Будущее телевидения, онлайн-платформ и то, как на нем скажется смена эпох

Правила жизниРепортаж

«Лучший контент производят телевизионные люди»

Редакционный директор «Правил жизни» Сергей Минаев обсудил с генеральным директором «Газпром-Медиа Холдинга» Александром Жаровым будущее телевидения, онлайн-платформ и то, как на нем скажется смена эпох.

Александр Жаров, генеральный директор «Газпром-Медиа Холдинга»

Сергей Минаев: Есть вопрос, который меня волнует с момента нашей первой встречи. Ты окончил университет. Стал врачом, и довольно успешным. Ты когда-нибудь мог себе представить, что окажешься в кресле топ-медиаменеджера?

Александр Жаров: Если коротко – нет. Если подробно, дело было так. В 1997-м меня пригласили работать обозревателем в популярный медицинский журнал. Я начал писать. Потом работал в информагентстве, потом – на телевидении. Пожалуй, я только на радио не работал. Поэтому к СМИ я имею отношение давно. С 2000 года я был на госслужбе и тоже занимался СМИ непосредственно или опосредованно. Когда в 2008-м меня назначили заместителем министра связи и массовых коммуникаций, я курировал отрасль. Ну и потом – 8 лет в Роскомнадзоре. Тоже прямое отношение к СМИ. А затем – достаточно неожиданно для меня – мне предложили возглавить «Газпром-Медиа». Я согласился сразу. Потому что, во-первых, это интересно, во-вторых, – безусловно, вызов.

Сергей: У каждого есть детские воспоминания о телевизоре. У меня такое: конец 1980-х, идет передача «Что? Где? Когда?». Ведущий говорит: «Мы хотим замерить аудиторию». А никаких инструментов нет. Он говорит: «Выключите на пять секунд телевизоры». И я вижу, как гаснет весь квартал за окном. Ты помнишь свое первое знакомство с теликом?

Александр: Такой истории у меня нет. Но российское телевидение на переломе 1980-х и 1990-х, безусловно, сильно изменилось. Я – тогда еще молодой человек – просто впитывал все новое. Меня больше всего интересовала музыка и программы «50 х 50», «…До 16 и старше», «МузОбоз». Безусловно, это было событие. Мы слушали новую русскую музыку, западную музыку, видели и живого Цоя, «Наутилус Помпилиус». Это было неожиданно и просто оглушительно. И меня всегда интересовал юмор.

Сергей: Если не считать КВН, то первое юмористическое шоу на ТВ за пустил НТВ. «Оба-на!» с Угольниковым.

Александр: Конечно. Оно недолго просуществовало, все переругались. Но это тоже было событие.

Сергей: Вот ты приходишь в «ГазпромМедиа». В этот момент у нас уже есть три кита: Эрнст, Добродеев и Кулистиков. Как ты себя ощущаешь рядом с ними? Вы же встречаетесь на совещаниях, на мероприятиях.

Александр: Мне было абсолютно комфортно, потому что мы были знакомы давно. У Олега Борисовича Добродеева я работал, был его замом. Не очень долго, чуть больше года. Это были месяцы, насыщенные общением с профессионалами.

Сергей: Одно дело – ты с ним когда-то работал. Другое – сейчас ты с ним конкурируешь.

Александр: У нас как были хорошие отношения, так и остались. У меня не было намерения доказать им что-то. В мои руки попала очень большая компания, и я рассуждал как менеджер: что мне нужно сделать, чтобы удержать доли, что сделать, чтобы повысить прибыльность? Как у гендиректора у меня один ключевой показатель – прибыльность компании. И она складывается из множества элементов. Поэтому дискомфорта или ощущения «ох, я попал на битву» – такого не было. Я все-таки считаю, что мы работаем в одной индустрии. Я всегда чувствовал, что коллеги относятся к ней бережно. В свое время они ее создавали. То самое телевидение, которое мы только что обсудили.

Сергей: Мы все на кого-то ориентировались или у кого-то учились. Ты можешь назвать своих учителей?

Александр: Один из базовых моих принципов – это, как говорил кто-то из древних, нет друзей, нет врагов, есть учителя. Все, с кем мы сталкиваемся, чему-то учат.

Сергей: Начиная с конца 1990-х российское телевидение уже было масштабным и интересным. Если мы будем сравнивать с европейским рынком, например. Мы сделали его раза в три сильнее. А сейчас ты что-то брал из западных медиа?

Александр: Все-таки «ГазпромМедиа» – это крупнейший холдинг, который производит массу оригинального продукта. Я думаю, это одна из наших сильных сторон. Мы и сейчас занимаемся разработкой собственных форматов. Так получилось, что все западные форматы канули в лету. И мы очень внимательно смотрим на развивающиеся рынки – например, на Корею. Абсолютный хит НТВ последних лет, шоу «Маска», – продукт, придуманный корейцами. У них этот формат называется The Masked Singer.

Сергей: Франшиза.

Александр: Верно. Мы работаем с турками. Наша «Музыкальная интуиция» – это франшиза турецкого формата. Сейчас с продюсером Данилой Шараповым мы снимаем русскую версию абсолютного женского хита «Постучись в мою дверь».

Сергей: Давай немного о хитах поговорим. Ты помнишь эти длиннющие сериалы из 1990-х? «Богатые тоже плачут», вся эта латиноамериканская история. Куда она делась? Все эти сериалы до сих пор производятся.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Дорого внимание Дорого внимание

Ольга Карпуть разбирается, действительно ли юмор продает

Правила жизни
Татьяна Столяр — о коллекционировании, терапии и умении говорить «нет» Татьяна Столяр — о коллекционировании, терапии и умении говорить «нет»

Коллекционер Татьяна Столяр — о ее взаимоотношения с современным искусством

РБК
Александр Ширвиндт Александр Ширвиндт

Александр Ширвиндт, актер, режиссер и писатель, Москва, 89 лет

Правила жизни
«Худшая компания в нашей истории» «Худшая компания в нашей истории»

Скандальная история ArcelorMittal в Казахстане подходит к концу

Монокль
Почем газ для народа? Почем газ для народа?

Для нескольких миллионов семей газификация их жилищ — годами лелеемая мечта

Эксперт
Миссия — поднять настроение: 10+ лучших новогодних комедий Миссия — поднять настроение: 10+ лучших новогодних комедий

Собрали для тебя восхитительные рождественские юмористические фильмы

VOICE
Сбор биометрии посеял панику Сбор биометрии посеял панику

Чем на самом деле угрожает сбор биометрических данных

Эксперт
В природе вещей В природе вещей

Спокойный стиль, природные оттенки и люксовая мебель в интерьере виллы

SALON-Interior
А мне летать охота: как стать бортпроводником А мне летать охота: как стать бортпроводником

Плюсы и минусы работы бортпроводником

ТехИнсайдер
Ренат Давлетьяров: «В режиссуре главное — знать, когда остановиться» Ренат Давлетьяров: «В режиссуре главное — знать, когда остановиться»

Режиссер и продюсер «Человека ниоткуда» — о том, как шла работа над фильмом

Монокль
4 сигнала, что вас скоро уволят 4 сигнала, что вас скоро уволят

Тревожные звоночки о том, что с вами хотят попрощаться

Psychologies
План Б по-американски План Б по-американски

Как Брэд Питт стал последней голливудской звездой

Weekend
Лети и смотри Лети и смотри

Кино Михаила Калатозова как история СССР, борьбы идеологий и покорения неба

Weekend
Как кибернетические протезы делают общество лучше и справедливее Как кибернетические протезы делают общество лучше и справедливее

Как технологии делают жизнь людей проще и комфортнее

ФедералПресс
«Сфера» развлечений «Сфера» развлечений

Летом 2023 года над Лас-Вегасом засветилась Луна и превратилась в огромный глаз

ТехИнсайдер
Сны Алины Сны Алины

Актриса Алина Гвасалия — о неисчерпаемых возможностях копирования самого себя

Grazia
В поисках альтернативы В поисках альтернативы

Нередко самая вкусная еда, одновременно является самой вредной. Как быть?

Лиза
Что делать, если у вас чешутся глаза Что делать, если у вас чешутся глаза

Почему возникает зуд в глазах и почему их ни в коем случае нельзя тереть

ТехИнсайдер
Курьера-инвалида уволили после жалобы клиентки: почему люди так боятся тех, кто на них не похож Курьера-инвалида уволили после жалобы клиентки: почему люди так боятся тех, кто на них не похож

Почему иногда мы так сильно хотим избавиться от тех, кто не похож на нас?

Psychologies
Наталья Оксентюк: «В каждом из нас живет внутренний родитель, взрослый и ребёнок. И важно, чтобы они были в гармонии» Наталья Оксентюк: «В каждом из нас живет внутренний родитель, взрослый и ребёнок. И важно, чтобы они были в гармонии»

Кто такие внутренний родитель, взрослый и ребенок?

Здоровье
Крадущийся тигр, возбудившийся дракон Крадущийся тигр, возбудившийся дракон

Рассказываем, какую роль играет секс в Японии и Китае

СНОБ
Работа над отношениями Работа над отношениями

Как остановить офисные конфликты и сохранить свой степлер неприкосновенным

VOICE
Елена Карпенко: «Самым главным по-прежнему остается контент» Елена Карпенко: «Самым главным по-прежнему остается контент»

О конкуренции традиционного ТВ и онлайн-платформ

РБК
Верим в добрые приметы Верим в добрые приметы

В новогоднюю ночь мы, как дети, начинаем верить в чудеса и приметы

Лиза
Владимир Никифоров: «Нельзя ни на минуту забывать, что ботокс, хоть и разведённый в миллионы раз, всё-таки смертельно опасный яд» Владимир Никифоров: «Нельзя ни на минуту забывать, что ботокс, хоть и разведённый в миллионы раз, всё-таки смертельно опасный яд»

Как яд стал медицинским препаратом? Отвечает доктор медицинских наук

Здоровье
Зажгите искру любви! Вот почему отношениям нужна «романтическая ностальгия» Зажгите искру любви! Вот почему отношениям нужна «романтическая ностальгия»

Как воспоминания о хороших временах могут углубить вашу связь с партнером

ТехИнсайдер
Большой ресурс для маленькой компании Большой ресурс для маленькой компании

Где предпринимателю взять деньги на развитие бизнеса?

РБК
История одной вещи: шапка-фернанделька, ставшая атрибутом пацанов 1980-х История одной вещи: шапка-фернанделька, ставшая атрибутом пацанов 1980-х

У такой вязаной шапки с узорами было несколько вариаций и еще больше имен

Правила жизни
Кто позолотил яйца Кто позолотил яйца

Ведомства не хотят верить в объективные экономические причины удорожания яиц

Монокль
Игорь Миркурбанов: «Любое пение должно быть актерским» Игорь Миркурбанов: «Любое пение должно быть актерским»

Игорь Миркурбанов о своем новом спектакле-концерте и песнях Сергея Наговицына

Монокль
Открыть в приложении