Сам себя он называет «большим мальчиком»

СНОБКультура

Стас Намин: Мне кажется, у нас все просто выйдут на улицы и начнут танцевать

16c7088c88c938c2ad8293374b1cb90532db6a14b047d8977dbd80264f941e9d.jpg
Фото: Центр Стаса Намина

Сам себя он называет «большим мальчиком», который делает только то, что ему нравится, и поэтому получает от жизни удовольствие. Он планирует снять в Голливуде сериал о позднем СССР, над которым уже работает сценарист «Декстера» и «Клана Сопрано». Еще одна задумка — документальный фильм к 125-летию со дня рождения родного деда Анастаса Микояна. Но сначала — юбилей. В этом году его группе «Цветы» исполняется 50. Стас Намин рассказал «Снобу», почему решил провести праздничный концерт в Кремле, какую российскую рэп-композицию считает лучшей и как в России может смениться власть

Ɔ. Что для вас важнее: деньги или возможность делать то, что нравится?

Именно деньги обычно и дают возможность делать то, что нравится.

Ɔ. Тогда сформулирую по-другому. Что из вашей творческой деятельности сегодня приносит вам реальный доход и чем вы готовы ради него пожертвовать?

Мне в жизни не удалось сделать так, чтобы я занимался творчеством и это приносило бы мне деньги. Наверное, я жил не в то время или не в том месте, а может, и то и другое. Сегодняшние суперзвезды в России зарабатывают около 100 тысяч долларов за концерт, а с одного диска получают около четырех долларов. Западные — еще больше. А во времена моей молодости, когда группа «Цветы» была действительно очень популярна, за десять лет начиная с 1974 года мы объездили с концертами всю страну, работая с аншлагами по три стадиона или дворца спорта в день, но тогда нам платили по пять с половиной рублей за концерт, а на нашей популярности вместо нас миллионы зарабатывали концертные организации. Фирма «Мелодия», несмотря на то что разрешала нам выпускать лишь одну маленькую пластиночку в год, в общей сложности продала более 60 миллионов наших пластинок. При этом за тираж нам вообще не платили, а «Мелодия», естественно, как и концертные организации, зарабатывала сотни миллионов. Собственно, нас не окончательно запрещали там, где на нас зарабатывали. А в СМИ, где на нас нельзя было заработать, мы были полностью запрещены первые десять лет. Начиная с 1980-го нас малыми дозами начали показывать, но так, что лучше бы и не показывали. Именно по этой причине при советской власти я сам с группой вообще не снимался.

Так что на рок-н-ролле я никогда не зарабатывал, а то творчество, которым я сейчас занимаюсь, оказалось для сегодняшней коммерции недостаточно развлекательным. Я ведь стал уже большим мальчиком, и меня в жизни уже давно интересуют совсем другие вещи. Песни, которые я иногда все-таки сегодня пишу, не такие наивные и романтические, как в 70-х, и, соответственно, не такие популярные. Да и вообще песенный жанр меня интересует все меньше. Я больше увлекаюсь этнической музыкой, которая вообще к коммерции не имеет никакого отношения, а в последние годы еще и симфонической, которая не только не приносит денег, но, наоборот, требует значительных вложений. Моя кинематографическая деятельность сегодня тоже некоммерческая, так как в основном это документальные фильмы, скорее фестивальные, чем для широкого проката. Но и художественные фильмы, если не воровать, у нас в стране тоже денег особенно не приносят.

Живопись, которой я занимаюсь, — не «актуальное искусство» и не поп-арт, поэтому опять же не в коммерческом тренде, да и вообще, чтобы стать финансово успешным художником, нужно придерживаться конкретной стратегии и в творчестве, и в жизни. Эта идея мне абсолютно понятна, но для меня некомфортна. Театр, естественно, также к коммерции не имеет отношения.

Я спокойно отношусь к тому, что тот кайф, который я получаю от занятия разными искусствами, не приносит денег. Это мой осознанный выбор: кайф главнее, чем деньги, во всяком случае, в отношении искусства. Но деньги все же нужны, и их приходится зарабатывать. Поскольку совмещать не удается, пришлось разделить в своей жизни кайф и заработок, который связан с моей деятельностью, не имеющей отношения к искусству, — для меня это как таскать мешки в порту — никакого удовольствия.

Для многих деньги — это средство обретения свободы, но в действительности она не зависит от материальных ценностей. Сколько людей с огромными деньгами не могут спать спокойно по известным причинам, а свободным можно быть и в тюрьме. Мой друг Платон Лебедев отсидел ни за что, как у нас принято, больше десяти лет, но его не сломали, он был внутренне свободен, даже там. И представляете, сегодня, слава Богу, уже на свободе, он не обозлен несправедливостью жизни, а полон любви и счастья рядом со своей семьей и друзьями, которые были с ним в трудные времена.

87d11ef638732400b0d36939605c9059d21586c1ed540da7d1005f071a2802d1.jpg
Фото: Центр Стаса Намина

Ɔ. Что вам приносит удовольствие сегодня?

Все мои увлечения. Когда над чем-то серьезно работаешь и удается воплотить в жизнь то, что задумал, это, конечно, кайф, особенно в творчестве. Например, мою симфонию записал Лондонский симфонический оркестр, премьеру в Большом зале консерватории сыграл Российский национальный оркестр Михаила Плетнева, а в США и в мире она вышла на компакт-диске, и я получаю много хороших отзывов и серьезных рецензий. Это большая честь. В театре у нас за 20 лет сложилась потрясающая труппа, мы — одна семья. Вместе создаем новые спектакли и ищем новые пути, что, конечно же, тоже удовольствие.

Конечно же, для меня кайф и то, что состоялась моя персональная выставка живописи и графики в Российской академии художеств, и на открытии хорошие слова о ней говорили Михаил Шемякин, Александр Рукавишников, Георгий Франгулян и другие большие художники. Кайф, что мои фильмы участвуют в международных фестивалях и высоко там оцениваются. Недавно я выставил в «Фейсбуке» трейлер фильма, который снял вместе со своим сыном Артемом, «Древние храмы Армении», и неожиданно за пару месяцев его посмотрели более 280 тысяч раз. А фильм Free to Rock о том, как рок-музыка помогла сломать железный занавес, который мы сделали с моим другом Джимом Брауном, представил Зал славы рок-н-ролла и Музей Grammy, мировая премьера прошла по каналу PBS.

Когда что-то делаешь для людей и они это ценят, то, думаю, это кайф для любого человека.

Ɔ. Слышал, что вы сейчас работаете над двумя новыми кинопроектами. О чем они?

Я начал работу над многосерийным художественным фильмом о времени Рейгана и Горбачева, когда после холодной войны и взаимной ненависти страны начали разоружение, а лидеры стали чуть ли не друзьями. Это будет голливудский телевизионный сериал. Над сценарием уже начал работать мой друг Джеймс Манос, автор сериала «Декстер» и один из создателей «Клана Сопрано». Плюс я планирую привлечь ребят, которые работали над нашумевшим «Чернобылем», потому что они, как мне кажется, сумели прочувствовать дух того времени в СССР. Мы с моим другом Томом Ньюманом только начали работать над этим проектом, но кайф уже есть.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Мать украла мою личность»: ложь длиною в жизнь «Мать украла мою личность»: ложь длиною в жизнь

Экстон Бец-Гамильтон делится шокирующими открытиями

Psychologies
Как создать комфортный офис для людей разного психологического склада Как создать комфортный офис для людей разного психологического склада

То, как организовано рабочее пространство, сказывается на здоровье сотрудников

Psychologies
Фильм «Текст» с Александром Петровым: рецензия Фильм «Текст» с Александром Петровым: рецензия

Почему Фильм «Текст» — это самое честное кино 2019 года

Esquire
Стильный ход Стильный ход

Смелые решения в интерьере одной петербургской квартиры

SALON-Interior
Главные обновления iOS 13: айфоны теперь на темной стороне Главные обновления iOS 13: айфоны теперь на темной стороне

С iOS 13 появились некоторые долгожданные функции даже для старых iPhone

CHIP
Почему ты еще не богата: 4 типа девушек, от которых Почему ты еще не богата: 4 типа девушек, от которых

Как распознать в себе транжиру и измениться?

Cosmopolitan
Почему Канье Уэст не выпустил новый альбом Почему Канье Уэст не выпустил новый альбом

Esquire анализирует творческий путь рэпера последних лет

Esquire
Внутренний голос — друг или враг? Внутренний голос — друг или враг?

С внутренним голосом стоит подружиться — и тогда многое изменится к лучшему

Psychologies
Неучтенное время. Как жить, если у тебя слишком много дел Неучтенное время. Как жить, если у тебя слишком много дел

Больше 40% людей в России испытывают стресс, связанный с работой

СНОБ
Охота на Лисовую Охота на Лисовую

Мария Лисовая олицетворяет красоту землян в блокбастере «Вратарь Галактики»

Maxim
Искусство удивлять Искусство удивлять

Екатеринбург стал заметной точкой на карте мирового современного искусства

Grazia
Жертва фокуса: как погибла компания Thomas Cook Жертва фокуса: как погибла компания Thomas Cook

Один из старейших в мире туроператоров оказался не готов к переменам

Forbes
#профессия: режиссер дубляжа — о том, как озвучивают голливудских звезд #профессия: режиссер дубляжа — о том, как озвучивают голливудских звезд

Актер и режиссер дубляжа Евгений Хазов раскрывает секреты своей профессии

РБК
Национальная рефлексия. Что читать и смотреть о том, как менялась Россия при Путине Национальная рефлексия. Что читать и смотреть о том, как менялась Россия при Путине

Книги, документальные фильмы и другие работы, посвященные путинской России

СНОБ
Самые высокооплачиваемые игроки НБА сезона 2019/2020. Рейтинг Forbes Самые высокооплачиваемые игроки НБА сезона 2019/2020. Рейтинг Forbes

На рекламе звезды НБА зарабатывают гораздо больше, чем на баскетбольной площадке

Forbes
Как по нотам Как по нотам

К осеннему сезону бренды представили новые версии парфюмерных хитов

Grazia
Брэд Питт умер, Леди Гага – гермафродит: самые нелепые слухи о звездах Брэд Питт умер, Леди Гага – гермафродит: самые нелепые слухи о звездах

В погоне за сенсациями журналисты выдумывают различные небылицы о знаменитостях

Cosmopolitan
(Не)мужское это дело! (Не)мужское это дело!

Быть ли в жизни мужчин тональному крему, цветным прядям и салонным процедурам?

Grazia
Онкоцентру поставили спорный диагноз Онкоцентру поставили спорный диагноз

Почему конфликтуют врачи и руководство медицинского центра им. Н.Н. Блохина

РБК
Ушли со скандалом: самые громкие вылеты из «Дома-2» Ушли со скандалом: самые громкие вылеты из «Дома-2»

О самых скандальных уходах героев проекта «Дом-2»

Cosmopolitan
Игры разума Игры разума

Современный интерьер, построенный на игре фактур

SALON-Interior
Вытащи из продуктов всё полезное Вытащи из продуктов всё полезное

Как готовить овощи и фрукты, чтобы получать из них максимум полезных веществ?

Здоровье
Почему бумажная упаковка губит планету не меньше пластиковой: исследование Greenpeace Почему бумажная упаковка губит планету не меньше пластиковой: исследование Greenpeace

Почему переход с пластика на бумагу не спасет планету, а наоборот

Esquire
Почему вам необходимо одеться в духе «Франкенштейна» Мэри Шелли Почему вам необходимо одеться в духе «Франкенштейна» Мэри Шелли

Как готическая история Франкенштейна вдохновляет дизайнеров

Vogue
Беспечная принцесса Беспечная принцесса

Внучатая племянница Петра Великого Анна Леопольдовна прожила всего 27 лет

Дилетант
Можно ли награждать за добрые дела и что такое добро? Опрос участников проекта «Сноб» Можно ли награждать за добрые дела и что такое добро? Опрос участников проекта «Сноб»

Как учить своего ребенка добру?

СНОБ
Итоги Monaco Yacht Show: на какие яхты и верфи обратить внимание Итоги Monaco Yacht Show: на какие яхты и верфи обратить внимание

«РБК Стиль» выбрал 10 самых оригинальных яхт из Monaco Yacht Show

РБК
Все идет по плану Все идет по плану

Пять стартапов, развившихся за последние пять лет в успешный фэшн-бизнес

Vogue
Максим Виторган и его возлюбленная встретились с Ксенией Собчак и ее мужем Максим Виторган и его возлюбленная встретились с Ксенией Собчак и ее мужем

В Москве состоялся премьерный показ фильма «Текст»

Cosmopolitan
Закрытый показ Закрытый показ

Что приобрел актер, лишившись фирменного безумного взгляда

GQ
Открыть в приложении