Как продавался АвтоВАЗ, как создавался Aurus и какого сегмента недостает России

ЭкспертАвто

500 000 оригинальных машин вместо автохлама

Как продавался АвтоВАЗ, как создавался Aurus и какого сегмента авторынка недостает в России. Рассказывает гуру российского автопрома Максим Нагайцев

Александр Ивантер

Директор департамента конверсионной деятельности государственной корпорации «Ростех» Максим Нагайцев

Ключевые решения по стратегии развития легкового автопрома в постсоветской России были приняты шестнадцать лет назад, именно они определили технологическую и экономическую модель взаимодействия с глобальными отраслевыми лидерами, которая с косметическими изменениями остается в силе и сегодня.

Контекст выбора пути и его последствия, возможные альтернативы и будущее российского автопрома с «Экспертом» согласился обсудить специалист экстра-класса, вице-президент АвтоВАЗа в 2005–2010 годах, генеральный директор НАМИ в 2011–2015 годах, запускавший проект «Кортеж» (Aurus) Максим Нагайцев. Сейчас он возглавляет департамент конверсионной деятельности корпорации «Ростех».

Перенесемся в начало 2000-х. Это была кульминация дерегулирования. Настежь распахнуты границы. В 2002 году полмиллиона подержанных иномарок ввезено в страну — порядка трети суммарных годовых продаж. Наши производители стремительно теряют рынок и по цене, и по качеству, которое сильно просело еще в конце 1980-х, по мере разрушения советской управленческой вертикали. Профильное союзное министерство было упразднено 1 декабря 1991 года.

В 2001 году останавливается конвейер Автомобильного завода имени Ленинского Комсомола (АЗЛК), производителя легендарных «Москвичей», одного из трех крупнейших в СССР автосборочных производств. Создается стойкое впечатление, что мы просто теряем отрасль.

В 2002 году принимается первое робкое решение об ограничении импорта: вводятся заградительные пошлины на подержанные иномарки старше семи лет. Во Всеволожске открывается первый в постсоветской России сборочный завод Ford, со смешными объемами — 25 тысяч машин в год, — но тем не менее. В общественных дискуссиях начинает доминировать тема выстраивания альянсов с зарубежными автопроизводителями. Журнал «Эксперт», надо сказать, с большим энтузиазмом поддержал этот тренд, помню свою эмоциональную колонку от сентября 2002 года со звонким заголовком «Дорогу русской иномарке!».

Сегодня, спустя два десятка лет, состояние нашего автопрома вызывает куда меньше энтузиазма: развернутые иностранцами сборочные производства загружены едва наполовину, несколько производств полностью остановлены и выставлены на продажу, технический уровень сходящих со сборочных конвейеров машин не самый передовой в глобальном контексте, интегрированная отрасль по производству автокомпонентов фактически перестала существовать, почти исчез сегмент доступного без кредитной поддержки массового автомобиля достойного качества и надежности.

— Максим Валерьевич, когда и что именно мы сделали в легковом автопроме не так?

— Прежде всего с удовольствием отмечу, что первый раз встречаю издание, которое предлагает разобраться в истоках происходящих в отрасли процессов. Обычно на отраслевых совещаниях, где я присутствовал, все было более сиюминутно, без попыток системного взгляда на процессы.

Итак, начало 2000-х. Действительно, мы видели, с одной стороны, быстрый рост доходов населения и интенсивный рост спроса на машины, а с другой — деградацию отечественного предложения. Наши машины все сильнее вываливались из требований, предъявляемых к современным автомобилям, обновление модельного ряда отсутствовало. Десятилетие отрасль была лишена системного внимания со стороны государства. Уповали на Его Величество Рынок. А он жестко правил бал. И к нам «поехали» подержанные иномарки. Почему подержанные? Потому что на тот момент покупательная способность среднего покупателя автомобиля была на уровне десяти тысяч долларов. Наши машины стоили дешевле и не были оснащены ставшими уже стандартными у импортных автомобилей кондиционерами, охранными системами, «музыкой» высокого класса, электроприводами зеркал, сидений, люков, автоматическими коробками передач и так далее, а купить что-то за двадцать тысяч рядовой гражданин не мог. Зато в требуемый ценовой диапазон попадали пяти–десятилетние Audi, BMW, Mercedes из Европы или бывшие в употреблении японские машины. Причем, обратите внимание, к нам повезли не старые маленькие европейские машинки, а как раз машины Е-класса, D-класса — Volkswagen Passat, 124-й Mercedes и так далее.

И здесь началась странная риторика: «мы ввозим иностранный автохлам». Но позвольте, я с этим в корне не согласен. Тот же 124-й Mercedes служит по пятнадцать лет и больше. Европейская, да и японская машина среднего класса на седьмом году эксплуатации не является автохламом в принципе. Ей еще бегать и бегать.

Давайте задумаемся: а в чьих интересах было продвигать это откровенное лукавство про автохлам? Для мирового автопрома, который делает восемьдесят миллионов автомобилей в год, любой рынок размером от одного миллиона — существенный. Понятно, что наш стремительно пустеющий с точки зрения собственного предложения рынок иностранцы разглядывали под микроскопом. И тут они неплохо «раскатали», а мы подхватили второй тезис: что Россия в принципе не в состоянии ничего толкового сделать в легковом автомобилестроении, что такое вот здесь гнилое место и руки у нас, дескать, не из того места растут. На самом деле даже тогда это было откровенным передергиванием. Просто до своего прихода на АвтоВАЗ я не видел ни одного нормально проинвестированного и грамотно спланированного проекта в период 1990–2005 годов. Все, что делалось, делалось вполцены, спустя рукава. Слушайте, ну если так будет работать, к примеру, Porsche, то у них тоже Porsche не получится. Для этого и создавался «Кортеж», чтобы доказать всем, что российская автомобильная инженерная школа жива и способна создавать оригинальные продукты мирового класса при условии грамотного планирования и финансирования проектов такого масштаба.

— Вы считаете, что иностранцы провели спецоперацию по захвату российского рынка, да еще с мощным пиар-сопровождением?

— Я считаю, что этими двумя тезисами ребята на Западе нас просто готовили к тому, чтобы мы им открыли ворота. Сразу скажу, я никогда не был сторонником квасного патриотизма, не считал и не считаю, что не надо нам иномарок, давайте делать только наши машины. Все основные мировые автомобильные рынки — открытые рынки, но они демонстрируют некий паритет. Берем Соединенные Штаты Америки. Там что, нет японских машин или немецких? Конечно есть. Но больше половины людей ездят на американских, а из них еще половина — на пикапах. Самый продаваемый автомобиль в Штатах — пикап Ford F-150. И я потом объясню почему.

Итак, какая, глядя на наш рынок начала нулевых годов, у нормального автомобильного бизнесмена должна была родиться мысль? Давайте предложим россиянам за чуть большие деньги, чем стоит подержанная иномарка, новый иностранный автомобиль, приобретенный у официального дилера и имеющий гарантию.

Но чтобы исключить явное вторжение импорта, нужно было надеть «овечью шкуру» российского производителя, а это требует инвестиционных затрат и безусловного их возврата инвестору. Отсюда и родилась бизнес-модель промышленной сборки — гарантия льгот на ввоз автокомпонентов в обмен на обязательства по объемам выпуска и постепенному росту локализации, закрепленная в памятном постановлении правительства № 166 от 2005 года. Эта идеология с небольшими вариациями господствует в отрасли и поныне. Сам термин «промышленная сборка» был придуман для формирования мнимых отличий от отверточной сборки.

В результате иностранцы создали для своей работы в России максимально комфортные условия. Был придуман специальный термин «производство полного цикла». А что же понималось под полным циклом? А понималось только изготовление элементов кузова, их сварка и покраска. Даже штамповку можно было не делать в нашей стране. Но, извините, это не более шести–восьми процентов себестоимости производства автомобиля. Все остальные операции описаны в постановлении как «монтаж»! И вы не считаете это отверточной сборкой?!

— Что же тогда говорить об «Автоторе», который наладил отверточную сборку в Калининграде еще в 1997 году, задолго до внедрения федерального режима промсборки…

— «Автотор» хотя бы не говорил про «полный цикл», он честно сказал: «Я начинаю собирать с отвертки». Основатель «Автотора» Владимир Щербаков, кстати, выходец с АвтоВАЗа и человек государственного масштаба с редким умением прогнозировать на значительном горизонте, обосновался в Калининградской ОЭЗ, использовал на полную катушку предоставляемые зоной льготы. Коллеги раскрутили масштабное производство и прилично развили экономику в конкретном регионе.

— Возвращаясь к промсборке: я бы добавил, что этот регуляторный режим никак не прописывал обязательства по поддержке и развитию отечественной автокомпонентной отрасли.

— Могу напомнить читателям, как рассчитывалась формула локализации в постановлении № 166. Она не опиралась на очевидное, казалось бы, и ожидаемое соотношение стоимости материалов и компонентов в спецификации изделия (исчерпывающий перечень агрегатов и систем, необходимый для сборки), а определялось отношением таможенной (!) стоимости импортируемых компонентов к полной «отгрузочной» стоимости автомобиля. В российское содержание такой отгрузочной стоимости автомобиля включались все накладные расходы, а также заработная плата всех сотрудников сборочного производства и расходы на доставку, хранение и прочее всех импортируемых компонентов. Начальный требуемый уровень «локализации» двадцать процентов достигался немедленно при открытии такого завода «полного цикла». Плюс к этому моментально родились разнообразные схемы по расширению зоны действия режима промсборки — достаточно было ввести сборочные комплекты различных агрегатов (например, сиденья, приборные панели, системы вентиляции и прочие собираемые отверточно агрегаты) с таможенной очисткой через «дружественные» российские юрлица и выполнять требования «локализации».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Жара, смерчи и наука о климате Жара, смерчи и наука о климате

Глобальное потепление престало быть научной проблемой

Эксперт
Трехслойная Конституция: как Кремль использовал поправки 2020 года для укрепления своей власти Трехслойная Конституция: как Кремль использовал поправки 2020 года для укрепления своей власти

Как новая Конституция позволила начать идеологическую и политическую ревизию

Forbes
Как помирить Израиль и Палестину Как помирить Израиль и Палестину

Почему арабы и евреи столько лет не могут ужиться в Палестине

Эксперт
Гастрономический хет-трик: интересные закуски под футбол Гастрономический хет-трик: интересные закуски под футбол

Идеальный перекус под футбол, когда чипсы уже надоели

Playboy
Дороги для русской «бешеной собаки» Дороги для русской «бешеной собаки»

Дороги для русской «бешеной собаки»

Эксперт
Уход за пожилыми людьми: 5 лайфхаков, которые упростят жизнь Уход за пожилыми людьми: 5 лайфхаков, которые упростят жизнь

Ухаживать за пожилыми людьми – непростой ежедневный труд

Cosmopolitan
Пандемия, китайский фактор и суэцкий кризис Пандемия, китайский фактор и суэцкий кризис

Транспортный коллапс в Суэцком канале

Эксперт
Меняем биоритмы: можно ли из совы стать жаворонком и не пожалеть Меняем биоритмы: можно ли из совы стать жаворонком и не пожалеть

Можно ли изменить свои биоритмы и научиться легко вставать в 6 утра?

Cosmopolitan
Личное дело Натана Стругацкого Личное дело Натана Стругацкого

В архиве РНБ (бывшая Публичка) обнаружили личное дело Натана Стругацкого

Дилетант
Магия расхламления: как уборка помогла мне переехать в Майами Магия расхламления: как уборка помогла мне переехать в Майами

Иногда наведение порядка в доме может стать толчком к огромным переменам

Cosmopolitan
«Солнце — очень активный объект» «Солнце — очень активный объект»

Интервью с директором Института солнечно-земной физики сибирского отделения РАН

Огонёк
Как не угодить в юридическую ловушку маркетплейса. Чек-лист для производителей и поставщиков от юристов Как не угодить в юридическую ловушку маркетплейса. Чек-лист для производителей и поставщиков от юристов

Несколько пунктов в офертах маркетплейсов, которые могут подпортить вам жизнь

Inc.
На стороне силы: рассказ человека, 15 лет работавшего на итальянскую мафию На стороне силы: рассказ человека, 15 лет работавшего на итальянскую мафию

У кого искать защиты маленькому человеку в маленьком городе?

Вокруг света
Психологические проблемы, которые мешают успеху при ЭКО Психологические проблемы, которые мешают успеху при ЭКО

Какие эмоциональные сложности встречаются на пути к материнству

Psychologies
Правила жизни Ильи Сегаловича Правила жизни Ильи Сегаловича

Правила жизни сооснователя "Яндекса" Ильи Сегаловича

Esquire
Гений адаптации: как еноты захватили мир Гений адаптации: как еноты захватили мир

Енот — настоящий мультизверь. Он удачно собрал в себе черты разных животных

Вокруг света
«Опасный человек!»: почему Гагарина, Линда и другие певицы ушли от Макса Фадеева «Опасный человек!»: почему Гагарина, Линда и другие певицы ушли от Макса Фадеева

Почему российские певицы разрывают контракты с продюсером Максимом Фадеевым

Cosmopolitan
Неизвестные ранее генетические элементы назвали в честь цивилизации Борг Неизвестные ранее генетические элементы назвали в честь цивилизации Борг

Внехромосомные элементы нового типа ассимилировали гены архей

N+1
Как полюбить будущее и не сойти с ума Как полюбить будущее и не сойти с ума

Артемий Лебедев в российском интернете, как Пелевин – в русской литературе

Популярная механика
Заминка после бега: что это и зачем это нужно Заминка после бега: что это и зачем это нужно

Что наука думает о заминке после бега

Playboy
Почему мы просыпаемся голодными? Отвечает эксперт Почему мы просыпаемся голодными? Отвечает эксперт

Стоит ли беспокоиться об утреннем урчании живота?

Playboy
Сетевой наем: сотрудников ищем, имидж работодателя создаем… Сетевой наем: сотрудников ищем, имидж работодателя создаем…

Рекрутинговая компания HeadHunter стала лидером рынка

Эксперт
По ком стучит дятел: 6 занимательных фактов о лесных птицах По ком стучит дятел: 6 занимательных фактов о лесных птицах

Болит ли у дятла голова? Почему он стучит по дереву?

Вокруг света
Почему не надо пользоваться термальной водой: эксперт назвал 5 причин Почему не надо пользоваться термальной водой: эксперт назвал 5 причин

Что не так с термальной водой?

Cosmopolitan
Минимум спорта, белки, психология: главные секреты похудения Адель Минимум спорта, белки, психология: главные секреты похудения Адель

Все способы похудения Адель

Cosmopolitan
Карта: Сколько людей с ожирением в разных странах мира Карта: Сколько людей с ожирением в разных странах мира

Оказывается, США еще не самая «толстая» страна в мире

Maxim
10 самых популярных российских фильмов на IMDb 10 самых популярных российских фильмов на IMDb

Странички с какими нашими фильмами посещают на главном киносайте планеты

Maxim
Неделя в Санкт-Петербурге: Главные достопримечательности северной столицы Неделя в Санкт-Петербурге: Главные достопримечательности северной столицы

Идеальный недельный культурный маршрут по Санкт-Петербургу

Культура.РФ
10 мужских правил от главного редактора MAXIM 10 мужских правил от главного редактора MAXIM

Грех скрывать эти мужские правила от общественности!

Maxim
Актеры и режиссер сериала Happy End — о первой работе, постельных сценах и счастливом конце Актеры и режиссер сериала Happy End — о первой работе, постельных сценах и счастливом конце

Интервью со звездами сериала Happy End

Esquire
Открыть в приложении