Как выглядят предприниматели в классической русской литературе

ДилетантБизнес

Торгаш и ничего святого: предприниматель в русской классике

Классическая русская литература — вот наши духовные скрепы. Она создавалась в основном дворянами, презиравшими деньги и суетное стремление заработать лишний рубль.

Люба Пухова

Кадр из фильма «Жестокий романс», 1984 год

Расчет, деньги и вообще материальное всегда были чем-то грязным и пошлым для русской классической литературы. Заниматься торговлей (а это самый распространенный вид бизнеса и в дореволюционной, и в нынешней России) — значит быть «торгашом». В это слово изначально заложен уничижительный оттенок. И нет ничего удивительного, что большая часть бизнесменов в русской литературе — это герои не очень приятные.

Дикие купцы

Пожалуй, больше всего предпринимателей-купцов мы находим у Александра Островского. Сам он происходил из дворянского рода, пусть и не очень знатного. Его отец, по происхождению священник, получил дворянский титул в первой половине XIX века, мать умерла рано, зато мачеха была баронессой. Но писал он преимущественно про купеческое сословие, за что оно его, кстати, сильно не любило — комедия «Свои люди — сочтемся!», например, была по требованию московских купцов запрещена к постановке на целых 11 лет.

Надо признать, что купечеству было на что обижаться: в купцах — героях произведений Островского обнаруживается мало возвышенного.

Штамп. В российской культуре образ предпринимателя (чаще всего купца) — это скорее толстый самодур, чем трудолюбивый и активный бизнесмен. Приезд гувернантки в купеческий дом. Василий Перов, 1866 год

Иван Восмибратов из «Леса» все никак не может принести помещице Раисе Гурмыжской полагающиеся ей за лес деньги, и называет «товаром» ее бедную дальнюю родственницу Аксинью, к которой собирается посвататься. Богатый купец Савел Дикой из «Грозы» поедом ест домашних и вымещает на них всю злобу, если вдруг ему не удается сделать этого в городе.

Жить красиво. У Паратова один дар — умение жить с шиком. Кадр из фильма «Жестокий романс», 1984 год. Лариса (актриса Лариса Гузеева) и Паратов (актер Никита Михалков)

Молодой представитель торговой фирмы Василий Вожеватов из «Бесприданницы» (по мотивам которой Эльдар Рязанов снял в 1984-м «Жестокий романс») полагает, что наступило время, не богатое на женихов, поэтому девушке без приданого выйти замуж практически невозможно, разве только что за первого встречного не первого сорта. Он разыгрывает в орлянку Ларису Огудалову — красавицу, но бесприданницу, влюбленную в «барина» Паратова, — и проигрывает ее старому дельцу Мокию Кнурову. Последнему, впрочем, не удается увезти Ларису в качестве содержанки на выставку в Париж — в финале она умирает от выстрела своего незадачливого жениха, бедного чиновника Карандышева.

Без сострадания. Вожеватов оказывается равнодушен к драматической судьбе подруги детства. Кадр из фильма «Жестокий романс», 1984 год. В роли купца Вожеватова актер Виктор Проскурин

Какими бы порочными ни казались купцы Островского, кара и правосудие редко их настигают.

Луч света в темном царстве

Пожалуй, одним из немногих героев, занимающихся предпринимательской деятельностью и в то же время не вызывающих стойкое желание вымыть руки, является Андрей Штольц из романа «Обломов». Его создатель — Иван Александрович Гончаров — по его же собственным словам, воспитывался на литературе Карамзина, отличавшейся дворянским сентиментализмом.

Кадр из фильма «Жестокий романс», 1984 год. В роли купца Кнурова актер Алексей Петренко

Гончаров не описывает подробно занятий Штольца, однако можно догадаться, что он промышляет чем-то вроде экспорта. Штольц — полная противоположность Обломову, он энергичен, целеустремлен, просчитывает каждый свой шаг. Именно он спасает друга детства Илью Ильича от полного разорения. И потому вызывает самые теплые чувства. В канонической статье критика Николая Добролюбова «Что такое обломовщина?» (написана в 1859 году, во времена СССР часто публиковалась в одной книге с романом) Штольц называется «противоядием» от Обломова и обломовщины.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Убийство по жребию Убийство по жребию

Мореплавание всегда требовало от людей мужества, решительности и находчивости

Дилетант
Ударная волна Ударная волна

Галь Гадот ворвалась в Голливуд и почти сразу получила роль Чудо-женщины

Cosmopolitan
Предприниматели Страны Советов Предприниматели Страны Советов

В эпоху запрета частного производства люди налаживали выпуск дефицитных товаров

Дилетант
Фаррелл Уильямс Фаррелл Уильямс

«Иногда самое трудное – это превращать молчание в слова»

Esquire
Гибель республики Гибель республики

Подчиняя Новгород, московские правители разрушили дух предпринимательства

Дилетант
«Сколько раз выстрелила – не помню. Из какого револьвера – не скажу» «Сколько раз выстрелила – не помню. Из какого револьвера – не скажу»

Сегодня многие убеждены, что в Ленина стреляла эсерка Каплан

GALA Биография
Последний шанс Наполеона Последний шанс Наполеона

Возвращение Наполеона к власти получило название «Сто дней»

Дилетант
Бегущие со смыслом Бегущие со смыслом

28 мая в Москве будет дан старт зеленому марафону «Бегущие сердца»

L’Officiel
Богатейшие люди царской России Богатейшие люди царской России

К началу XX века богатейшими людьми были не аристократы, а предприниматели

Дилетант
(Не) Уверена в себе (Не) Уверена в себе

Откуда берется неуверенность в себе и можно ли что-то с этим сделать?

Домашний Очаг
Республика предпринимателей Республика предпринимателей

Республиканские порядки в Великом Новгороде XII века

Дилетант
Чистые танцы Чистые танцы

Интервью с Сергеем Полуниным

L’Officiel
Я в кризисе Я в кризисе

Психологи о детских кризисах года, трех и семи лет

Домашний Очаг
Война и мир Федерико Урибе Война и мир Федерико Урибе

Самые известные его работы сделаны из стреляных гильз и патронов

Популярная механика
Варвары-германцы против империи Варвары-германцы против империи

Покорить дикие племена Германии не смогли даже великие полководцы Рима

Дилетант
Как практиковать медитацию в повседневной жизни Как практиковать медитацию в повседневной жизни

Пользоваться своей ментальной силой для самоисцеления проще, чем кажется. Программа из семи шагов от мастера медитации дзен Марка де Смедта – для тех, кто хочет научиться легко восстанавливать силы.

Psychologies
Леонид Парфенов Леонид Парфенов

Правила жизни журналиста Леонида Парфенова

Esquire
«Государство их просто обмануло!» «Государство их просто обмануло!»

Валютчики шли на преступление, зная, что в худшем случае отсидят по десять лет

Дилетант
Теплое местечко Теплое местечко

Топ 8 южных курортов, где можно прекрасно отдохнуть на море

Лиза
Соломенная шляпка Соломенная шляпка

Тридцатилетняя Сигрид Буази в жизни хохотушка и модница

Vogue
Потому что Урюпинск Потому что Урюпинск

Зачем ведущий российский специалист по брендингу городов перебрался в провинцию

Русский репортер
Комсомольский комсомолец Комсомольский комсомолец

Уголок желтой прессы

Maxim
«Главное – уделять себе время» «Главное – уделять себе время»

Интервью с Ольгой Армасовой

Psychologies
Логика Ло Логика Ло

За что мы столько лет любим Джей‑Ло

GQ
На даче без незадачи На даче без незадачи

Ухаживать за грядками, стричь газон, освежать новой краской забор – тяжелый труд

Лиза
Риналь Мухаметов Риналь Мухаметов

Риналь Мухаметов. Что же в этом парне такого особенного?

Cosmopolitan
Мимо кассы Мимо кассы

Немного о мужских заначках

Добрые советы
Инвалидное кресло Рузвельта Инвалидное кресло Рузвельта

Как Франклин Делано Рузвельт, получив паралич обеих ног, преодолел предрассудки

Дилетант
Марш головоногих Марш головоногих

Алексей Яблоков разобрался, почему в стране митингуют

GQ
Аманда Сейфрид Аманда Сейфрид

О новом аромате, бесстрашии и сумасшедших поступках

Cosmopolitan
Открыть в приложении