Байкал — личные трагедии, частная инициативы и нарушения интересов природы

ЭкспертОбщество

Кому принадлежит Байкал

Байкал — природная жемчужина, на которой люди в эпоху капитализма решили зарабатывать деньги. Ответ на вопрос, как их зарабатывать законно, должна дать федеральная власть. А пока эта территория — густой замес личных трагедий, частной инициативы и нарушения интересов природы

Марина Ахмедова

Прокурор Вячеслав Петров (справа) останавливает самовольную стройку в поселке Хужир

В начале июля рабочая группа Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте выехала на Байкал. Причина поездки — жалобы на то, что девяносто процентов туристических объектов на Байкале работают, нарушая требования природоохранного законодательства. А земли, предназначенные для строительства домов или подсобных хозяйств, и земли сельскохозяйственного значения используются под гостиницы. Все эти нарушения ведут к загрязнению почвы и грунтовых вод. Группа СПЧ вместе с местным экологом оказалась на острове Ольхон, чтобы понять, справедливы ли жалобы, что думает местное население и действительно ли Байкал приближается к экологической катастрофе.

Жабы и суслики

Эколог Рябцев просит водителя остановиться. Пейзаж этого участка степи ничем не отличается от километров пройденного пути — покатые зеленые холмы, обсыпанные желтыми цветочками. Рябцев выходит из микроавтобуса, подносит к глазам бинокль. Черты его лица разглаживаются. Он только что убедился: единственная на весь Байкал пара орлов-могильников на месте — в гнезде. Всего в Иркутской области их пятнадцать пар. На зимовку орлы улетают отсюда в Китай и не возвращаются — там их едят. Рябцев возвращается в микроавтобус, и тот едет уже без остановок до Еланцов, где группу встречает прокурор Ольхонской природоохранной прокуратуры Вячеслав Петров, директор ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Умар Рамазанов и глава Ольхонского районного муниципального образования Андрей Тыхеев. Все садятся за большой стол придорожной кофейни. Первая точка — бухта Ая, о которой Рябцев беспокоится больше всего из-за наличия в ней большой турбазы.

— Могу я сделать пояснение? — спрашивает Рябцев. — О монгольской жабе. Дело в том, что она нуждается в норках сусликов (монгольская жаба — краснокнижный вид, живет в норках сусликов, но не копает их сама, а пользуется теми, что выкопали суслики. — М. А.). А территорию склона, где раньше располагалось поселение сусликов, заняла эта турбаза. Сусликов оттеснили. Точнее, сократили их количество. — Рябцев недовольно смотрит на прокурора.

— Давайте по факту, — строго отвечает тот. Рябцев упрямо мотает головой. — В советское время этих сусликов травили, заливали водой как сельскохозяйственных вредителей… Кроме того, перед этим склоном предполагалось строительство большого культурно-рекреационного центра, на семидесяти восьми гектарах. В прошлом году мы по суду вернули землю в федеральную собственность.

— Вот видите! — вскликивает глава района Тыхеев. — Вот почему у нас возникла байкальская правовая аномалия!

— Никакой аномалии нет, — произносит прокурор.

— То есть все эти годы муниципалитеты занимались землей… — произносит глава.

— Раздавали, — уточняет прокурор.

— Раздавали — это неправильное слово, — поворачивается к нему глава. — Распоряжались…

Ольхонский район входит в границы центральной экологической зоны Байкальской природной территории, а в ее состав входят озеро Байкал с островами, водоохранная зона, прибрежная защитная полоса и особо охраняемые природные территории, прилегающие к озеру Байкал. Большая часть Ольхонского района входит в границы особо охраняемой природной территории — Прибайкальского национального парка, его земли относятся к федеральной собственности. Органы местного самоуправления распоряжаться ими не могут. Согласно закону «Об особо охраняемых природных территориях» (от 14.03.1995) в границах населенных пунктов, включенных в состав национальных парков, допускается ведение садоводства и огородничества, индивидуальное жилищное строительство с учетом необходимости защиты природных комплексов особо охраняемых природных территорий от неблагоприятных антропогенных воздействий.

Земли, расположенные за границами населенных пунктов, относящиеся к особо охраняемым природным территориям, являются федеральной собственностью. В границах национальных парков также могут находиться земельные участки иных собственников и пользователей без изъятия из хозяйственного использования. 31 декабря 2020 года было принято постановление правительства Российской Федерации «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории». Туда добавлены нормы касающиеся осуществления разрешенной деятельности в границах населенных пунктов, расположенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории.

— Федеральное законодательство противоречиво, — говорит Тыхеев. — Все земли включили в объект всемирного наследия (в 1996 году озеро Байкал было включено в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. — М. А.). Но наследием признан Байкал! Он и должен там быть, а не земли! Мы теперь из-за этого не можем передавать земли в собственность. А ко мне приходит многодетная мать и говорит: «Смотри, ты же глава. А почему ты мне не выдаешь землю в собственность? По поручению президента ты мне должен ее выдать бесплатно!» И что я должен ей отвечать?

— Андрей Алексеевич… — вздыхает прокурор. — Зачем вы опять начинаете демагогией заниматься? Сколько вы выдали таких земель многодетным, начиная с шестнадцатого года, когда вы были избраны, и по восемнадцатый, когда мы положили конец этой практике? До восемнадцатого вы выдавали всем, кому угодно, но не многодетным. Поэтому все, что вы говорите, — чистая демагогия.

— Нет, это факты! — возражает глава.

— Хорошо, сколько таких заявлений у вас? Десять заявлений от многодетных, двадцать, сто?

— Какая разница сколько? Они у меня есть. Но мы сейчас говорим о том, что в девяносто шестом году принят закон (он говорит о решении 20-й сессии комитета ЮНЕСКО, назвавшего Байкал всемирным наследием. — М. А.). Там написано: земли, занятые объектами всемирного наследия, не подлежат обороту. Но мэры до меня выдавали землю в собственность.

— Ваши предшественники нарушали закон, — говорит прокурор.

Сирийцы в степи

— За время своей работы этот глава выдал порядка трехсот восьмидесяти участков, — говорит прокурор, — и под индивидуальное жилищное строительство, и под крестьянско-фермерские хозяйства. Но эти земли — федеральные. А такие действия уголовно наказуемы. У нас два предыдущих главы отбывали наказание, а по этому — третьему — материалы в Следственном комитете. Проверка ведется, окончательное решение еще не принято.

Машина уходит в Тажеранскую степь и переезжает с холма на холм.

— А чем здесь люди живут? — спрашиваю его.

— Сельским хозяйством и туризмом.

— Если у них отнять возможность строить гостиничные домики, им не на что будет жить?

— Они могут заниматься сельским хозяйством. Но туризмом заниматься легче. У нас тут сложилась негативная практика: на землях, предназначенных для строительства дома, строятся объекты рекреации. Мы приезжаем к человеку на начальной стадии строительства, спрашиваем: «Что делаете?» Отвечает: «У меня семья большая. Мы большой дом для себя строим». Хорошо. Проходит полгода, и мы видим вместо дома гостиницу. Разрешения на ее строительства не было, проекта не было. Требования пожарной безопасности нарушены. И что делать? Только сносить.

— Вы сносите, но приток туристов только растет, — говорю я. — Где им жить?

— Ежегодно сюда приезжает миллион туристов, — отвечает он. — Хотя местных жителей с каждым годом в сфере туризма все меньше, их потихоньку вытесняют приезжие. Но развивать туризм нужно только при наличии инфраструктуры. А мы — всё, дошли до максимума. Дальше некуда его развивать.

— Что вы называете инфраструктурой?

— Первое и самое главное — водоснабжение и водоотведение. Наличие объектов для сбора мусора. Сейчас мы его просто складируем, а раздельная сортировка отсутствует. Второе — постановка границ населенных пунктов на кадастровый учет, четкие правила строительства и ведения туристического бизнеса. Третье — наличие дорог, хотя бы гравийных. Чтобы люди не ездили сотнями дорог по степи и не портили ее.

В окна стучит мелкий дождь. Склоны темнеют. Низкое небо гаснет. Здесь растет множество краснокнижных растений, но под дождем и белым, как молоко, туманом ничего не разглядеть.

— В прошлом году мы задержали двух сирийцев, — говорит Петров. — Они занимались отловом соколов. Продавали их в страны Ближнего Востока. Они приезжали из Москвы. Более того, они граждане России. Работали тут, по нашим прикидкам, лет шесть-семь. Довольно хорошо подготовленные профессионалы, глубоко законспирированные. В их машине мы нашли тридцать комплектов для удержания птиц.

— И за семь лет священные духи этого места их не наказали? — спрашиваю я. — Кстати, вы верите в них?

— Я хоть и православный, но к этому отношусь с уважением, — помолчав, говорит Петров. — Более того, я уверен, что Байкал — живое существо… В тот день, когда мы поймали сирийцев, меня вызвали срочно в суд. А мы с моим замом знали, что они должны сюда заехать, знали, на какой машине, и осматривали территорию по очереди. Полиция была наготове. Но меня в день моего дежурства вызвали в суд, я выехал, и у меня на ровном месте спустило колесо. Я долго не мог гайки открутить, провозился с ними полтора часа, суд закончился без меня. Сел в машину, поехал и выезжаю прямо на них. Вон на том пригорке они стояли, — показывает он в окно на пятно зелени. — Подъехал: «Здравствуйте». Они сразу в машину. Я вызвал полицию и поехал за ними.

Огонь и вода

Вода бухты Ая серая там, где в ней отражается скала, и зеленая там, где над ней склон. А посередине, у самого берега, она такая чистая, что, кажется, происхождение ее не может быть земным. Каждый камушек и каждая песчинка в ней обманчиво близки. С тихими всплесками она накатывает на берег в четком ритме, и можно подумать, что где-то на дне работает большой очистительный орган.

По мокрому берегу раскиданы коровьи лепешки, виднеются остатки костров. От Байкала идет холод.

— Туристы не хотят даже сто рублей заплатить за вывоз мусора и обслуживание туалета, — говорит инспектор национального парка Сергей. На нем защитного цвета костюм. На груди значок — «Государственная инспекция». — Люди говорят: «Мы всю жизнь ездили сюда бесплатно, не будем платить». Ребята, а кто будет платить? А Байкал у нас чистый, прозрачный. — Он подходит ближе к воде. — Беспокоиться за него надо, конечно… Просто некоторые истерию создают. — Он бросает взгляд в сторону эколога Рябцева, с ожесточенным видом выискивающего в бинокль птиц. — Мы стараемся туристам объяснять, а не применять к ним карательные меры, как хотят некоторые. — Он еще раз косится в сторону Рябцева. — Да пусть люди приезжают.

— Байкал был когда-нибудь с вами жесток? — спрашиваю я.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Иран и Турция: большая игра для Большого Ближнего Востока Иран и Турция: большая игра для Большого Ближнего Востока

Где разворачивается соперничество Тегерана и Анкары?

Эксперт
Вадим Гаевский. Прощальный дивертисмент Вадим Гаевский. Прощальный дивертисмент

О значении Гаевского в духовной жизни нескольких поколений театральных людей

СНОБ
Конец эпохи депозитов Конец эпохи депозитов

Об изменениях на рынке сбережений в условиях низких ставок

Forbes
Может ли ИИ думать как человек: эксперимент с моделью системы Может ли ИИ думать как человек: эксперимент с моделью системы

Можно ли разработать ИИ, устроенный по принципу человеческого мозга?

Популярная механика
Чирикать придется медленно Чирикать придется медленно

Российские власти используют DPI для воздействия на социальные сети

Эксперт
Самые красивые сестры российских звезд: Фриске, Лободы, Климовой, Бони и других Самые красивые сестры российских звезд: Фриске, Лободы, Климовой, Бони и других

Родственницы знаменитых красоток, с которыми они удивительно похожи

Cosmopolitan
Проекты устали ждать Проекты устали ждать

Какой механизм обеспечит экономику длинными деньгами?

Эксперт
Чтение на 15 минут: «Когда б не баня, все бы мы пропали» Чтение на 15 минут: «Когда б не баня, все бы мы пропали»

Что такое баня? Инструмент гигиены или место, где налаживают социальные связи?

Arzamas
Экю, пистоли, ливры… Экю, пистоли, ливры…

Давайте же разберёмся, что такое ливр, экю, пистоль и более поздний луидор

Дилетант
За пять минут до полуночи... Маршрут № 1 За пять минут до полуночи... Маршрут № 1

Путешествие из Петербурга в Москву - любимое русское занятие

Караван историй
Канадец придумал, как связаться с умершей возлюбленной Канадец придумал, как связаться с умершей возлюбленной

Как современные технологии игнорируют смерть?

Psychologies
Битва на полях микроэлектроники: с «Эльбрусом» наперевес Битва на полях микроэлектроники: с «Эльбрусом» наперевес

В мире российской микроэлектроники идут жаркие дебаты о путях ее развития

Эксперт
Чем заняться летом: 19 бомбических идей клевого досуга для парней (и не только) Чем заняться летом: 19 бомбических идей клевого досуга для парней (и не только)

Подборка идей активного и интересного отдыха в летнее время года

Playboy
Бордели Третьего рейха: табуированная страница истории Бордели Третьего рейха: табуированная страница истории

Официально нацисты боролись с проституцией, на деле же сами ее поощряли

Maxim
На дистанции: почему мы боимся сближаться с партнером На дистанции: почему мы боимся сближаться с партнером

Как удержать баланс между «Я» и «мы» и дорастить брак до партнерского?

Psychologies
Как правильно ходить – объясняет эксперт Как правильно ходить – объясняет эксперт

Спорим, ты даже никогда не задумывалась о важности ежедневной ходьбы?

Cosmopolitan
Животные в цирках: развлечение или издевательство Животные в цирках: развлечение или издевательство

Возможно ли уговорить тигра прыгнуть в горящее кольцо за вкусняшку?

Playboy
Польза льняного масла: научные данные Польза льняного масла: научные данные

Что нужно знать о льняном масле какие могут быть от него побочные эффекты

РБК
МАКСимальный отрыв МАКСимальный отрыв

Авиастроители доказывали, что им по силам делать авиатехнику мирового уровня

Эксперт
Палеонтологи разобрались в родственных связях южноамериканских копытных Палеонтологи разобрались в родственных связях южноамериканских копытных

Одни таксоны оказались родственны лошадям, другие – даманам и слонам

N+1
Как государство стало утопией Как государство стало утопией

Григорий Ревзин о Платоне и «Диалогах»

Weekend
5 асан, которые помогут вам расслабиться 5 асан, которые помогут вам расслабиться

Закаляем дух и тренируем тело с помощью этих асан

GQ
Мечтать (не) вредно. Как сделать фантазии реальностью? Мечтать (не) вредно. Как сделать фантазии реальностью?

Техника WOOP: от пустых грез — к достижению цели

Reminder
Виртуальный интерлайн: реальные полеты в любую точку мира Виртуальный интерлайн: реальные полеты в любую точку мира

У онлайн-тревел-агентств появился козырь — виртуальный интерлайн

Популярная механика
Дорогу покажешь? Тест-драйв нового Chevrolet Tahoe Дорогу покажешь? Тест-драйв нового Chevrolet Tahoe

Салехард — идеальное место для теста «Какой из тебя внедорожник»

РБК
10 правил, как не набрать лишнего в супермаркете 10 правил, как не набрать лишнего в супермаркете

Узнай, как не стать жертвой маркетологов и сэкономить деньги в магазине

Maxim
Статистика: 10 мобильных приложений, которые больше всего раздражают, и 10 — которые приносят удовольствие Статистика: 10 мобильных приложений, которые больше всего раздражают, и 10 — которые приносят удовольствие

Как приложения делают людей довольными, а какие выводят из себя

Maxim
«Дорога в Китеж»: отрывок из нового романа Бориса Акунина «Дорога в Китеж»: отрывок из нового романа Бориса Акунина

Фрагмент из романа «Дорога в Китеж» о «мушкетерах», желающих свергнуть Николая I

СНОБ
Маршрутка для олимпийского мишки. Как выглядел главный автомобиль Олимпиады-80 Маршрутка для олимпийского мишки. Как выглядел главный автомобиль Олимпиады-80

Олимпийский РАФ: с холодильником и кондиционером, но фанерным полом

Maxim
5 художников, которые вышли из крепостных 5 художников, которые вышли из крепостных

Известные российские художники, которые родились крепостными

Культура.РФ
Открыть в приложении