Рост банкротств американских компаний лишь первая ласточка серьезных проблем

ЭкспертОбщество

Настоящие проблемы начнутся после кризиса

Рост банкротств американских компаний лишь первая ласточка более серьезных проблем. Пытаясь спасать корпорации, ФРС только провоцирует рост плохих долгов и новые пузыри

Алексей Долженков

Иллюстрация: Игорь Шапошников

Количество банкротств в США вплотную приближается к уровню финансового кризиса 2007–2008 годов. По данным Bloomberg, за первый квартал на банкротство подали 52 компании с объемом задолженности выше 50 млн долларов, а за второй квартал уже 74. В их числе Grupo Famsa (бытовая техника и электроника), CEC Entertainment (рестораны и развлечения) и GNC Holdings (продукты для здоровья). Лидерами по банкротствам среди отраслей оказались вовсе не авиация и туризм, а предприятия, работающие с конечным спросом, — торговые сети (16 компаний в 2020 году) и энергетические компании (22 с начала года).

Впрочем, это неудивительно. Хотя компании начинают возобновлять работу, их клиенты не спешат тратить деньги. Согласно опросу CreditCards.com, 45% американцев планируют сократить по сравнению с предкризисным уровнем расходы на кинотеатры, посещение спортивных мероприятий, концертов и театров; 44 и 38% соответственно снизят траты на бары и рестораны. Многие сократят и другие расходы. Bank of America, один из крупнейших банков США, также сообщает о начале в июле нового сокращения расходов по его картам.

О том, что у корпораций дела идут не лучшим образом, свидетельствует и тот факт, что все крупные банки США уже второй квартал подряд беспрецедентными темпами наращивают резервы под невозврат кредитов. Более того, 400 компаний из S&P 500 не смогли предоставить своим акционерам и рынку прогнозы по прибылям. Фактически на фондовом рынке США идет торговля котами в мешках, а котировки акций при этом все равно растут.

Деньги из вертолета

Для исправления ситуации ключевая ставка ФРС в марте была снижена в два этапа с 1,5–1,75 до 0–0,25%, а сама ФРС начала в больших объемах скупать казначейские облигации США, облигации крупнейших американских ипотечных агентств и корпоративные облигации. В свою очередь правительство и Конгресс планируют запустить уже четвертую фазу антикризисных мер: обсуждаются планы на три триллиона и один триллион долларов. Плюс к тому по плану Дональда Трампа как минимум два триллиона долларов предполагается использовать в соответствии с двумя правилами: «Покупай американское!» и «Нанимай американцев!», включая стимулы для возвращения рабочих мест в США. В Белом доме понимают: сектор услуг сталкивается со структурными проблемами, поэтому единственный способ полностью восстановить экономику — расширение и усиление производственной сферы.

Правительство США и ФРС в ходе исполнения предыдущих фаз выделяли деньги через разные каналы, в основном населению, МСП и пострадавшим отраслям. Самой крупной фазой была третья. В ее рамках выделили 2,2 трлн долларов. Например, каждому взрослому гражданину США (если его годовой доход не превышает 75 тыс. долларов) было выплачено по 1200 долларов, семьям (кто вписывался в лимит годового дохода) дополнительно выплачивалось по 500 долларов на ребенка. Для МСП были запущены программы Paycheck Protection Program и The Main Street Lending Program. По Paycheck Protection Program банки выдают кредиты для выплаты зарплат, а потом под эти кредиты (в качестве обеспечения) ФРС кредитует банки, таким образом поддерживая ликвидность. По The Main Street Lending Program аккредитованные банки напрямую выдают компаниям кредиты на льготных условиях, а потом продают 95-процентную долю в этих кредитах ФРС. Для кредитования крупных корпораций было выделено 500 млрд долларов. Позже кредитование было заменено на выкуп ФРС корпоративных облигаций. Конкретные получатели этой помощи не называются. Дополнительно для выплаты зарплат было выделено 25 млрд долларов авиакомпаниям, четыре миллиарда — транспортной авиации и три миллиарда — компаниям, обеспечивающим функционирование авиационной отрасли.

Должны сами себе

Финансирование таких масштабных планов в условиях кризиса без наращивания государственного долга невозможно. На начало 2020 года госдолг США уже составлял 107,8% и продолжал расти в течение всего первого полугодия. Для сравнения: в уставных документах ЕС есть требование, что страны-участницы должны иметь долг не выше 60% ВВП. Насколько долго США может увеличивать свой государственный долг без отрицательных последствий для своей экономики и финансовых рынков? Единого ответа на этот вопрос у аналитиков и экспертов нет. С одной стороны, казначейские обязательства США являются активом номер один в мировой финансовой системе, а доллар — основной резервной валютой и основной валютой мировой торговли, так что, по идее, эмитировать и US Treasuries, и доллары США могут бесконечно. Как напоминают аналитики группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА, на конец первого квартала 2020 года активы в долларах США в глобальных международных резервах составляли 62%. На конец первого квартала 2020-го доля облигаций, выпущенных нерезидентами на международном рынке в долларах, достигала 47,4%, платежи по нефтяным контрактам тоже в основном происходят в долларах.

В этом году количество банкротств в США может обогнать 2009 год (График 1)

С другой стороны, рано или поздно по долгам платить придется. Как указывается в обзоре агентства «Эксперт РА» «Американский госдолг больше не актив № 1», приемлемая нагрузка (расходы на обслуживание государственного долга) составляет 10% доходов бюджета. И у США этот показатель как раз уже близок к 10%. По расчетам агентства, при долге в 140% ВВП через пять лет процентная ставка по долгу должна держаться на уровне 1,2%, чтобы процентная нагрузка на бюджет не превышала десятипроцентного порога. При прогнозируемой инфляции в 1,6% ФРС должна проводить политику с отрицательными реальными процентными ставками многие годы только ради поддержания устойчивости пирамиды госдолга. Но и в «Эксперт РА» считают, что, пока инфляция в норме, ФРС может удержать пирамиду за счет низких ставок и рефинансирования.

За 40 лет доходность длинных гособлигаций США снизилась с 12% до 1,2 % (График 2)

Аналитики же АКРА считают, что состояние американских государственных финансов трудно назвать финансовой пирамидой. По их мнению, пирамида подразумевает, что единственным источником платежей по старым обязательствам являются новые заимствования. Но за последний год уплачиваемые проценты составляли около 2,7% ВВП, или 16% (с учетом процентов по долгу перед госучреждениями) доходов бюджета. По мировым меркам это относительно много, однако, как напоминают в АКРА, около 40% федеральных бумаг находится во владении федеральных же агентств и банков ФРС. То есть фактически государство должно само себе.

Новые объемы выпускаемых казначейских обязательств кто-то должен покупать. Не вызывает сомнений, что покупатели найдутся — опыт 2008–2009 годов это подтверждает. Однако в современной ситуации есть ряд отличий от прошлого кризиса. Если посмотреть на график доходности тридцатилетних облигаций, то виден совершенно четкий тренд на снижение ставок. Это вместе с постоянным спросом является одним из факторов сохранения финансовой стабильности США. Дальше снижать можно лишь в отрицательную область — и хотя до недавнего времени ФРС четко заявляла, что уходить в зону отрицательных ставок не собирается, похоже, это неизбежно.

Рост госдолга США продолжается (График 3)

Впрочем, как отмечается в обзоре «Эксперт РА», реальная доходность гособлигаций США со сроками погашения от трех месяцев до пяти лет при инфляции 1,9% была отрицательной последние десять лет. Реальную положительную доходность имели только десяти- и тридцатилетние облигации — благодаря номинальной доходности 2,4 и 3,2% соответственно. Сейчас же доходность тридцатилетних облигаций снизилась до 1,5%. Так что не приходится рассчитывать на такой же высокий уровень интереса к гособлигациям США, как в кризис 2008–2009 годов. «Эксперт РА» также напоминает, что исторически после преодоления острой фазы паники на рынке доходность US Treasuries всегда росла, а реальная доходность возвращалась в положительную зону. И если это произойдет и сейчас, ФРС окажется в сложном положении. Более того, поведение иностранных резидентов, которые уже много лет финансируют дефицит бюджета Соединенных Штатов, будет риск-фактором для пирамиды гособлигаций США. «Китай и другие развивающиеся экономики могут по политическим причинам или из-за падения своих резервов отвернуться от США. Тогда либо пирамида госдолга начнет разваливаться, потеряв доноров, либо ФРС существенно нарастит денежную базу, создавая инфляционные риски. Все это будет давить на цены облигаций на рынке», — считают в агентстве.

Конечно, в крайнем случае ФРС всегда может само выкупить казначейские облигации США — в принципе, этот крайний случай уже наступил. «В результате кризисных событий в начале текущего года госдолг США вырос более чем на три триллиона долларов, но почти весь этот объем был профинансирован за счет агрессивных покупок со стороны ФРС, баланс которой также вырос почти на три триллиона, до 6,9 триллиона долларов по данным на 8 июля, — рассказывает портфельный управляющий УК “Альфа-Капитал” Дмитрий Дорофеев. — В условиях резкого падения совокупного спроса американский регулятор может продолжать увеличивать баланс и выкупать госдолг, не опасаясь увидеть серьезного роста инфляции в течение продолжительного времени».

Подтверждает эти выводы и старший аналитик «Фридом финанс» Ален Сабитов: «Главная цель снижения ставок и практически неограниченной программы выкупа активов с рынка (QE) — не допустить массовых дефолтов и повторения финансового кризиса 2008 года. ФРС теперь владеет почти половиной всего госдолга США, тогда как в начале 2020-го ее доля не превышала 40 процентов. Конечно, такая концентрация создает риски, но пока рынок верит регулятору и в будущее американской экономики, такой конструкции мало что угрожает».

Кстати, еще одним риском больших объемов выпусков гособлигаций может быть вытеснение из портфелей инвесторов корпоративных облигаций. А это, в свою очередь, вынудит компании занимать по более высоким ставкам — что не все смогут себе позволить.

Насколько этот риск реален, пока неясно. «Рост предложения казначейских облигаций минфина США не привел к эффекту вытеснения инвестиций из частного сектора. Напротив, снижение ставок по US Treasuries привело к снижению стоимости заимствований у качественных американских эмитентов. Мы можем увидеть сохранение околонулевой ставки ФРС в течение продолжительного времени, в результате чего стоимость заимствований у большинства американских корпораций сможет заметно снизиться в ближайшие год-два», — предполагает Дмитрий Дорофеев. Однако в «Эксперт РА» с ним не согласны и считают, что главный риск для корпоративного сектора будет в росте инфляции, ведь она приведет к росту ставок не только у федерации, но и у корпоративного сектора, и одновременно к потере доверия к корпсектору из-за роста рисков дефолта по федеральному долгу. «Поэтому рынок корпоративного долга США окажется в одной лодке с госдолгом, и плыть им придется вместе», — уверены в «Эксперт РА».

Темпы роста денежной массы в США (агрегат М2) достигли 20%. Это больше, чем во время Второй мировой войны и в период всплеска инфляции в 1970-х. Так что есть вероятность перехода от долговой дефляции к более сильному росту цен в экономике. Фото: Александр Ивантер

Не стоит также забывать, что ФРС скупает и корпоративный долг, поддерживая таким образом корпоративных заемщиков. Кажется, что это решение проблем американских корпораций. Но на самом деле это лишь порождает новые риски. «Новая программа поддержки экономики позволяет давать в долг компаниям среднего размера, а также выкупать облигации, у которых нет инвестиционного рейтинга. Есть мнение, что массовая скупка активов относительно низкого качества полностью убивает у эмитентов стимул заботиться о кредитном качестве, а также помогает чрезмерному накачиванию рынка ликвидностью, создавая дополнительные пузыри», — опасается руководитель аналитического отдела ГК «Финам» Алексей Ковалев.

Наблюдающийся в результате рост корпоративного долга может привести не только к банкротствам сейчас, но к проблемам в дальнейшем. «Корпоративный нефинансовый долг еще в 2017 году превысил максимум 2008 года по отношению к ВВП, поднявшись выше 73 процентов, и продолжал постепенно расти, достигнув 75 процентов в 2019 году. Спровоцированный эпидемией экономический шок заставил компании увеличивать кредитную нагрузку, чтобы продолжать функционировать при резко сократившемся из-за ограничений спросе. В результате показатель может достигнуть 80 процентов в этом году. Это, пожалуй, можно назвать главной проблемой нынешнего кризиса, так как компаниям в будущем придется возвращать эти долги, что может ограничивать их инвестиционную активность», — опасается Ален Сабитов.

Если инфляция развернется

Соответственно, сейчас один из главных вопросов — приведет ли к росту инфляции печатный станок ФРС, запущенный для скупки гособлигаций США. В АКРА считают, что в условиях резко сжавшегося спроса в США (по оперативным данным, доля безработных в США доходила до 14% в сравнении с 4% на конец 2019 года) и снизившихся цен на нефть оснований для роста инфляции нет. «В этих условиях наиболее сильны дезинфляционные риски, с которыми и призваны бороться программы количественного смягчения. Инфляционные риски, возможно, будут нарастать по мере восстановления экономики не ранее 2021-го или даже 2022 года», — уверены аналитики АКРА.

С таким анализом ситуации согласен и Алексей Ковалев: по его словам, пока мировая экономика испытывает существенное дезинфляционное давление, которое может на короткое время привести к дефляции. Однако прямое предоставление кредитов, кредитных гарантий и просто денег домохозяйствам и бизнесу ведет к ускорению роста денежной массы. «Темпы роста денежной массы в США (агрегат M2) достигли 20 процентов. Это больше, чем во время Второй мировой войны и в период всплеска инфляции в 1970-х годах, — объясняет Алексей Ковалев. — Так что существует вероятность, что произойдет переход от долговой дефляции к более высокому росту цен в экономике. Уже сейчас цена на золото (классическое средство хеджирования от инфляции) переписывает свои исторические максимумы. А рост инфляции может положить конец многолетнему снижению доходности гособлигаций и начало медвежьему тренду на рынке US Treasuries». «Улучшение экономики обычно сопровождается ростом инфляции, поэтому ФРС может быть вынуждена повышать ставки, как это уже было в прошлом, — добавляют в “Эксперт РА”. — Раскручивание же инфляции одновременно с низкими ставками ФРС приведет к ослаблению доллара на внешних рынках, но это не имело последствий для решений центральных банков в прошлом, они все равно держали долларовые активы».

Тем не менее получается, что ФРС, с одной стороны, рискует увеличением стоимости заимствований, а с другой — ростом инфляции больше таргета. И если эти два риска наложатся друг на друга, текущие проблемы американских компаний покажутся безобидными мелочами, так как им придется рефинансировать свои долги уже по совершенно другим ставкам.

Ипотека под угрозой

Помимо казначейских и корпоративных облигаций ФРС скупает бумаги основных ипотечных агентств США. Сейчас на рынке ипотеки довольно интересная ситуация, одним из главных действующих факторов в которой являются ипотечные каникулы (Forbearance), которые можно взять максимум на полгода. «Понижение ключевой процентной ставки, как правило, ведет к снижению ставок по ипотеке, что вызывает увеличение спроса на жилье. Именно это и наблюдается сейчас на американском рынке недвижимости. Последние данные, вышедшие в июле 2020 года, показывают, что число заявок на ипотеку на 33 процента выше, чем годом ранее, — рассказывает ведущий аналитик “Открытие Брокер” по международному рынку акций Алексей Корнилов. — Одновременно с ростом спроса отмечается и рост цен на недвижимость, что вполне естественно. Но для покупателя дома определяющим является не столько его цена, сколько размер ежемесячных платежей, которые сильно зависят от уровня процентных ставок и поэтому могут снижаться, несмотря на умеренный прирост цен». Тут стоит добавить, что в связи с низкими ставками сейчас в США наблюдается бум рефинансирования.

Вопрос в том, чего ожидать про прошествии шести месяцев, когда закончатся ипотечные каникулы. Ведь цены на жилье тогда могут резко упасть. «Количество разрешений на новые дома сейчас резко сократилось, и в 2021–2022 годах эта динамика может продолжиться на фоне разрастания рецессии в экономике, что ухудшит ожидания населения, хотя безработица при этом может и не расти (она уже сейчас высокая), — объясняют в “Эксперт РА”. — Снижение процентных ставок по ипотеке приводит к удешевлению обслуживания ипотеки в результате рефинансирования, и это позволяет увеличить расходы по другим статьям семейного бюджета, что поддерживает экономику. Однако спад нового строительства все же негативно сказывается на динамике ВВП». По окончании же ипотечных каникул в «Эксперт РА» ожидают роста предложения недвижимости, отобранной у ипотечников, что будет давить на цены вниз.

Сможет ли американский госдолг остаться на позиции актива номер один? В ближайшее время — да, слишком уж сильна инерция. А вот дальше, считают в «Эксперт РА», если финансовая политика США не изменится на 180 градусов, это приведет к отказу от госдолга в качестве резервного актива из-за роста риска дефолта и поиска новых инструментов. «США со временем может ожидать сильное “отрезвление”, когда вдруг станет очевидно, что гособлигации больше не безрисковый актив, а бесконечные заимствования невозможны, ведь когда-то надо заплатить по долгам. Скорее всего, от государственных облигаций США как резервного актива придется уйти в пользу других инструментов. Банк России это постепенно делает последние пятнадцать лет, диверсифицируя портфель. Аналогичное движение развивается и у центральных банков других стран. Если дефолт все же случится когда-то в будущем, то потери неамериканских банков будут уже невелики, так как доля гособлигаций США в резервах к тому времени станет небольшой, но удар по финсистеме США от такого события приведет к новой рецессии в США, и ее последствия будут ощущаться во всем мире», — предполагают в агентстве.

«Рынок перестает адекватно оценивать предпринимательские риски»

East News

Своим видением ситуации в американской экономике с «Экспертом» поделился Жак Сапир, профессор экономики парижской Высшей школы социальных наук.

— Удастся ли Штатам решить текущие проблемы в экономике — вал банкротств компаний, всплеск безработицы — с помощью масштабных денежных вливаний? При условии, что, как мы понимаем, спрос восстановить пока не удается

— Действительно, экономические проблемы, с которыми столкнулись США, непросты. На кризис, порожденный пандемией COVID-19 и изоляцией, в марте—апреле наложился кризис нефтяного рынка. Комбинация этих двух кризисов чрезвычайно деструктивна для американской промышленности. Пандемия, вызвавшая остановку воздушного сообщения, вызвала серьезный кризис в индустрии авиаперевозок и авиапромышленности. Кризис на рынке углеводородов спровоцировал коллапс многих компаний в этом секторе, а также в связанных с ним секторах производства оборудования и услуг: резкий провал инвестиций спровоцировал банкротства субконтракторов. Сильно пострадали и сектора, связанные с товарами и услугами для населения: здесь сказалась как изоляция людей, так и снижение их доходов. Подтвердилось, что чрезвычайно слабая система социальной поддержки в США — это существенный фактор уязвимости американской экономики. Столкнувшись с проблемами невиданного масштаба, экономические институты начали оказывать прямую и косвенную поддержку бизнесу и домохозяйствам, банкам и финансовым компаниям. Конечно, это было осуществлено посредством массированной инъекции ликвидности как по линии госбюджета, так и по каналам ФРС. Последняя скупала значительные объемы публичного и корпоративного долга, значительно раздув свой баланс. Однако все эти меры в действительности были направлены лишь на купирование кризиса, ограничение ущерба. В дальнейшем их будет недостаточно.

— Каким может быть механизм преодоления кризиса? Банки получают деньги от ФРС и выдают кредиты либо покупают облигации компаний, многие из которых находятся на грани банкротства? Или более вероятен сценарий, когда компании в тяжелом состоянии привлекают капитал через акции?

— Ясно, что сегодня именно ФРС является центральным действующим лицом в экономике США, а вовсе не финансовый рынок и рынок акций. Финансирование экономики идет и по банковскому каналу, и через выпуск облигаций, причем ФРС гарантирует очень низкие ставки. Скупка ФРС облигаций в беспрецедентных объемах создает условия для того, чтобы компании не испытывали затруднений с привлечением денег.

Рынок акций становится зависимым от этой системы. Рынок перестает адекватно оценивать предпринимательские риски, вместо этого он оценивает неявную гарантию растущего тренда курсов акций, обеспеченного политикой ФРС.

— Продолжится ли рост фондовых индексов в США вследствие того, что помощь от государства и ФРС надо куда-то инвестировать, но в реальный сектор эти инвестиции вряд ли пойдут?

— У финансовых игроков сложился определенный консенсус относительно продолжения мягкой политики ФРС. Вопрос, безусловно, состоит в том, насколько впрыскиваемая ФРС ликвидность достигает реального сектора. Здесь мы сталкиваемся с полисемией термина «инвестиции», который может означать и финансовую операцию (покупку ценных бумаг), и трансакцию в реальном секторе (приобретение оборудования). С учетом высокого уровня неопределенности понятно, что инвестиции в основной капитал сейчас сокращаются, а финансовые инвестиции растут, подпитывая это глобальное казино.

— Если даже пандемия, проблемы с Китаем, безработица и банкротства не могут остановить американские рынки — то что может? Неужели мы действительно перешли к модели вечного роста за счет государственных денег?

— Рынки акций традиционно зависят от двух факторов — результатов работы компаний (прибыли или убытки) и уровня ликвидности в системе, которая определяет возможность перепродажи ценных бумаг без финансовых потерь. Первый фактор зависит от реальной экономики, от ее здоровья. Второй является результатом политики центральных банков. В настоящее время влияние первого фактора существенно снижено, тогда как второй становится доминирующим. Я бы не назвал это ситуацией непрерывного роста, скорее это мегапузырь, который уже до некоторой степени связывает руки центральным банкам. Это крайне нездоровая ситуация, и она не может сохраняться слишком долго.

Подготовил Александр Ивантер

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Прибрать к рукам добавленную стоимость Прибрать к рукам добавленную стоимость

Мы вполне можем получить намного более сильную и сложную промышленность

Эксперт
Непоследняя девушка: как новые слешеры переосмысляют классический образ жертвы Непоследняя девушка: как новые слешеры переосмысляют классический образ жертвы

Как теперь сценаристы обращаются с выжившими персонажами хорроров

Esquire
Глэмпинг как оксюморон: комфорт вдали от цивилизации Глэмпинг как оксюморон: комфорт вдали от цивилизации

Что такое глэмпинг? Почему он стал популярен и сколько можно на нем заработать?

Эксперт
Купе на двоих Купе на двоих

Сейди Хаарла, рассказала о любви к поездам, одиночестве и русском языке

Grazia
«Вы белый, потому что у вас “белое” сознание» «Вы белый, потому что у вас “белое” сознание»

Борьба против расизма может стать новым американским геополитическим оружием

Эксперт
«Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг «Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг

Шанель Хэйес (Chanelle Hayes) поделилась откровениями о проблемах с лишним весом

Cosmopolitan
Неизбежный крах Неизбежный крах

Почему автопром не переживет массового распространения электромобилей

Forbes
Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет? Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет?

Журналист Сююмбике Давлет-Кильдеева — о громком молчании

РБК
Белые и немолодые Белые и немолодые

Кто правит бал в Кремниевой долине

Forbes
От сверхтекучести — к жидкому свету: как на пути к абсолютному нулю учёные открыли необычные состояния материи От сверхтекучести — к жидкому свету: как на пути к абсолютному нулю учёные открыли необычные состояния материи

Низкие температуры способны превратить облако газа в один большой атом

TJ
Глупость или гениальность Глупость или гениальность

Покупка картинки за $69,3 млн может стать лучшей инвестиционной идеей

Forbes
Светлана Миронюк — Forbes: «Из медиа уходит влияние, как воздух из воздушного шарика» Светлана Миронюк — Forbes: «Из медиа уходит влияние, как воздух из воздушного шарика»

Есть ли у журналистики будущее? Настанет ли гендерное равенство в бизнесе?

Forbes
Только женщины спасут этот мир Только женщины спасут этот мир

Виктор Пелевин написал роман для читательниц

Эксперт
Секрет — в брокколи Секрет — в брокколи

Ани Тейлор-Джой о триллере «Прошлой ночью в Сохо»

OK!
Когда смешно, уже не страшно Когда смешно, уже не страшно

Елена Новикова – о жизни за 50, отношениях с телом, детьми и своими страхами

Домашний Очаг
Кислотность Кислотность

Что мы знаем о кислотности желудочного сока?

Maxim
7 советов, которые помогут вам справиться с волнением во время важного разговора 7 советов, которые помогут вам справиться с волнением во время важного разговора

Что делать, если никак не получается собраться с мыслями и перестать нервничать

GQ
«Не в моем вкусе»: почему нам нравятся одни лица и не нравятся другие «Не в моем вкусе»: почему нам нравятся одни лица и не нравятся другие

Разбираемся в механизмах, которые делают людей привлекательными в наших глазах

Reminder
Выбираем SSD: на что обратить внимание при покупке Выбираем SSD: на что обратить внимание при покупке

Получите ли вы выигрыш от самого доступного SSD? Какой накопитель будет быстрее?

CHIP
7 самых необычных и таинственных мест на планете 7 самых необычных и таинственных мест на планете

Эти уголки планеты заставят вас удивиться

Playboy
Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет

Исследователи провели радиоуглеродный анализ находок, сделанных на Селенге

N+1
Пирог с антоновкой и миндальным тестом Пирог с антоновкой и миндальным тестом

Когда я сообщаю гостям, что мой пирог без капли муки, его вожделеют все

Weekend
«Тогда я уйду из дома!»: как справиться с детскими капризами и манипуляциями «Тогда я уйду из дома!»: как справиться с детскими капризами и манипуляциями

Как договориться с малышом, не угрожая и не поддаваясь на манипуляции?

Psychologies
«Я никогда не хотел секса»: асексуальность нужно лечить? «Я никогда не хотел секса»: асексуальность нужно лечить?

Как живется асексуалам и можно ли пробудить «нулевое» либидо?

Psychologies
Снип-снап-снурре, пурре базелюрре! Снип-снап-снурре, пурре базелюрре!

Попробуем разобраться, что означает веселая присказка из пьесы Евгения Шварца

Наука и жизнь
Гидрофойл для миллионов Гидрофойл для миллионов

Гидрофойл – доска на подводных крыльях для серфинга

Популярная механика
Умные и глупые нации. Почему бедные страны так и остаются бедными Умные и глупые нации. Почему бедные страны так и остаются бедными

Почему бывшие колонии до сих пор относятся к самым бедным странам в мире?

СНОБ
«Что мне помогло победить панические атаки» «Что мне помогло победить панические атаки»

Наша героиня сумела добиться результатов в борьбе с паническими атаками

Psychologies
«Домашнее насилие и я: история Мии». Мия Бордман сняла фильм о бытовой тирании «Домашнее насилие и я: история Мии». Мия Бордман сняла фильм о бытовой тирании

Звезда телешоу «Teen Mom UK» сняла документальный фильм о домашнем насилии

Cosmopolitan
После стоматолога лучше не садиться за руль. Могут лишить прав После стоматолога лучше не садиться за руль. Могут лишить прав

Как анестезия влияет на реакцию у водителей

РБК
Открыть в приложении