Ингеборга Дапкунайте о том, много ли нужно для счастья одному человеку

Домашний ОчагРепортаж

Нужно для счастья

Ингеборга Дапкунайте в разговоре о том, как бороться со страхом смерти на уровне страны и много ли нужно для счастья одному человеку.

Текст: Наталья Родикова. Фото: Николай Зверков

Костюм, Jil Sander; часы, Longines; босоножки, Alexander Terekhov

Ингеборга приезжает на съемку в белой рубашке, джинсах и легком пальто. Простая стрижка, ноль макияжа – и, как всегда, исключительно эффектный вид. Как это у нее получается? И сразу с порога улыбка: «Вы не против, если мой ребенок сейчас приедет?»

Уговорить Ингеборгу на интервью не так-то просто. Занята в съемках, занята в спектаклях, работает в фонде помощи хосписам «Вера» и, как стало известно недавно, воспитывает маленького сына. Правда последнее, как она сама говорит, «для личного пользования». Но мы хотим поговорить о фонде и о том, как за последние годы, благодаря и ее стараниям тоже, тема ухода за неизлечимо больными людьми и тема смерти из пугающей превратилась в то, о чем все говорят или, по крайней мере, начинают задумываться. Поэтому все получается – вот Ингеборга, вот разноцветные браслеты с надписями: «Жизнь на всю оставшуюся жизнь», вот наш разговор и съемка, на фоне которой бегает маленький синеглазый мальчик, которого Ингеборга то и дело берет на руки – с совершенно счастливым лицом.

Наталья Родикова: Ингеборга, как вы познакомились с фондом, как ваше сотрудничество началось?

Ингеборга Дапкунайте: Так как это было 13 лет назад, я должна уже не помнить, но помню, как ни странно, хорошо. Мой близкий друг Володя позвонил и сказал: «Знаешь, с тобой хочет встретиться девушка по имени Нюта Федермессер (Учредитель фонда «Вера», сегодня – руководитель Московского центра паллиативной помощи Департамента здравоохранения г. Москвы. – Прим. Ред.)». Очень молодая Нюта – дочь Веры Васильевны Миллионщиковой, она помогала маме, создавала фонд. Вера Васильевна тогда являлась главным врачом Первого московского хосписа, это был единственный хоспис, которому помогал новосозданный фонд. И когда они решали, кого позвать, то, во-первых, им была привлекательна моя литовская связь (а Вера Васильевна глубоко связана с Литвой и Вильнюсом), а во-вторых, им показалось, что я живу в Лондоне и поэтому я не буду бояться поддерживать фонд, который, как казалось тогда людям, связан со смертью и уходом. Встретились с Нютой в кафе «Академия» на Бронной, я сказала ради приличия: «Знаете, мне надо подумать». Потом позвонила ей. Через месяц примерно присоединилась Татьяна Друбич, мы организовали первый аукцион – один из самых наших успешных: прекрасные современные художники дали свои картины, люди их купили, и мы собрали больше двухсот тысяч евро. Мы были неописуемо счастливы.

Я понимаю, почему фонд вас позвал, но это же встречное движение, почему оно было от вас, почему вы согласились?

Это же не роль предлагается, а дело – на неопределенный срок жизни. Казалось это, как ни странно, органичным, может быть, импонировало то, что это совсем отдельная сфера, которую трудно поднять. Была мысль, что если не я – то кто? И, конечно, решающим фактором были Вера Васильевна и Нюта. Потому что, когда я пришла в ПМХ на Спортивной, это было ни на что не похоже, и было понятно, что все держится только силами вот этих людей. Если сейчас перескочить на 13 лет, то, конечно, мы могли бы сделать больше, но если подумать, то раньше я без сомнения говорила, что уходить из жизни достойно можно только в первом хосписе. А сейчас мы говорим об изменении системы, изменении законодательства, и это во многом благодаря фонду с городом вместе. Все хосписы в Москве – это бюджетные организации, мы как фонд можем помогать. Почему мы сейчас говорим о пожертвованиях системных (Фонд «Вера», как и многие другие фонды, призывает жертвовать не разово, а пусть понемногу – но регулярно. – Прим. Ред.), потому что есть разные способы благотворительности. Есть адресные. То есть вы говорите: «Этому человеку нужны деньги на дыхательный аппарат», – ставите это в соцсеть, и люди жертвуют именно на это. А есть то, что называется системная помощь – есть фонд, который собирает деньги и системно помогает, есть штат волонтеров, которые, конечно же, работают бесплатно, но кто-то ими руководит, кто-то их координирует, обучает – и этим координаторам нужно платить зарплату. Также кто-то координирует все поступления в фонд, чтобы их уже направлять на покупку того же аппарата, чтобы потом этот аппарат перешел к кому-то другому. Так можно помочь большому количеству людей и можно планировать вперед, можно говорить: «Сейчас нам нужно памперсов больше, а сейчас нам не хватает того-то», – можно кинуть ресурс туда. Или нам не хватает средства для мытья посуды, грубо говоря... Хоспис – это дом. А дом надо создать. И бюджетная организация не всегда имеет средства, чтобы создать этот уют. Фонд для этого и есть.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пришел Кутузов бить французов: 7 мифов о легендарном генерал-фельдмаршале Пришел Кутузов бить французов: 7 мифов о легендарном генерал-фельдмаршале

Масон, заговорщик, бездарный полководец, «выезжавший» за счет чужих достижений?

Вокруг света
Вдох, выдох, жизнь Вдох, выдох, жизнь

Мировая премьера балета «1234» состоялась на второй сцене БДТ

Огонёк
«Всю жизнь доказывал маме, что я не хуже девочки» «Всю жизнь доказывал маме, что я не хуже девочки»

38-летний Антон Мокрушин долго не мог понять, что с ним не так

Psychologies
Попали в окружение Попали в окружение

Дизайнеры Илья и Светлана Хомяковы оформили квартиру в Дюссельдорфе

AD
Можно ли жить без сожалений? Можно ли жить без сожалений?

Причина сожалений – убеждение, что наша жизнь могла бы быть лучше

Psychologies
Нам во Вьетнам Нам во Вьетнам

Вспоминать студенчество едем в отель-кампус JW Marriott Phu Quoc Emerald Bay

Elle
Где лечиться? Где лечиться?

В какую поликлинику идти – государственную или частную

Домашний Очаг
Почему Грета Тунберг — самая настоящая современная героиня Почему Грета Тунберг — самая настоящая современная героиня

Активизм Греты Тунберг важен для нашего будущего далеко не только из-за климата

РБК
Девочка моего мальчика Девочка моего мальчика

Злых свекровей больше не существует, остались только добрые. С чего бы это?

Домашний Очаг
Инстаграм VS реальность: 7 топовых блогеров сорвали маски и показали все как есть Инстаграм VS реальность: 7 топовых блогеров сорвали маски и показали все как есть

Мы все знаем, что инстаграм ненастоящий, но иногда об этом легко забыть

Playboy
Спортивный совет Спортивный совет

Учись у профи!

Cosmopolitan
Вам есть чему поучиться у рок-звезд Вам есть чему поучиться у рок-звезд

Вот 20 причин чуть пристальнее изучить биографии некоторых рок-музыкантов

GQ
Деми и ее Демоны Деми и ее Демоны

У пятидесятисемилетней Деми Мур давно не было громких премьер

Караван историй
Проблемы с концентрацией? Учимся фокусироваться Проблемы с концентрацией? Учимся фокусироваться

Три простые практики для тренировки ума и концентрации внимания

Psychologies
Я разрешаю себе уйти в отрыв! Я разрешаю себе уйти в отрыв!

Актриса Екатерина Гусева о танцах, откровенных сценах и принятии возраста

Добрые советы
Где Москва Где Москва

Нерезиновая: как избавиться от зависимости

Русский репортер
Кристен Стюарт стала жертвой ЛГБТ-дискриминации в Голливуде Кристен Стюарт стала жертвой ЛГБТ-дискриминации в Голливуде

Актриса рассказала о своей сексуальной ориентации и сложностях в киноиндустрии

Cosmopolitan
«Независимые банки решили уничтожить»: Дерипаска раскритиковал Центробанк и суды «Независимые банки решили уничтожить»: Дерипаска раскритиковал Центробанк и суды

Олег Дерипаска выступил на Восточном экономическом форуме во Владивостоке

Forbes
Как отказаться от вредной пищи раз и навсегда? 6 проверенных лайфхаков Как отказаться от вредной пищи раз и навсегда? 6 проверенных лайфхаков

Вредной еде трудно сказать «нет», но ты сильнее ее

Playboy
Сохранить свежесть Сохранить свежесть

Давай вспомним простые и доступные способы сберечь продукты

Лиза
Что означает углеродная нейтральность Gucci и Burberry Что означает углеродная нейтральность Gucci и Burberry

Что стоит за решением брендов компенсировать выбросы углекислого газа?

Vogue
Вопрос жизни и смерти Вопрос жизни и смерти

Роберт Мур отправился в тайский храм, чтобы разобраться со страхом смерти

GQ
Помогут ли дела и слова Греты Тунберг изменить мир Помогут ли дела и слова Греты Тунберг изменить мир

В понедельник, 23 сентября, Грета Тунберг произнесла в ООН пламенную речь

Популярная механика
Тайная история Беннингтона — самого декадентского колледжа 1980-х, где учились Донна Тартт, Брет Истон Эллис и Джонатан Летем Тайная история Беннингтона — самого декадентского колледжа 1980-х, где учились Донна Тартт, Брет Истон Эллис и Джонатан Летем

Знаменитые выпускники Беннингтона вспоминают о своей жизни в кампусе

Esquire
Время как невроз поколения: кто эти люди, которые все успевают? Время как невроз поколения: кто эти люди, которые все успевают?

Московская истерика насчет утраченного времени приводит к тотальной уберизации

Forbes
Почему мы строим отношения с теми, кто нами не дорожит? Почему мы строим отношения с теми, кто нами не дорожит?

Мы встречаем на своем пути самых разных людей, в том числе — эгоистичных

Psychologies
Китайский телескоп зафиксировал космические сигналы неизвестного происхождения Китайский телескоп зафиксировал космические сигналы неизвестного происхождения

Только 3 сентября аппаратура засекла 20 радиоимпульсов!

National Geographic
«Это Апокалипсис»: чудовищные последствия урагана «Дориан» на Багамах «Это Апокалипсис»: чудовищные последствия урагана «Дориан» на Багамах

Некогда райское место превратилось в руины

National Geographic
Мелкий бес Мелкий бес

Подростки обладают уникальным умением выводить родителей из себя

Добрые советы
SOS: как мы ведем себя в чрезвычайных ситуациях SOS: как мы ведем себя в чрезвычайных ситуациях

Реакции на экстремальную ситуацию могут быть очень разными

Naked Science
Открыть в приложении