Крупнейшие участники рынка частной медицины объединились в ассоциацию

ЭкспертБизнес

Пациентов возвращают в госклиники

Крупнейшие участники рынка частной медицины объединились в ассоциацию, чтобы лоббировать свои интересы и интересы пациентов, которых едва ли не принудительно пытаются вернуть в госклиники

Александр Лабыкин

Фото: Анна Майорова/ura.ru/TASS

Крупнейшие игроки на рынке частного здравоохранения в конце февраля учредили Национальную ассоциацию независимых медицинских организаций (НАНМО). Это произошло на фоне скандала с пациентами клиник «Медси» и АО «Медицина», которые лечились от онкологических заболеваний по полису обязательного медицинского страхования (ОМС) и которых едва ли не силком перевели завершать дорогостоящие процедуры в государственные клиники. Речь идет об иногородних пациентах, лечение которых не смогли оплатить по страховому полису их региональные фонды ОМС. Не получив от них трансфертных платежей, Московский городской фонд ОМС, в свою очередь, отказался оплачивать услуги частных клиник, а пациентов распределили по клиникам департамента здравоохранения Москвы. Кризис взаимных неплатежей территориальных ФОМС (ТФОМС) касается большинства регионов и связан с тем, что граждане сравнительно недавно получили возможность лечиться по полису ОМС, то есть бесплатно, в любой понравившейся клинике в любой точке страны. В Москве же кризис проявился столь остро, поскольку именно сюда стекается больше всего пациентов со всей страны, что увеличивает риск неплатежей из регионов.

Но бизнес увидел в решении столичного департамента здравоохранения тревожный сигнал: проблемы государственного сектора здравоохранения легли на пациентов частных клиник, что может повторяться и дальше в связи с ростом медицинской мобильности населения. Крупнейшие игроки рынка частной медицины впервые объединились, чтобы в прямом диалоге с властью доказывать свое право на средства ОМС и вообще на место под солнцем. По сути, речь также идет о сохранении для россиян законного права лечиться бесплатно там, где это им представляется эффективным.

Прокинули мостик

Учредителями НАНМО выступили почти все ведущие частные медицинские клиники, включая ГК «Медси», ГК «Мать и дитя», «Альфа-Центр здоровья», АО «Медицина», «Скандинавия», АО «Семейный доктор», «Семейная», «Медхолдинг», «Доктор рядом», «ОнкоСтоп», ГК «Мединвестгрупп» и еще около десяти игроков. В состав учредителей вошли также ассоциации частных клиник трех регионов — Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода, объединяющие свыше 160 различных медучреждений. «…Оказать максимальное содействие государству в… сфере охраны здоровья граждан Российской Федерации, стать надежным партнером для Министерства здравоохранения РФ, Росздравнадзора РФ и Роспотребнадзора РФ с возможностью вести равный диалог в части организации здравоохранения в масштабах страны» — так официально определил контур задач НАНМО помощник министра здравоохранения Илья Шилькрот, избранный председателем новоявленной ассоциации. Прежде он возглавлял одну из коммерческих клиник, поэтому правление НАНМО уверено, что Илье Шилькроту, возможно, удастся преуспеть в отстаивании интересов бизнеса.

В России частная медицина вынужденно существует в антагонизме с Минздравом, который по определению должен развивать все формы медицинского обслуживания населения, однако отдает предпочтение развитию госсектора. «Для нас ассоциация будет мостиком между бизнесом и властью, — говорит член правления НАНМО и управляющий партнер “ОнкоСтоп” Ксения Ловцова. — Сейчас такого диалога нет, поэтому на нас мало обращают внимание при распределении объемов медицинской помощи по программам госгарантий и ОМС».

Разумеется, правление НАНМО намерено участвовать в законотворческой и общественной деятельности. Но главным мотивом появления ассоциации стало обострение конкуренции с государственными клиниками за средства Фонда обязательного медицинского страхования, бюджет которого регулярно увеличивается: он вырос с 1,3 трлн рублей в 2018 году более чем до двух триллионов рублей в прошлом году и 2,4 трлн — в нынешнем. Еще лет семь назад, в период интенсивного роста (по 10–15% в год), рынок частной медицины и не оглядывался на средства ФОМС, поскольку его тарифы на оказание медицинской помощи почти по всем позициям были ниже себестоимости, а высокотехнологичную помощь могли оказывать лишь единичные клиники. Но постепенно частные клиники обзавелись самым передовым оборудованием, а также лучшими специалистами. Под нажимом медицинского и страхового сообществ, а также глав регионов тарифы на базовые медицинские услуги в госсекторе становились все более адекватными (но до сих пор таковых меньшинство). Сначала тарифы повышались на диагностику (УЗИ, КТ, МРТ и проч.), затем на общую терапию, услуги ряда узких специалистов, а потом и на хирургию, в том числе дорогостоящую. С момента принятия в 2010 году нового закона об обязательном медицинском страховании, закрепившего право пациентов самостоятельно выбирать медучреждение, их какое-то время пытались искусственно удержать в госсекторе с помощью принципа «прикрепления» по месту жительства. Постепенно эти уловки региональных властей от здравоохранения устранили, и пациент стал волен выбирать себе место лечения по ОМС даже без назначения врача по месту «прикрепления» (опять же не везде). Наиболее продвинутые пациенты начали понимать, что некоторые медуслуги теперь можно бесплатно, по полису ОМС, получить в комфортных частных клинках. Так число вовлеченных в систему обязательного медстрахования частных клиник выросло с нуля почти до трех тысяч в прошлом году (правда, это из почти 65 тысяч всех медучреждений). Но вместе с тем обострилась и конкуренция за средства ОМС между частными клиниками и государственными: местами конструктивная, временами — крайне нездоровая.

Пациент вошел во вкус

Скандал с отказом частных клиник в Москве принимать на лечение тысячи онкобольных — проявление такой нездоровой конкуренции. В феврале ГК «Медси», АО «Медицина» и Европейский медицинский центр были вынуждены отказать в приеме онкобольным, платить за которых еще в начале января отказался Московский городской фонд обязательного медицинского страхования (МГФОМС). Только в «Медси», по данным департамента здравоохранения Москвы (ДЗМ), химиотерапию в 2019 году проходили около полутора тысяч человек. Большая их часть в директивном порядке была «приглашена» для продолжения лечения в столичные государственные клиники. Такое же предложение получили пациенты и двух других клиник, упомянутых выше. «Мы участвовали в межрегиональных госпрограммах оказания медпомощи, когда ты можешь принимать на лечение пациентов из других регионов, а потом выставлять счет их региональным фондам ОМС, — поясняет бывший главный врач онкологического отделения ГК “Медси”, ныне глава онкоотделения ГК “Объединенные медицинские системы” Анатолий Махсон. — Но МГФОМС, который должен был перечислить нам средства регионов, перестал одно время платить без объяснения причин, за год накопился долг почти в 900 миллионов рублей. Мы задолжали поставщикам дорогостоящих лекарств, поэтому вынуждены были отказывать в приеме даже тем пациентам, которые уже прошли первую стадию химиотерапии». МГФОМС лишь в конце прошлого года перестал отмалчиваться и направил в частные медучреждения письмо «Об отказах в оплате счетов», сообщив, что не может больше оплачивать медпомощь за пациентов из других регионов, поскольку их фонды медстрахования не платят ему. Но при этом средства на оплату их лечения нашлись для клиник, подчиненных ДЗМ, куда и «маршрутизировали» пациентов частных клиник. «Территориальные фонды ОМС не могут между собой наладить систему бесперебойных платежей, а мы в итоге фактически кредитуем систему государственного здравоохранения, — говорит коммерческий директор ГК “Медси” Алла Канунникова. — Это несмотря на многочисленные проверки и экспертизы по каждому факту услуги по ОМС со стороны страховых организаций, в результате чего у нас в принципе нет ритмичности платежей».

Парадоксально, но причина возникновения проблем со взаиморасчетами между территориальными ФОМС та же, что в свое время дала импульс развитию частной медицины: фрагментарное ослабление госсектора здравоохранения ввиду неудачного его реформирования. С 2005 года число государственных и муниципальных медучреждений под предлогом их оптимизации сократилось почти на треть (до 27,6 тыс. в прошлом году), в то время как частный сектор вырос кратно (сейчас свыше 65 тыс. организаций, но большей частью это монофункциональные клиники). Объем услуг в частной медицине за это время увеличился с 224 млн до 1,3 трлн рублей в прошлом году (оценка BusinesStat), что составляет уже почти половину всего объема рынка медицинских услуг. Крупнейшие игроки активно закупали новейшее дорогое оборудование и развивали свои сети главным образом в Москве и Санкт-Петербурге, а также в городах-миллионниках. Впрочем, здесь же благодаря возможностям региональных бюджетов активно развивалась и государственная высокотехнологичная медицина, не уступающая по уровню лечения частным клиникам и своим госколлегам в регионах. Как следствие, лучшие врачи стянулись в крупные города и распределились по наиболее успешным клиникам — как частным, так и государственным. Так произошла географическая консолидация рынка медицинских услуг, а у ТФОМС резко выросла доля взаиморасчетов за пациентов, уехавших лечиться в другие регионы. Мало того что система в целом оказалась не готова к активному обмену деньгами, дело осложняется и попросту беспричинной задержкой платежей ввиду недофинансирования тех собственных региональных госклиник, которым иногородних пациентов почти не достается. По подсчетам аналитического центра Vademecum, межтерриториальные расчеты (МТР) в системе ОМС составили за прошлый год около 140 млрд рублей (или почти пятнадцатую часть бюджета ОМС объемом два триллиона рублей в 2019 году), в основном ТФОМС платили центральным регионам за высокотехнологичную и специализированную медпомощь. Главным бенефициаром оказалась Москва, нарастившая за три года выручку за иногородних пациентов втрое — до 21 млрд рублей в 2018 году, на втором месте — Московская область, на третьем — Санкт-Петербург. Но при этом лишь 12 регионов по всей стране имеют положительное сальдо ТФОМС, остальные больше заплатили соседям за выехавших пациентов, чем получили за въехавших. По сути, более зажиточные регионы оттянули на себя сначала лучших врачей, за ними пациентов, а за теми последовали и деньги из ТФОМС менее успешных регионов. «Ситуация будет усугубляться, поскольку и без того бедные регионы вынуждены все больше платить более обеспеченным, все меньше оставляя себе средств на поддержание региональной медицины», — говорит вице-президент Национальной медицинской палаты Евгений Чесноков.

Фото: Евгений Леонов/ТАСС

«Неэффективные пусть умрут!»

Дело даже не в том, что система ОМС оказалась не готова к новому тренду медицинской мобильности населения. Наладить бесперебойную систему взаиморасчетов фонду предложили уже несколько ИТ-компаний, готовые создать платформенные решения. Другое дело — чем рассчитываться? По подсчетам руководителя высшей Школы организации и управления здравоохранением доктора медицинских наук Гузели Улумбековой, к нынешнему объему около 5,2 трлн рублей общих затрат на здравоохранение государству необходимо добавлять ежегодно не менее чем по 820 млрд рублей. Пока же увеличение с учетом заработавшего с прошлого года очередного нацпроекта «Здравоохранение» составило около 2,5 трлн рублей на пять лет. «Средств все равно не будет хватать, поэтому нас настораживает, что политика государства будет ужесточена в отношении независимых клиник, которым и без того средства ОМС достаются по остаточному принципу, — говорит генеральный директор СРО “Ассоциация частных клиник Санкт-Петербурга” Александр Солонин. — На примере Москвы уже видно, что в случае возникновения дефицита средств ФОМС местные власти почему-то перекладывают проблемы именно на пациентов частных клиник». Массовое нарушение прав пациентов столичных клиник на самостоятельный выбор медучреждения возмутил и спикера Совета Федерации Валентину Матвиенко. На одном из заседаний в конце февраля она поспорила с министром здравоохранения Михаилом Мурашко и вице-мэром Москвы Анастасией Раковой о роли частных и государственных клиник в улучшении здравоохранения. «…Если клиника получила международное признание, получила сертификат, народ туда ломится, а им выделили вот такие объемы ОМС. Вы считаете, что в госбольницах все гораздо лучше?» — цитирует Валентину Матвиенко Vademecum. Анастасия Ракова ответила, что частные клиники всегда готовы зарабатывать «сверх возможностей столичного ФОМС». Михаил Мурашко поддержал коллегу, сказав, что доля частных клиник в общем количестве организаций, реализующих программу госгарантий по ОМС, достигает уже 30%. «Да, но это формально. У нас, например, в Питере на участие в программе госгарантий по ОМС заявлено 130 частных медучреждений, а реально заказы получат десятки и в мелких объемах, — поясняет Александр Солонин. — Так что доля частных медучреждений в общем объеме ФОМС не более двух-трех процентов, около 18–20 миллиардов рублей». Помимо намека на то, что «им и так много», Михаил Мурашко в этом диалоге еще раз подтвердил свою приверженность идее двойного лицензирования частных клиник, которую он высказал еще в начале прошлого года в должности главы Росздравнадзора и к которой неоднократно потом возвращался. Речь идет, по сути, о возможности государства напрямую разрешать или запрещать появление новых частных клиник, определять места их размещения и спектр услуг. «Мы сталкиваемся иногда с тем, что частный инвестор предлагает вложение средств не всегда там, где это действительно востребовано населением», — привел аргумент в пользу двойного лицензирования Михаил Мурашко. (Честно говоря, хотелось бы взглянуть на такого горе-инвестора, который вопреки уговорам заботливой власти вдруг строит клинику в чистом поле, где нет пациентов.) «Отпустите граждан, не регулируйте, гражданин сам пойдет туда, где он получит качественную помощь. И все неэффективные места сами по себе умрут. У нас есть закон. Какое вы имеете право регулировать, куда идти гражданину с полисом обязательного медицинского страхования, за который он сам платит?» — словно взмолилась Валентина Матвиенко.

Численность государственных медучреждений сокращалась в результате программы оптимизации (График 1)

Сколько регионов — столько законов

Россия пошла по пути постепенного замещения бюджетной медицины страховой, которая подразумевает равный доступ к средствам ОМС государственных и частных клиник с целью усиления их конкуренции во благо пациента. Не без эксцессов, но худо-бедно мы стали подбираться к общемировым нормам страховой медицины. Однако пример Москвы наглядно показал, что государство может в любой момент вновь развернуть пациента лицом к себе, даже если его интересы более чем соблюдены в частной клинике. «Мы будем выступать категорически против введения двойного лицензирования, поскольку это убьет конкуренцию и усилит коррупцию в регионах, — уверен соучредитель НАНМО и совладелец сети клиник “Доктор рядом” Владимир Гурдус. — Не должно так быть, чтобы заинтересованные в развитии госсектора чиновники на местах диктовали бизнесу, где открывать клинику, а где нет». Сеть «Доктор рядом» почти не зависит от средств госбюджета (как у многих частных крупных медучреждений, доля ОМС составляет здесь не более пяти процентов), но не имеет отбоя от пациентов. В прошлом году имеющий 12 клиник «Доктор рядом» и «Ниармедик» (11 клиник, часть из которых работает по франшизе) объединились, чтобы совместно быстрее расширять общую теперь уже сеть, оборот которой за прошлый год составил два миллиарда рублей. В их инвестиционных планах есть и клиника, полностью рассчитанная на работу по полисам ОМС. «Каждый такой инвестпроект требует тщательного анализа потока пациентов, состояния конкурентной среды, перспектив развития территории, технологий и много другого, что чиновники точно никогда не смогут определить», — уверен Владимир Гурдус.

Частные клиники получают все больший доступ к ОМС (График 2)

Так сможет ли Минздрав реанимировать государственную медицину, не задушив частную? Можно ли развивать страховую медицину внутри бюджетной? Вице-президент Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов уверен, что средств государственным клиникам вполне хватило бы, если бы неразумность чиновников. «Масса примеров, когда чиновники втрое дороже рыночной стоимости закупают передовое медоборудование, которое уже есть в соседних частных клиниках и куда можно было бы направить пациентов. А сэкономленные средства направить, например, на ремонт той же канализации и отопления в детских клиниках, — говорит Дмитрий Кузнецов. — Но в итоге деньги оседают у чиновников, а оборудование простаивает без дела или на нем некому работать».

Объем теневых платежей пациентов врачам сопоставим с объемом добровольного медстрахования (График 3)

Разумный баланс в виде симбиоза частной и государственной медицины вполне можно найти и без существенного увеличения расходов, если только заставить чиновников на местах соблюдать законы, считает исполнительный директор СРО «Национальная ассоциация медицинских организаций» Сергей Мисюлин. «Хотя все законы в пользу конкуренции и интересов пациентов приняты с участием органов госвласти и подписаны президентом, на местах чиновники в разных регионах толкуют их по-разному, — говорит эксперт. — Сколько регионов — столько и законов, всевозможных правил, препятствующих доступу бизнеса к ОМС. Это пример Москвы прозвучал громко, но таких случаев полно в регионах».

В свою очередь, представители государственной медицины тоже пеняют медицине частной на нечестную игру. «В последнее время развелось множество мелких частных клиник, которые не соответствуют элементарным санитарным нормам, не имеют в штате врачей, но каким-то образом получают лимиты по ОМС, что оттягивает средства от нас, — говорит главный врач ГАУЗ СП № 62 ДЗМ и депутат Мосгордумы Татьяна Новоземцева. — Поэтому мы поддерживаем ограничение их доступа к бюджету». Но это вопрос скорее к надзорным органам, которые допускают распыление бюджета на сомнительные медорганизации, непонятно как получившие лицензию и тем более лимиты ОМС. По словам Александра Солонина, НАНМО, кроме прочего, будет также добиваться обеления рынка частных медуслуг и очистки его от недобросовестных игроков. «Лишь бы создание этой организации не обернулось лобби крупных клиник за бюджет в ущерб менее сильным, но порядочным игрокам», — предостерегает Сергей Мисюлин. Дмитрий Кузнецов напоминает, что страховое сообщество давно предлагало примирить две системы здравоохранения путем создания саморегулируемой организации для всех участников ОМС, как частных, так и государственных. «Объединив их по такому принципу в статусе СРО, позволяющем участвовать в решениях органов власти, государственные и частные клиники сами быстро договорятся о правилах игры, затем естественным образом на этом рынке умрут неэффективные игроки с обеих сторон», — заключает Дмитрий Кузнецов.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Настоящий полковник Настоящий полковник

Строительный и вещевой рынки сделали Владимира Лещикова миллиардером

Forbes
«Радость моя продолжалась недолго»: ответ бизнесмена Лебедева на статью бизнес-омбудсмена Титова «Радость моя продолжалась недолго»: ответ бизнесмена Лебедева на статью бизнес-омбудсмена Титова

Александр Лебедев откликнулся на статью Бориса Титова

Forbes
Кризис, к которому мы готовы Кризис, к которому мы готовы

Первые оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными

Эксперт
Длинный, где проезд Неглинный? Длинный, где проезд Неглинный?

Вместе с историком Константином Полещуком отправляемся на прогулку по Москве

Seasons of life
Святой Франциск: аскет, создавший богатейший орден Святой Франциск: аскет, создавший богатейший орден

Кем был Франциск Ассизский, католический святой?

Дилетант
Оторвись от телефона: как не стать рабом своих гаджетов, если заперт с ним дома Оторвись от телефона: как не стать рабом своих гаджетов, если заперт с ним дома

Отрывок из книги Кэтрин Прайс «Оторвись от телефона»

Forbes
Инерционный поворот Инерционный поворот

Многолетние периоды крепкого рубля обычно заканчиваются девальвационным шоком

Forbes
Бурное стечение обстоятельств Бурное стечение обстоятельств

35 лет назад к власти в СССР пришел Михаил Горбачев

Огонёк
Татьяна Афонина: Как и где найти сотрудника с горящими глазами и так ли он нужен вашему бизнесу Татьяна Афонина: Как и где найти сотрудника с горящими глазами и так ли он нужен вашему бизнесу

Все хотят сотрудников, которые будут приходить на работу с удовольствием

СНОБ
Любовь и ОБХСС Любовь и ОБХСС

«Магомаев» — на Первом канале

Огонёк
Давайте жить дружно! Давайте жить дружно!

Нам ежедневно приходится общаться со множеством людей

Здоровье
Пол Остер: Бруклинские глупости Пол Остер: Бруклинские глупости

«Сноб» публикует первую главу книги Пола Остера «Бруклинские глупости»

СНОБ
Разговор на чистоту Разговор на чистоту

Важные вопросы по очищению кожи лица

Yoga Journal
Как герои культовых фильмов носили халаты Как герои культовых фильмов носили халаты

Хватит оправдывать свой неряшливый вид самоизоляцией.

GQ
Частое сидение на корточках не засчитали за сидячий образ жизни Частое сидение на корточках не засчитали за сидячий образ жизни

«В природе» человек должен нагружать мышцы и во время поддержания статичных поз

N+1
Чек-лист: 8 полезных привычек тех, кто никогда не болеет Чек-лист: 8 полезных привычек тех, кто никогда не болеет

Секреты богатырского здоровья или вся тайна в здоровых привычках

Cosmopolitan
Командир панка Командир панка

Что главный панк русской музыки делал снаружи всех измерений

Esquire
Как подружиться со смертью и сильнее полюбить жизнь Как подружиться со смертью и сильнее полюбить жизнь

Научившись спокойно принимать смерть, можно иначе взглянуть на жизнь

Psychologies
Стало слишком сладко Стало слишком сладко

В России закрываются предприятия по производству сахара, не выдержав обвала цен

Эксперт
А в «Африке»... А в «Африке»...

Новая версия легендарной «Африки Твин» - модель CRF1100 2020 модельного года

Мото
Проучим этих «наглых янки». Сможет ли Россия выиграть в мировой нефтяной войне Проучим этих «наглых янки». Сможет ли Россия выиграть в мировой нефтяной войне

Нефтяные котировки рухнули сразу на 30%, это стало самым большим падением

СНОБ
Хранители Хранители

Как буйволы стали национальным достоянием Индонезии

Вокруг света
Как правильно надевать и носить бандаж для беременных Как правильно надевать и носить бандаж для беременных

Бандаж для беременных облегчает издержки, свойственные периоду вынашивания

Cosmopolitan
Конец света: почему ксенон вымирает, а галогенки будут жить вечно Конец света: почему ксенон вымирает, а галогенки будут жить вечно

Вместе с самими автомобилями эволюционируют их комплектующие

Популярная механика
«Ксива», «Дайте две!» и еще 14 слов и выражений с увлекательной историей происхождения «Ксива», «Дайте две!» и еще 14 слов и выражений с увлекательной историей происхождения

Разбираем по косточкам крылатые слова и выражения, оккупировавшие наш язык

Maxim
Неформат Неформат

Неформатный мотоцикл, который не хочет укладываться в рамки одного жанра

Мото
От индейцев до цирков «человеческих диковинок» и хиппи: как развивалась американская тату-культура От индейцев до цирков «человеческих диковинок» и хиппи: как развивалась американская тату-культура

Эволюция татуировок со времен Колумба до наших дней

Esquire
Как перестать быть «наседкой» и научить ребенка выживанию Как перестать быть «наседкой» и научить ребенка выживанию

Как научить ребенка необходимым навыкам выживания в современном мире?

Psychologies
Игра на публику: лучшие друзья на экране, которые ненавидят друг друга в жизни Игра на публику: лучшие друзья на экране, которые ненавидят друг друга в жизни

Актеры, которые ненавидят друг друга, но кажутся близкими друзьями на экранах

Cosmopolitan
История другой эпидемии: отрывок из книги Ричарда Престона «Эпидемия. Настоящая и страшная история распространения вируса Эбола» История другой эпидемии: отрывок из книги Ричарда Престона «Эпидемия. Настоящая и страшная история распространения вируса Эбола»

Фрагмент первой главы книги Ричарда Престона о вирусе Эбола

Esquire
Открыть в приложении