Валерий Нистратов: социальные исследования ландшафта

WeekendКультура

Проявите документы

Валерий Нистратов: социальные исследования ландшафта

Текст: Анна Толстова

«2х2=5», 2014. Фото: Валерий Нистратов

Московский фотограф Валерий Нистратов (род. 1973) пришел в профессию накануне распада СССР и за три с лишним десятка лет творческой деятельности прожил несколько фотографических жизней: репортера, свободного художника, педагога. Но во всех амплуа оставался верен медиуму документальной фотографии и принципу исследовательского всматривания в современность.

Этот текст — часть проекта «Обретение места. 30 лет российского искусства в лицах», в котором Анна Толстова рассказывает о том, как художники разных поколений работали с новой российской действительностью и советским прошлым.

Обыкновенная история: подростку дарят камеру и отдают в фотокружок при Доме пионеров, чтобы он не болтался по улицам,— он начинает болтаться по улицам с камерой. Ходить в фотоклуб «Новатор», пропадать в магазине «Юпитер» на проспекте Калинина, который еще не стал Новым Арбатом: вокруг «Юпитера» тоже сложилось что-то вроде альтернативного фотоклуба — там бывали все, начиная с Александра Слюсарева, там было с кем поговорить, посмотреть и обсудить западные, то есть польские и чешские, журналы по фотографии. Окончание школы совпало с окончанием перестройки, близился конец Советского Союза, что предчувствовали многие, наступал закат эпохи аналоговой фотографии, но об этом мало кто догадывался. Он метался между филфаком и журфаком МГУ, между литературой и фотографией, искал работу; первую нашел в Московской области — в районной партийной газете с шаблонным названием «За коммунизм», где не продержался и года.

«I Want to You», 2002. Фото: Валерий Нистратов

Время было такое, что странно было его упускать: в январе 1991-го он добрался до Вильнюса и сидел в парламенте рядом с Витаутасом Ландсбергисом, ожидая штурма, в августе — стоял под стенами Белого дома. Потом было множество других горячих точек на карте распадающегося СССР — Приднестровье, Тбилиси, Карабах; потом он чудом — первым из российских фотографов — попал в осажденное Сараево и еще большим чудом выбрался из него. К двадцати годам он слыл знаменитостью в репортерском мире без границ, его фотографии печатались в The New York Times, Time, Le Monde, Financial Times. Поворотным пунктом оказалась Чечня: юношеский авантюризм ушел, пришло отрезвление, он насмотрелся на чужие страдания и почувствовал, что подступает профессиональный цинизм, с которым жить и снимать не хотелось. С 1994 года Валерий Нистратов работает как свободный художник-документалист.

Снимки сразу же стали складываться в серии, серии — чуть позднее — начали оформляться в выставки, фотокниги и самиздатские фотозины. Некоторые книги зажили своей удивительной жизнью. «Разрывы в патриархате» («Risse im Patriarchat», 2003), сделанные в соавторстве со швейцарской журналисткой Юдит Хубер и посвященные положению женщины в Афганистане после свержения «Талибана» (признан террористической организацией и запрещен в РФ) в 2001 году, плавно перешли из сферы искусства в сферу социально-антропологических исследований. «Лесостепь» (2008), над которой Нистратов работал с 1994 года, открывая в путешествиях по средней полосе России экзотическую и неизвестную страну, послужила эскизом к одному артхаусному шедевру: снимки языческих обрядов в нижегородском селе Шутилово, опубликованные задолго до выхода книги, вдохновили Владимира Сорокина и Илью Хржановского (признан «иностранным агентом») на знаменитые оргиастические сцены в фильме «4».

Однако сам Нистратов придет к экранным медиа много позже. На протяжении первых двадцати лет своей карьеры он оставался адептом аналоговой фотографии, отдавая предпочтение черно-белой серебряно-желатиновой пленочной классике. Потом перешел на цифру — тогда же к снимкам стало добавляться видео: кадры, длящиеся во времени, коротенькие видеофрески с простым — на манер Йонаса Мекаса, как говорит отпетый синефил Нистратов,— монтажом. Но и фотографию, аналоговую или цифровую, и видео объединял принцип строгой документальности — никаких манипуляций ни с натурой, ни с изображением. Документальный принцип сохранялся и даже усиливался при работе с фотографическими реди-мейдами, с найденной фотографией, которую Нистратов нередко использует в концептуальных проектах как историческое свидетельство. Например, в «Начальниках», первой части проекта «Русские типологии» (2012–2017): собрав внушительную коллекцию портретов, вывешенных на сайтах администраций небольших городов и поселений России, фотограф-медиаархеолог анализирует складывающийся канон репрезентации власти на ее низовом, неэлитарном уровне — в новых политических и медийных условиях.

«Семейное дело», 1993. Фото: Валерий Нистратов

Впрочем, репортерство отпустило Нистратова не сразу и как будто бы не до конца. Первую нерепортажную серию «Семейное дело» (1993), посвященную московским неблагополучным семьям и отсылающую к традиции социальной фотографии Валерия Щеколдина и Владимира Семина, легко можно было бы представить себе на страницах постперестроечного «Огонька». Однако ряд деталей — как, скажем, в снимке с гнилыми яблоками между грязных окон и пепельницей, полной окурков, на подоконнике — свидетельствовал о том, что Нистратов тяготеет и к другой традиции, традиции американской документальной школы. Впоследствии он словно бы проживет историю американской документалистики в собственном искусстве, двигаясь от социального портрета в духе Уокера Эванса к социальному пейзажу в духе «новых документов» и «новой топографии», от перенаселенности кадра в «Психологии праздника» (1999–2004) к безлюдности «Документов природы» (2008–2011), которые в любом крохотном фрагменте изображения предъявляют нам следы антропоцена. И даже изобретет абсолютно оригинальный жанр «портрета-в-пейзаже», снимая фотоэссе про МКАД («Путь X», 2017–2019), где люди, запертые в салонах машин, как рыбы в аквариумах, и обреченные томиться в многочасовых пробках, смотрятся живой иллюстрацией к философскому трактату об уделе человеческом. Но и в охоте за пейзажем, в бесконечных поездках по России и по граничащим с ней странам проявлялся его репортерский, снайперский взгляд.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

От заката до заката От заката до заката

«Судная ночь в Аркадии»: Николас Кейдж после очередного конца света

Weekend
Ева Польна Ева Польна

2024 год Ева Польна встречает в статусе абсолютной инди-дивы

Собака.ru
La grande bellezza La grande bellezza

Рассуждения о профессии реставратора и воспоминания о флорентийском наводнении

Seasons of life
Литературный сериал: 5 качественных многотомных книжных серий Литературный сериал: 5 качественных многотомных книжных серий

Цысинь, Сэнсом, Азимов: многотомные серии, которые вас не разочаруют

СНОБ
Илья Авербух и Лиза Арзамасова: «Мы оба пребываем в состоянии ожидания чуда» Илья Авербух и Лиза Арзамасова: «Мы оба пребываем в состоянии ожидания чуда»

Главное в семье — это любовь мужа и жены

Коллекция. Караван историй
«Пиратское просвещение, или Настоящая Либерталия» «Пиратское просвещение, или Настоящая Либерталия»

С какой целью малагассийские женщины околдовывали иноземцев

N+1
10 цитат Александра Пушкина, которые вы можете услышать из уст современных психологов 10 цитат Александра Пушкина, которые вы можете услышать из уст современных психологов

Многие строчки из произведений русского поэта стали крылатыми фразами

Psychologies
В грунте астероида Бенну нашли досолнечные зерна и гидратированные фосфаты В грунте астероида Бенну нашли досолнечные зерна и гидратированные фосфаты

Ученые представили первичные результаты анализа частиц грунта астероида Бенну

N+1
У шмелей нашли способность к логическим суждениям У шмелей нашли способность к логическим суждениям

Шмели успешно справились с парадигмой двух чашек и ее вариациями

N+1
Против дрона есть прием. И передача Против дрона есть прием. И передача

Что происходит на рынке радиоэлектронной борьбы в России

Монокль
«Мы против фурри»: кто такие дедсеки и чем они занимаются «Мы против фурри»: кто такие дедсеки и чем они занимаются

Почему перевоплощения в животных вызывают такой негатив?

Psychologies
6 фраз, которые говорят себе психологически сильные люди 6 фраз, которые говорят себе психологически сильные люди

Проверьте, можно ли считать вас стойким оловянным солдатиком

Maxim
«Нарушение временных границ»: как быть тем, кто опаздывает, и тем, кто ждет «Нарушение временных границ»: как быть тем, кто опаздывает, и тем, кто ждет

Какие внутренние причины могут скрываться за неспособностью прийти вовремя?

Psychologies
Королевство полного абсурда Королевство полного абсурда

«Кафка»: байопик в духе Уэса Андерсона

Weekend
Младенцы из древнего погребения под вишапом в Армении оказались родственниками Младенцы из древнего погребения под вишапом в Армении оказались родственниками

Ученые исследовали останки младенцев, обнаруженные много лет назад в Армении

N+1
Исторический роман о жизни великого мудреца. Йохи Брандес: «Сад Акивы» Исторический роман о жизни великого мудреца. Йохи Брандес: «Сад Акивы»

Глава из исторического романа об особом периоде в истории еврейского народа

СНОБ
Лодырь, галиматья, джакузи: 7 фамилий, которые сегодня стали обычными словами Лодырь, галиматья, джакузи: 7 фамилий, которые сегодня стали обычными словами

Какие фамилии стали общеупотребительными словами, изменив первоначальный смысл?

ТехИнсайдер
Как Анджелина Джоли прошла путь от драматических ролей до феминистских сказок Как Анджелина Джоли прошла путь от драматических ролей до феминистских сказок

Творческий путь Анджелины Джоли: от саморазрушения до благотворительных проектов

Forbes
Вечерний бесогон. В прокате «Полночь с дьяволом» — самый необычный хоррор года, который оказался и не хоррором вовсе Вечерний бесогон. В прокате «Полночь с дьяволом» — самый необычный хоррор года, который оказался и не хоррором вовсе

«Полночь с дьяволом» — история про вечернее телешоу, которое пошло не по плану

Правила жизни
Как заточить терку: 3 способа, которые сделают ее почти как новую Как заточить терку: 3 способа, которые сделают ее почти как новую

Не спешите выбрасывать затупившуюся терку, ей еще можно подарить вторую жизнь

ТехИнсайдер
Как склеить купюру, чтобы ее приняли в магазине Как склеить купюру, чтобы ее приняли в магазине

Как собственноручно склеить бумажную купюру?

ТехИнсайдер
Как сохранить фигуру «девочки» после 40 лет: 6 гениально простых и рабочих советов Как сохранить фигуру «девочки» после 40 лет: 6 гениально простых и рабочих советов

Как продлить молодость своей фигуре?

VOICE
Вы больше не захотите выпивать перед и во время полета! Ученые раскрыли опасность употребления алкоголя в самолете Вы больше не захотите выпивать перед и во время полета! Ученые раскрыли опасность употребления алкоголя в самолете

Почему не стоит пить алкоголь на борту самолета?

ТехИнсайдер
Все в шоке и слезах: самые внезапные и нелепые смерти знаменитых красавцев, разбившие нам сердце Все в шоке и слезах: самые внезапные и нелепые смерти знаменитых красавцев, разбившие нам сердце

Человек внезапно смертен вне зависимости от его знаменитости

VOICE
На все четыре стороны. 14 коротких маршрутов для путешествий на выходные из Москвы На все четыре стороны. 14 коротких маршрутов для путешествий на выходные из Москвы

Мини-поездки смогут отвлечь от рутины и зарядить новой энергией

Лиза
Что такое вечный учет автомобиля и какие машины на него ставят Что такое вечный учет автомобиля и какие машины на него ставят

Что подразумевается под «вечным учетом» и возможно ли снять с него машину

РБК
Сонные девяностые Сонные девяностые

«Только течет река»: крепкий китайский нуар

Weekend
3 лекарства от зуда седьмого года 3 лекарства от зуда седьмого года

Почему седьмой год для брака — самый рискованный в смысле развода?

Psychologies
Непредсказуемые, белые и высокомерные: почему Аргентину не любят в Латинской Америке Непредсказуемые, белые и высокомерные: почему Аргентину не любят в Латинской Америке

Чем аргентинцы так «насолили» соседям? Какие стереотипы бытуют об этой нации?

Forbes
Невозможное возможно Невозможное возможно

Зачем боящийся воды отчаянный исследователь преодолел тысячи километров?

Вокруг света
Открыть в приложении