Она признанный талант, актриса с широким диапазоном

PsychologiesЗнаменитости

Марго Робби: «Тишина меня оглушает, моя стихия – шум»

Текст Джейн Тэйлор / FAMOUS Features. Подготовила Виктория Белопольская

Она признанный талант, актриса с широким диапазоном. Играет и в драмах, и в комиксах. Марго снималась у Скорсезе и Тарантино, создала вполне успешную кинокомпанию. Ей всего 29 лет. Так что велик соблазн спросить именно Марго Робби, как таких высот достичь. И выяснить, что в ее лексиконе слова «достичь» нет. Зато она точно знает значение куда более важных для нее слов.

«Привет, я Марго. Хотите на щеночка посмотреть?» – этим она едва не отправляет меня обратно на диван, с которого я только что при ее появлении поднялась. Я серьезный журналист, пришла к кинозвезде, на интервью. К этой встрече готовилась. Боялась опоздать, пока носилась между павильонами на студии Warner Bros. в поисках ее кинокомпании. Прибежала в мыле, нервно зашла в приемную, девушка-секретарь попросила меня подождать «всего минуточку». Но и минуточки не прошло, как она появилась из задних комнат – звезда, продюсер, большая актриса… с предложением посмотреть на щеночка. На Марго Робби джинсы-клеш с высокой талией, полосатая рубашка, сандалии на грандиозной, хулиганской платформе. В этом ее образе есть что-то задиристое, что-то дерзко-тинейджерское. Как и в предложении посмотреть на щенка. Впрочем, она не ждет моего согласия, а просто толкает дверь справа от нас, и там я вижу ее мужа, режиссера и продюсера Тома Экерли, а на руках у него крошечную дворняжку. «Мы называем ее Флопси. Но определенно у себя не оставим. Правда, Том? Нет-нет, мы слишком заняты для еще одной собаки! Ведь да? Мы не можем держать щенка, нас дома не бывает. Да, Том?»

И во всем этом тоже есть что-то детское: ей явно страсть как хочется оставить собаку у себя, но умом она понимает, что это неуместно, нерационально, неправильно. И ищет поддержки у мужа, ждет, что он скажет: нет, давай оставим Флопси…

Марго Робби очевидна сразу. Внятна. Пряма. Открыта. Она не хочет казаться кем-то, она есть, присутствует, она заметна: ее энергия, откровенность, целеустремленность – все это вот тут, в этих комнатах в дощатом бунгало с ярко-розовой неоновой вывеской Lucky Chap – так называется ее компания. Почему Chap? «Не помню, просто выпивали, говорили про Чаплина и… да мы пьяные были. Так и появился «Счастливый Чап».

Psychologies: Кто эти «мы»?

Марго Робби: Да мы с Томом, Софи (подруга и продюсер Софи Керр. – Прим. ред.), еще четверо наших друзей, с которыми мы вместе жили и открыли компанию, и еще мои подруги из Австралии, мой брат…

Похоже, широкий у вас дружеский круг…

М.Р.: Ну конечно! А у вас по-другому?

Если честно, да, у меня по-другому. Разве что двое-трое близких друзей.

М.Р.: Ну нет! Этого мало, у меня никогда так не было. На нашей с Томом свадьбе в Австралии было только моих школьных подружек… да, шестнадцать! Они все близкие, мы и теперь встречаемся. Я вообще не понимаю, как это – жить одному или только своей семьей. Когда наши друзья хотели меня и Тома выпереть из дома, я сопротивлялась до последнего… То есть мы жили всемером в доме в Клэпхеме, в Лондоне. Там было только четыре спальни, но ничего, весело жили. Мы познакомились на «Французской сюите», ребята работали на этом фильме ассистентами, а у меня была небольшая роль. Снимали в Бельгии, все были далеко от дома – ребята же британцы. Мы сверстники, так что быстро подружились. А потом, когда я приехала в Лондон для продвижения фильма, мы собрались в моем гостиничном номере, и кто-то сказал: а здорово было бы жить вместе! И на той же неделе cняли тот клэпхемский дом. Причем все меня спрашивали: как ты переедешь, ты же в Британии не живешь? А я отвечала: я нигде не живу, но теперь буду – в Лондоне. Мы так провели три счастливых года, по вечерам зажигали в клубах. Мы с Томом некоторое время скрывали отношения, а потом стало ясно, что мы вместе. И вот тогда ребята заявили: ну, теперь вы пара, должны жить отдельно… Но мы настояли и остались. Теперь, в Лос-Анджелесе, мы все живем отдельно. Но мне ужасно не хватает общего дома. Тишина оглушает меня. Я люблю шум, гам, споры, общие дела, обеды из закусочной. По большому счету и кинокомпания появилась из нашей дружбы. И даже наш с Томом брак. Я всегда думала о браке без всякого энтузиазма – мне казалось, это так скучно… Я рассуждала, мол, после 30, если будет правильный человек, можно попробовать… Но в итоге мы с Томом жили-жили рядом, а потом поняли, что должны быть вместе. Мы и сейчас не только муж и жена. Но и, может быть, главным образом друзья. Это правда весело: работаем вместе – и это продолжение семейного дома, а дома… тоже работу не бросаем… Знаете, в моей жизни если что-то и служит определяющим началом, то это дружба.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Эмилия Кларк: “Мне фантастически повезло, что я еще жива” Эмилия Кларк: “Мне фантастически повезло, что я еще жива”

Отношения Эмилии Кларк с жизнью и смертью

Psychologies
Наши «Сети». Как статья в «Медузе» убеждает протестовать против приговора в Пензе Наши «Сети». Как статья в «Медузе» убеждает протестовать против приговора в Пензе

Дилемма защитников фигурантов «Сети» вряд ли сложнее проблем Black lives matter

СНОБ
Точки зрения: почему мы не видим себя такими, какие мы есть Точки зрения: почему мы не видим себя такими, какие мы есть

Мы ищем себя в отражении или в размышлениях о себе

Psychologies
Стратегией по нанометрам Стратегией по нанометрам

Михаил Мишустин утвердил Стратегию развития электронной промышленности

Эксперт
Почему диеты не работают, а люди годами ходят в спортзал и не меняются? Почему диеты не работают, а люди годами ходят в спортзал и не меняются?

Юлия Вихрева поделилась эффективной стратегией похудения

Cosmopolitan
Этюд в белом Этюд в белом

Португальские архитекторы оформили дом, используя «хроматический язык» интерьера

SALON-Interior
Кто не без греха? Кто не без греха?

Пора узнать врагов в лицо – и выяснить, как с ними бороться

Cosmopolitan
Диакон Александр Занемонец: Обратно под анафему никого не загонишь Диакон Александр Занемонец: Обратно под анафему никого не загонишь

О положении в православном мире после создания Православной церкви Украины

СНОБ
Я хочу, чтобы меня любили Я хочу, чтобы меня любили

Быть любимыми – это условие выживания, потому что любовь – не просто чувство

Psychologies
Энджой. Мальчик, который молчит Энджой. Мальчик, который молчит

Мальчик не хочет разговаривать, но, кажется, он что-то видел и что-то знает

СНОБ
8 шагов к эмоциональной устойчивости 8 шагов к эмоциональной устойчивости

Среди советов о том, как пережить трудности, мы выбрали 8 самых действенных

Psychologies
Сели на шею Сели на шею

Аккуратный отложной воротничок — ваш билет в счастливое детство

Vogue
Все идет по плану Все идет по плану

Пять стартапов, развившихся за последние пять лет в успешный фэшн-бизнес

Vogue
Большая чистка Большая чистка

Как привести в порядок ковер в домашних условиях? Простые способы и средства

Лиза
Все, что нельзя Все, что нельзя

Как следовать модной практике, при этом не переедать и отлично выглядеть

Vogue
Миллионер, друг принцев, фанат России: жених Марии Шараповой оказался экспертом в современном искусстве Миллионер, друг принцев, фанат России: жених Марии Шараповой оказался экспертом в современном искусстве

Александр Джилкес — бизнесмен, миллионер и жених Марии Шараповой

Forbes
Кому я сказала? Кому я сказала?

Писатель Ника Набокова разбирается, как найти общий язык с сильным полом

Cosmopolitan
Визажист Рианны — о том, как выбирать тон и что будет в моде в 2020 году Визажист Рианны — о том, как выбирать тон и что будет в моде в 2020 году

Интервью с визажистом Рианны — Присциллой Оно

Cosmopolitan
Больше сексуальности и блеска: как модный дом Saint Laurent впервые получил доход в €2 млрд Больше сексуальности и блеска: как модный дом Saint Laurent впервые получил доход в €2 млрд

В 2019 году выручка модного дома Saint Laurent выросла почти до €2,05 млрд

Forbes
Шестое поколение Шестое поколение

За сетями 5G уже проступают контуры следующего поколения связи

Популярная механика
Мортира Маллета: как создавали гигантское орудие войны Мортира Маллета: как создавали гигантское орудие войны

Талантливый инженер Роберт Маллет создал самую большую мортиру

Популярная механика
Игра в грядки Игра в грядки

На примере именитых спортсменов объясняем, как быть сильным, оставаясь веганом

GQ
«Счастье мое»: 4 мифа об этом состоянии «Счастье мое»: 4 мифа об этом состоянии

Есть масса мифов о том, что же такое счастье и как достичь этого состояния

Psychologies
Почему вам обязательно нужен кардиган Почему вам обязательно нужен кардиган

Эта вещь стала объектом внимания абсолютного большинства дизайнеров

GQ
Фабрика миллиардеров: сервис, помогающий малому бизнесу бороться с Amazon, подорожал на 1800% за пять лет Фабрика миллиардеров: сервис, помогающий малому бизнесу бороться с Amazon, подорожал на 1800% за пять лет

Сервис Shopify утверждает, что вооружает повстанцев в борьбе против Amazon

Forbes
Холодный душ для базы данных Холодный душ для базы данных

Ожидания от повсеместного накопления больших данных могут не оправдаться

Эксперт
Гривны, песо, сомы и тенге: сколько стоят Lada за границей Гривны, песо, сомы и тенге: сколько стоят Lada за границей

Куда АвтоВАЗ поставляет машины марки Lada и где продается самая дешевая Granta

РБК
Тайны смартфона Тайны смартфона

В обычном мобильном телефоне заложено много неведомых тебе возможностей

Лиза
«Кандидаты от “Единой России” на честных выборах не победят». Что значит возможное объединение партии власти и ОНФ «Кандидаты от “Единой России” на честных выборах не победят». Что значит возможное объединение партии власти и ОНФ

Насколько возможно в будущем слияние ОНФ и «Единой России»

СНОБ
Михаил Мишустин и его семья заработали около $36 миллионов в инвесткомпании UFG. Премьер работал там в 2008-2010 годах Михаил Мишустин и его семья заработали около $36 миллионов в инвесткомпании UFG. Премьер работал там в 2008-2010 годах

Мишустин перешел в бизнес с госслужбы и стал владельцем 25% в фондах UFG

Esquire
Открыть в приложении