Деньги, пропавшие без вести

Клиенты банков ежедневно теряют деньги на своих счетах из-за атак хакеров

ЭкспертHi-Tech

Деньги, пропавшие без вести

Клиенты банков ежедневно теряют деньги на своих счетах из-за атак хакеров. Эти деньги никогда не будут найдены и возвращены

Любовь Маврина

«Деньги пропали со счета Сбербанка. Восемь тысяч рублей с помощью СМС были переведены на счета в Екатеринбурге, а мой счет был в Ижевском отделении Сбербанка. В полиции сообщили, что хищение денег со счета совершено мошенниками с помощью дубликата сим-карты, притом что сообщения об операциях на мой телефон не приходили. Дело отправлено в архив, никто не собирается искать мошенников. Банк на мое заявление ответил, что разбираться должно МВД, а они ответственность нести не собираются, поскольку таких случаев много», — рассказал нам свою историю «Эксперту» житель Ижевска Яков Мальцев.

Точных данных, сколько денег украдено с банковских счетов граждан, не существует: судя по статистике МВД, в январе–июле этого года в России зарегистрировано немногим более 94 тыс. преступлений, совершенных с использованием компьютерных и телекоммуникационных технологий. Это немного (на 2,4%) больше, чем за аналогичный период прошлого года, но почти ничего нам не говорит — неизвестно, сколько из этих преступлений относятся непосредственно к краже денег с банковских счетов. Раскрываемость по этой категории — 26%. «Статистики нет. Данные по всем мошенничествам со сбережениями не раскрываются, и сказать, насколько эта проблема значима, очень трудно», — подтвердил в беседе с «Экспертом» Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП).

Масштаб потерь

Сами банки практически никогда не разглашают информацию о потерях от кибератак, опасаясь за свою репутацию, поэтому почти все данные о киберубытках носят оценочный характер. Есть оценки Банка России — он получает информацию об инцидентах от всех финансовых организаций, а с 1 июля 2018 года российские банки должны в обязательном порядке информировать ЦБ об экономических последствиях киберинцидентов для себя и своих клиентов. Согласно статистике Центра мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере (ФинЦЕРТ) Банка России, ущерб российских банков и платежных систем от действий киберпреступников в 2017 году достиг 1,35 млрд рублей. Объем всех несанкционированных операций, совершенных с использованием платежных карт, эмитированных на территории РФ, в 2017 году составил 961,3 млн рублей.

Но вполне может оказаться, что масштабы потерь от киберугроз гораздо выше цифр, которые приводит ФинЦЕРТ. По данным Bi.zone, дочерней структуры Сбербанка, оказывающей услуги по защите активов и репутации бизнеса в интернете, только лишь в результате деятельности одной киберпреступной группы Carbanak в 2017 году в России было проведено 20 фишинговых рассылок, направленных в 200 банков, 11 из которых прошли успешно и принесли злоумышленникам более 16 млн долларов.

Компания Positive Technologies, специализирующаяся на вопросах кибербезопасности, подводя итоги прошлого года, отметила в своем докладе, что именно частные лица наиболее интересны злоумышленникам: на них пришлось около 26% атак, следом со значительным отставанием идет госсектор (13%), а банки и онлайн-сервисы находятся лишь на третьем месте с восемью процентами. При этом семь из десяти атак совершались непосредственно для вывода денег и лишь 23% — для получения данных.

Подсчитать потери самих банков от кибератак всегда проще, чем потери их клиентов. «Результаты проведенного нами исследования показали, что один день простоя в результате кибератаки до тридцати процентов опрошенных нами банков оценивают в 50 миллионов рублей. Остальные банки, участвовавшие в опросе, оценили возможный ущерб из-за отказа в работе корпоративной инфраструктуры в течение одного дня в сумму от 10 до 50 миллионов рублей (семь процентов опрошенных), 25 процентов — от двух до десяти миллионов рублей, а 38 процентов — в сумму от полумиллиона до двух миллионов рублей, — приводит данные опроса Дмитрий Кузнецов, директор по методологии и стандартизации Positive Technologies. — Помимо прямых финансовых потерь от киберинцидента необходимо помнить и о последующих затратах на восстановление корпоративной инфраструктуры после вывода из строя всех ресурсов домена. Эти расходы тоже составляют часть общего ущерба. Двенадцать процентов банков оценивают такие расходы еще в 10–50 миллионов рублей, а каждый третий банк (33 процента респондентов) готов потратить на эти мероприятия от двух до десяти миллионов рублей».

Наконец, отдельная и довольно крупная статья потерь — кража баз данных; по информации самих банков, ущерб от нее составляет 50 миллионов рублей и более.

Уязвимы со всех сторон

Множество жалоб на кражу средств с банковских счетов так или иначе связаны с кражей данных из СМС-оповещений, а то и вовсе с подменой сим-карты пользователя. Это довольно распространенная у мошенников схема: получение дубликата сим-карты по подложной доверенности в офисе оператора. Но есть и другие случаи, когда СМС-оповещение, напротив, могло бы спасти ситуацию.

В 2014 году Лидия Калентьева получала наследство, и вместе со счетом в Сбербанке ей навязали кредитную карту с лимитом 30 тыс. рублей. Картой Лидия ни разу не пользовалась и решила ее закрыть — и оказалось, что со счета кредитной карты было списано 28 200 рублей. Деньги были списаны для оплаты сотовой связи, в частности звонков в другие города и перевода на счета других мобильных. Оператор МТС подтвердил факт мошенничества, но банк непреклонен и требует с своего клиента теперь уже 60 тыс. рублей, с учетом процентов. В полиции дело сдано в архив, обращение в прокуратуру оказалось безрезультатным — уже дважды Лидии пришлось отбиваться от коллекторов.

Еще один случай: клиент банка использовала счет и карту для оплаты ипотеки. Она надеялась, что деньги, внесенные на карту, там же и хранятся, но оказалось, что они были потрачены на поездки на такси, в том числе по Амстердаму и Берлину, где потерпевшая никогда не бывала. СМС-оповещения по карте подключены не были, и она не знала о несанкционированных списаниях. На это в банке лишь разводят руками: мол, сами виноваты. «У нас нет наказания за то, что банки проводят нетипичные для клиента платежи, — говорит Дмитрий Янин. — Банк начинает нести ответственность за операции по карте лишь после звонка с просьбой заблокировать карту. Но до момента такого уведомления весь риск лежит на клиенте, и какие-то нетипичные сделки — выдача денег или ночные покупки в Замбии — все это не является основанием для наказания банка».

Есть у банков и еще одно оправдание: сети телеком-операторов недостаточно защищены и могут быть взломаны хакерами, а кроме того, уязвимы и сами смартфоны — вернее, установленное на них программное обеспечение, включая приложения, даже официальные. «Мобильные телефоны не просто звонят и отправляют СМС — это компьютеры в кармане, на них установлено огромное количество программ. Естественно, программы могут быть уязвимы и иметь какие-то дырявые места», — поясняет Мария Воронова, руководитель направления консалтинга компании Infowatch.

Какие опасности может нести в себе программное обеспечение, описывают эксперты по безопасности компании Positive Technologies в отчете за 2017 год. Специалист нашел дырку в ПО Apple Pay в версии iOS 10.3: при оплате сообщение с телефона может быть перехвачено и подменено, благодаря чему преступник может многократно списывать в свою пользу деньги со счета, изменить сумму списания и адрес доставки товаров. Эта «дыра» работала не только при оплате непосредственно в точке продаж, но и при совершении операций удаленно или в случаях привязки счета к мобильному приложению другой компании, например какой-то из служб такси. При этом, если пользователь заметит пропажу денег, то Apple Pay окажется ни при чем, ведь кража произошла не на стороне платформы, а на стороне платежной системы, платежная система укажет на продавца, а логика продавца товара или услуг проста: он свои обязательства по покупке или продаже выполнил, а кто за них заплатит, ему все равно. Конечно, платежные системы, банки, продавцы и разработчики устраняют «дыры» в своем ПО и выдают клиентам рекомендации по безопасности, но гарантировать, что новая уязвимость не будет найдена или создана, никто них не может.

«Современные технологии телефонной связи практически беззащитны перед преступниками — можно легко перехватывать звонки и СМС, генерировать фальшивые звонки с любого нужного телефонного номера (например, у абонента будет высвечиваться номер колл-центра банка), наконец, можно легко перевыпустить чужую сим-карту по поддельной доверенности, — предупреждает Дмитрий Кузнецов. — На сегодняшний день проблема не имеет технического решения. Банки, как и их клиенты, самостоятельно обеспечить надежность телефона как удостоверения личности не могут».

Так что пока все участники удаленных платежей ловко переводят стрелки друг на друга и на самого клиента. «В среднем банковские мобильные приложения довольно безопасны, но при условии, что пользователь не пренебрегает антивирусными средствами и базовыми правилами информационной безопасности, — говорит Даниил Чернов, руководитель направления безопасности приложений “Ростелеком-Solar”. — Но, как правило, в случае хищения средств с использованием мобильного приложения ответственность лежит на клиенте, так как он не обеспечил безопасность устройства. Доказать вину банка или разработчиков ПО в данном случае очень сложно».

Клиент всегда виноват

Другой нашей собеседнице пришлось совсем туго: свой депозитный счет в одном из крупных банков она открывала онлайн, из личного кабинета, два года им пользовалась, а потом он исчез вместе со всеми деньгами. У банка в системе отражаются закрытые вклады, деньги с которых ушли на текущие счета, но исчезнувшего счета нет, как нет и денег, которые на нем хранились. «Сумма, для меня существенная, испарилась, — говорит пострадавшая. — По документам банка все вклады закрыты и деньги вернулись на карту. То есть о счете, о котором я говорю, ни одного упоминания вообще нет. Но я помню другое движение денег между счетами и картой. Поскольку все операции были только онлайн, я не могу понять, что и как произошло. Единственный выход я видела в сквозном пересчете всех средств. Это какая-то мистическая история, поскольку абсолютно никаких доказательств у меня нет, а по документам из банка все сходится, и я уже сомневаюсь, в здравом ли я уме. Это дико неприятное чувство. Но все-таки надеюсь, что это либо чудовищная ошибка, либо какое-то мошенничество и с моим разумом все в порядке».

Очевидно, что в этом случае произошел либо сбой в системе, либо масштабная кибератака, но ни в том ни в другом инциденте банк признаваться не готов.

Случаи таких мистических исчезновений средств со счетов, открытых онлайн, не единичны — в этом случае удобство оборачивается против клиента: у него не остается на руках никаких подтверждений, что счет был открыт. Это вообще серьезная проблема новых банковских технологий.

«Удобство — это меньше сложных технологий и меньше проверок, — говорит Артем Гавриченков, технический директор Qrator Labs, компании, которая оказывает услуги по киберзащите российских банков и платежных систем. — А чем меньше проверок, тем ниже защищенность, и чем более простые технологии используются, тем проще злоумышленнику их обходить. Однако это совсем не значит, что чем больше проверок, тем выше безопасность. Нужен некий баланс между удобством и строгостью защиты, и этот баланс обычно далек от того состояния, которое пользователь без специального образования и навыков считает удобным для себя».

Но проблема не только в том, что клиенты хотят удобных и простых онлайн-сервисов, — российские банки пока еще не осознали, что данные нужно серьезно защищать. За редким позитивным исключением у финансовых организаций, не входящих в топ-10 крупнейших банков России, стратегия информационной безопасности просто отсутствует, полагает Артем Гавриченков. Хотя хакерам кража данных именно «оптом» становится все более интересной. «Следует отметить смену методов действий злоумышленников: еще четыре-пять лет назад они выводили деньги преимущественно путем взлома “андроидов” (устройства с операционной системой Android. — “Эксперт”) у частных лиц, далее был бум взломов внутренних сетей банков, в которые проникали также для последующего вывода денег. Сейчас банковские сети защищены лучше, и злоумышленники адаптировали сценарии атак, все так же нацеливаясь на внутренние сети банков (для вывода денег), но с использованием фишинговых рассылок или писем от имени предварительно взломанных контрагентов и партнеров целевого банка», — рассказывает Дмитрий Кузнецов. А это означает, что сейчас хакерам проще получить доступ к базам данных с информацией о клиентах, после чего уже прицельно атаковать напрямую частных лиц. Такая атака не опустошает клиентские счета сразу, и банку нет нужды сообщать об угрозе всем клиентам.

Зато у банков есть стратегия защиты от клиентов, которые лишились своих денег.

«Чаще всего банки в правилах оказания услуг, например в онлайн-кабинетах, большую часть ответственности перекладывают на клиента. Клиент не читает правила и ставит галочку, что он со всем согласен. И в случае возникновения проблемы ему эту “простыню” условий предъявляют. Соответственно, большинство этих историй заканчиваются не в пользу клиента, поэтому доказать здесь что-либо действительно чаще всего невозможно», — отмечает Дмитрий Янин.

Когда клиент банка теряет деньги, получается, что обратиться за защитой ему фактически не к кому. «Человек вынужден бороться с банком, который значительно сильнее. Нынешнее законодательство на все сто процентов нелояльно клиенту. Я бы не советовал людям даже нанимать юристов, они могут лишь получать деньги, не всегда даже добросовестный адвокат в состоянии помочь, потому что, когда практически все риски по онлайн-сделкам лежат на потребителе, юристу остается очень мало возможностей для борьбы за клиента», — говорит Дмитрий Янин.

Но есть у банков и альтернатива киберзащите, киберграмотности и кибергигиене — страховка от кражи средств со счета. Сбербанк, например, предлагает за страховку на 350 тыс. рублей заплатить 5310 рублей, что при ставке депозита 6,7% составит почти четверть дохода по вкладу. Или попросту сократит доходность по такому вкладу на 1,5 процентного пункта, до 5,18% годовых.

Сомневаться во всем

Из личного архива
Евгения Лифшица

Евгений Лифшиц, глава Агентства кибербезопасности, рассказал «Эксперту», как максимально обезопасить от кибермошенников деньги на своих счетах

— Как обезопасить себя и свои деньги при использовании онлайн-банков, СМС-информирования и банковских мобильных приложений?

— В первую очередь нужно понимать, что каждый день злоумышленники придумывают новые способы обмана и кражи заработанных вами денег, поэтому и способов универсальных нет.

Есть общие правила, которые должен понимать каждый. Я называю это правилами этикета для вашего пользования онлайн-банковскими сервисами.

Нужно относиться с сомнением и пристальным вниманием ко всем платежам и операциям, которые вы совершаете. Как пример, не совершать операции с чужих устройств, в интернет-кафе, а на своих устройствах не иметь сомнительных приложений, установить и обновлять антивирус и так далее.

Нужно также помнить, что в телефонных разговорах и СМС сам банк не будет спрашивать у вас конфиденциальную информацию — пин-коды, номера и тому подобное — напротив, для доступа к ней потребует с вас пароль и использование других средств защиты и идентификации.

Правда ли, что самые неудобные онлайн-банки —самые защищенные, и наоборот?

— Нет, это миф — надежность банковской системы никак не коррелирует с ее удобством. Для клиента удобство — это интерфейс, количество функций, скорость и простота совершения операций. Тогда как защита обеспечивается методами шифрования, защищенностью серверной и клиентской части, стабильностью и надежностью серверных приложений, центров обработки данных, их хранилищ и так далее.

— Есть ли отдельные рекомендации для пользователей мобильных банковских приложений?

— Как я сказал ранее, не пользуйтесь банковскими приложениями с незнакомых устройств, обращайте внимание на наличие сторонних приложений, которым даете доступ к СМС и другим данным устройства. Если пользуетесь сервисами через браузер, обращайте внимание на то, что установлено защищенное соединение. Помните, что ваши цифровые устройства и данные на них уже стали гораздо ценнее, чем многие документы, которые вы храните в сейфе.

— Безопасны ли для пользователей такие системы, как Apple Pay, Samsung Pay и Google Pay?

— Apple Pay, Samsung Pay и Google Pay — это очередной виток развития платежных систем, причем промежуточный, но уже гораздо более технологичный, чем пластиковая карта с CSV-кодом на обратной стороне, и в целом уже более защищенная технология.

Все платежные системы будут стремительно уходить в распознавание лиц, отпечатков и другую биометрию для идентификации, это взаимовыгодное движение в сторону удобства, безопасности как клиентов, так и финансовых учреждений. Мы ведь прекрасно понимаем, что для банка потеря клиента или мошенничество — это такая же потеря, как для клиента, а может, и более ощутимая.

— Можно ли привязывать банковскую карту к приложениям для быстрой и удобной оплаты товаров и услуг?

— Можно и нужно, потому что оплата будет быстрой и удобной. Единственное, нужно не забывать правил и не привязывать свои карты в сомнительных приложениях, а доверять крупным и надежным компаниям.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Каждому резиденту — индивидуальное решение Каждому резиденту — индивидуальное решение

В «Тольятти» инвесторов привлекает готовность помочь в решении разных вопросов

Эксперт, июнь'19
Наследие древности – спортивный характер Наследие древности – спортивный характер

Авиаперевозчик Turkish Airlines опирается на древнейшие традиции

Популярная механика, июнь'19
Золотой рассвет Золотой рассвет

Обольстительная французская сирена Maelys Garouis

Playboy, июнь'19
С цирком по жизни С цирком по жизни

Домашняя девочка вышла замуж за артиста цирка и стала, наконец, счастливой

Огонёк, сентябрь'18
Пять видеоигр с самым большим открытым миром Пять видеоигр с самым большим открытым миром

Какие компьютерные игры обладают самыми большими игровыми пространствами

Популярная механика, сентябрь'18
Мягко сказано Мягко сказано

Самые точные слова для описания избранных предметов мягкой мебели

SALON-Interior, октябрь'18
10 видеоигр из поп-культуры 10 видеоигр из поп-культуры

10 выдуманных видеоигр из поп-культуры

Игромания, октябрь'18
Могут ли украсть деньги в метро с бесконтактной банковской карты? Могут ли украсть деньги в метро с бесконтактной банковской карты?

Девушки боятся, что к ним в метро прижмется хакер с терминалом в кармане

CHIP, сентябрь'18
Пять храмов с маятниками Фуко Пять храмов с маятниками Фуко

Пять храмов с маятниками Фуко

National Geographic, сентябрь'18
Как отказаться от фастфуда Как отказаться от фастфуда

Как отказаться от фастфуда

Men’s Health, октябрь'18
Ястребиная верность Ястребиная верность

В США умер сенатор-республиканец Джон Маккейн

Огонёк, сентябрь'18
Зеркальный экстремизм Зеркальный экстремизм

Усиление России и Китая питает экстремизм в развивающихся странах

Огонёк, сентябрь'18
В Томе кто-то есть В Томе кто-то есть

Том Харди пытается стащить крышку от аквариума из зоомагазина в Лондоне

Esquire, октябрь'18
Кто больше? Кто больше?

Если над отношениями работает только один, союз трудно назвать равным

Добрые советы, октябрь'18
Стеклянные микробы Люка Джеррама Стеклянные микробы Люка Джеррама

Героев этих произведений не разглядеть без микроскопа

Популярная механика, сентябрь'18
На фейсконтроле На фейсконтроле

Esquire собрал звезд новой российской музыки и задал им пять одинаковых вопросов

Esquire, октябрь'18
Гори-гори ясно Гори-гори ясно

Мария Голубкина подожгла детский сад

StarHit, сентябрь'18
Заложники истории. Как Запад умышленно демонизирует Россию Заложники истории. Как Запад умышленно демонизирует Россию

Запад выступает единым фронтом против России

Forbes, сентябрь'18
Дела сердечные: что такое кардио-чекап и кому он нужен Дела сердечные: что такое кардио-чекап и кому он нужен

Что собой представляет кардио-чекап?

Esquire, сентябрь'18
Вечная любовь Вечная любовь

Любовь Аксёнова о любви к себе и богинях, которые живут в каждой женщине

OK!, сентябрь'18
Opel Insignia: системный сбой Opel Insignia: системный сбой

Запас прочности Opel Insignia

АвтоМир, сентябрь'18
Почему автор «русского South Park» превратился в стримера Почему автор «русского South Park» превратился в стримера

Дмитрий Меньшиков вспоминает прославивший его проект, мультсериал School13

РБК, октябрь'18
Первый удобный (и при этом мужской) календарь уборки квартиры Первый удобный (и при этом мужской) календарь уборки квартиры

Благодаря этим советам у тебя дома будет чисто

Maxim, сентябрь'18
Беспокойный союз. Отношения Минска и Москвы дали трещину Беспокойный союз. Отношения Минска и Москвы дали трещину

Беспокойный союз. Отношения Минска и Москвы дали трещину

Forbes, сентябрь'18
Как перейти от легких отношений к серьезным? Как перейти от легких отношений к серьезным?

Нелегко бывает перевести привязанность в настоящую любовь

Psychologies, сентябрь'18
Раскрывая тайны Раскрывая тайны

Шоу-кар Renault Arkana приятно удивил

Quattroruote, октябрь'18
Пробуксовка на азиатском развороте Пробуксовка на азиатском развороте

«Поворот на Восток» не стал общероссийской идеей, констатируют эксперты

РБК, сентябрь'18
Как менялся стиль Хью Гранта Как менялся стиль Хью Гранта

Как менялся стиль Хью Гранта на протяжении почти 30 лет

GQ, сентябрь'18
«Звезда «Мишлен» — это антипоказатель»: шеф-повар о питании в отпуске «Звезда «Мишлен» — это антипоказатель»: шеф-повар о питании в отпуске

Почему спокойствие желудка — залог счастливого отпуска

Men’s Health, сентябрь'18
Вторая родина Баухауса Вторая родина Баухауса

Отмечаем столетие Баухауса поездкой в Тель‑Авив

AD, октябрь'18