За последние годы в России появилось несколько знаковых парков мирового уровня

ЭкспертОбщество

В поисках идеального парка

За последние несколько лет в России появилось несколько знаковых парков мирового уровня. Каждый из них — попытка дать свой ответ на вопрос, что такое парк в современном мире

Алексей Щукин

Россия на двадцать лет забыла о парках. В 1990-е и 2000-е новых проектов не появлялось, а старые пребывали в запустении. В 2010-е парки неожиданно вернулись в повестку городских властей. И первые же проекты показали, что качественные общественные пространства не только улучшают городскую среду, но и могут создавать в обществе позитивный настрой. Парки вошли в моду: ни одно сооружение последних лет не привлекало столько внимания и не вызывало столько споров, как парк «Зарядье».

Помимо «Зарядья» за последние несколько лет в России был реализован ряд весьма интересных проектов, например парк бизнесмена Галицкого в Краснодаре, ряд проектов в Татарстане, которые имели международный резонанс и получали международные награды. На очереди новый мегапроект: в Санкт-Петербурге на месте несостоявшегося Судейского квартала должен появиться парк «Тучков буян». Он должен стать ответом северной столицы московскому «Зарядью».

Все эти проекты не просто «территория с растениями, дорожками и лавочками», а современные парки, выстроенные совсем в другой логике. Прошедший в Казани конгресс World Urban Parks (WUP) позволил соотнести новые российские парки с мировыми трендами и лучше понять, что такое современный парк.

Перезапущенный «Горкинско-Ометьевский лес» в Казани — один из лучших в России парков классического типа. Это большой лесной массив, насыщенный спортивной инфраструктурой, местами для семейного отдыха и интересными арт-объектами

Все началось с Парка Горького

«Парковая революция» началась в России в 2011 году с перезапуска столичного Парка Горького. Из парка убрали аттракционы, насытили арт-объектами, новым общепитом и активностями. Этого оказалось достаточным, чтобы парк приобрел невероятную популярность. В нем в считанные месяцы полностью сменилась аудитория: любителей аттракционов, приезжих из Подмосковья и празднующих День десантника сменили хипстеры и передовая молодежь. Интересно, что для перезапуска Парка Горького английское архитектурное бюро LDA подготовило концепцию развития территории. Но она до сих пор не выполнена и на 20%: новая жизнь парка случилась и без радикальных изменений и огромных инвестиций.

Почему правительство Москвы неожиданно решило перезапустить парк? Бывший руководитель Парка Горького Сергей Капков, который восемь лет назад эти изменения инициировал и реализовал, на конгрессе WUP так вспоминал исходную точку проекта: «Почему мы убрали аттракционы? Все аттракционы были очень старые, они отработали много лет в Европе и дальше очень плохо эксплуатировались в России. С учетом сложного российского климата аттракционы были просто опасны для жизни». Однако есть и другая, конспирологическая версия: контингент отдыхающих в парке поменяли ради Дарьи Жуковой — подруги Романа Абрамовича, которая планировала открыть в нем музей «Гараж». Любителям современного искусства соседство с пьяными десантниками было совсем ни к чему. То, что Капков много лет работал с Абрамовичем, — косвенное подтверждение этой версии.

С перезапуска Парка Горького началась программа благоустройства общественных пространств в Москве, были обновлены основные парки столицы. Параллельно со столицей с 2015 года парками стали активно заниматься в Татарстане. Начав с нескольких парков и получив хорошую обратную связь от горожан, под прямым руководством главы Татарстана Рустама Минниханова была развернута масштабная программа развития общественных пространств. За несколько лет было реализовано более 370 проектов обновления парков, набережных, скверов. Только бюджетные инвестиции в программу составили семь миллиардов рублей. Несмотря на ударные темпы, Татарстану удалось задать весьма высокую планку качества. В этом году программа развития общественных пространств республики получили архитектурную премию Ага Хана. А казанский парк «Лебяжье», где удалось восстановить озеро, как и краснодарский парк Галицкого, — премию Eurasian Park Awards. Как же новые российские проекты соотносятся с мировыми трендами?

Сингапурский Gardens of the Bay — один из самых посещаемых и необычных парков, построенных в последнее десятилетие

Тренд 1: урбан-парк

«Где же собственно парк? Почему так мало зелени?» — спрашивал два года назад каждый второй москвич после открытия парка «Зарядье». Понятно, что новый парк — это всегда в какой-то степени полуфабрикат: высаженные деревья будут расти многие годы, прежде чем стать взрослыми. Но «Зарядье» умышленно был сделан не похожим на привычный парк: в нем всего 700 деревьев на десять гектаров территории. Он изначально был спроектирован в духе «природного урбанизма» как гибридное общественное пространство, где природа сочетается с городом. Это слияние подчеркивается даже дизайном, когда дорожки как бы растворяются в природе.

Парк похож на гигантский слоеный пирог толщиной 28 метров. На нижнем «слое» разместилась огромная автостоянка. Уровнем выше — несколько зданий, спрятанных в искусственном рельефе: два ресторана, медиацентр, образовательный кластер. Сам парк разбит на огромной, сложной по конфигурации кровле этих зданий. Для этого было насыпано полторадва метра земли. В результате получился урбан-парк: подобные эксперименты в попытке найти новый баланс застройки и природы довольно активно идут в мире. В частности, в урбан-парки активно перестраивают бывшие заводы (Германия) и автострады (Мадрид, Сеул).

«Зарядье» является прецедентом по целому ряду моментов. Это первый случай, когда власти отказались от застройки престижного участка земли коммерческими зданиями и отдали его под общественные функции. Другой прецедент: победившие в конкурсе авторы концепции проекта — американское бюро Diller Scofidio + Renfro — участвовали в проекте до конца. Это невероятная редкость: обычно иностранных победителей архитектурных конкурсов в России в какой-то момент «уходят» из проекта, и стройка ведется по чертежам ноунейм-проектировщиков, что сказывается на качестве.

Самый спорный момент «Зарядья» — очень высокая для парка плотность застройки. На участке в десять гектаров построили недвижимость площадью 70 тыс. квадратных метров. Этого не было запланировано в американской концепции. И это редкий случай, когда дополнительная застройка возникла не из жадности, а из страха. «В какой-то момент организаторы проекта перестраховались. Они испугались, что зимой посетителей в парке не будет и пустынная территория рядом с Кремлем вызовет вопрос: разумно ли были потрачены бюджетные деньги? Тогда решили внести в проект несколько магнитов — всесезонных объектов: мультимедиацентры, дополнительные рестораны. Людей они, конечно, привлекли. Но к каждому зданию надо сделать дорожки, перед ним сделать площадку. Все это пришлось сделать, забрав пространство у зелени», — говорит один из архитекторов, участвовавших в проекте.

«Зарядье» — пример нового для России гибридного общественного пространства с типологией urban park

Парк «Зарядье» оказался весьма успешным проектом. По словам главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, за два года его посетили 23 миллиона человек. Он стал лауреатом нескольких международных премий. И поэтому неудивительно, что успех такого формата парка решили разделить в Санкт-Петербурге. В городе началась подготовка архитектурного конкурса на создание парка «Тучков буян» на месте несостоявшегося Судейского квартала. «Я так понимаю, что есть некий моральный аналог — “Зарядье”, где активно используется подземное пространство, а сверху — парковая зона. Только у нас театр, а там концертный зал», — говорит руководитель архитектурной мастерской «Студия 44» Никита Явейн.

Тренд 2: парки учатся зарабатывать

Еще четверть века назад большинство парков в мире были на полном обеспечении муниципалитетов. Сегодня же очевиден тренд на то, что парк должен зарабатывать и сам. Основные источники дохода — коммерческие площади в парках и разнообразные фестивали, ярмарки. За счет коммерции парки создают новые сервисы для посетителей и «отбивают» часть затрат на эксплуатацию, снижая бюджетные расходы.

Коммерциализация парков только набирает обороты, но в отдельных случаях она уже привела к негативным последствиям. «В Великобритании уже есть примеры, когда парк начал зарабатывать существенные суммы за счет частых больших концертов и музыкальных фестивалей. Но средства уходили в общий котел муниципалитета и не инвестировались в достаточном количестве. Что в итоге? Парк с вытоптанными газонами и разрушенной чрезмерной нагрузкой инженерной инфраструктурой. Средства, которые нужно вложить теперь в парк, превышают полученную прибыль», — говорит председатель Европейского комитета организации World Urban Parks Кевин Халпенни.

Лучшим парком года на конгрессе World Urban Parks был признан парк Чапультепек в Мехико

«В России за последние годы научились неплохо придумывать парки, есть опыт их строительства. Но как управлять парком и зарабатывать, пока до конца непонятно. Это та задача, над которой бьются сегодня управленцы», — говорит директор одного из региональных парков. Уже есть первый опыт использования мегасобытий для коммерциализации парков. «За счет проведения чемпионата мира по профессиональному мастерству WorldSkills-2019 за неполный 2019 год общественные пространства Казани сгенерировали порядка семи миллионов рублей выручки, хотя за весь 2018 год сумма их собственного заработка не превысила 2,7 миллиона рублей», — говорит директор МБУ «Дирекция парков и скверов города Казани» Марат Закиров. Есть примеры и самоокупающихся парков. В частности, с прибылью работает компания «Парки Ижевска», управляющая ключевыми общественными пространствами города.

С точки зрения коммерции крупные московские парки, очевидно, находятся в привилегированном положении. Парк Горького, как заявляла бывший директор парка Ольга Захарова, вышел на самоокупаемость уже в 2013 году. Однако если учитывать не только затраты на содержание, но и инвестиции, то ведущие столичные парки — Парк Горького, «Сокольники» — зарабатывают сами порядка 40–60% годового бюджета.

Доходы «Зарядья» примерно вдвое меньше текущих расходов. Впрочем, коммерциализация парка умышленно сдерживается. «“Зарядье” мог бы достаточно легко выйти на самоокупаемость. Для это нужно всего лишь его огородить и сделать платным вход на территорию плюс продавать билеты на “Парящий мост”. Но парк, естественно, на это не пойдет, так как у него есть социальная функция», — говорит бывший директор «Зарядья» Павел Трехлеб, который менее месяца назад возглавил Парк Горького.

У провинциальных и столичных периферийных парков возможностей заработать намного меньше. «Тот же Парк Горького львиную часть денег зарабатывает на рекламе: компании продвигают свои бренды на разных мероприятиях. Понятно, что парк на окраине совершенно неинтересен рекламодателям», — говорит один из консультантов.

Возможности зарабатывать лимитируются и рекреационными возможностями парков. В ряде столичных парков фестивалей и событий уже настолько много, что о тихой прогулке можно и не мечтать. Баланс между коммерциализацией, активностями и возможностями спокойного отдыха на природе еще предстоит найти. Но понятно, что для каждого парка этот баланс индивидуален.

Тренд 3: парк за частные деньги

«В Мехико почти двадцать лет не могли решить судьбу одной крупной территории, жильцы района яростно сопротивлялись коммерческой застройке. И вот несколько лет назад компромисс был найден: застройщик строит жилой район, используя 30 процентов участка. А на остальной территории за свои деньги создает публичный парк. Такое решение устроило и жителей, и муниципалитет. Так возник парк La Mexicana. Таких проектов создается в мире все больше и больше», — говорит директор-основатель World Urban Parks, министр охраны окружающей среды Мехико Таня Мюллер.

В России такие схемы тоже начинают реализовываться девелоперами. Парки становятся магнитами для покупателей, значительно поднимая комфорт среды. В теории они должны поднимать стоимость недвижимости, расположенной около них. По данным Knight Frank, в мире соседство с зеленой зоной обычно увеличивает стоимость недвижимости на 10–30%. Первый крупный проект — «Тюфелева роща» — возник в рамках жилого проекта «Зиларт». Второй — «Зеленая река» — появился как часть нового жилого массива «Символ». В обоих случаях речь идет об освоении бывших крупных промышленных промзон, и, пожалуй, без парковой инфраструктуры реализация таких масштабных проектов была бы крайне затруднительна.

Проблема в том, что российские девелоперы пока крайне редко идут на создание парков. Хотя очевидно, что парк — это не роскошь, а обязательный элемент современной жилой застройки. В этом отношении российская застройка проигрывает новой городской среде в Китае, где новые современные качественные парки в жилых районах уже норма.

Тренд 4: идти против тенденций

Самый удивительный современный частный парк в России был возведен миллиардером Сергеем Галицким в Краснодаре. Галицкий не нацелен на получение каких-то коммерческих дивидендов от парка — это просто его подарок городу. Инвестиции в парк сегодня оцениваются в четыре миллиарда рублей.

Интересно, что с эстетической точки зрения парк Галицкого пошел против мировой моды: например, классические парки сегодня часто проектируются исходя из локальной идентичности места. Парк Галицкого иной. «Мы умышленно не реагировали на контекст. Это просто инопланетный корабль, севший в Краснодаре. Важно было показать, что можно по-иному», — говорит директор российского офиса архитектурного бюро GMP Игорь Марков.

Другой необычный момент: парк Галицкого очень геометричен и архитектурен. Он, скорее, похож на классический французский парк с его регулярными структурами, чем на модные сегодня в мире проекты в духе английских парков с их подобием дикой природы. Многие парки стараются выглядеть так, как будто рука человека их не касалась. «Перед нами стояла задача создать парк, который выглядел бы готовым уже сейчас, а не через пятнадцать лет. Конечно, мы использовали для посадки максимально высокие деревья. Но кроме этого мы старались сделать акцент на архитектуру, на качество материалов. Через десять лет природа будет доминировать, но парком можно наслаждаться уже сейчас», — говорит Игорь Марков.

У геометричности парка Галицкого есть и еще одна причина: он расположен около стадиона «Краснодар», а значит, двадцать раз в году должен выдерживать наплыв десятков тысяч болельщиков. Если бы строгой геометрии и придуманных сценариев использования не было, парк не справился бы с таким человеческим потоком.

Парк «Тюфелева роща» в новом районе «Зиларт»

Тренд 5: wow-эффект и разнообразие

Если говорить о тенденциях в проектировании новых парков, то нельзя не отметить еще два тренда. Первый — создание дорогостоящих суперпарков, рассчитанных на wow-эффект. Это не места для тихого отдыха, а наоборот. Такие паркиаттракционы должны интриговать, ломать привычные рамки, поражать и, как следствие, привлекать туристов. Места и виды для селфи в них могут быть важнее уникальных растений или тонкой игры с пространством. В России к такому классов парков относится «Зарядье». «Конгресс показал, что перед Сингапуром и Москвой, создающими невероятные парки-суперзвезды, стоят схожие вызовы, несмотря на разный климат, расстояние, ментальность. Что мы не провинциальны», — говорит помощник президента Республики Татарстан Наталия Фишман-Бекмамбетова.

Самый яркий пример в мире — проект The Garden of the Bay в Сингапуре. Он состоит из собственно парка, где знаковым элементом являются огромные ярко подсвеченные искусственные деревья, и гигантских оранжерей со всевозможными экзотическими растениями. Сингапурское «чудо света» обошлось властям в миллиард долларов.

Второй тренд: всевозрастающее разнообразие в рамках одного проекта. Современный парк отчасти становится похож на классические китайские сады, когда на небольшой территории может создаваться сразу несколько хоть и небольших, но самодостаточных миров. Стремление к разнообразию отражает растущую дисперсию в обществе. Посетителями общественных пространств становятся люди разных возрастов, религий, интересов — современный парк должен постараться быть интересным для всех.

Линейный парк «Зеленая река» пока проходит только через жилой комплекс «Символ», но через несколько лет протянется на два километра

Конгресс World Urban Parks стал самым крупным международным мероприятием, посвященным паркам в России за десятилетия. Мы попросили иностранных экспертов рассказать о мировых трендах в паркостроительстве.

«В повестке дня — города-парки»

Председатель Европейского комитета организации World Urban Parks Кевин Халпенни.

— Городской общественный парк, доступный для всех, — весьма свежий феномен. Ему менее двухсот лет. Как менялись парки и какая фаза развития сегодня?

— В Англии законодательство по паркам изначально относилось к сфере здравоохранения. Во времена промышленной революции работодатели видели, что их работники очень недолго живут. И парламент принял законы, чтобы появилось пространство, куда люди могли удалиться от загрязненных районов, спрятаться от дыма. В викторианскую эпоху пассивного отдыха стало меньше, а развитие парков было связано со спортом. Для соревнований нужны были специальные пространства. К концу Первой мировой войны было очень много частных землевладений, которые отошли государству по налоговым причинам. Зеленые зоны вокруг этих имений стали общедоступными. В это же время люди начали увлекаться природой, наблюдениями за птицами и просто поездками за город. То есть виды деятельности в парках постоянно менялись.

Сейчас я вижу очередное изменение отношения к паркам. Люди не хотят ходить в них по особым поводам. Они хотят фактически жить в парке или очень близко к парку, чтобы он был частью ежедневного отдыха.

— Что еще актуально для парков сегодня?

— Парки сегодня должны проектироваться как полноценная зеленая инфраструктура, брать на себя больше функций. Так, парки могут частично заменять привычную инженерную инфраструктуру, чтобы бороться с наводнениями, затоплениями. Вместо многочисленных труб мы можем работать со сточными водами за счет ландшафта. Чтобы не затапливались дороги и дома, мы можем удерживать воду озерами или местами, которые становятся водоемами во время сильных дождей. В моих парках обычно есть места, которые работают как дренажная система города.

Если переходить на более глобальный уровень, то можно сказать, что нам в ближайшие годы придется перепридумать и перестроить массу городов. Ведь к 2040 году в городских районах будет жить более 70 процентов населения планеты. Сейчас мы можем говорить о формировании городов-парков. В этом июле я подписал первый устав национальных городовпарков, а Лондон стал первым национальным городом-парком, где при развитии приоритет отдается зеленым пространствам. Мы движемся от «эго» к «эко».

— Когда вы убеждаете власти создавать новый парк, на какие аспекты вы делаете акцент?

— В первую очередь, мы говорим о здоровье. Есть научные подтверждения того, что наличие хорошего зеленого пространства влияет на ряд факторов. Например, польза чистого воздуха очевидна. Доступ к физическим упражнениям держит вас в форме, и вы живете дольше. Парки способствуют социальному взаимодействию: вы не чувствуете себя одиноким, снимается стресс, уровень кортизола в организме становится меньше, снижается артериальное давление. И так далее. Все вместе это дает возможность людям жить дольше и более счастливо. Это можно рассмотреть и с точки зрения экономики: здоровые люди меньше нуждаются в лечении, меньше времени тратят на выполнение работ. Места с хорошими парками привлекательны для проживания. Люди с хорошим образованием стремятся жить там. Компании, особенно в области информационных технологий, фармацевтики, которые зависят от высококвалифицированных сотрудников, перемещаются в такие регионы вслед за людьми, которые хотят жить здесь. Мы называем это «круг достоинств». Сейчас мы видим это на примере Татарстана и Казани в особенности.

— Что вы думаете по поводу нарастающей коммерциализации парков?

— Это очевидный тренд, он начался лет пятнадцать назад. Люди чувствуют, что парк должен сам себя обеспечивать, зарабатывать на мероприятиях и активностях. Но это опасная концепция. Хорошо, если в парке будут дополнительные услуги, за которые люди могут заплатить. Должны быть мероприятия, магазины, кафе. Но мы должны принять, что парки являются частью зеленой инфраструктуры и требуют каких-то бюджетных расходов. Дороги сами себя не окупают, мы не ждем этого и от канализационных систем.

— Какие еще тренды вы можете отметить?

— Есть сдвиг от декоративных растений к более природным. Люди больше не хотят видеть так много декоративных растений. В том числе из-за вопросов изменения климата. Изменился и паттерн содержания парков. Раньше были гектары коротко стриженной травы, сейчас этого все меньше, появилось разнообразие подходов.

— Какие парки, созданные в последние годы, вы можете отметить?

— Олимпийский парк в Лондоне. Он изначально проектировался с учетом постолимпийской истории. Это очень интересно, потому что там жилье интегрировано в парк, это хороший пример нового типа зеленой инфраструктуры. Еще выделю городской парк Мельбурна. Там полностью изменили подход: парк там плавно перетекает в ландшафт. Граница исчезает: люди, входя в парк, даже не осознают этого. Парк становится городом, а город — парком. В России мне понравилось «Зарядье». Слышал много хорошего о казанских парках, но пока их не видел.

— Не слишком ли много недвижимости и активности в «Зарядье»?

— Не думаю так. Местоположение диктует правила игры: очень трудно сделать парк там, где его будут использовать миллионы людей. Мне понравилось, что там есть тундра, различные типы ландшафта. Понравилась смотровая площадка и то, что он действительно многофункциональный и всепогодный. При этом в Москве много парков и скверов, где можно побыть наедине с природой.

«Зарядье» — это активно используемое, знаковое иконическое пространство. Это не парк в спальном районе. В высокоурбанизированных районах можно найти много таких парков, например в Азии. В этих парках силен архитектурный подход, они очень сложны с точки зрения инженерии. Это парк совсем другого типа. Скорее его можно сравнить с городской площадью: туда люди приходят встретить друг друга. В то время как в обычном парке они хотят избежать контакта с людьми. Этот парк — для того, чтобы видеть и быть увиденными. Wow-эффект вместо успокоения.

«Современный парк должен развлекать»

Основатель и экс-директор сингапурского Gardens by the Bay Киат В. Тан.

— Вы принимали участие в создании «Садов у Залива» — одного из удивительных парков последних лет. Как вам удалось создать туристическую Мекку?

— Самое удивительное, что мы не рассчитывали на туристов. «Сады» строились для сингапурцев. При создании парка мы ставили внутренние цели. В Сингапуре очень жарко — новым парком мы улучшали микроклимат и создавали место для отдыха. У нас проживает много национальностей, и новый парк создает пространство для их коммуникации. «Сады» — место, которым можно гордиться, которое сплачивает нацию. Но получилось так, что парк привлек туристов — их сегодня примерно половина. Что делать, если оказался в Сингапуре? Поесть, сходить на шопинг и посмотреть «Сады».

— Сколько стоил проект? Каковы его экономические показатели?

— Его стоимость — чуть больше миллиарда долларов. Операционные расходы на содержание объекта покрываются за счет трети продаваемых за год билетов. Гулять по парку можно бесплатно, билет нужен для того, чтобы попасть в сами оранжереи. Цена варьируется по уровням. Для детей и военных — бесплатно, для горожан цена льготная — 15 евро. Они также могут купить сезонный годовой билет. А полная стоимость билета — 28 долларов.

— Какие парки из последних построенных в мире вам нравятся?

— Проект «Эдем» в английском Корнуолле. Хафенсити-парк в Гамбурге. «Кёкенхоф» в Нидерландах. Перед созданием парка мы очень много ездили по миру и искали разные интересные элементы. Например, изучали японские сады и думали, какие элементы можно применить у нас, как это соотносится с нашим национальным характером. Мы до сих пор очень много ездим по миру в поисках растений, которых наши люди никогда не видели. Посылаем экспедиции в тропические и субтропические страны, в горные районы. Сейчас мы сад с самым большим разнообразием растений в мире.

— Ваш объект можно назвать парком нового поколения. Чем современный парк отличается от тех, что строились двадцать лет назад?

— Главное отличие можно описать одним словом: развлекать. Парк в старом понимании был пассивным. Он просто представлял собой место, и человек был предоставлен сам себе. А современный парк активен, он обязан развлекать. В «Садах» за развлечение отвечают растения. Но наша задача сделать так, чтобы интересно было всем и всегда. Поэтому в течение года проходит много фестивалей. Есть мероприятия каждый день для разной целевой аудитории, для разных слоев населения — мы хотим, чтобы парк принадлежал всем.

— Каковы ваши планы?

— Мы продолжим расширять «Сады». И планируем сделать еще один большой парк. Это будет в некоторой степени эволюция зоопарка. Что-то типа национального парка, где животные живут в природных условиях. Вызов в том, что в Сингапуре очень мало пространства. Но у нас уже есть идея, как это сделать.

Максим Стулов/Ведомости/ТАСС; Виталий Тимкив/ТАСС

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пощупать границы лояльности Пощупать границы лояльности

Кешбеки и проценты на остаток — это не более чем обдуманный маркетинговый прием

Эксперт
15 мыслей Пьера Кардена 15 мыслей Пьера Кардена

Легендарный дизайнер — о посвященном ему фильме «Дом Кардена»

GQ
Два счетчика Два счетчика

О тарифах на новой платной автотрассе М-11

Эксперт
«Команданте Че Гевара»: зачем лететь на Кубу прямо сейчас «Команданте Че Гевара»: зачем лететь на Кубу прямо сейчас

Гид Карлос стал для нас проводником по жаркой Кубе

Cosmopolitan
За свежим соком — в морозилку За свежим соком — в морозилку

В Москве открылись первые магазины свежезамороженной продукции «Фреш Фрост»

Эксперт
Съезд победителей: каким станет российское вино под присмотром власти Съезд победителей: каким станет российское вино под присмотром власти

Мероприятие впервые переместилось из Краснодарского края в Крым

Forbes
Российские слоны и тигры Российские слоны и тигры

Что изобрели в СССР, история Чернобыльской катастрофы и как воруют в России

Forbes
Василий Штабницкий: Самое время пересмотреть лечение пациентов с «легкой» астмой Василий Штабницкий: Самое время пересмотреть лечение пациентов с «легкой» астмой

Василий Штабницкий прокомментировал новые стандарты лечения астмы

СНОБ
Перехватчик МиГ-41: «Лисья гончая» XXI века Перехватчик МиГ-41: «Лисья гончая» XXI века

Программа ПАК ДП привлекает к себе все больше внимания

Naked Science
Счастлива с очередной попытки: мужчины самой богатой актрисы Скарлетт Йоханссон Счастлива с очередной попытки: мужчины самой богатой актрисы Скарлетт Йоханссон

Скарлетт Йоханссон возглавила список самых высокооплачиваемых актрис

Cosmopolitan
Как посмотреть пробег фотоаппарата Canon Как посмотреть пробег фотоаппарата Canon

Как узнать пробег фотоаппарата Canon - это поможет при покупке б/у камеры

CHIP
Почему не стоит потакать всем своим прихотям Почему не стоит потакать всем своим прихотям

Многие из нас хотят «всего и сразу», но такой подход может навредить

Psychologies
7 причин отправиться в Абрау 7 причин отправиться в Абрау

Присмотритесь к окрестностям Абрау-Дюрсо. Вас ждет масса приятных сюрпризов!

Домашний Очаг
Ведьмы и платформы Ведьмы и платформы

Создатели «Википедии» призывают уничтожить СМИ как класс

Огонёк
Сила притяжения Сила притяжения

Риналь Мухаметов рассказал об отношении к возрасту, о будущем кино, Саше и Дане

Glamour
Российское мясо не подготовилось к экспансии Российское мясо не подготовилось к экспансии

Эксперты РАНХиГС предупредили о рисках роста экспорта продовольствия

РБК
Cosmo секс-драйв: «рогатый» любовник — GVibe Mini Royal Blue Cosmo секс-драйв: «рогатый» любовник — GVibe Mini Royal Blue

Ну и куда эту штуку засунуть?

Cosmopolitan
Последнее китайское предупреждение Последнее китайское предупреждение

Как миллионы жителей Гонконга спасают демократию при помощи зонтиков

GQ
Разговаривать с собой — это нормально? Разговаривать с собой — это нормально?

Скорее всего, вам случалось говорить самим с собой — мысленно или даже вслух

Psychologies
Яростный танк Брэда Питта Яростный танк Брэда Питта

Слово Fury («ярость» — англ.) написано белой краской на стволе танка

Дилетант
Молодой, плохой и злой: почему рэп новой волны стал главной музыкой двадцатилетних Молодой, плохой и злой: почему рэп новой волны стал главной музыкой двадцатилетних

Рэп играет на модных тусовках, школьных дискотеках и доносится из машин

Esquire
Статус «свободен» и еще 5 непростых ситуаций для встречи Нового года Статус «свободен» и еще 5 непростых ситуаций для встречи Нового года

Как встретить Новый год в зависимости от вашего статуса отношений?

Psychologies
Мой рок-н-ролл... Мой рок-н-ролл...

Создательница дерзкого ювелирного бренда Akillis Каролин Гаспар

OK!
10 ошибок при выборе ноутбука, которые мы делаем особенно часто 10 ошибок при выборе ноутбука, которые мы делаем особенно часто

Как выбрать подходящий ноутбук?

CHIP
Глеб Городянкин, создатель музея «Конь в пальто»: Мы развенчиваем миф о нищем крестьянстве Глеб Городянкин, создатель музея «Конь в пальто»: Мы развенчиваем миф о нищем крестьянстве

В Ярославской области — фестиваль самостоятельных путешествий «Музейный ретрит»

СНОБ
После извержения Везувия уцелели древние свитки. Их нельзя развернуть, но можно расшифровать После извержения Везувия уцелели древние свитки. Их нельзя развернуть, но можно расшифровать

Развернуть свитки, обнаруженные археологами, невозможно

National Geographic
Чай по-менделеевски Чай по-менделеевски

Кулинарные истории

Наука и жизнь
Скрытое пограничное расстройство личности — что это такое? Скрытое пограничное расстройство личности — что это такое?

Чем вызваны неожиданные приступы паники?

Psychologies
Alyona Alyona — о гнетущей славе, бодипозитиве, Грете Тунберг и новом альбоме Alyona Alyona — о гнетущей славе, бодипозитиве, Грете Тунберг и новом альбоме

Алена Савраненко - звезда украинского рэпа

Esquire
Целебный кокос: маски для волос из кокосового масла в домашних условиях Целебный кокос: маски для волос из кокосового масла в домашних условиях

Как приготовить эффективные маски из кокосового масла в домашних условиях

Cosmopolitan
Открыть в приложении