На выставку «Михаил Врубель» я пришла в один из первых дней её работы

Наука и жизньКультура

Художник на все времена

Наталия Данилевская

Демон поверженный. 1902 год. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.

На выставку «Михаил Врубель» в Новой Третьяковке я пришла в один из первых дней её работы. Сказать, что выставка произвела сильное впечатление, взволновала, — не сказать ничего. Мне кажется, я заболела, и болезнь эта вряд ли пройдёт. Но что случилось? Ведь не первый раз в жизни я увидела картины Врубеля. Само имя — необыкновенно звучное — впервые услышала, как и многие, в детстве, очень давно.

Как таковых залов на этой выставке нет — есть образные пространства, архитектурно перетекающие одно в другое. И начинается выставка с пространства «Демон», в котором соединились все три живописных «демонических» полотна Врубеля: «Демон (сидящий)» (1890), «Летящий Демон» (1899) и «Демон поверженный» (1902) — первый и последний постоянно экспонируются в Государственной Третьяковской галерее в Москве, «Летящий Демон», неоконченный, — в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге, соединение происходит крайне редко. Помимо живописных полотен на выставке в Новой Третьяковке — Демоны графические, включая иллюстрации к поэме «Демон» Михаила Юрьевича Лермонтова в юбилейном издании произведений поэта.

Голова Демона.1890 год. Бумага, прессованный уголь, сангина. Государственная Третьяковская галерея.

«На протяжении всей жизни, — начинаем читать сопровождающие экспозицию выставки тексты, — Врубель был поглощён поиском образа “Демона” и верил, что именно он составит ему имя. Этот образ стал не только центральной темой его творчества, но и во многом определил духовный путь и трагическую судьбу самого художника. Врубель утверждал, что “Демон” значит “душа” и олицетворяет собой вечную борьбу мятущегося человеческого духа, ищущего примирения обуревающих его страстей, познания жизни и не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе…»

…Стоя перед профилем «Голова Демона» (1890), большой графической работой, выполненной прессованным углём и сангиной по тонированной бумаге, я услышала полушёпот: «Мама, я его боюсь…» Обернувшись, ещё застала движение отворачивавшейся от картины девочки лет шести, лица её не увидела. Постояв пару секунд спиной к картине, маленькая посетительница отошла подальше, на середину «демонического» пространства. Её мама пошла за ней и, наклонясь, стала тихо что-то объяснять. Я повернулась к рисунку и попыталась вглядеться в него глазами ребёнка. Вскоре, признаюсь, мне стало нехорошо…

Через несколько дней после посещения выставки, немного отойдя от переполнявших впечатлений, я решила перечитать поэму «Демон», несмотря на предупреждение Михаила Германа, чью книгу о художнике как раз читала, что «широко известные иллюстрации Врубеля к юбилейному изданию Лермонтова и, конечно, особенно к ”Демону” едва ли возможно сравнивать с Демонами живописными или просто рассматривать их параллельно». Но мне очень хотелось сопоставить художественное «демоническое», увиденное на выставке, с тем другим — поэтическим, которое знаю, но чем не живу. Я была потрясена так, как не может быть потрясена ни школьница, ни студентка… Не могу описать, что творит со мной с тех пор, как закрыла том Лермонтова, мой разум.

Что это? Соприкосновение с высшим?

Портрет В. Я. Брюсова. Начало 1906 года. Не окончен. Бумага, прессованный уголь, сангина, мел. Государственная Третьяковская галерея.

«Великие произведения искусства выбираются историей лишь из числа произведений “исповеднического” характера. Только то, что было исповедью писателя, только то создание, в котором он сжёг себя дотла, — для того ли, чтобы родиться для новых созданий, или для того, чтобы умереть, — только оно может стать великим». Это слова Александра Блока.

Видно, соприкоснувшись с великим исповедальным, мы исповедуемся ему в своём.

…На выставке «Михаил Врубель», огромной, надо много читать. Я не могу оценить достоинства такого подхода — меня переполнило её содержание.

В самом конце экспозиции, пройдя сквозь все пространства, стоя перед графическим портретом Валерия Брюсова, читая стихотворение поэта, посвящённое Врубелю, и текст с воспоминанием о том, как в 1906 году слепнущий Врубель, почти безумный, создавал этот портрет, оставшийся неоконченным, невозможно сдержать слёз.

От жизни лживой и известной
Твоя мечта тебя влечёт
В простор лазурности небесной
Иль в глубину сапфирных вод.

Нам недоступны, нам незримы,
Меж сонмов вопиющих сил,
К тебе нисходят серафимы
В сияньи многоцветных крыл.

Из теремов страны хрустальной,
Покорны сказочной судьбе,
Глядят лукаво и печально
Наяды, верные тебе.

И в час на огненном закате
Меж гор предвечных видел ты,
Как дух величий и проклятий
Упал в провалы с высоты.

И там, в торжественной пустыне,
Лишь ты постигнул до конца
Простёртых крыльев блеск павлиний
И скорбь эдемского лица!

Фото Наталии Данилевской

«Врубель сразу же начал набрасывать углём портрет, — свидетельствует Валерий Яковлевич Брюсов, — безо всяких подготовительных этюдов. В жизни во всех движениях Врубеля было заметно явное расстройство… Но едва рука Врубеля брала уголь или карандаш, она приобретала необыкновенную уверенность и твёрдость. Линии, проводимые им, были безошибочны. Творческая сила пережила в нём всё. Человек умирал, разрушался, мастер — продолжал жить».

Готовясь к беседе с куратором выставки «Михаил Врубель» Ириной Викторовной ШУМАНОВОЙ, заведующей отделом графики XVIII — начала XX века Государственной Третьяковской галереи, я прочла среди прочего её статью 2011 года в журнале «Галерея». Статья* начиналась так: «Рисунок карандашом — один из древнейших видов творчества, начало всех изобразительных искусств. Неразлучный спутник художника, карандаш фиксирует рождение замысла и этапы его дальнейшего формирования. В то же время рисунок существует как самостоятельный вид искусства со своим языком, своими специфическими законами и своей историей. Карандаш имеет множество разновидностей — серебряный, свинцовый, графитный, итальянский, восковой, цветной, литографский и другие, а также широкий круг родственных материалов — уголь, сангина, соус. Художественные приёмы в этих “сухих” рисовальных техниках бесконечно разнообразны, в них ярко проявляется индивидуальность мастера, чувство формы, природная одарённость и уровень профессионализма. Рисунок карандашом, углём, сангиной, соусом — лучшее отражение темперамента и характера художника».

*Статья посвящена выставке «Карандашный рисунок: от Ореста Кипренского до Казимира Малевича» в Государственной Третьяковской галерее, 2010—2011 годы.

Слева: женский портрет. 1902—1903 годы. Бумага, чёрный и восковые карандаши, пастель, уголь. Государственная Третьяковская галерея. Справа: мужской портрет. 1902—1903 годы. Бумага, графитный карандаш. Государственная Третьяковская галерея.

— Ирина Викторовна, не могу не сказать, что, двигаясь по выставке «Михаил Врубель» в Новой Третьяковке, я останавливалась буквально перед каждой графической работой. Мне казалось, что я чувствую хождение его карандаша…

— Правильно! Графика — это открытая дверь и самый простой путь к познанию художника. Вообще к познанию того, что такое искусство. Парадокс ведь в том, что рисовать так или иначе может любой человек, но все понимают: художник делает то, что обычный человек делать не может. Магия материала, которая присутствует в карандаше художника, яснее всего говорит обычному человеку: то, чем занят художник, есть особый вид человеческой деятельности, доступный не всем.

— Значит, для того чтобы чувствовать искусство, обычному человеку нужно хоть немного уметь рисовать, водить карандашом по бумаге…

— Любой из нас рисовал. Нет такого человека, который бы в течение своей жизни не попытался что-то нарисовать. Минимальный художественный опыт есть у каждого. Графика — вид искусства, наиболее близкий и понятный любому человеку, потому что в графике открыт процесс создания произведения. Мы можем его отследить в некоем времени, мы можем его пережить. Меня очень радует, что вы так эмоционально воспринимали каждый рисунок. Наша задача и состояла в том, чтобы установить этот контакт зрителя с произведением искусства.

В наш цифровой век нам представляется, что, посмотрев на картинку в интернете, мы её «типа» знаем. Видели — знаем! Но ведь картинка — это эрзац. Это информация о произведении, но не само произведение. А музей даёт непосредственность общения с произведением искусства, с особым видом человеческой деятельности. Уникальным! Очень не хотелось бы, чтобы мы утратили то восторженное отношение к искусству, которое было у предшествующих поколений.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Вторжение Вторжение

Здесь делают самую продвинутую графику для мирового кинематографа

Популярная механика
Вспомнить все: 12 главных сериалов 2021 года — от Мэйр до Теда Вспомнить все: 12 главных сериалов 2021 года — от Мэйр до Теда

Пока год не обзавелся хитами, предлагаем вспомнить проверенные временем проекты

РБК
Гонка за орбитальный кинематограф Гонка за орбитальный кинематограф

Зачем снимать кино в космосе, если есть компьютерная графика?

Популярная механика
“Я считаю секс скучным” “Я считаю секс скучным”

Алексей Шевцов готов прожить всю жизнь без физической близости

Psychologies
Как двое украинцев стали миллиардерами, научив всех писать по-английски Как двое украинцев стали миллиардерами, научив всех писать по-английски

Как трое украинских разработчиков создали компанию-«единорога»

Forbes
Как интегрировать цифровой мир с реальным Как интегрировать цифровой мир с реальным

Управляющий директор «Цифры»: как цифровизация меняет промышленность

Эксперт
«Алису люблю сильнее»: мать Тимати рассказала о разном отношении к внукам «Алису люблю сильнее»: мать Тимати рассказала о разном отношении к внукам

Мать рэпера Тимати призналась, что имеет тесную связь с семилетней внучкой

Cosmopolitan
Топ-12 сериалов 2021 года, которые ты могла пропустить Топ-12 сериалов 2021 года, которые ты могла пропустить

Мейр из Исстауна, Белый лотос и другие сериалы 2021, которые нельзя пропустить

Cosmopolitan
Мы сами Мы сами

Как петербуржцы оберегают природу в историческом центре

Собака.ru
Что Олимпийские игры значат для российских чемпионов Что Олимпийские игры значат для российских чемпионов

Российские чемпионы — об Олимпийских играх в Токио

GQ
4 шага к новым «старым» отношениям 4 шага к новым «старым» отношениям

Пара психотерапевтов оказалась на грани развода. Они использовали последний шанс

Psychologies
10 потрясающих 3D-печатных протезов для... животных 10 потрясающих 3D-печатных протезов для... животных

Как 3D-технологии помогают в лечении животных

Популярная механика
Верю не верю. Как генеративно-состязательные нейросети (GAN) стали инструментом мошенников Верю не верю. Как генеративно-состязательные нейросети (GAN) стали инструментом мошенников

Генеративно-состязательные нейросети (GAN) имитируют чужую личность

Цифровой океан
Дюжина шампуров в спину сельдерея Дюжина шампуров в спину сельдерея

Профессор генетической эпидемиологии разоблачил 12 мифов о здоровом питании

Maxim
Смех сквозь слезы: комедии о жутких жизненных ситуациях Смех сквозь слезы: комедии о жутких жизненных ситуациях

Драмеди, над которыми можно и посмеяться, и поплакать

Cosmopolitan
От Инстасамки до Давы: эти блогеры разбогатели благодаря пластическим операциям От Инстасамки до Давы: эти блогеры разбогатели благодаря пластическим операциям

После череды пластических операций, жизнь этих блогеров изменилась

Cosmopolitan
Зачем об этом говорить Зачем об этом говорить

Истории мужчин, которые, столкнувшись с онкологией, обрели голоса

GQ
Недооцененный продукт: зачем есть чечевицу Недооцененный продукт: зачем есть чечевицу

Рассказываем, чем полезна чечевица и можно ли ей заменить мясо?

РБК
Развод им к лицу: эти звездные мужчины похорошели после расставания с женами Развод им к лицу: эти звездные мужчины похорошели после расставания с женами

Любовь окрыляет. А иногда окрыляет и расставание

Cosmopolitan
Валентина Титова. Понять и простить Валентина Титова. Понять и простить

Любовь — это служение, обожание, долг, долги плачу

Коллекция. Караван историй
Переезд Достоевского Переезд Достоевского

Почему новое здание музея Достоевского — это проблема?

Собака.ru
Правила ухода за питомцами в зимнее время года Правила ухода за питомцами в зимнее время года

Холода — серьезное испытание для братьев наших меньших, как им помочь?

Cosmopolitan
Тестируем 280-сильный Skoda Superb — автомобиль, который практически не имеет недостатков Тестируем 280-сильный Skoda Superb — автомобиль, который практически не имеет недостатков

Skoda Superb с 270-сильным мотором практически не имеет недостатков

Maxim
10 культовых фильмов, которым в 2022-м году исполняется 20 лет 10 культовых фильмов, которым в 2022-м году исполняется 20 лет

В этой подборке мы вспомнили 10 культовых картин, которые празднуют юбилей

Cosmopolitan
Зло слов: краткая история оскорблений и ругательств Зло слов: краткая история оскорблений и ругательств

Жить в страшно оскорбленном мире неинтересно, зато интересно, как это начиналось

Maxim
Как справиться с повышенной тревожностью: 7 шагов к спокойной жизни Как справиться с повышенной тревожностью: 7 шагов к спокойной жизни

Тревожность и беспокойство можно победить

Playboy
Темная материя может скрываться в сердце древних черных дыр Темная материя может скрываться в сердце древних черных дыр

Существует ли темная материя и если да, — то что это такое?

Популярная механика
Популярные средства от похмелья обвинены в неэффективности Популярные средства от похмелья обвинены в неэффективности

Не существует «научных доказательств», что лекарства от похмелья эффективны

National Geographic
Почему мы бедны Почему мы бедны

Как Россия может увеличить темпы роста ВВП до регулярных 5–6% годовых

Эксперт
Монокоптер: как летает вертолет с одной лопастью Монокоптер: как летает вертолет с одной лопастью

Монокоптеры — летательный аппараты, получившие второе дыхание

Популярная механика
Открыть в приложении