другой не стоит вашего времени Как понять, что другой не стоит вашего времени

Признаки людей, в отношения с которыми не стоит ввязываться

Psychologies
Когда искусственный интеллект заменит блогеров: мнение Аркадия Сандлера Когда искусственный интеллект заменит блогеров: мнение Аркадия Сандлера

Какой будет работа блогеров в будущем?

Популярная механика
Как общаться с пожилыми родителями? Как общаться с пожилыми родителями?

Как наладить взаимопонимание с пожилыми родителями и снять напряжение в семье?

Psychologies
Женщина сбежала от мужа-тирана и спустя 12 лет увидела свои фото в интернете Женщина сбежала от мужа-тирана и спустя 12 лет увидела свои фото в интернете

Популярный блогер поделился удивительной историей

Psychologies
Женя Калинкин и Даша Касьян Женя Калинкин и Даша Касьян

Создатели видеоканала о литературе «Что бы мне поделать, только бы не почитать»

Собака.ru
Хорошего мало: мультивитамины нередко бесполезны и даже вредны Хорошего мало: мультивитамины нередко бесполезны и даже вредны

Действительно ли прием мультивитаминов обязателен для поддержания здоровья

Cosmopolitan
Бегите к Торлониа Бегите к Торлониа

Выставка «Мраморы Торлониа. Собирая шедевры» сенсационна даже по меркам Рима

Weekend
Центр «Э» Центр «Э»

Пункты туристической программы в Эфиопии

National Geographic Traveler
Посидим, похрустим: 6 фактов из истории чипсов Посидим, похрустим: 6 фактов из истории чипсов

Чипсы не так просты, как кажутся, и им есть чем похвастаться.

Вокруг света
Как и чему сегодня учат в «Росатоме» Как и чему сегодня учат в «Росатоме»

Стратегическая цель «Росатома» — стать лучшими в раскрытии кадрового потенциала

Эксперт
Открыть в приложении