Александр Борода рассказал о «кошерных» инвестициях

ForbesБизнес

«Еврейского бизнеса не существует»: Александр Борода о помощи миллиардеров, клане Ротшильдов и антисемитизме

Гость Forbes Capital, президент Федерации еврейских общин России Александр Борода рассказал о «кошерных» инвестициях, взаимодействии синагоги и предпринимателей, а также о том, существует ли специфическая еврейская ментальность в бизнесе

Андрей Мовчан

boroda.jpg__1574937579__95049.jpg

Президент ФЕОР Александр Борода — уникальная личность для религиозного сообщества России. Он известен не только как популяризатор еврейской культуры и основатель знаменитого Еврейского музея и центра толерантности, но и как человек, который держит руку на пульсе российского бизнеса и на короткой ноге со многими владельцами крупного капитала. Например, Борода неоднократно отмечал заслуги миллиардера Романа Абрамовича перед еврейской общиной России. Как сообщало издание The Bell, глава ФЕОР входит в элитный Tesla-клуб бизнесмена — он принял в дар от Абрамовича один из 20 ультрамодных электрокаров. Также организация, которую курирует Борода, помогла бывшему украинскому миллиардеру Эдуарду Шифрину получить гражданство России. О том, как далеко простирается влияние ФЕОР, помогает ли принадлежность к еврейской национальности в бизнесе и стоит ли россиянам опасаться козней Сороса, Александр Борода рассказал экономисту Андрею Мовчану в рамках проекта Forbes Capital.

Вы необычный гость для нас, и у нас необычная тема для вас. Мы говорим не о еврейских сообществах, не о том, чем вы непосредственно занимаетесь. Наша передача об инвестициях. Поскольку евреи традиционно ассоциируются с деньгами и инвестициями, мы не могли пройти мимо и не поговорить об этом с вами. Вы в своей жизни когда-нибудь во что-нибудь инвестировали?

Нет, никогда не инвестировал.

А это принципиальная позиция — не заниматься инвестированием?

Нет, это принципиальная позиция с точки зрения моей работы в еврейской общине. Мы живем на благотворительные пожертвования, которые имеют целевое назначение. И инвестировать эти деньги я не имею права и по моральным, и по юридическим соображениям. А своих личных денег у меня недостаточно, чтобы заниматься инвестиционной деятельностью. Поэтому вот так сложилось, что я не являюсь инвестором.

При этом люди, которые дают вам деньги, они, конечно, являются инвесторами.

Конечно.

И к вам, раввинам, приходят за советами.

Приходят.

А вы же можете рассказать, как это вообще происходит? Есть ли какие-то советы по инвестициям в еврейской общине? Приходят ли за такими советами ваши благотворители?

Я бы сказал так: стандартной практики, что раввины принимают по вопросам инвестиций, не существует, потому что все-таки к раввинам чаще всего приходят за другими советами. Но вместе с тем, безусловно, между мной, другими раввинами и бизнесменами далеко уже не формальные отношения. Это уже полуродственные, полусемейные отношения. И, конечно, мы часто обсуждаем самые разные вещи. Многие мои товарищи-бизнесмены делятся со мной своими мыслями, и по поводу инвестиций в том числе. В силу какого-то своего опыта и круга знаний я могу что-то посоветовать — что я знаю про те компании, в которые они собираются инвестировать, или что я думаю о тех предприятиях или направлениях бизнеса, в которые они думают инвестировать. И какие-то советы, конечно, даю в силу своего опыта, знаний.

К ним прислушиваются?

Чаще всего да. Потому что так получается, что у каждого бизнесмена есть определенный круг общения и он достаточно, как ни странно, ограничен по сравнению с моим кругом знакомств. У меня очень большая палитра (знакомых) бизнесменов из самых разных отраслей бизнеса и экономики. Поэтому у меня часто оказываются более глубокая информация о каком-то виде бизнеса.

А это этично — давать такую информацию, если она у вас есть?

Нет, ну это не какой-то инсайд. Я не нахожусь внутри каких-то знаний о компаниях. Я просто понимаю, что и как происходит. Наша община не находится вне процессов, которые происходят в стране и в мире в целом. Мы следим за этим, потому что живем на пожертвования тех людей, которые занимаются инвестициями. Поэтому мы тоже хотим понимать, что у них происходит. И еще раз говорю: у нас много личных отношений. Они давно уже перешли за рамки общения «раввин и прихожанин». Это все — одна большая дружная семья. Вот семья — это самое правильное слово. И, конечно, мы друг другу помогаем, взаимодействуем на личном уровне, на уровне общины. Я всегда говорю о том, что, в принципе, мы вообще не делим: вот эти люди делают общину, эти люди нам помогают. Все вместе мы делаем общину: кто-то — деньгами, кто-то — своим временем, силами, опытом. Поэтому еще раз говорю: мы стараемся, безусловно, в рамках того, что мы знаем, что это этично, потому что мы не внутри компании даем советы.

А насколько, если смотреть на палитру бизнеса, скажем, в России, сильно еврейское проникновение?

Я бы не сказал, что это какой-то очень значительный сегмент общего рынка, в котором участвуют представители еврейской национальности и иудейского вероисповедания. Мы общаемся далеко не только с иудеями и евреями. Мы общаемся с теми людьми, с которыми у нас складываются хорошие отношения. И мы очень много занимаемся благотворительной деятельностью общего плана, и они понимают, что мы делаем. У нас очень понятная система благотворительности, им нравится это. Мы тоже стараемся помогать им. Они дают нам пожертвования, мы им просто помогаем, потому что у нас хорошие отношения. Проникновение... Нет такого понятия вообще — какой-либо объем проникновения. Даже понятия «еврейский бизнес» не существует в мире, в России — точно. Потому что все (бизнесмены) россияне, и они участвуют в бизнесе как россияне. Я бы даже сказал, что большинство бизнесменов — это советские граждане, выросшие, получившие воспитание в СССР. И они по образу мышления либо по каким-то подходам ничем не отличаются от других бизнесменов разных национальностей.

То есть идея о том, что есть определенный еврейский бизнес, еврейская ментальность в бизнесе — это миф?

Абсолютно миф — по крайней мере, в России — точно. Я слышал, что в бриллиантовом бизнесе в мире — не в России, подчеркиваю — как на бирже в Антверпене, на бриллиантовой бирже в Израиле есть некая форма гарантии в виде пожатие руки. Я не знаю, работает это сейчас или нет, но я слышал, что лет 30 назад это было высокой степенью доверия — не подписывать контракты, а просто пожать руки. В России такого не существует и нет такой традиции. В России это точно миф, на Западе — точно миф из того, что я понимаю. Вот о бриллиантовом бизнесе я слышал, что раньше были какие-то сегменты...

А есть какие-то отличия, на ваш взгляд, между тем, как работает подобное инвестиционное консультирование или вообще практика инвестиций членов общины, скажем, в Америке и в России?

Думаю, никакой разницы нет. Те же самые принципы и те же самые подходы. Это риски, доходность, те же критерии, которые одинаковы во всем мире.

И отношения так же строятся, правильно?

Конечно. Все то же самое, хоть мы и говорим, что в разных странах государство больше или меньше отделено от бизнеса. Это уже специфика. Не сказать, что в России есть что-то особенное, отличающееся от остального мира. Примерно то же самое.

А в Израиле?

То же самое, не вижу принципиальных отличий. Израиль — страна относительно небогатая. Это страна стартапов, которая за счет интеллекта создает некий продукт, который чаще всего они не могут развивать дальше и просто его продают мировым корпорациям. Это очень распространённая вещь даже в киноиндустрии. Израильтяне — мастера сценария, но они его дальше отдают в тот же Голливуд, который может потратить $80–100 млн на съемки. Израиль такое потратить не может. И Израиль в этом смысле —открытая страна с самыми разными видами бизнес-предложений, но у них недостаточно природных ресурсов, поэтому больше интеллектуальными пользуются.

Традиционный для России вопрос: а когда вы наблюдаете за инвестициями, развитием бизнеса членов вашей общины, вы не видите, сколько противодействия в связи с национальными признаками в стране?

Не видел, никогда не видел.

Никогда или сейчас?

Нет, я никогда этого не видел. То есть даже в 1990-е годы, когда было много разных антисемитских публикаций, я не могу сказать, что у этих людей, которые считались евреями, сужался бизнес. Да, были какие-то антисемитские публикации, но я никогда не слышал, чтобы из-за антисемитизма кому-то не дали возможность участвовать в каком-то бизнесе. Я не слышал такого.

А с точки зрения идеологии — скажем, иудейской веры — существуют ли какие-то идеи или постулаты, отличающие инвестора, который следует этой идеологии, от других инвесторов?

Есть некие принципы, которые не являются базовыми. Есть в Талмуде мнение, что треть нужно вкладывать в недвижимость, треть — в нечто более мобильное, вроде акций, треть, может быть, — в какие-то более резервные, базовые активы, то есть должна быть несгораемым остатком. Но таких специальных постулатов, которые бы отличали подход евреев к бизнесу от подходов представителей других национальностей, я не видел. Стремление заработать присутствует у всех людей, которые входят в бизнес. И, конечно, люди идут туда, где хочется заработать, и все.

Cкажем, в исламе, насколько я понимаю, есть определенные правила относительно процентных доходов. Там даже есть специальный кредит сукук, который эти правила, будем честно говорить, обходит. В иудаизме нет подобных вещей?

Есть.

А как это выглядит?

В Торе написано, что иудей не может давать иудею деньги в долг под проценты. И Израиль стоит перед такой же проблемой. Израильские банки абсолютно иудейские. И там составляется такой договор, что каждый вкладчик банка, который получает процент со вклада, является акционером, получающим долю от прибыли, а не процент. Я думаю, в исламском мире принцип тот же — это не давание денег в долг под проценты, а именно форма такого акционерного участия.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Выделиться из потока: как привлечь внимание венчурного инвестора холодным письмом Выделиться из потока: как привлечь внимание венчурного инвестора холодным письмом

На чем нужно заострить внимание инвестора, чтобы выделиться в потоке проектов

Forbes
Инновации в молоке Инновации в молоке

Российский рынок молочной продукции продолжает перестраиваться

РБК
Жительница глухой деревни Анна купила брошенный дом и оборудовала его под частную пекарню: удачно зарабатывает Жительница глухой деревни Анна купила брошенный дом и оборудовала его под частную пекарню: удачно зарабатывает

Частный бизнес в умирающей российской глубинке? Бывает и такое!

National Geographic
Что такое «пирамида стиля» и почему о ней нужно помнить, покупая одежду Что такое «пирамида стиля» и почему о ней нужно помнить, покупая одежду

Эта пирамида поможет выбирать только действительно нужные тебе вещи

Maxim
Ешь, двигайся, спи Ешь, двигайся, спи

Как повседневные решения влияют на здоровье и долголетие

kiozk originals
Когда чужая зависть вызывает в нас чувство стыда Когда чужая зависть вызывает в нас чувство стыда

Как так получается, что человек, желая защитить себя от зависти, испытывает стыд

Psychologies
«Марафон продолжается»: почему после смерти рэпер Нипси Хассл начал зарабатывать больше, чем при жизни «Марафон продолжается»: почему после смерти рэпер Нипси Хассл начал зарабатывать больше, чем при жизни

Музыка и бизнес-проекты Нипси продолжают работать и после его смерти

Forbes
Бизнес с экологическим лицом: ответственность или маркетинговый ход Бизнес с экологическим лицом: ответственность или маркетинговый ход

Почему в 2019 году бизнес стал с ответственностью относиться к экологии

Forbes
Как правильно концентрироваться и принимать решения Как правильно концентрироваться и принимать решения

Отрывок из книги «Биохакинг: руководство по раскрытию потенциала организма»

СНОБ
Фитнес летом: как не забросить тренировки? Фитнес летом: как не забросить тренировки?

Как отдохнуть летом с пользой для фигуры?

Худеем правильно
15 правил гардероба королевы Великобритании Елизаветы II 15 правил гардероба королевы Великобритании Елизаветы II

Склонна ли британская монархиня к экспериментам, когда речь идет об одежде?

Esquire
Что не так с новым фильмом «Ангелы Чарли»? Что не так с новым фильмом «Ангелы Чарли»?

Как оказалось, миру не нужны новые ангелы

GQ
Что такое прокрастинация и как с ней бороться: 12 главных правил Что такое прокрастинация и как с ней бороться: 12 главных правил

Скорее всего, ты занимаешься этим. Даже если пока не знаешь, что это такое.

Playboy
Бoй с курантами Бoй с курантами

Год может оказаться куда лучше, чем праздник в честь его прихода

Добрые советы
Зарабатывать, не вставая с дивана. Основатель CarPrice поделился секретами успешных стартапов Зарабатывать, не вставая с дивана. Основатель CarPrice поделился секретами успешных стартапов

Рецепты бизнеса и секреты правильного питания

Forbes
Все, что вам нужно знать о Мартине Марджеле Все, что вам нужно знать о Мартине Марджеле

Об одном из самых загадочных современных дизайнеров

GQ
Легкое дыхание Легкое дыхание

Суфле — это по-французски

Огонёк
Какой мультиметр выбрать для дома: советы от электрика Какой мультиметр выбрать для дома: советы от электрика

Мультиметр - крайне полезный прибор, который должен быть у каждого мужчины

CHIP
Праздник без памяти. Почему каждое 7 ноября власть попадает в ловушку исторических комплексов Праздник без памяти. Почему каждое 7 ноября власть попадает в ловушку исторических комплексов

Наследие Октябрьской революции проявляет себя чаще, чем кажется

СНОБ
Зависимости сильных и независимых: 7 привычек, которые мешают добиться успеха Зависимости сильных и независимых: 7 привычек, которые мешают добиться успеха

Почему вы не можете шагнуть на ступеньку выше, как ни стараетесь

Psychologies
7 опасных болезней, которые притворяются простудой 7 опасных болезней, которые притворяются простудой

В некоторых случаях простуда может перейти в более серьезные стадии

Популярная механика
Стратегия кукушки: почему владелец Louis Vuitton сделал ставку на средний класс Стратегия кукушки: почему владелец Louis Vuitton сделал ставку на средний класс

Богатейший человек Европы Бернар Арно заключил крупнейшую сделку в своей карьере

Forbes
Рокетмен Рокетмен

Как сделать из сноуборда реактивный стенд для испытаний?

Популярная механика
От премьеров к миллиардерам: из чего вырос ресторан братьев Ротенбергов От премьеров к миллиардерам: из чего вырос ресторан братьев Ротенбергов

Семья миллиардеров Ротенбергов поначалу хотела сделать ресторан только для своих

Forbes
Чтение выходного дня: отрывок из новой книги экономиста Адама Туза о том, как десятилетие экономических кризисов сделало наш мир таким, какой он есть Чтение выходного дня: отрывок из новой книги экономиста Адама Туза о том, как десятилетие экономических кризисов сделало наш мир таким, какой он есть

Как экономические кризисы изменили наш мир и при чем тут Трамп

Esquire
Экономисты назвали три главных риска от отрицательных ставок Экономисты назвали три главных риска от отрицательных ставок

С последствиями отрицательных ставок в Европе борются и российские банки

Forbes
Доктор Леонид Элькин: «Первым делом я спрашиваю: Доктор Леонид Элькин: «Первым делом я спрашиваю:

Леонид Элькин рассказал о своём индивидуальном подходе к пациентам

РБК
Физики-ядерщики стерилизовали медицинские гели Физики-ядерщики стерилизовали медицинские гели

Ученые провели эксперимент по обработке ионизирующим излучением полимерных гелей

Популярная механика
Молодая лоза: как новое поколение виноделов ломает стереотипы о производстве вина в России Молодая лоза: как новое поколение виноделов ломает стереотипы о производстве вина в России

Как небольшие российские винодельни вырабатывают свой авторский стиль

Forbes
10316 10316

В ночь на 10 ноября 1989 года пала Берлинская стена – символ холодной войны

Esquire
Открыть в приложении