“Я планирую стать веселой парижской старушкой!”

Диана Крюгер убеждена: нет ничего практичнее отчаянных поступков

PsychologiesЗнаменитости

Диана Крюгер: “Я планирую стать веселой парижской старушкой!”

Она уехала из провинциального городка в столицу моды. Сошла с подиума и стала кинозвездой. Иностранные языки стали для нее почти родными. Она рассталась с мужчинами, с которыми ее связывали годы отношений. Ветеран трансформаций и судьбоносных перемен Диана Крюгер убеждена: нет ничего практичнее отчаянных поступков.

Текст Энн Беркофф / Anne Berckoff / Russian World Vision
Подготовила Виктория Белопольская

Неловкость настигает меня сразу – из-за несдержанности. Как только она появляется в The 101 Coffee Shop в Голливуде на Фрэнклин-авеню, проходит к моему столику рядом со стойкой и протягивает мне руку… я выпаливаю: «А у вас походка совсем не модели!» На что она спокойно и приветливо отзывается: «Так я же и не модель! А у вас с моделью встреча назначена?»

Но она правда совсем не такая, какой привыкли воспринимать Диану Крюгер – бывшую топ-модель, любимицу Карла Лагерфельда, лицо нескольких марок и девушку с обложек. Она не та, что стартовала в Голливуде, едва сойдя с подиума, – и сразу ролью не кого-нибудь, а Елены Прекрасной, и не в просто фильме, а в мегаблокбастере «Троя» с Брэдом Питтом. Она невысокая, хрупкая, какая-то прозрачная, ясноглазая, серьезная, вежливая. Она старательная. Это видно по аккуратности ее белой отглаженной рубашки и стрелочкам на черных брюках, по блестящим черным полуботинкам. Она склонна к перфекционизму – это очевидно по ее новой роли в картине «На пределе». Она без акцента говорит на американском английском и на самом парижском французском, но она немка, очень немка: «Не опаздываю, даже когда хочу опоздать». Она и здесь, в этом американском дайнере, совершенная иностранка – северянка под палящим лос-анджелесским солнцем, инородное тело среди загорелых калифорнийских тел.

Она сохранила свою нетипичность, даже став здесь звездой. У нее другие кумиры (о недавних съемках с Катрин Денев в триллере «Все разделяет нас» она говорит взахлеб), но сама ее размеренность, серьезность, европейская стильность напоминают о Грете Гарбо, величайшей здешней звезде и тоже северянке, решительно покинувшей город дайнеров и софитов в зените славы в 42 года. Диане Крюгер сейчас 41. Судя по ее интервью, говоря о личности или о человеке в профессии, она любит употребить слово «состояться». И она состоялась – преодолела свое бюргерское происхождение и фэшн-прошлое, сыграла блестящую шпионку в «Бесславных ублюдках» Тарантино и детектива с синдромом Аспергера в знаменитом сериале «Мост». Она побывала в жюри Берлинского фестиваля и стала лауреатом Каннского как лучшая актриса – и в ее актерском досье теперь есть шекспировской силы роль в фильме «На пределе» Фатиха Акина.

Она, эта красиво-прозрачная, тонко-изысканная женщина, наверное, не без удовлетворения подводит предварительные итоги. Ну, я так думаю.

Диана Крюгер: Да что вы! Как раз наоборот – все самое интересное впереди! Большая свобода – в профессии, от своей внешности, от тела. А со временем и от профессии! 70% моей актерской жизни – это французское кино и Париж. А это лучший город для стареющих женщин. В нем не стыдно быть пожилой, там не скрывают годы. Годы – это то, что делает нас неповторимыми – отпечаток прожитого, опыта. Я еще собираюсь стать веселой парижской старушкой! И стильной!

Psyсhologies: Вы вот шутите, а проговариваетесь. «Свобода от своей внешности, от тела»… Будто ваша внешность какое-то страшное узилище. Мы, люди средних данных, привыкли считать, что красота – это как раз большая степень свободы. Я подозреваю вас в кокетстве.

Д.К.: И совершенно зря. У меня как у практичной немки к собственной внешности отношение инструментальное. Она вывела меня из захолустного городка на две тысячи жителей – она молодец. Она привела меня на подиум к собственным деньгам и абсолютной независимости – опять молодец. Она позволяет мне быть актрисой. А это действительно мое дело… Так вот снова – спасибо ей. Но ведь и не одна она старается. Я тоже кое-что значу. И кое-что делаю. И я значу больше. Вы знаете, я в детстве занималась балетом? Я была одержима им. В 11, когда по обмену между балетными школами мы начали ездить в Лондон, в Королевскую академию балета, я точно знала, что буду Черным Лебедем и Жизелью. И внешность тут ничем не помогала, только изнуряющий труд, жесткая дисциплина и жестокая муштра. Когда в 15 я поняла, что тело мое просто не справляется с задачей, внешность тоже была ни при чем. Это я, именно я не могла стать Жизелью. И это было важным уроком. Может быть, самым важным из тех, что нужно получить в юности. Ты не обязательно достигнешь того, чего хочешь. И так будет всегда. Жизнь тебе не обязана ничем. Но балет меня научил более важной вещи – что чувства, гнев, радость, не важно какие, можно канализировать в искусство, в чувство на сцене. И в результате эта моя ярость – из-за нашей семьи, из-за неудачи с балетом – мое желание вырваться, моя подростковая страсть быть на виду и как-то выразить себя вытолкнули меня из нашего маленького городка в Нижней Саксонии в Париж и в модели. Внешность была только… ну, что-то вроде педалей у велосипеда. Да и сколько-нибудь выдающейся внешности тогда не было! Мой приятель, одноклассник, увлекался фотографией, он сделал мне любительское портфолио и послал на конкурс в модельное агентство. И я почему-то победила. А мама моя… Когда я ей сообщила, что мне надо ехать в Париж, была очень удивлена: «Модель? Ты? Да ты же не выглядишь как модель!» То есть да, правда – рост у меня не модельный, всего 170 см, а тогда

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сверхновая Сверхновая

Хейли Стайнфелд 21 год, а она уже успела покорить Голливуд

Cosmopolitan
Смутный день календаря Смутный день календаря

Почему создание революционной армии отмечают сейчас

СНОБ
В постели с врагом В постели с врагом

Какие привычки больше всего раздражают нас (и их) в постели

Cosmopolitan
Бухта Халонг, Вьетнам Бухта Халонг, Вьетнам

Перед тобой одна из стран, в которую еще можно выезжать любому россиянину

Maxim
Почему мы не умеем просить... и как научиться этому Почему мы не умеем просить... и как научиться этому

Обращение за помощью к другим людям – это одна из основ жизни в обществе

Psychologies
Бизнес-Модель Бизнес-Модель

Что стоит за успехом «fashion-инкубатора» LuxCartel

Elle
Новые русские Новые русские

Мы попросили экспертов назвать перспективных профессионалов в разных сферах

Cosmopolitan
Девичьи грезы Девичьи грезы

Экологичный лофт с нотками Азии

AD
Правооблагатели Правооблагатели

Как некоммерческая организация Никиты Михалкова добывает немалые деньги

Огонёк
Без шума и пыли Без шума и пыли

Тестируем робот-пылесос

Домашний Очаг
Естественные дети Естественные дети

В чем особенности «естественного» подхода к воспитанию

Домашний Очаг
Все, что пожелаешь! Воспитываем короля? Все, что пожелаешь! Воспитываем короля?

К чему приводит вседозволенность в воспитании ребенка?

Лиза
Топ-10 разумных животных из игр Топ-10 разумных животных из игр

Братья наши меньшие

Игромания
Келья для доктора Келья для доктора

Почему Елену Мисюрину обвинили в гибели пациента и на что закрыл глаза суд

Русский репортер
Вьетнам: за супом фо! Вьетнам: за супом фо!

7 причин, чтобы собрать чемоданы и отправиться в страну вечного лета

Лиза
Олег, Анна, Барселона Олег, Анна, Барселона

Интерьер в Барселоне, деликатно сохранивший все старинные детали

AD
Средство от укусов Средство от укусов

Главная нечисть Голливуда Роберт Паттинсон уходит в артхаус

GQ
«Ненавижу, когда говорят, что нужно беречь себя» «Ненавижу, когда говорят, что нужно беречь себя»

Максим Аверин — пример артиста, который не боится ломать стереотипы

Добрые советы
Под крышей дома своего Под крышей дома своего

Квартира с мансардой на последнем этаже сталинского дома

AD
Мистер X Мистер X

Теперь на наши «Лады» можно смотреть без слез

Maxim
Больше не могу! Больше не могу!

Что такое родительское выгорание?

Домашний Очаг
Зона комфорта Зона комфорта

Ванная комната — одно из стратегически важных мест в доме

Добрые советы
Человек тревожный: эпидемия XXI века Человек тревожный: эпидемия XXI века

Парадокс современности в том, что мы боимся смерти, но каждый день убиваем жизнь, тратя ее на ненужную суету, избыточную информацию, страхи о будущем, пережевывание прошлого. Осознавать текущий момент нам мешает тревожность, ставшая эпидемией XXI века, считает когнитивный психотерапевт Дмитрий Ковпак.

Psychologies
Слово шестидесятникам Слово шестидесятникам

Галю Миловскую звали не только «русской Твигги», но и «Солженицыным от моды»

L’Officiel
Круассаны в постель Круассаны в постель

Великолепная пятерка парижских отелей с образцовыми завтраками и снами

Elle
Пусть останется только хорошее Пусть останется только хорошее

Пятна от глинтвейна или шоколада не испортят настроения

Лиза
Все о сексе во время беременности Все о сексе во время беременности

Существует немало мифов о сексе во время беременности

Домашний Очаг
В йогу со временем В йогу со временем

Спорт для умиротворения

GQ
И мальчики кровавые... И мальчики кровавые...

Кровавый навет на Менахема Менделя Бейлиса

Дилетант
Лучший друг человека Лучший друг человека

Интервью с Ни­коль Кид­ман

Glamour
Открыть в приложении