Первый повар, сумевший подружиться с открытым огнем

EsquireБизнес

Георгий Троян. Шеф-повар, 31 год

Георгию Трояну в мае исполнится 32 года, и вряд ли найдется в России его ровесник, умеющий настолько выворачивать гастрономию наизнанку. Его кухня похожа на ту, что многие помнят из детства, при этом совершенно необыкновенная. И, кажется, он первый повар, сумевший подружиться с открытым огнем.

Записал Александр Ильин

Майка All Saints

«Лень – враг всего» – эти слова Георгий Троян произносит на двадцатой минуте своей лекции на фестивале IKRA. Через стенку, в соседнем зале, выступает великий Альберт Адриа, вместе с братом создавший современную гастрономическую вселенную; чуть позже они с Трояном приготовят сумасшедший ужин в четыре руки. Адриа называет Трояна Гошей – Троян и в самом деле выглядит очень молодо. Гоша говорит о русской печи, о гречке, молоке и липовом меде, о сожженных овощах, о саксауле, о сырых дровах, о чугунных горшках и силикатных кирпичах. И вот про лень – ему совершенно не свойственную, но самую опасную, какую он только может представить.

Кажется, он ничего не боится. Может сделать хоть бар, хоть ресторан при отеле. В ресторане «Северяне», где он трудится больше двух лет, нет кухонных плит, духовок и конвектоматов, только печь и гриль; для повара это примерно как играть в баскетбол босиком, но Троян обожает такие игры.

Согнуть, сломать, опрокинуть Гошу, похоже, невозможно в принципе. В 2006 году на заработанные за полтора года деньги он поехал учиться в Париж, в Le Cordon Bleu (одна из самых известных кулинарных школ в мире. – Esquire), первое время жил на три евро в день, потом как-то устроился. Вернувшись, работал в абсолютно разных местах: в ресторанах Baccarat, «Бурый лис и ленивый пес», в отеле Four Seasons, одно время

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Глобальный ихтамнет Глобальный ихтамнет

Как любой конфликт разрешают наемники

Esquire
Cвежая Крофт Cвежая Крофт

Обладательница «Оскара» Алисия Викандер — о роли Крофт, уроках балета и караоке

Glamour
Полет валькирии Полет валькирии

Телеведущая Елена Летучая примеряет образ кинодивы 1950-х годов

Esquire
Андрей Левкин: А Hommage to Jakob Böhme, частному лицу Андрей Левкин: А Hommage to Jakob Böhme, частному лицу

Невозможный для пересказа текст Андрея Левкина

СНОБ
К Хабенский К Хабенский

Константин Хабенский – герой февральской обложки

Esquire
Анна Алексеева: Забытый зажим, неправильный диагноз. 5 историй о врачебных ошибках Анна Алексеева: Забытый зажим, неправильный диагноз. 5 историй о врачебных ошибках

Истории об ошибочных действиях медиков, которые стоили пациентам здоровья

СНОБ
Илья Демуцкий Илья Демуцкий

Композитор, за которым скандалы ходят по пятам

Esquire
Философия жадности Философия жадности

Почему современные женщины оценивают мужчин по размеру кошелька

СНОБ
День матери. Джордж Сондерс День матери. Джордж Сондерс

Esquire перевел и впервые публикует рассказ «День матери» на русском языке

Esquire
«Человек, который развалил СССР». Кто такой Джин Шарп и почему его называют «отцом цветных революций» «Человек, который развалил СССР». Кто такой Джин Шарп и почему его называют «отцом цветных революций»

История Джина Шарпа, политолога и идеолога ненасильственных революций

СНОБ
Матросская вышина Матросская вышина

Илья Лагутенко – о морях, кораблях, новом альбоме и Центробанке

Esquire
Кросс на цыпочках Кросс на цыпочках

Kia Rio X-Line – Renault Sandero Stepway

АвтоМир
Артур Хачуян Артур Хачуян

Артур Хачуян – создатель главного российского BigData-алгоритма

Esquire
Стокгольмский террорист — кто он? Дело Рахмата Акилова Стокгольмский террорист — кто он? Дело Рахмата Акилова

Как стокгольмский террорист оказался связан с боевиками из Таджикистана

СНОБ
Бессеребренники Бессеребренники

Как идеи режиссера Кирилла Серебренникова живут без него

Esquire
Оружие для любого американца — то же самое, что шляпа для ковбоя Оружие для любого американца — то же самое, что шляпа для ковбоя

Почему владение оружием остается неотъемлемым правом американцев

СНОБ
Алексей Миранчук Алексей Миранчук

Новая надежда российского футбола

Esquire
Жизнь после Олимпа: исповедь с элементами проповеди Жизнь после Олимпа: исповедь с элементами проповеди

«Сноб» публикует рассказ Андрея Вульфа о поиске смысла своей работы

СНОБ
«Футляр от виолончели» «Футляр от виолончели»

Телеграм-канал о скандалах, воровстве, чиновниках и судебных исках

Esquire
Не житье, а масленица! Не житье, а масленица!

Где отметить праздник весело и вкусно?

Лиза
Анна Козлова Анна Козлова

Читать книги Анны Козловой – все равно что искать границы собственной морали

Esquire
Четыре комнаты Четыре комнаты

Четыре новых отеля, приглашающих окунуться в жизнь мегаполисов Европы и Азии

AD
Илья Федотов-Федоров Илья Федотов-Федоров

Художник Илья Федотов-Федоров знает ответы на многие странные вопросы

Esquire
Смутный день календаря Смутный день календаря

Почему создание революционной армии отмечают сейчас

СНОБ
Станислав Сажин Станислав Сажин

Станислав Сажин – генеральный директор соцсети для врачей «Доктор на работе»

Esquire
Секс, наркотики, экзистенциализм Секс, наркотики, экзистенциализм

Жан-Поль Сартр – не такой философ, как все

Maxim
В Томе кто-то есть В Томе кто-то есть

Том Харди пытается стащить крышку от аквариума из зоомагазина в Лондоне

Esquire
Крокодилы в Австралии: прямая и явная угроза Крокодилы в Австралии: прямая и явная угроза

У крокодилов в Австралии довольно противоречивый статус

National Geographic
Будь на стриме Будь на стриме

Как стриминговые сервисы убили музыкальный бизнес и открыли новых звезд

Esquire
Где царствует природа Где царствует природа

Архипелаг, знаменитый самым большим в мире числом овец на душу населения

National Geographic
Открыть в приложении