Рэпер Фараон рассказал Сергею Минаеву о Курте Кобейне и трудностях взросления

EsquireЗнаменитости

Клиповое создание

Его клип «Пять минут назад» посмотрели более 20 процентов* населения страны. Рэпер Фараон рассказал Сергею Минаеву о Курте Кобейне и трудностях взросления.

Фотограф Дмитрий Шумов

Cергей Минаев: Я наткнулся в интернете на видео, в котором ты выходишь судить детский футбольный матч и говоришь игрокам: «Я вам фолить не позволю». Тебе там тринадцать лет, ты классический мальчик из хорошей семьи. Глядя на то видео, сложно поверить, что всего через пять лет этот хороший мальчик споет: «Я видел твою суку, это просто мерзость». В какой момент того мальчика сломало? Как он попал с футбольного поля на сцену?

Фараон: Изначально я рассчитывал посвятить себя спортивной деятельности, а потом пришел этап разочарования во всем, что я делаю. Мне просто, если честно, важно было стать самим собой, делать то, что мне хочется, а не то, что от меня ждут. Потому что такой у меня характер, так сложились обстоятельства. Когда в раннем возрасте ты добиваешься свободы (потому что у тебя ее никогда не было и ты еще находишься в пограничном состоянии), ты на себя полностью берешь ответственность за свои поступки, за свой выбор. Когда ты это делаешь лет в 13-14, ты осознанно проходишь состояние пи*** (катастрофы. – Esquire).

С.М.: Ты же ребенком еще в тот момент был.

Ф.: Да, ребенком, но в каком-то смысле уже взрослым. У меня был футбол, футбол меня закалил: команда, сборы, мы дрались стенка на стенку. Имея такой опыт, я просто взял и сказал: дальше живу самостоятельно.

С.М.: Ты рос в достатке? Ты не нуждался в каких-то вещах, в которых, может быть, нуждались твои сверстники?

Ф.: Я, в принципе, человек, который не особо в чем-то нуждался. В чем я нуждался, то было внутри, а не снаружи.

С.М.: Тепло?

Ф.: Я бы не сказал, что тепло. Это постоянное прохождение различных испытаний духа. Меня все время тянуло через что-то проходить. Я никогда об этом никому не говорил, понимая, что в этом не было бы смысла. Я был наедине с собой и сам делал выводы, старался понять себя. Были только мои решения, и необязательно кому-то было о них знать, просто на этапе взросления я проходил барьер: это мне интересно, а это – нет. Родителей я просто старался не трогать, понимал, что на тот момент им было тяжело. Все говорят про меня: мажор, мажор. Но в моей жизни и нищета была. Я так думал: они потом меня поймут.

С.М.: То есть это не типичный бунт против родителей?

Ф.: Это скорее бунт против себя самого. Я понимал, что в спортивном мире я завишу от тренера, от судейства. Там ты варишься в маленьком мирке, где постоянно сталкиваешься с людьми – неважно, нравятся они тебе или нет. Я не чувствовал себя в своей тарелке. В один момент у меня что-то щелкнуло, и я решил просто сделать все по-своему.

С.М.: Что говорили твои родители?

Ф.: Я не знаю, я с ними не общался. Были разные ситуации, я бы не хотел о них говорить, потому что это семейное. Но х*** (проблема. – Esquire), через которую мне пришлось пройти, сделала меня тем, кто я есть. Я переламывал себя миллион раз и продолжаю это делать, потому что, если себя не переламывать, ты попадаешь в зону комфорта и расслабляешься.

С.М.: Ты сказал: я не хочу заниматься спортом, я хочу заниматься музыкой, но для этого я должен пройти круги своего маленького ада.

Ф.: Может быть, большого. Все познается в сравнении. Период творчества с 18 до 20 лет был панковским. Был рок-н-ролл, огонь, борьба, зависимость или независимость – неважно, не об этом речь. В определенный момент я понял, что можно разговаривать по-другому со своей аудиторией. Начался новый этап. Я стал взрослее.

С.М.: Слушая твой новый микстейп, который по сути стал полноценным альбомом (Pink Floyd. – Esquire), я подумал, что в текстах про «телок», которые тебя «делят, как мармелад», тебе давно уже тесно и пришло время высказаться как-то посерьезнее, что ли? Сказать всем этим мальчикам и девочкам, которые после концерта в Челябинске тебе машину перевернули: «Ребят, вот что я на самом деле думаю про жизнь».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ксения Смельчак Ксения Смельчак

Сергей Минаев выясняет у Ксении Собчак, куда женщина готова повести страну

Esquire
Время последних чудес Время последних чудес

Алексей Яблоков — о времени и опыте

GQ
Фредерик Бегбедер Фредерик Бегбедер

Правила жизни автора «99 франков» Фредерика Бегбедера

Esquire
Я не бездельница Я не бездельница

Залогом счастливой жизни Юлия Высоцкая называет свободу и ответственность

Добрые советы
Хулигаан Хулигаан

История музыканта Дэйва Гаана, умиравшего трижды

Esquire
Горящий Тур. Удивительная жизнь путешественника-авантюриста Тура Хейердала Горящий Тур. Удивительная жизнь путешественника-авантюриста Тура Хейердала

Легендарный норвежский путешественник Тур Хейердал

Maxim
Разбор Тёмы Разбор Тёмы

Артемий Лебедев – о дебатах с Навальным, туалетах и аллергии

Esquire
Клубный респаун Клубный респаун

Кто и зачем пытается возродить компьютерные клубы

РБК
Лана Дель Рей: женщина, которая жаждет покоя Лана Дель Рей: женщина, которая жаждет покоя

Лана Дель Рей не любит рассказывать прессе, что работала в социальной службе

Esquire
Kia Rio – Skoda Rapid Kia Rio – Skoda Rapid

Спешим сравнить самое свежее

АвтоМир
Сергей Шнуров Сергей Шнуров

Правила жизни Сергея Шнурова

Esquire
«От отца к сыну»: почему в Италии любят свою работу «От отца к сыну»: почему в Италии любят свою работу

Кто-то находит смысл в работе, когда выполняет ее своим особым способом. Кто-то стремится стать лучшим и постоянно учится. У итальянцев есть свой рецепт: чтобы работа приносила радость, она должна присутствовать в жизни с детства! Джанни Мартини, владелец итальянской винодельческой компании «Фрателли Мартини» и бренда Canti, рассказал о своем опыте.

Psychologies
Новая. Открытая Новая. Открытая

Даша Астафьева эмоционально обнажается в черно-белой фотосессии

Playboy
Араз Агаларов Араз Агаларов

О «Крокус Сити Холле» и других активах

GQ
Сила роли Сила роли

В новом сезоне «Молодого папы» сыграла российская актриса Юлия Снигирь

Esquire
Радмила Хакова: «Я нашла человека, которого искала» Радмила Хакова: «Я нашла человека, которого искала»

Почти весь год 33-летняя журналистка ходила и ездила на свидания по всему миру. И о каждом из них день за днем писала в онлайн-книге «147 свиданий». Неожиданно в эту историю вмешалась жизнь: на 11-м месяце встреч она встретила того, кого искала. И рассказала Psychologies, чему ее научил этот опыт.

Psychologies
Станислав Сажин Станислав Сажин

Станислав Сажин – генеральный директор соцсети для врачей «Доктор на работе»

Esquire
Футуристы от моды Футуристы от моды

Оптимистичные идеи футуризма. Кто является продолжателем сегодня?

Numéro
Восставшие из-под каблука Восставшие из-под каблука

К нашим прибыло под крепление – батальон MRM (Движение за права мужчин)

Maxim
Добрые молодцы Добрые молодцы

Молодые герои Vogue двигают вперед русскую культуру

Vogue
Школьные годы – чудесные? Школьные годы – чудесные?

В какие школы дети идут с удовольствием

Psychologies
Renault Koleos Renault Koleos

Новый флагманский кроссовер Renault уже официально продается в России

АвтоМир
Страна сплошных двойных Страна сплошных двойных

Российская власть полна противоречий

Maxim
Славный парень Славный парень

Двадцатитрехлетнего Энсела Элгорта уже знает весь мир

Vogue
Тьма и Telegram Тьма и Telegram

Telegram остается головной болью для любого офицера спецслужб

GQ
Взглянуть на мир иначе: 9 необычных сенсорных упражнений Взглянуть на мир иначе: 9 необычных сенсорных упражнений

Почему нам нравится ходить на массаж или в спа, кататься на опасных аттракционах или пробовать экзотические блюда? Новые ощущения наполняют жизнь красками и помогают разнообразить повседневность. Спа-терапевт Галия Ортега предлагает 9 необычных сенсорных упражнений, чтобы испытать новые ощущения.

Psychologies
Вера + надежда = любовь? Вера + надежда = любовь?

Надежда и утешение, которые приносит вера, – усиливают ли они любовь к жизни?

Psychologies
Страсть «сникерхедов» Страсть «сникерхедов»

Как убедить людей платить огромные деньги за пару кроссовок

РБК
Боевая поэзия Боевая поэзия

Как устроен и на чем зарабатывает российский баттл-рэп

РБК
Таймз Таймз

Эссе Эдуарда Лимонова

Esquire
Открыть в приложении