Дом. Труд. Ной

Как бездомным не дают уйти на дно

Русский репортерРепортаж

Дом. Труд. Ной

Как бездомным не дают уйти на дно

Дарья Соловьева

Год назад мы уже писали про благотворительную сеть приютов и работных домов для бездомных «Ной» — двадцать домов трудолюбия в Москве и Подмосковье, приютивших около шестисот человек, большая часть из которых работает, чтобы содержать тех, кто работать не может (см. репортаж «Ной на дне», «РР» № 4 (443) от 24 февраля 2018 года). Но если есть для нас вечные темы, каждый раз по-новому раскрывающие человеческое в человеке, то это как раз одна из них.

В подмосковной Ивантеевке среди особняков стоит желтый коттедж. Внешне он ничем не выделяется на общем фоне, только вот живут здесь не люди при деньгах, а бездомные. Этот филиал приюта «Ной» открылся еще несколько лет назад. Он тихо жил-поживал, пока недавно не нагрянула полиция. Жители испугались, что скоро окажутся там, откуда пришли, — на улице.

Только директор приюта Емилиан Сосинский не испугался. За свою жизнь он открыл уже несколько работных домов для бездомных и научился защищать их от милиции, злых соседей и плохой погоды за окном.

К батюшке от матушки

Долгое время Емелиан Сосинский не мог найти дело по себе.

Ему нравилось помогать людям, только ведь это нельзя назвать работой. Побывал и вожатым в школе, и наставником трудных подростков, но дохода это не приносило. Пытался делать бизнес, подрабатывал инструктором автошколы. И все же душа просила чего-то другого…

— Однажды я проснулся и понял, что со всех сторон — бетонная стена, — лихо крутит баранку Емелиан. Мы едем в Ивантеевку. На обочинах серый снег, на небе серые тучи.

— Как же эта стена выросла вокруг вас? — смотрю я на бородача с добрыми глазами, который ужасно походит на какого-нибудь отца церкви.

— А вот так! — многозначительно произносит он. — Я знал, что со мной будет завтра, послезавтра, через десять лет. Сейчас машина такая, а будет с турбогенератором, сейчас денег столько-то, а через пару лет несколько нулей добавится, но от этого мне веселее не станет… И мне расхотелось жить. Я где-то прочитал, что человек на самом деле живет во сне, и старался все время спать.

— Помогло?

— Смеешься? — косится он на меня. — А мне тогда не до смеха было. Я начал искать способ умереть, но так, чтобы не было больно. И тут мне подсказали: есть один старец прозорливый — сходи к нему. И я пошел. После службы монах всех в келью собрал, а мне сказал: «Тебя не возьму». И тогда я на Бога так обиделся, блин! А самому плохо. Снова выбрал храм и старца там подходящего нашел. Только он на меня посмотрел и сказал: «Ты, наверное, ученый, а у меня три класса образования». Развернулся и ушел. Я уже не понимал, что происходит. Тогда мне ученица подсказала: «Иди в храм и скажи: “Я к батюшке от матушки”». То ли пароль сработал, то ли чего, но батюшка со мной по душам поговорил. И я понял: выход из моего бетонного колодца есть. И тогда стал жить совсем в другую сторону…

— В другую сторону — это как?

— А вот так! — снова многозначительно кидает Емилиан. — Ты вон за окно посмотри, может, поймешь.

Я смотрю. Кто-то разорвал сизую тучу, и оттуда пробился луч солнца.

Дело хорошее, но…

Машина тормозит у желтого веселого особняка. С забора на нас настороженно глазеют камеры.

— Это мы после нашествия полиции поставили, — объясняет Емилиан. — Первый раз они вломились четвертого марта — всех собрали и в участок увезли.

— На каком основании?

— Я считаю, что без основания, — хмыкает он. — Хотя полицейские сказали, что у них есть сообщение о преступлении — заявление сестры какого-то нашего мужика. Типа он пропал, а она его разыскивает. Но даже это заявление не давало им права врываться! Поэтому они очень обрадовались, когда случайно нашли у нас судимого, — он то ли в розыске был, то ли еще чего. Ну, подержали его у себя две недели и отпустили. А через несколько дней снова явились. Парнишка их какой-то дверь начал дергать, а камеру увидел и в обход пошел: раз — на забор, а там другая камера, видишь? — снова тычет он пальцем в камеру на заборе. Я как кукла верчу головой, прослеживая направление:

— Вижу.

— Он с забора слез, потом милицейский автобус приехал. То есть они опять, скорее всего, хотели вывозить всех. А основания нет! И камеры стоят! Целый час они думали и все-таки уехали.

— А чего приезжали?

— Всем говорили разное. Кому-то сказали, что это был рейд ДПС совместно с ППС, и они просто стояли рядом с нашим домом. Кому-то сказали, что снова мужика того ловили, которого сами же отпустили. Мне начальник сказал, что они проверяли, не держим ли мы людей в рабстве, а во второй раз это вообще были «не его люди».

— У вас есть своя версия того, что произошло?

— Думаю, нас хотели выгнать. Понимаешь, бездомные — это бывшие судимые и алкоголики, почти все без документов. Пока мы их бумаги восстанавливаем, они должны, например, где-то лечиться — непонятно, за чей счет. Такой приют — серьезная нагрузка на все муниципальные службы. Однажды мне один начальник милиции сказал: «Дело, может, у вас и хорошее, но заниматься им на моей территории я не разрешаю». Нас отовсюду пытались выгнать, пока мы не встретились с одним генералом и договорились так: нам в каждом районе дают куратора участкового, а мы его в любое время пускаем на нашу территорию. Так все и было, пока у нас здесь не появился новый начальник. Я к нему недавно сходил и бумажку генерала показал: я же не против, чтобы у нас ловили преступников, если они есть.

— Кого-нибудь у вас находили за это время?

— Находили потеряшек, которых искали родственники. Как думаешь, зачем?

— Переживали, вот и искали.

— На самом деле, если человека в течение трех лет не смогли найти, его из жилья можно выписать. Ладно, пошли в дом!

В доме трудолюбия бездомный бездомного содержит

Сопи в две дырочки

Во дворе на лавочках треплются мужики, не забывая затягиваться сигаретами; в воздухе стоит густой запах крепкой махорки. Они уважительно кивают Емилиану, и тот исчезает в доме.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Краудфандинг Краудфандинг

Самые интересные предложения Planeta.ru за последние две недели

Русский репортер, август'19
Китай: Тайгоуцзе Китай: Тайгоуцзе

Вечно носить на руках обещают многие, исполняют обещание единицы

Вокруг света, август'19
Домашние войны Домашние войны

Рассказываем, как отстоять свою точку зрения и не испортить микроклимат в семье

StarHit, апрель'19
Революция ADAS Революция ADAS

Отныне Quattroruote будет оценивать функциональность ассистентов водителя

Quattroruote, май'19
«Что бы ни случилось, я тебе поверю» «Что бы ни случилось, я тебе поверю»

Почему проблема сексуального насилия над детьми касается всех

Русский репортер, апрель'19
Что произошло в мире моды за две недели Что произошло в мире моды за две недели

LVMH обходит Kering в продажах, диверсификации рынков и в благотворительности

GQ, апрель'19
Зима уже здесь Зима уже здесь

Эмилия Кларк опоздала на съемки, приклеившись к сиденью унитаза

StarHit, апрель'19
Потому что мы банда Потому что мы банда

Группа MBAND — постоянные участники фестиваля «ЖАРА»

OK!, апрель'19
Шоссе в никуда Шоссе в никуда

Маршрут Москва — Челябинск среди дальнобойщиков считался одним из самых опасных

Men’s Health, май'19
Нечеловеческое чувство Нечеловеческое чувство

Любовь не за и не вопреки бывает только межвидовая

Story, май'19
Мерцающий скелет: почему седлоносные жабы светятся изнутри Мерцающий скелет: почему седлоносные жабы светятся изнутри

Ученые обнаружили у ярко-оранжевых амфибий удивительное свойство

National Geographic, апрель'19
Вне игры Вне игры

Тата Карапетян, героиня самого громкого светского расставания сезона

Tatler, май'19
Город Гуру Город Гуру

Велнес-специалисты Лос-Анджелеса

Robb Report, май'19
25 все еще (почему-то) крутых вещей 25 все еще (почему-то) крутых вещей

В этом переменчивом мире есть вещи и люди, которые забыли выйти из моды

Maxim, май'19
Новый русский Новый русский

Кроссоверы сегодня производят все. Даже ленивые

4x4 Club, март'19
Благородное семейство Благородное семейство

Сравниваем именитых представителей класса среднеразмерных кроссоверов

АвтоМир, март'19
Пасьянс для двоих Пасьянс для двоих

Что стоит за результатами первого тура президентских выборов на Украине

Огонёк, апрель'19
Новый мир Джулиана Ассанжа Новый мир Джулиана Ассанжа

Что узнал и понял о Джулиане Ассанже «РР» за годы партнерства

Русский репортер, апрель'19
Кризис порно: как видео заменило нам реальный секс и что с этим делать Кризис порно: как видео заменило нам реальный секс и что с этим делать

Разнообразное качественное порно стало постепенно теснить реальный секс

Men’s Health, апрель'19
Вместе весело Вместе весело

За каждым талантливым сатириком и комендантом стоит женщина с чувством юмора

Лиза, апрель'19
Творческий вечер Творческий вечер

Никаса Сафронова лично прилетел поздравить брат Джулии Робертс

StarHit, апрель'19
Шиес: мы защищаем Родину от Родины Шиес: мы защищаем Родину от Родины

Почему так сложно выбросить столичный мусор за 1000 километров

Русский репортер, апрель'19
Как сойти за своего в обществе богатых людей: 5 правил поведения Как сойти за своего в обществе богатых людей: 5 правил поведения

Как часто богатые плачут — вопрос темный, но несомненно то, что они «тоже люди»

Men’s Health, апрель'19
Зимовка в Индии Зимовка в Индии

Длительное путешествие по Индии

4x4 Club, февраль'19
Прогулка по крыше Прогулка по крыше

Трекинг – самый простой жанр путешествия, по сути – встал и пошёл

National Geographic Traveler, апрель'19
Крабовые аукционы угрожают стабильности регионов Крабовые аукционы угрожают стабильности регионов

Чего ждать от нового порядка распределения квот на вылов краба через аукционы

Эксперт, апрель'19
Совсем другие Совсем другие

Безруков: О разнице времён и поколений, о том, нужно ли сегодня большое кино

Story, май'19
Тихо! Идет съемка Тихо! Идет съемка

Интервью со Станиславом Дужниковым

OK!, апрель'19
Дельфин: Такой слабый человечишка Дельфин: Такой слабый человечишка

Почему альбом «442» пугает автора

Русский репортер, апрель'19
За авторство ответишь За авторство ответишь

Еврокомиссия может одобрить спорную директиву об авторском праве

Эксперт, апрель'19