Интервью с президентом компании «Мираторг» Виктором Линником

EsquireБизнес

Пищевая ценность

Президент компании «Мираторг» Виктор Линник рассказал Esquire, как построить многомиллиардный бизнес на мясе и вывести российскую говядину на международный рынок

Когда вы начали свой бизнес?

Мы на рынке продовольствия с 1995 года, начинали с импорта: куриные сосиски из Штатов, мясо из Европы, поставки из Южной Америки, а как производственной компании «Мираторгу» 12 лет.

Как вам вообще пришла в голову идея пойти на этот рынок? Особенно в 2006 году, да еще и в производство, причем мяса?

Мы в 2004-м уже занимали второе-третье место по объему импорта и хорошо представляли, как устроен мясной бизнес. Объездили практически весь мир, встречались с производителями в разных странах, смотрели, как что где работает. Конечно, сравнивали с Россией. В итоге поняли, что единственное, чего нельзя изменить, – это климат, а он у нас не хуже, чем в США, и лучше, чем в Канаде. Все остальное решаемо. И мы начали со свиноводства в Белгороде в 2005 году, много инвестировали и построили вертикально интегрированный холдинг, который сегодня производит все основные виды мяса.

А почему начали со свинины? Это самое востребованное мясо в России?

Самое востребованное – мясо птицы, следом свинина, потом говядина. И определяется это в первую очередь стоимостью, а не вкусовыми предпочтениями. А стоимость напрямую зависит от времени, которое требуется на производство. Курица растет 38 дней, поросенок – 6 месяцев, бычок – 18–20 месяцев.

Мы занялись свининой, потому что с птицей немножко опоздали, там уже было много игроков, а эта ниша была незанятой. И у нас получилось настолько хорошо, что сейчас уже к нам ездят со всего мира учиться свиноводству.

Откуда вы перенимали опыт, когда начинали?

США, Канада, Бразилия, Аргентина, Австралия, Германия, Франция и, конечно, Дания – там 6 миллионов населения и около 17 миллионов свиней.

Говорят, вы погружены во все детали бизнеса?

В России по-другому не получается.

Отошел – и вместо аквариумных рыбок крокодилы?

В сельском хозяйстве с нашим объемом инвестиций, если ты строишь производство, но не контролируешь процессы, будешь банкротом. У нас сейчас более 90 ферм крупного рогатого скота – в Брянской, Тульской, Смоленской, Калужской, Орловской областях, даже в Калининградской. Сельхозбизнес – это ежедневная работа и ответственность, которую нельзя полностью переложить на менеджеров, какими бы профессионалами они ни были. Мы разговариваем и с сотрудниками, и с фермерами, получаем обратную связь: зарплату платят, не платят, чисто в туалете или нет. Это микроменеджмент, но без него ничего не получится.

А сколько стоит племенной бык?

У крупного рогатого скота практически вся генетика идет по отцу, быки стоят дорого – от 8–10 до 30–40 тысяч долларов. Когда мы начинали, совершили практически невозможное: всего за два года из США и Австралии привезли 110 тысяч телок породы абердин-ангус. Никто не верил, что это в принципе возможно, потому что такого никто в мире до нас не делал. Зато теперь в России крупнейшее поголовье абердин-ангусов в одних руках – более 500 тысяч голов, а через три года будет миллион.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Чао, Гамбино! Чао, Гамбино!

В мае рэпер Чайлдиш Гамбино опубликовал на youtube клип This is Аmerica

Esquire
Себе дороже: почему швейцарские адвокаты отказываются защищать Вексельберга Себе дороже: почему швейцарские адвокаты отказываются защищать Вексельберга

Российский миллиардер намерен судиться с банками

Forbes
Малыш на драйве Малыш на драйве

Англичанин Льюис Хэмилтон – один из лучших гонщиков «Формулы-1»

Esquire
Ремарку — 120 лет: вспоминаем наследие писателя Ремарку — 120 лет: вспоминаем наследие писателя

Вспоминаем Ремарка — самого популярного немецкого писателя в России

Esquire
Иван Ургант Иван Ургант

Правила жизни телеведущего и актера Ивана Урганта

Esquire
Почему вейп в 2018 году — это актуально и востребованно Почему вейп в 2018 году — это актуально и востребованно

Объясняем на гифках, почему вейп так актуален

Esquire
Леонид Парфенов Леонид Парфенов

Правила жизни журналиста Леонида Парфенова

Esquire
Приложение руки и сердца Приложение руки и сердца

Три девушки из редакции Cosmo протестировали лучшие дейтинг-приложения

Cosmopolitan
Один дома Один дома

Интервью с лидером группировки «Ленинград»

Esquire
Как решиться на перемены в жизни? 4 шага Как решиться на перемены в жизни? 4 шага

Как отважиться на перемены в жизни с наименьшими потерями

Psychologies
Высокое положение Высокое положение

Esquire проводит день в небоскребах, пытаясь понять их обитателей

Esquire
Конец криптосказки. Почему биткоин стоит продавать Конец криптосказки. Почему биткоин стоит продавать

Основными аргументами за продажу биткоинов остается превышение себестоимости

Forbes
Не святой Петр Не святой Петр

Сергей Минаев поговорил с Петром Авеном о несбывшихся мечтах 1990-х

Esquire
Аддитивные технологии — это уже не фантазии Аддитивные технологии — это уже не фантазии

«Росатом» взялся за разработку и продвижение аддитивных технологий

Эксперт
Покидая Ленинград Покидая Ленинград

Откровения Матильды Шнуровой

Esquire
Не верь рекламе: 5 бьюти-гаджетов, которые не работают Не верь рекламе: 5 бьюти-гаджетов, которые не работают

Так ли хороши эти новые бьюти-гаджеты, как обещают производители?

Cosmopolitan
1950: Большая стройка 1950: Большая стройка

Энциклопедия мужского стиля и образа жизни в России за последние 70 лет

Esquire
Высокотемпературный скандал: действительно ли открыта комнатная сверхпроводимость Высокотемпературный скандал: действительно ли открыта комнатная сверхпроводимость

Открытие индийских физиков грозит перевернуть энергетику

Forbes
Родительское собрание Родительское собрание

Известные родители встретились со своими успешными детьми

Esquire
Экзотика северных морей: фотографии от Романа Федорцова Экзотика северных морей: фотографии от Романа Федорцова

Рыбак из Мурманска знакомит с удивительными подводными обитателями

National Geographic
Почему у папы печень больше? Почему у папы печень больше?

Женщины и мужчины отличаются друг от друга куда больше, чем мы привычно считаем

Maxim
Пережить апокалипсис: 6 продуктов, которые не портятся Пережить апокалипсис: 6 продуктов, которые не портятся

Может ли еда не портиться на протяжении долгого времени?

National Geographic
50 быстрорастущих компаний России. Часть 2 50 быстрорастущих компаний России. Часть 2

50 быстрорастущих компаний России. Часть 2

РБК
Жасмин с новой песней  «Похожи» покорила  iTunes Жасмин с новой песней  «Похожи» покорила  iTunes

Певица Жасмин порадовала своих поклонников свежим релизом

Cosmopolitan
Трубка мира Трубка мира

Автор «Сталингулаг» объясняет, как гаджеты могут создать проблемы

Esquire
Плохой хороший фитнес Плохой хороший фитнес

Пять самых полезных и пять вредных видов спортивных нагрузок для здоровья

Лиза
Человек и дракон: репортаж с островов Индонезии Человек и дракон: репортаж с островов Индонезии

Каково это – жить на вулкане, чем питаются драконы и победит ли мировая гармония

National Geographic
«Ура!», «Банзай!» и другие воинственные кличи: краткая история происхождения «Ура!», «Банзай!» и другие воинственные кличи: краткая история происхождения

Всего одно слово способно сплотить соратников и насмерть перепугать противников

Maxim
Последнее лето Последнее лето

Новая история виллы Камуцци

AD
С чем носить казаки этой осенью: 3 крутых идеи на любой случай С чем носить казаки этой осенью: 3 крутых идеи на любой случай

Казаки уже сейчас можно смело окрестить главной обувью этой осени

Cosmopolitan
Открыть в приложении