Новый год мы открываем традиционно — рассказом Сергея Каледина

ОгонёкКультура

Ведьма

Новый год мы открываем традиционно — рассказом Сергея Каледина

Клавдия Ильинична (вторая слева) и ее подруга Тамара Яковлевна (крайняя справа)

Наконец… выпрыгнул он из-под старухи и вскочил… к ней на спину. Он схватил… полено и начал… колотить старуху. «Ох, не могу больше!» — произнесла она в изнеможении и упала на землю… Перед ним лежала красавица, с растрепанною роскошною косою, с длинными, как стрелы, ресницами… Н.В. Гоголь «Вий»

Не водись ты с Клавкой! — тряс перед моим носом бурым от нюхательного табака пальцем сторож Дмитрий Абрамыч.— Ведьма она.

На метле Клава не летала. Возила на Тишинку на своем «Москвиче» лекарственные растения. Садовые же товарищи волокли электричками в столицу малодоходные овощи с тощих огородов и злобствовали, почему такой навар дает Клаве лесная трын-трава? Катались слухи по нашему околотку, что Клава выращивает женьшень.

Родилась Клава в Белоруссии, в бедноте, без отца. Мать к ней была злоблива: ни разу не приголубила. Отбирала букварь, прятала обувку, чтоб не ходила в школу. Она делала уроки на чердаке — тайком лазила в дыру возле трубы. В наказание мать ставила ее коленями на кирпичи и стегала дубцами. Сначала Клава думала, что ее подкинули цыгане в голодный год, потом узнала, что цыгане своих не бросают. Значит, маманя просто подмахнула цыгану, а иначе откуда она, Клава, — такая черноволосая, черноглазая, сильная и петь любит без повода. А вот братик ее любимый был, как все: белесый, псивенький да еще и хворый — чирятый по телу.

Клава, босая, подпаском, ходила за стадом до холодов, пока ледяная корка не начинала хватать траву. Отогревала ноги в теплых коровьих лепешках, высматривала набычившуюся горбатую корову, готовую к поссывотине, и в горячей тугой струе мыла ноги. И все-таки ревматизм — единственную болезнь на всю жизнь — завела. Зато всегда была сытая: тайком подныривала под тяжелое брюхо коровы и сосала молоко напрямую.

Однажды осенью стеклянный дождь покрыл кусты прозрачной коростой. Сквозь лед ягоды калины казались рубинами. Такой красоты Клава не видела. Рукояткой хлыста она несильно ударила по ветке — куст, рассыпавшись, отозвался, как цыганское монисто. Она, завороженно, набрала по веткам пустую мелодию. Пастух — колчерукий дед — приметил это и разрешил ей у него в халупе играть на балалайке.

В стаде был шаловливый ласковый бычок с человечьими ресницами. Клава звала его «теля», потом — «быча».

Быку вбили в нос кольцо. Нос загноился. От боли он ошалел: орал, не жрал, бился окровавленной мордой обо что ни попадя. Его держали в стойле, измазанном кровью, чтоб не натворил беды. Бык обессилел и уже не слизывал кровь с гноем. Ветеринар махнул рукой: «На убой».

«Кольцо-о… надо вынуть»,— догадалась Клава и понеслась в кузню. Кузнеца не было, нашла сильные кусачки с длинными рукоятками.

…Она медленно вошла в стойло… Кусачки сунула раствором за пояс, чтобы руки были пустые, неопасные.

— Затопчет! — орал скотник.

— Не шуми голосом — не пугай его.

Бык истошно мычал, перетаптывался, готовый на все… Кроваво-гнойные сопли свисали до земли.

…Клава шагнула к нему, протянула руки ладонями вверх:

— Не бойся меня, быча… Я помогу… Не бо-ойся…

Бык пятился, мотая изнуренной башкой.

— Не бо-ойся…

Взяла за рог, другой рукой — под морду за выемкой, заскользила ласковым пальцем по губам. Бык дрожал. Потом опустил тяжелую башку: делай, что хочешь. Клава мощными кусачками перекусила кольцо возле обеих ноздрей и медленно вытянула остаток стали. Бык больно лизнул ее языком-теркой в лицо — благодарил. Клава вытерла огрызки кольца, внимательно рассмотрела: так и есть — с браком.

Кольцо ковал кузнец, пьяница. Наверное, с похмела недосмотрел: заполировал кольцо по пришкваревшемуся припеку. Окалина выщербилась, обнажив острые трещины, которые и драли быку нос изнутри.

— Твоя работа?.. — Клава сунула ковалю под нос кольцо с изъяном.— Твоя.— Зашлась: хотела этими огрызками металла разбить его похмельную рожу… Но удержалась — саданула в нос голым кулаком.

Дома всегда тихо плакал братик: мать не давала ему пить на ночь, чтоб не обмочился. Клава набирала в рот воды и, целуя братика, поила его изо рта в рот. Не любила она мать.

Потом пришла коллективизация, горе задавило деревню. Пастух помогал: давал ей колоб теплого подсолнечного жмыха на подболтку в крапивные щи. Она носила его на груди домой. Но пастуха сослали, братик умер, мать стала слепнуть.

Клаву углядел Данилушка, коллективизатор, чекист, еврей. Уж больно красивая Клава была. Он возбужденно потирал руки, будто намыливал их. Потом завалил Клаву в сарае, она под ним аж трещала, бедная. Дул без пересадки. Но все ж таки не абы как: звал в Москву для учебы и будущей женитьбы.

Клава нашла в сундуке метрику и, не попрощавшись с матерью, убежала с Данилушкой в город. А тот, ревнивый козел, не давал ей шагу ступить, какая там школа! Она сделала тайком аборт и на перекладных удрала от Данилушки на край света — во Владивосток.

На всю дорогу денег не хватило, пришлось оказывать срамные услуги начальнику поезда. А охраннику товарняка не дала. Он стал ее бить, она сложилась пополам, а потом распрямилась — ударила поленом по голове. Он шевелился, и она ударила его еще два раза. И ногами выпихнула тело из теплушки. Как просто: был человек и нет человека.

Во Владике пошла в порт грузчицей. Ей дали грамоту и отрез. Она потолстела. И поняла, что это беременность от дороги, хотя организм ничего странного не показывал. Работала до последнего, добежала до родилки, там и оставила недоноска.

Но отыскался след Тарасов. На то Данилушка и чекист-еврей. Нашел ее, приехал. Еще и наркоманом стал — нюхал носопыру. Разбил ей голову табуреткой. Клава призналась в дорожных грехах и в убийстве насильника. Казалось, что Данилушка ее все-таки любит, пожалеет и простит. Данилушка написал на нее донос.

Следователь тоже ее лупил, отбивал селезень. Была черная, как чугун. Ей бы перемолчать: клубок тугой — моль не пролезет, а она созналась. Не из-за боли — для правды. Бухнулась на колени — покаялась. Клаву посадили.

Тюрьма была в маленькой церкви на окраине. До тюрьмы — конюшня, каменный пол — выщерблен подковами. Лошадиный дух ласкал ей душу, перебивал вонь параши.

Клаву поставили старшОй. Поселилась она в алтаре. Иконы из иконостаса выдрали, но царские врата висели. Топчан поставила под окном-витражом: Иисус в голубом хитоне простирал руки к страждущим. От него Клава помощи не ждала, так же как и от папаши его, Саваофа с длинной бородой, что из-под купола церкви спокойно взирал на немощных, угрюмых теток. Ее-то хоть за дело взяли — человека убила, а большинство — по навету. И он попустил, бородатый, такому безобразию. Она никому не верила: ни Богу, ни коммунистам. Хуже коммунистов только черти.

Звать себя шестнадцатилетняя Клава велела Клавдией Ильиничной, входить в алтарь — со стуком. Первым делом занялась вшивостью. И для затравы без необходимости остриглась налысо. Вызывала в алтарь баб и самолично ковырялась в их волосах. Если только гниды: «Керосин», если вши расплодились: «Наголо». Письменный надзор за узницами не вела, на мраморном престоле составляла процентовки выработки на рыбзаводе, да еще писала за баб письма: большинство было неграмотными.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Индекс несчастья Индекс несчастья

Норвежское ноу-хау, которому в России учить не надо

Огонёк
Смех сквозь слезы: трагедии в жизни актрис комедийного жанра Смех сквозь слезы: трагедии в жизни актрис комедийного жанра

Мало кто знает, сколько слез им пришлось пролить в реальной жизни

Cosmopolitan
Успение Богоматери Успение Богоматери

Много лет назад иконописец из Камышлова привёз икону «Успение Богоматери»

Дилетант
8 лайфхаков, которые помогут тебе меньше пользоваться телефоном в течение дня 8 лайфхаков, которые помогут тебе меньше пользоваться телефоном в течение дня

Есть такая штука — цифровая зависимость, с ней надо бороться

Playboy
Вспышка сверхнового Вспышка сверхнового

Карьера Данилы Козловского движется со скоростью света

GQ
Sex Education – по-прежнему очень смешной и в то же время полезный сериал о сексе Sex Education – по-прежнему очень смешной и в то же время полезный сериал о сексе

Кажется, сценаристы Sex Education забыли, что любому шоу необходимо развитие

GQ
Птица нового счастья Птица нового счастья

О рулете из индейки

Огонёк
Ярослав Смеляков Ярослав Смеляков

Смеляков (1913–1972) был, безусловно, настоящим поэтом

Дилетант
Опасный бодипозитив: надо ли бояться, что все растолстеют? Опасный бодипозитив: надо ли бояться, что все растолстеют?

Приведут ли полные модели на подиумах и в журналах к повальному набору веса

Cosmopolitan
В Турции обнаружили самую древнюю мозаику в мире В Турции обнаружили самую древнюю мозаику в мире

Артефакт был создан в бронзовом веке

National Geographic
Что мы знаем о внеземных жителях 130 лет спустя? Что мы знаем о внеземных жителях 130 лет спустя?

Как мечтали в прошлом о жизни на других планетах, и как о ней рассуждают сейчас?

Наука и жизнь
Светлана Толстая: «Я не очень поддавалась общим настроениям» Светлана Толстая: «Я не очень поддавалась общим настроениям»

Светлана Михайловна Толстая — специалист в области славянской этнолингвистики

Arzamas
Как не дать соцсетям испортить вам праздники и будни Как не дать соцсетям испортить вам праздники и будни

Неужели социальные сети — это зло, с которым нужно бороться

Psychologies
Минус 75 кило: как я начала худеть в спортзале на спор и стала адептом ЗОЖ Минус 75 кило: как я начала худеть в спортзале на спор и стала адептом ЗОЖ

Главное — начать, а дальше всё пойдет по накатанной

Cosmopolitan
Что нужно знать про Дональда Серроне? Что нужно знать про Дональда Серроне?

Рассказываем о бойце, с которым сразится Конор Макгрегор

GQ
Внутренняя красота Внутренняя красота

Совершенно простой дом в Майами с обширной коллекцией арт-объектов

AD
Директор L’Oréal по этике — о миссии бизнеса и позитивной дискриминации Директор L’Oréal по этике — о миссии бизнеса и позитивной дискриминации

Почему закон не всегда может быть последней инстанцией

РБК
Павел Крупник Павел Крупник

Общественный деятель Павел Крупник и первый государственный хоспис в России

Собака.ru
5 шагов к музыкальной карьере от молодой певицы и композитора 5 шагов к музыкальной карьере от молодой певицы и композитора

Упорство, коммуникабельность и безграничный оптимизм помогут достичь многого

Cosmopolitan
Зачем людям деньги Зачем людям деньги

Как обучить детей финансовой грамотности и обеспечить их будущее

Robb Report
«Сидел в камере без окон». Карлос Гон объяснил побег «Сидел в камере без окон». Карлос Гон объяснил побег

Экс-глава Renault–Nissan–Mitsubishi исключил причастность к махинациям

РБК
100 изобретений, которые изменили мир: часть 1 100 изобретений, которые изменили мир: часть 1

Список изобретений, которые сыграли важную роль в становлении человечества

Популярная механика
Как подсадить миллениалов на чипсы с солью и заработать 10 млн рублей за полгода. Бизнес-план «Пакета картошки» Как подсадить миллениалов на чипсы с солью и заработать 10 млн рублей за полгода. Бизнес-план «Пакета картошки»

«Пакет картошки» пытается переломить стереотип о чипсах как о вредном джанк-фуде

Forbes
«Маленькие женщины» – неожиданный поворот в карьере Греты Гервиг «Маленькие женщины» – неожиданный поворот в карьере Греты Гервиг

Фильм «Маленькие женщины» – безусловный триумф

GQ
«Власти смогут «хакнуть» людей»: глава Huawei и автор Sapiens поспорили об опасности искусственного интеллекта «Власти смогут «хакнуть» людей»: глава Huawei и автор Sapiens поспорили об опасности искусственного интеллекта

Основатель Huawei уверен, что ИИ не так опасен, как атомная бомба

Forbes
Малала Юсуфзай, Грета Тунберг и еще 7 детей, которые изменили мир Малала Юсуфзай, Грета Тунберг и еще 7 детей, которые изменили мир

Дети и подростки, которые смогли повлиять на жизнь общества и культуру

Популярная механика
Сыр с плесенью: польза и вред всех сортов «пахучего» продукта Сыр с плесенью: польза и вред всех сортов «пахучего» продукта

Пахучий, изысканный и необычный.

Playboy
Изделие Т-50: как Су-57 прорывался в небо Изделие Т-50: как Су-57 прорывался в небо

Создание истребителя пятого поколения дело хлопотное

Популярная механика
Победа над гепатитом С, укрощение СПИДа и генетические тесты. Пять важнейших достижений в мировой медицине за последнее 10 лет Победа над гепатитом С, укрощение СПИДа и генетические тесты. Пять важнейших достижений в мировой медицине за последнее 10 лет

Достижения науки за минувшее десятилетие, которые сегодня используют врачи

СНОБ
Морское существо, похожее на кусок жвачки: это что такое? Морское существо, похожее на кусок жвачки: это что такое?

Мировой океан населен самыми удивительными обитателями

National Geographic
Открыть в приложении