Алена Хмельницкая: "Главное - нравиться себе самой"

Караван историйСтиль жизни

Алена Хмельницкая: "Главное - нравиться себе самой"

Поверьте, я сейчас совсем не кокетничаю, но меня очень долго не устраивала собственная внешность. Так бывает: человек не может оценить себя объективно и мучается проблемами, которые сам же придумал. Вот и я переживала, что слишком крупная, не нравилась себе ни на фото, ни на экране, хотелось быть стройнее.

Беседовала Елена Ланкина

— Сейчас, пересматривая снимки и фильмы того времени, понимаю, что относилась к себе предвзято. Видимо, в голове был определенный образ, до которого, как мне казалось, я не дотягивала.
Началось все в подростковом возрасте, до этого о таких вещах я даже не задумывалась. И родители никогда не говорили, что с моей «формой» что-то не так.
— Хотя уж они-то точно заметили бы, будь проблема реальной. Ведь ваши родители — артисты балета?
— Да, папа и мама — Александр Хмельницкий и Валентина Савина — двадцать лет танцевали в Большом театре. Я занималась художественной гимнастикой и настольным теннисом (даже выиграла несколько городских соревнований) и хорошо училась — в знаменитой двенадцатой французской спецшколе на Арбате. Все успевала.
Большой театр часто ездил за границу, и родители привозили с гастролей красивые вещи, о которых во времена тотального дефицита большинство советских семей могло только мечтать. До сих пор помню свои красные лаковые туфельки. Сказочно красивые! Умереть не встать. И сейчас люблю лаковую обувь, особенно на детях. Никогда не забуду и плюшевую шубку с металлическими застежками и меховой опушкой.

На Алене: кардиган Marc Cain, юбка и пояс Laurel

Еще работая в театре, папа начал преподавать в хореографическом училище. А мама окончила ГИТИС и стала балетмейстером. Она была ассистентом Владимира Васильева, когда тот ставил в Большом «Макбета» и хореографию в ленкомовской «Юноне и Авось».
— Валентина Константиновна известная красавица. Гордились ею?
— А как же! Мама очень эффектная женщина. В «Ленкоме» до сих пор в ходу фраза, когда-то брошенная Марком Захаровым на репетиции «Юноны»: «Валентина Константиновна, встаньте просто!» Мама что-то показывала артистам, а те не могли повторить. В ответ на реплику Марка Анатольевича она кивнула — да, конечно, — и встала в позу танцовщицы фламенко с поднятой вверх изогнутой рукой. Не специально — для нее это было совершенно естественно, но присутствующие полегли от смеха. С тех пор если кто-то заигрывается, в театре шутят: «Валентина Константиновна, встаньте просто!»

Фото: из архива А. Хмельницкой

Я восхищалась мамой и в детстве любила играть «в балерину». Сохранилась смешная фотография, где совсем маленькая стою в ее пуантах со специально ушитой пяткой, чтобы не выпадали ножки. Но дальше игр дело не пошло. Родители не стремились отдать меня в балет, знали, какая это тяжелая профессия, да и у меня не было упоения этим видом искусства, которое искупает любые мучения.
— Но все-таки хотелось быть похожей на маму?
— Девочки часто копируют мам. Я тоже наряжалась в ее вещи и крутилась перед зеркалом. Она одевалась модно и ярко, очень любила шляпы, и я довольно долго была помешана на головных уборах — кепках, шляпках, беретах. В советское время женщина в шляпе привлекала всеобщее внимание — это было редкостью. Но мама умела носить самые смелые вещи так, что окружающие понимали: перед ними звезда.

Мои мама и папа — Валентина Савина и Александр Хмельницкий — двадцать лет танцевали в Большом театре
Фото: из архива А. Хмельницкой

Когда мне исполнилось двенадцать, она начала ставить показы в Доме моды Вячеслава Зайцева. Я там не раз бывала, не только на дефиле, но и в пошивочных цехах. Папа тоже захаживал и каждый раз приходил в восторг: «Боже мой! Вокруг столько проблем, войны, международные конфликты, а здесь об этом не думают, живут только модой, воланчиками и кружавчиками!» Я была совершенно очарована этим волшебным миром и наблюдая за тем, как Вячеслав Михайлович создает свои модели, тоже стала делать эскизы, представляла себя художником-модельером. Многие хвалили: «У тебя неплохо получается! Надо профессионально заниматься рисованием». Какое-то время я посещала подготовительное отделение Суриковского института, но очень быстро поняла, что это не мое: надоели унылые натюрморты, которые заставляли рисовать часами.
У мамы было несколько нарядов от Зайцева — совершенно фееричных. В них она выделялась даже в Париже, когда ездила с «Ленкомом» на гастроли: в 1983 году спектакль «Юнона и Авось» в течение двух месяцев шел в театре Пьера Кардена на Елисейских Полях. До сих пор помню вещи Вячеслава Михайловича буквально на ощупь — так были хороши. Один наряд мама потом отдала мне — костюм глубокого бордового цвета: брюки и куртка с пышными рукавами, напоминавшая средневековый камзол, очень эффектный, немного театральный, но я себя в нем чувствовала достаточно комфортно и с удовольствием ловила восхищенные взгляды.
— Признайтесь, наверное, росли воображалой?
— Нет, не была ни воображалой, ни чистюлей! Никогда не тряслась над своими нарядами, и родители не одергивали: «Смотри не испачкай новое платье! Не заляпай пальто!» Я росла в замечательной творческой среде, в которой были совсем другие ценности и традиции.
Помню, один из постояльцев Дома творчества ВТО, куда я начала ездить с родителями еще до школы, актер Малого театра Пров Садовский говорил: «Нормальный ребенок в Щелыково должен быть весь в грязи!» Когда прибывали новички и приводили в столовую свое чадо — нарядное, чистенькое, в красивых туфельках и беленьких колготочках, Пров Провович брал ребенка за руку и заводил в какую-нибудь лужу: «Ну вот теперь ты посвящен! Настоящий щелыковец!»
В Доме творчества с расфуфыренных тут же сбивали спесь: все было запросто, по-домашнему, никто не наряжался, не красился. Хотя моя мама даже там выглядела очень элегантно, а другие прекрасно себя чувствовали в тренировочных костюмах и резиновых сапогах. В Щелыково собирались заядлые грибники, например Ия Саввина, Екатерина Максимова и Владимир Васильев. Прославленные артисты в шесть утра в соответствующей экипировке уже отправлялись в лес с корзинками в руках.
— Почему же все-таки несмотря на такую комфортную среду появилось недовольство собой?
— В переходном возрасте многие девочки начинают искать себя, свой образ и зачастую чувствуют дискомфорт от несоответствия внутреннего состояния внешнему облику. Я тоже испытала нечто подобное, когда появилось желание нравиться. Прекрасно помню, как в тринадцать страдала от отсутствия безумной любви. Жажда сильных чувств совершенно естественна в юной девушке, а я еще много читала и представляла себя героиней романов.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Неравный брак Неравный брак

История Матильды Бонапарт

Караван историй
Alfa Romeo Giulia Quadrifoglio Alfa Romeo Giulia Quadrifoglio

Настал момент истины для топовой версии итальянского седана.

Quattroruote
Ирина Алексеенко Ирина Алексеенко

Ирина Алексеенко работает над созданием препарата для лечения рака

Esquire
Ford Fiesta Ford Fiesta

Седьмое поколение бестселлера Ford «расщепляется» на четыре версии.

Quattroruote
Жизнь и роли Патрика Стюарта Жизнь и роли Патрика Стюарта

Бывают актёры одной роли, а Патрик Стюарт — актёр двух ролей, в каждой из которых неподражаем.

Мир Фантастики
Механизм торможения Механизм торможения

Антикризисная политика не может ограничиваться противодействием спаду, она должна заниматься ростом.

Forbes
Продавать запрещено Продавать запрещено

Перепродажа смартфона Google Pixel и другие вещи, за которые Google заблокирует ваш аккаунт навсегда.

CHIP
Аглая Шиловская: Люблю смотреть кино, и жанр не имеет значения Аглая Шиловская: Люблю смотреть кино, и жанр не имеет значения

Выучить английский в совершенстве и просыпаться от пения птиц – актриса мечтает о том же, о чем и многие из нас.

Лиза
Кино — Марион Котийяр Кино — Марион Котийяр

Самая востребованная французская актриса в Голливуде и лицо Dior рассказывает о неудачных сценариях, дурацких вопросах журналистов и умении растворяться в толпе. А еще много смеется.

Numéro
Hyundai Tucson против Mazda CX-5 Hyundai Tucson против Mazda CX-5

Японский кроссовер на четыре года старше своего корейского оппонента, но оба выглядят свежо, современно и востребованы на рынке. Стало быть, разница в возрасте совсем не помеха их очному поединку.

АвтоМир
Skoda Superb против Ford Mondeo Skoda Superb против Ford Mondeo

Два популярных бизнес-кара: один лифтбек, второй седан. Но разные типы кузова никому не мешают выбирать между этими моделями. И принять окончательное решение может быть очень, очень сложно.

АвтоМир
Церемония оступления Церемония оступления

Самые курьезные церемонии инаугурации президентов разных эпох и стран

Esquire
Мэрилин Минтер Мэрилин Минтер

Художница Мэрилин Минтер предлагает взглянуть на тело, какое оно есть на самом деле.

Numéro
Спроси себя, как часто у тебя болит голова? Спроси себя, как часто у тебя болит голова?

Из-за чего может болеть голова?

Cosmopolitan
Отомстить: хорошая идея или плохая? Отомстить: хорошая идея или плохая?

Может ли месть погасить огонь ярости или утешить обиженного?

Psychologies
Раздвигая границы Раздвигая границы

Кристен Стюарт о фильме «Персональный покупатель».

GQ
Старик и шило Старик и шило

Самый беспокойный пенсионер планеты Земля!

Maxim
8 жен­щин, ко­то­рые из­ме­ни­ли мою жизнь 8 жен­щин, ко­то­рые из­ме­ни­ли мою жизнь

Полина Гагарина о своих ролевых моделях

Glamour
Разговор с режиссёром «Красавицы и чудовища» Биллом Кондоном Разговор с режиссёром «Красавицы и чудовища» Биллом Кондоном

Этого режиссёра называют человеком, возродившим мюзиклы, у него есть «Оскар» за лучший сценарий, а ещё он снял две части «Сумерек». Мы поговорили с Биллом Кондоном о его необычной фильмографии и новом проекте.

Мир Фантастики
6 способов стать счастливее вместе 6 способов стать счастливее вместе

На любой стадии отношений романтические ритуалы будут полезны

Psychologies
Артем Кухаренко Артем Кухаренко

Компания Артема Кухаренко победила Google на чемпионате по распознаванию лиц

Esquire
Любимчик миллиардера Любимчик миллиардера

Стипендиат Питера Тиля Джеймс Прауд создает гаджет для сна, конкурируя с Google и Apple.

Forbes
Как отец отцу Как отец отцу

Всеволод Чаплин посмотрел сериал «Молодой папа»

Esquire
Bentley Mulsanne Bentley Mulsanne

Bentley Mulsanne идеально резюмирует ценности, присущие роскошным британским седанам.

Quattroruote
Война в онлайне Война в онлайне

Почему стоимость компании «Юлмарт» за год упала на $900 млн.

Forbes
Властелин кроликов Властелин кроликов

Накануне прошедшего Рождества, 24 декабря 2016 года, не стало Ричарда Адамса — писателя, подарившего нам уникальную книгу «Обитатели холмов» и ещё несколько не менее выдающихся работ. Ричард Адамс прожил долгую, спокойную и счастливую жизнь, которая не могла не отразиться в его историях о животных — произведениях, которые на самом деле о нас с вами.

Мир Фантастики
Прозрачные намеки Иори Томиты Прозрачные намеки Иори Томиты

Японский художник превращает ненужную рыбакам рыбу в произведения искусства

Популярная механика
Максим Диденко Максим Диденко

Максим Диденко стал едва ли не самым востребованным театральным режиссером

Esquire
FEDOR Первый FEDOR Первый

Робот FEDOR должен стать основателем целой династии антропоморфных роботов

Популярная механика
Инсайдер Инсайдер

Татьяна Стрекаловская.

L’Officiel
Открыть в приложении