Компания «Русский лен» пришла на Смоленщину возрождать льноводство

ЭкспертБизнес

Лен, значит Смоленск

Компания «Русский лен» пришла на Смоленщину возрождать льноводство. От ее успехов зависит перспектива создания льняного кластера в регионе.

Софья Инкижинова

В Смоленске формируется новый льняной кластер. Пока что это напоминает диалоговую площадку, куда собираются самые разные участники производственной цепочки — семеноводческие компании, фермерские хозяйства, выращивающие лен-долгунец, переработчики длинного и короткого волокна, производители сельхозтехники. Вскоре здесь появится сразу несколько льнозаводов и прядильная фабрика, обещают прийти производители тканей. Новой производственной площадкой интересуются и имеющиеся в регионе швейные фабрики, специализирующиеся на производстве льняных изделий.

Новую жизнь льняное направление на Смоленщине обрело благодаря приходу компании «Русский лен». Это дочернее предприятие белгородского агрохолдинга «Промагро», который активно занимается свиноводством, а с недавних пор взялся и за лен. В начале 2018 года компания «Русский лен» приступила к реализации в индустриальном парке «Сафоново» проекта льноперерабатывающего комплекса. Первый этап включает в себя растениеводческий блок (выращивание льна-долгунца) и строительство завода по переработке первичного сырья — льнотресты — с инновационной технологией доработки льняного волокна (механическая котонизация). В рамках первого этапа инвестиции в проект составляют 2,3 млрд рублей. С 2020 по 2022 год компания продолжит расширять растениеводческое направление, а также будет возводить дополнительные льнозаводы и фабрику сухого прядения.

За последние тридцать лет это первый и самый масштабный проект в России в области льноводства. Компания «Русский лен» намерена не просто возродить производство качественного льноволокна в нашей стране, но и стать лидером отечественного рынка. С учетом планируемого выпуска холдинг может занять в России до десяти процентов рынка льноволокна. Новое производство будет ориентировано на импортозамещение и экспорт, прежде всего в Китай, Индию, Бельгию.

Альтернатива хлопку

В последнее время совсем небольшая по объемам льняная отрасль приобретает буквально стратегическое значение в легкой и текстильной промышленности России. Лен — это единственное натуральное волокно, которое можно получать в нашей стране в большом количестве. Шерсть является нишевым продуктом, так же как шелк и хлопок, которые выращиваются в незначительных объемах.

Лен, по мнению целого ряда специалистов, по своим качественным характеристикам выступает полноценной альтернативой хлопку. Пока что отечественная льняная отрасль находится в упадке. По данным Росстата, в 2018 году доля льнадолгунца в структуре посевных площадей всех сельхозкультур в России составила всего 0,1% (45 тыс. га), что почти в десять раз меньше, чем в 1990-е годы. Если же сравнивать сегодняшние показатели с началом 2000-х, то посевных площадей тогда было больше вдвое, валовой сбор — выше на 25–30%. Нынешняя урожайность и качество нашего льноволокна также ниже, чем у мировых лидеров льняного рынка. Не менее слабые позиции наша страна занимает и в переработке льна: за последние десять лет производство волокна и пряжи упало на 76%, тканей — на 54%. Снизилось за последние годы и общее количество льнокомбинатов и фабрик, происходит сокращение основных средств производства. Экспорт льна находится на очень низком уровне — 0,3% общемирового.

Тем не менее на государственном уровне уверены: Россия не просто может обеспечить себя сырьем (взамен хлопка), но и стать самым крупным в мире производителем льна и льнопродукции.

Лен — традиционная культура, которая выращивалась в нашей стране. Согласно данным агентства «Лен», доля России в мировом сборе льна в 1909–1915 годах составляла 82–91%. В дальнейшем, как подчеркивают в Минсельхозе, на лендолгунец может быть выделено порядка двух миллионов гектаров, что почти в восемь раз больше существующих мировых посевов.

Мировой рынок льняной продукции — нишевый, но довольно перспективный. Причины этого — растущий потребительский интерес к органической продукции и расширение сфер применения льна. Прежде всего лен-долгунец является сырьем для производства натурального волокна, которое не только обладает асептическими гипоаллергенными свойствами, но и почти втрое крепче шерстяного и в два раза — хлопкового. Помимо текстильной промышленности льноволокно используется в медицине — из него делают хирургические нити, перевязочные материалы, вату и проч. Из льна выпускают строительные материалы, утеплители.

В настоящее время мировой рынок льна оценивается примерно в 2,5 млрд долларов и растет примерно на три процента в год. Условно говоря, он разделен на сферы влияния: Европа является лидером по производству льноволокна (80%), в то время как Китай — основной производитель льняной пряжи и ткани. Однако и у нашей страны есть высокий потенциал по выращиванию льна-долгунца, прежде всего благодаря наличию пригодных для выращивания земель и подходящих природно-климатических условий: достаточное количество осадков в течение цикла выращивания — это ключевой фактор, на который ориентируются производители льна. К примеру, если брать Европу, то основные объемы выращивания льна-долгунца сосредоточены в странах с влажным и достаточно прохладным климатом — это Бельгия, север Франции, Нидерланды, частично Италия и Белоруссия. В России схожие регионы сосредоточены в Центральном Нечерноземье — Смоленская, Вологодская и Тверская области, Удмуртия, Сибирь.

Операция «Кооперация»

Смоленская область — едва ли не ключевой регион, который активно включился в развитие льняной отрасли. В его намерениях стать точкой притяжения всех компаний, так или иначе связанных со льном. В настоящее время кооперация между участниками рынка хотя и существует, но она минимальна. Как правило, это льнозаводы, которые располагаются в непосредственной близости к местам выращивания льна-долгунца (чтобы минимизировать логистику). Однако такого, чтобы собрать все звенья производственной цепи под одной крышей, еще не было.

Организаторы льняного кластера, который формируется в регионе, исходят из истории, считая Смоленск «родиной» льна в России. Кроме того, удачным они называют и местоположение региона: Смоленская область — важнейший транспортный и коммуникационный узел. В радиусе 500 км от Смоленска проживают 60 млн человек.

Передовым участником кластера на данном этапе является компания «Русский лен», вокруг нее уже сейчас собираются разные игроки льняного рынка. «Мы выбрали Смоленскую область по целому ряду факторов. Во-первых, лен здесь возделывался исторически благодаря благоприятным погодным условиям. Во-вторых, наличие свободных земель дает возможности для развития земельного банка. Сейчас мы засеяли льномдолгунцом две с половиной тысячи гектаров, кроме того, планируем до конца года ввести в севооборот шесть тысяч гектаров ранее не обрабатываемых земель. Это позволит нам полностью обеспечить себя сырьевой базой. В рамках индустриального парка в Сафоново, где мы строим наш льнозавод, у нас есть вся необходимая инфраструктура, выгодные налоговые условия и другие преимущества резидента», — говорит генеральный директор АПХ «Промагро» Константин Клюка.

Цель «Русского льна» — стать самым крупным игроком в этой отрасли, и не только в России. Уже сегодня, лишь год присутствуя на рынке и еще не успев разогнаться на полную мощность, по объему посевных площадей компания делит второе-третье места с Удмуртией (после Омской области). В дальнейшем здесь намерены войти в десятку крупнейших производителей льна-долгунца в мире. Согласно стратегии предприятия, к 2022 году земельный банк компании составит 12 тыс. га. К этому моменту планируется выращивать и перерабатывать свыше десяти тысяч тонн тресты в год (примерно столько же производит сегодняшний лидер — Бийская льняная компания). Прежде всего здесь намерены выпускать котонин — четыре тысячи тонн в год, длинное волокно — одну тысячу тонн в год и костробрикеты (топливо для домов, ферм, теплиц, производств, заводских котельных и ТЭЦ) — семь тысяч тонн в год. (При переработке льнотресты получается два вида волокна — короткое и длинное. Коротких волокон гораздо больше, в дальнейшем из них выпускают грубые материалы типа мешковины, технические ткани. Длинные волокна — их доля может составлять только 25% от общего объема сырья — используются для пошива тканей, из которых делают одежду, постельное белье. В компании «Русский лен» намерены дорабатывать короткое волокно, превращая его в котонин — более очищенное по своим свойствам сырье, похожее на хлопок. Длинное льняное волокно и котонин наиболее высокомаржинальные продуктами при переработке льна.)

В регионе уверены в успешной кооперации участников рынка. «Когда мы решили развивать льноводство, то сначала собрали всех заинтересованных этой темой, чтобы понять, кто чем занимается. Затем выяснили, какие у компаний могут быть проблемы и чем мы сможем помочь. К примеру, небольшие хозяйства жаловались, что им не хватает денежных средств на посадку, — для них мы разработали кредит до миллиона рублей под один процент с отсрочкой платежа на шесть месяцев. Другие говорили о дороговизне техники, тогда мы предложили субсидию на возмещение 70 процентов затрат от ее стоимости. Кроме того, мы, как администрация региона, собираем коллективные заявки на сельхозтехнику, чтобы приобрести ее дешевле», — рассказывает генеральный директор Центра кластерного развития Смоленской области Денис Аленин.

Прежде всего компании в льняном кластере взаимодействуют с научным сообществом. «Лен — это наиболее высокорентабельная культура в нечерноземной зоне, если при ее выращивании соблюдать агротехнологии. В России самая крупная в мире коллекция льна в Институте льна (более семи тысяч образцов), что признано международными экспертами. А если посмотреть на генеалогию зарубежных сортов, то у многих из них российское происхождение. Однако что мы имеем в производстве? Сорта реализуют свой потенциал на 30–35 процентов. Средняя урожайность льноволокна по России — 9,2 центнера с гектара, тогда как потенциал наших сортов действительно высокий — 20–25 центнеров с гектара. Из тресты с сортономером 1 (средняя по России) мы можем получить лишь волокно с номерами 9–10, то есть низкого качества, хотя потенциал наших сортов — 12–14. И мы говорим предприятиям: если вы поднимете качество тресты хотя бы на два сортономера, то у вас уже получится культура с уровнем рентабельности 35 процентов, а ведь потенциальный экономический эффект льна может быть еще выше», — рассказывает главный научный сотрудник Института льна (город Торжок) Татьяна Рожмина.

Первое звено производственной цепи в новом кластере — семеноводческие компании, к примеру специализирующиеся на производстве семян льна, изначально закупают маточные семена у Института льна и работают исключительно с семенами отечественной селекции. «Проблемы с урожайностью в льноводстве связаны с тем, что производители пытаются сами выращивать семена, а не закупать их в семеноводческих компаниях. Генетический же потенциал отечественных сортов абсолютно не уступает западным. А если рассматривать более скрупулезно, применяя к нашим природно-климатическим условиям, то наши сорта по своим характеристикам и вовсе опережают импортные. У нас не сорта, а качество используемых семян низкое», — считает генеральный директор Смоленской семеноводческой компании Артур Кольцов.

Следующее звено кластера — сельхозпроизводители, которые выращивает из семян непосредственно лен на волокно. Как правило, это небольшие фермерские хозяйства, в смоленском кластере таковых больше десятка. Некоторые из них складываются на базе имеющихся льнозаводов. «Мы работаем при старейшем в регионе Рославльском льнозаводе и занимаемся примерно тем же, что и компания “Русский лен”, но в меньшем масштабе. Еще недавно наше положение было крайне тяжелым, однако за счет господдержки последних двух лет и участия в льноводческом кластере мы сумели перекрыть крышу, построили склад для хранения льнотресты, закупили спецтехнику», — рассказывает председатель сельскохозяйственного кооператива «Успех» Галина Петрова.

Немаловажным звеном в цепочке льняного кластера являются и местные производители сельхозтехники. Так, в прошлом году Вяземский машиностроительный завод совместно с французским производителем техники Dehondt специально для компании «Русский лен» выпустил комбайн. В рамках льняного кластера фермерские хозяйства договорились с компанией «Смолсельмаш» о том, чтобы на региональной площадке выпускать белорусскую льноуборочную технику.

Тем временем швейники, последнее звено будущего производственного льняного кластера, хотя и рады вниманию региона к льняной отрасли, но считают его недостаточным. Пока что производители льняных тканей, которые требуются фабрикам, отсутствуют — их попросту нет в регионе. Если же говорить о компании «Русский лен», то в ближайшей перспективе здесь хоть и появится прядильная фабрика, но производства тканей на ней не будет. Свою продукцию на внутренний рынок ключевой игрок кластера намерен отправлять на предприятия «Шуйские ситцы», БТК «Текстиль» и др.

Швейные предприятия в том же Смоленске чаще сотрудничают с Белоруссией, которая сегодня предоставляет продукцию европейского уровня, то есть там льняные ткани умягчают, красят в разные цвета, принтуют и т. д. «Ткани из натурального льна выходят дороже, чем, к примеру, из хлопка. В Белоруссии метр хорошего льна стоит 350–400 рублей. Смесовые ткани типа хлопкольна при соотношении 30 процентов хлопка и 70 процентов льна можно приобрести по цене от 200–250 рублей за метр. Однако в нашей стране мы не можем найти ткани с подобным соотношением цены и качества. Недавно заказали льняную ткань в Иваново, но в результате пришла ткань, у которой цена практически такая же, но плотность меньше, в нитях присутствует костра. Да и отделка ткани — умягчение, глянцевание, снижение усадки — оставляет желать лучшего», — рассказывает заместитель директора компании «Смоленская вышивка» Анна Ребрик.

Выход на новый уровень качества

За последние годы было много попыток реанимировать льняную отрасль. Однако вся индустрия, которая собиралась вокруг льна в нашей стране, как правило, терпела фиаско. Компании не выдерживали конкуренции: себестоимость производства российского льноволокна нередко оказывалась выше, чем китайских готовых льняных тканей. В результате новые грандиозные проекты оставались нереализованными или же предприятия перепрофилировали свою деятельность на другие направления.

Часто предыдущие льноводческие проекты скатывались вниз, потому что не соблюдались производственные технологии. «Ключевой вопрос к сегодняшнему льну-сырью — его низкое качество. Существует даже специальный термин “закостренность” — это характеристика слишком засоренного волокна. Представьте, вы берете волокно льна, напоминающее пучок волос, а в нем будто кто-то щепку или занозу оставил. Когда выход длинного волокна из тресты мал и оно требует очистки, стоимость такого продукта возрастает и он может быть неконкурентоспособен. С этим нужно уметь справляться комплексно. Важно не только правильно высушить лен при сборе урожая, но и в процессе выращивания культуры соблюдать все нюансы агротехнологии», — рассказывает партнер практики АПК консалтинговой компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов.

На фоне давно работающих в отрасли предприятий «Русский лен» стоит особняком — это инвестор нового типа, строящий высокотехнологичное производство с нуля. «Другие компании смотрят на него с белой завистью: наконец у кого-то есть современная техника, возможность качественно вырастить лен, произвести льноволокно и так далее. Конечно, если такой инвестор провалится, это будет означать крах надежд, связанных с возрождением отрасли. Однако это крупный игрок, который удачно зарекомендовал себя в других агронаправлениях и теперь вносит компетенции на новый рынок. Скорее всего, он повысит престиж льняной отрасли, в нее придут другие новые инвесторы. И не удивлюсь, что вскоре, когда будет заходить речь о Смоленске, у людей сразу будет возникать ассоциация со льном. Все наши компании, имеющие отношение к кластеру, с нетерпением ждут этого», — говорит Денис Аленин.

В самой компании «Русский лен» рассказывают, что будущий льнозавод окупит себя за десять лет. Свои риски игрок видит главным образом в растениеводстве — в частности, в плохом урожае или в сложностях с получением сертификатов и документов, необходимых для экспорта.

Аналитики рынка также подтверждают, что инновационный проект компании «Русский лен» выступает своего рода ориентиром в льняной индустрии. «На сегодня это самое крупное строительство льноводческого комплекса, за которым многие с интересом наблюдают, и кооперация здесь очень важна. Пока что котонин не самая востребованная позиция на российском рынке, потому что рынок не сформирован и российские текстильщики пока к нему не привыкли. Но он может быть более привлекателен по цене, чем хлопок. Возможно, компания “Русский лен” способна решить эту задачу, когда себестоимость производства льноволокна будет конкурентоспособна по сравнению с другими видами сырья, например с хлопком», — заключает Владимир Шафоростов.

Источник: ФГУ «Агентство “Лен”», в оформлении использованы фотографии ТАСС

Фото ТАСС

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

В ожидании евангелистов В ожидании евангелистов

История четырех иконок евангелистов

Дилетант
Делу Калви — время, передаче акций — час Делу Калви — время, передаче акций — час

Как решение суда о передаче акций «Восточного» скажется на судьбе банка

РБК
Сносное жилье Сносное жилье

Как устроена московская реновация и кто уже зарабатывает на ней миллиарды

Forbes
Поле битвы: Земля Поле битвы: Земля

Эпо­ха су­пер­дер­жав за­кон­чи­лась

GQ
Кредитные надои Кредитные надои

За что арестован владелец «Русского молока» Василий Бойко-Великий

РБК
Новый чёрный Новый чёрный

Дизайнер Грег Натале вывел свойственный ему высокий стиль на новый уровень

Robb Report
Черчилль с ними Черчилль с ними

Возвращение российской делегации в ПАСЕ как симптом

Огонёк
Представить себе свободу: почему мы фантазируем о разводе Представить себе свободу: почему мы фантазируем о разводе

Если отношения давно зашли в тупик, порой мы переносим свои желания в мир грез

Psychologies
Как запустить венчурный фонд в Нью-Йорке: история основателя Day One Ventures Маши Дроковой Как запустить венчурный фонд в Нью-Йорке: история основателя Day One Ventures Маши Дроковой

Маша Дрокова: как экспертиза в пиаре помогла ей прийти к статусу инвестора

Forbes
Три показателя молодости, о которых важно позаботиться заранее Три показателя молодости, о которых важно позаботиться заранее

Как выглядеть молодой и сильной вне зависимости от возраста

Psychologies
Шампунь из пластика. Как построить успешный бизнес и спасти океан Шампунь из пластика. Как построить успешный бизнес и спасти океан

Весь мир бросился на борьбу с отходами из пластика

Forbes
Digital-невеста: как цифровые технологии меняют свадебную индустрию Digital-невеста: как цифровые технологии меняют свадебную индустрию

Молодожены теперь делают селфи на полароид и устраивают VR-квесты для гостей

Forbes
Наука и жизнь: Aндрей Павленко Наука и жизнь: Aндрей Павленко

Хирург-онколог, на своем опыте показавший борьбу с раком без прикрас

Собака.ru
Кого «Барселона» может купить этим летом? Кого «Барселона» может купить этим летом?

В этом году каталонцы снова в центре трансферного внимания

GQ
6 актеров, которые могли бы сыграть Росомаху в будущих фильмах Marvel 6 актеров, которые могли бы сыграть Росомаху в будущих фильмах Marvel

Росомаха обязательно появится на экранах, это вопрос времени

Playboy
Для чего нужна антивозрастная медицина Для чего нужна антивозрастная медицина

О достижениях и перспективах развития антивозрастной медицины

СНОБ
Секрет долголетия и процветания за $99: как бывшая жена Сергея Брина заработала $690 млн Секрет долголетия и процветания за $99: как бывшая жена Сергея Брина заработала $690 млн

История основательницы проекта 23andMe Анны Войжитски

Forbes
Алкогений: Фрэнк Синатра Алкогений: Фрэнк Синатра

Фрэнк Синатра — классический счастливчик

Maxim
Какой фотоаппарат выбрать начинающему фотографу в 2019 году? Какой фотоаппарат выбрать начинающему фотографу в 2019 году?

Теряетесь в параметрах, не знаете, что лучше: зеркалка или беззеркалка?

CHIP
Добиваемся цели по-женски: техника «Семь раз по три минуты» Добиваемся цели по-женски: техника «Семь раз по три минуты»

У женщин есть эффективные инструменты для достижения поставленных задач

Psychologies
Дело Ивана Голунова: хронология событий Дело Ивана Голунова: хронология событий

Дело Голунова стало важным примером журналистской и гражданской солидарности

Esquire
5 причин, почему стоит посмотреть сериал «Семейный брак» 5 причин, почему стоит посмотреть сериал «Семейный брак»

Чем так хорош британский проект State of the Union

GQ
«Уловка-22» — новый антивоенный сериал, который выглядит как комедия «Уловка-22» — новый антивоенный сериал, который выглядит как комедия

На сервисе Hulu вышел мини-сериал «Уловка-22» по роману Джозефа Хеллера

Популярная механика
Я куплю тебе дом Я куплю тебе дом

Алла Пугачева и Максим Галкин заканчивают строительство особняка на Кипре

StarHit
Дело сестер Хачатурян или дело всей России: можно ли защитить себя и не сесть в тюрьму Дело сестер Хачатурян или дело всей России: можно ли защитить себя и не сесть в тюрьму

Почему российское правосудие носит обвинительный характер

Esquire
Звездный выпускной: худшие и лучшие бьюти-образы знаменитостей Звездный выпускной: худшие и лучшие бьюти-образы знаменитостей

Как выглядели знаменитости в свой «особенный» день

Cosmopolitan
Как выбрать слуховой аппарат: виды, отличия, примеры Как выбрать слуховой аппарат: виды, отличия, примеры

Разбираемся в видах слуховых аппаратов и их особенностях

CHIP
Что вы (на)творили? Что вы (на)творили?

Гид по art-makeup

Elle
Когда нельзя идти на компромисс Когда нельзя идти на компромисс

Всегда ли стоит договариваться, идти на уступки и искать компромисс?

Psychologies
Мир сливается воедино Мир сливается воедино

Оливье Рибе о перспективах развития интернета вещей и облачных технологий

Эксперт
Открыть в приложении