Заповедник

В чем уникальность отечественных заповедных железных дорог

Seasons of lifeИстория

Заповедник

Всего полвека назад еще были живы узкоколейки — дороги жизни, единственный путь сообщения между небольшими городками и отдаленными деревнями. Их прокладывали там, где «обычные» поезда пустить невозможно. Михаил Кончиц, руководитель проекта «Заповедные железные дороги», рассказывает, зачем путешествовать по узкоколейкам

Текст Миxаил Кончиц

С каждым годом сборщики металлолома уменьшают количество «малых» железных дорог. Возможностей увидеть старинные вокзалы, построенные по высшим архитектурным стандартам, с деревянными перонами, будками со стрелочниками и семафорами, с удивительными городками, разбросанными на пути, становится все меньше.

Куда и как нужно отправиться в путешествие, чтобы не разорвать невидимые нити, связывающие нас со своей идентичностью? И где отыскать русский код жителю мегаполиса, образ жизни в котором становится все более космополитичным? И какие отличия в кодексе, скажем, Тверской области и Урала? А между Верхней Тоймой и Приоскольем? На эти вопросы я стараюсь ответить, когда придумываю маршруты для проекта «Заповедные железные дороги».

Почему железные дороги? С дорогой все ясно — это бессмертный образ, один из столпов, на котором держится Россия (хотя и хлипковатый, но другого нет). А железная дорога в отличие от автомобильной куда деликатнее проходит по территории, особенно если это второстепенная линия. Железная дорога чем‑то похожа на религию: несмотря на всю свою архаику, она проходит через годы и невзгоды, и образ поезда, приходящего по расписанию к полустанку, — это для меня мистический символ непрекращающегося бытия и постоянства.

Вдоль железных дорог соxранился уникальный культурный код, источник впечатлений и опыта в ходе путешествия по стране. Это не значит, что наши туры проходят исключительно на поездах, скорее наоборот. Но путешествие по аутентичной линии в неведомой глухомани, пусть даже на час или два, способно погрузить людей в совершенно иную реальность.

Только представьте себе картину: маленькая узкоколейная железная дорога (в два раза уже обычной), вечереет. Тепловоз выкатывает вагончик к деревянной платформе. Внутри станции лавки, стоит печка, в которой потрескивают дрова. Запах домашнего уюта, запах теплого дерева. Состав трогается, и по лесу разносится гулкий перестук колес. В кабине горит слабый свет, а в вагончике только отблески пламени из печки освещают силуэты пассажиров. Все это: звуки, запахи, общение — сливается в одно ощущение движения вне пространства и времени. А в конце ты приезжаешь в небольшую деревню с накрытым столом, баней и бес‑ конечным уютным теплом. Это лишь одна из вариаций возможных впечатлений.

Помимо собственно железнодорожно-пасторальных ощущений я стараюсь передать туристам и то, что составляет историческую фабулу места, в контексте которого находится заветная железная дорога. Например, мы идем на местную фабрику валенок или завод тепло‑ возов. Как насчет локальной кухни? Кажется, что та‑ кого понятия в России вообще нет: везде одни и те же борщи да котлеты. Но нет: здесь делали знаменитые пряники (лучше тульских!), а соседи пекли изумительные брусничные пироги. А в этом городке когда‑то поселились чудаковатые немцы и стали варить свое баварское пиво на русский лад. Или вдруг в уездном захолустье оказывается действующим народный театр, который был основан сапожниками с малярами 150 лет назад. А жителей другого городка высмеивал Салтыков-Щедрин за сохранение провинциальных повадок в поездке в Париже.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Двухколесная анархия Двухколесная анархия

Велосипедисты захватывают города

Огонёк
10 фраз, которые нельзя говорить детям при разводе 10 фраз, которые нельзя говорить детям при разводе

Родители, проходящие через развод, должны внимательно следить за словами

Psychologies
Папа перуанцев Папа перуанцев

Картофельный салат кауса для перуанца — все равно что оливье для россиянина

Вокруг света
Симфония пейзажа Симфония пейзажа

Главная ассоциация Зальцбурга — конечно, Моцарт

Quattroruote
Не святой Петр Не святой Петр

Сергей Минаев поговорил с Петром Авеном о несбывшихся мечтах 1990-х

Esquire
Ягуар атакует крокодила: видео Ягуар атакует крокодила: видео

Экологу в Бразилии удалось снять на видео нападение ягуара на каймана

National Geographic
Удовольствие есть Удовольствие есть

Как питаться осознанно — и зачем это делать

Yoga Journal
Пять неожиданных способов сломать свой автомобиль Пять неожиданных способов сломать свой автомобиль

Чтобы твоя машина перестала ездить, совсем необязательно дать порулить собаке

Maxim
На Запад: как и где искать работу в Европе На Запад: как и где искать работу в Европе

Почему важно знать особенности европейских сайтов с вакансиями

Forbes
12 главных вопросов про УЗИ 12 главных вопросов про УЗИ

Когда надо делать первое УЗИ, не навредит ли оно малышу?

9 месяцев
Хороший улов Хороший улов

Рыбацкая хижина в Танжере превратилась в просторный и яркий дом

AD
Toyoya C-HR. Эксцентрик Toyoya C-HR. Эксцентрик

Новый мини-кроссовер Toyota C-HR

АвтоМир
Игра приставок 2018 Игра приставок 2018

Выставка достижений видеоигровой индустрии E3

Maxim

Как избежать излишних реверансов и вымученных шаблонов в деловой переписке

Esquire
Тимбилдинг для дикарей Тимбилдинг для дикарей

Кор­по­ра­тив­ные по­хо­ды

GQ
17 фактов о Земфире, которые мы искали для тебя годами долгими 17 фактов о Земфире, которые мы искали для тебя годами долгими

Факты о Земфире — пожалуй, лучшей российской рок-певице

Maxim
Ликбез Ликбез

Редакция разобралась, что, зачем, где и в каких количествах сейчас читают

SNC
Пески вне времени Пески вне времени

Экс­пе­ди­ция Porsche Experience в са­мую древ­нюю пу­сты­ню ми­ра

GQ
Generation Z Generation Z

Ольга Карпуть, владелица «KM 20», рассказывает, почему все говорят о поколении Z

OK!
Сверхчеловек: бета-версия Сверхчеловек: бета-версия

Биохакеры пытаются редактировать гены при помощи собственных изобретений

Esquire
Алексей Гидирим: Как легализовать миллионы самозанятых Алексей Гидирим: Как легализовать миллионы самозанятых

Алексей Гидирим: Как легализовать миллионы самозанятых

СНОБ
Снова в школу: 14 важных советов родителям Снова в школу: 14 важных советов родителям

Советы, которые пригодятся родителям школьников с сентября до мая

Домашний Очаг
Кассовый прорыв Кассовый прорыв

Сборы комедии «Я худею» в восемь раз превысили ее производственный бюджет

РБК
Прививка или смерть Прививка или смерть

Создание эффективной вакцины против ВИЧ заняло почти 40 лет

Популярная механика
«Ему было нечего терять» «Ему было нечего терять»

Как Иван Крузенштерн возглавил первое российское кругосветное плавание

Огонёк
7 заболеваний, которые могут поддаваться лечению каннабиноидами 7 заболеваний, которые могут поддаваться лечению каннабиноидами

Терапевтическое влияние каннабиноидов на ряд заболеваний

Популярная механика
7 лучших фильмов с Эдвардом Нортоном 7 лучших фильмов с Эдвардом Нортоном

Эдвард Нортон появился на свет 18 августа 1969 года

Maxim
Охота на леопарда: с чем носить Охота на леопарда: с чем носить

Чтобы выбрать самые стильные вещи сезона, ориентируйся на наши советы

Cosmopolitan
Красота внутри: истории девушек, которые потеряли свои лица, но нашли любовь Красота внутри: истории девушек, которые потеряли свои лица, но нашли любовь

Героини потеряли свои лица, но не утратили главного: внутренней красоты

Cosmopolitan
Лучше депозита: почему граждане не покупают «народные облигации» Лучше депозита: почему граждане не покупают «народные облигации»

Государство пытается выманить россиян, засидевшихся в банковских депозитах

Forbes
Открыть в приложении