Максим Акимов о том, что переход на «цифру» изменит экономику и госуправление

РБКБизнес

«Надо менять структуру рынка, а не монополизировать

Вице-премьер Максим Акимов уверен, что переход на «цифру» изменит экономику и госуправление, инфраструктурным проектам больше некуда дорожать, а законопроект о суверенном Рунете не помешает ходить на митинги

Тимофей Дзядко, Петр Канаев.

755499612011625.jpeg
Максим Акимов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Раньше мы думали — вот счастливое глобальное братство. Но это не так»

 

— Как вы оцениваете качество нацпроектов? Вы увидели в них прорыв?

 

— Правительство завершило формирование паспортов нацпроектов — проекции того, что предстоит сделать в ближайшие годы, и приступает к реализации. Если все удастся, будет прорыв.

 

— Среди целей по цифровой экономике такие, про которые можно сказать, что это и так должно было быть сделано. Например, подключить объекты Росгвардии к интернету или подключить школы к интернету со скоростью 100 Мб/сек. Сейчас к интернету с такой скоростью подключают квартиры. Это точно прорыв или по ряду направлений скорее фиксация технологического отставания?

 

— Об отставании речи не идет. Немного стран в мире, где есть технологии беспилотного транспорта или национальный поисковик. В России люди вовлечены в цифровое взаимодействие, и когда едут в страны, которые считаются лидерами, утыкаются носом в дремучую цифровую незрелость. Значит ли это, что задачи решены? Конечно, нет. В Южной Корее к интернету подключены 99% домохозяйств, а в России только ¾. Это же касается социальных объектов, у нас из 40 тыс. школ и учреждений среднего профессионального образования широкополосный доступ имеют только 6 тыс. А взаимодействие с цифровым миром не может обрываться на МКАД. Поэтому инфраструктура — не решенная задача, не фиксация отсталости. Это шаг вперед.

В программе много сюжетов и кроме инфраструктуры. Это подготовка людей, которые смогут работать, когда цифровой трансформации подвергнется вся экономика. Это искусственный интеллект, дополненные реальности, развитие государственных сервисов, кибербезопасность.

 

— Для большинства людей «цифровая экономика» — абстрактное понятие. У вас есть понимание, какой будет экономика, если эти задачи удастся решить? Что изменится?

 

— Миллионы людей перестанут при получении базовых услуг — при рождении ребенка, оформлении ДТП и так далее — посещать бессчетное количество учреждений. Снизятся издержки на доставку товаров из-за бесшовного цифрового перемещения на основе единого электронного документа при трансграничных перевозках. Не нужно будет носить с собой ворох медицинских документов, имея круглосуточный доступ к своим данным. И речь не о будущем, а о том, что надо было делать буквально вчера. Можно приводить много примеров. Нет ничего сверхтехнологичного, чтобы онлайн оформлять страховой случай в ДТП без тяжелых последствий. Результаты ЕГЭ существуют в цифровом виде — непонятно, чем подача документов в вуз технически отличается от бронирования отеля. Десятки тысяч людей могут не бегать с документами.

 

— Скоро смогут не бегать?

 

— Да, довольно скоро. Это горизонт года-двух.

 

— Премьер Дмитрий Медведев сказал, что будет оценивать работу вице-премьеров по KPI. Какой КРI у вас?

 

— Сложно предвосхищать KPI, которые будут утверждены. Если образно говорить, мой KPI такой: если где-нибудь, далеко за пределами нашей страны кто-то на испанском или английском языке задастся вопросом, где лучшая инфраструктура или лучшие практики цифровой трансформации, чтобы ответ звучал так: «Поедем к русским. У них лучше всего». Если так будут отвечать часто, значит ели мы свой хлеб не зря. А если мы в индексе эффективности логистики, который считает Всемирный банк, будем болтаться на 82-м или на 86-м месте, значит, мы ошиблись либо в планировании, либо в ресурсах, либо в людях.

 

— Сколько лет вы отводите на это?

 

— Я думаю, можно вести речь об этом политическом цикле.

 

— Выполнение вашего KPI регулярно будут проверять?

 

— Да, там довольно жесткая методология. И для любого из моих коллег это вопрос профессиональной чести. В этом плане, кстати, нацпроекты хорошо сконструированы. Потому что изначально была сделана ставка не только на алгоритм мероприятий, но и на то, чтобы результаты можно было предъявить.

 

— Но нацпроекты именно за статистическую ненаблюдаемость результатов критиковал глава Счетной палаты Алексей Кудрин?

 

— Проблемы не в ненаблюдаемости, а в расхождении между методиками статистики и тем, что написано в самих паспортах нацпроектов.

 

— Методики будут сближаться?

 

— Конечно. Но это большая работа. Потому что у нас в статистическом наблюдении существует внешний партнер. Мы методологии согласовываем с ОЭСР, ООН и другими международными организациями. Каждый раз, когда мы говорим о национальных целях, мы эту проблему встречаем. Одна из моих задач состоит в том, чтобы нацпроекты измерять не бумажными отчетами, а потоком данных «снизу», из объективного наблюдения.

 

— Санкции помешают работать над нацпроектами?

 

— Это неприятное системное явление, не повод для бравады. Нет смысла говорить, что нам море по колено. Вопрос в другом — у нас есть способность ответить на запросы (возникающие на фоне усиления санкционного давления. — РБК), в том числе те, которые еще не прозвучали. Мы больше внимания стали обращать на собственную уязвимость в цифровом мире. Нам надо гигантские административные усилия инвестировать не только в импортозамещение, которое скорее вынужденная стратегия там, где выхода нет, но и в рост национальных компетенций.

Раньше мы думали — вот счастливое глобальное братство, где каждый друг другу равен, брат и друг. Вот сообщество свободных обменов, где можно получить технологии, компетенции, специалистов. И никакого второго дна нет. Но это не так. К сожалению. Теперь мы это увидели и перешли к действиям. Потому что есть уязвимости, которые касаются нашего безопасного существования, как государства и как национального сообщества.

 

«Дорожные камеры не должны зарабатывать, иначе они не там стоят»

 

— Нацпроект «Безопасные качественные автодороги» содержит задачи по снижению смертности на дорогах. Что изменится для водителей?

 

— Не только для водителей, но и для пешеходов и пассажиров. Мы должны в четыре раза снизить смертность на дорогах, и сделаем все, что от нас зависит, даже если будут для кого-то неприятные последствия. Мы разделим барьерным ограждением встречные полосы на всех магистралях. Уже вычислили места, где есть проблемы с освещенностью, где нет карманов, разъездов, одноуровневые тяжелые развязки. Туда будем направлять инвестиции. Но базово — это скорость и разделение встречных потоков, плюс средства фиксации нарушений. Сейчас камера — это средство коммерциализации. А камеры не должны зарабатывать, иначе они не там стоят.

 

— Но камеры на треногах стоят именно там, где можно зарабатывать.

 

— Все эти государственно-частные партнерства в такой сфере мне тоже очень не нравятся. Мы будем придушивать серые схемы, которые рождались от того, что во многих головах господствует идея, что такие спорные формы ГЧП — это решение бюджетных проблем. Нет, это продажа будущих свобод в рассрочку. В случае с камерами государство должно было напрямую вкладываться и на федеральных, и на региональных, и на муниципальных трассах.

755499617584123.jpeg
Фото: Алексей Кунилов / Интерпресс / ТАСС

 

— Вы инициируете пересмотр существующей схемы концессий, которые позволяют частным компаниям устанавливать «треноги с камерами на дорогах»?

 

— Да, мы будем инициировать пересмотр, но мы внимательно будем смотреть на интересы концессионеров, потому что это гражданско-правовые отношения. Вынуть меч из ножен и рубить — нехорошая политика. Но ветер изменится, станет более колючим в отношении этих проектов.

 

— Частники останутся в этом секторе?

 

— Пока да.

 

— Но конечная цель — полностью передать систему видеофиксации нарушений правил дорожного движения государству?

 

— Там, где государство использует принуждение и наказание, я против частных проектов. Это аморально и неэффективно. Мы подменяем главный мотив — добиваться, чтобы на этом участке никто не нарушал. А сейчас мотив — добиваться, чтобы нарушали как можно чаще, потому что денежный поток становится главным мерилом. Меня можно спросить — где интересы частного бизнеса? Слушайте, у нас интересы бизнеса в других местах часто нарушаются. А там, где государство должно обеспечивать базовые права граждан, оно должно присутствовать, невзирая на расходы.

 

— Когда эта система станет полностью государственной?

 

— Я думаю, речь можно вести о пяти-шести годах. Надо инфраструктуру осторожно, но системно передавать. Не разращивать этот сектор, но медленно и системно передавать в руки публичной власти.

 

— Будете ли пересматривать действующие скоростные режимы?

 

— Это вопрос дискуссионный. Сейчас порог превышения скорости — 20 км/ч. Но в условиях городского вождения 80 км/ч — это угроза гибели и пешеходов, и пассажиров. На магистральной трассе на 80 км/ч есть пространство увернуться.

 

— То есть на магистралях предлагаете поднять допустимую скорость?

 

— С магистралями можно переходить к более либеральной — страховой — модели. Зашивать ответственность в повышенную страховку, но не связывать жестко с ограничениями скорости. Какой смысл на трассе, которая может при современном уровне техники давать 130 км/ч разрешенной скорости, ограничивать ее 110 км/ч? Все равно никто это не соблюдает.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ледопады, шахты, панты: что посмотреть и попробовать на Таймыре Ледопады, шахты, панты: что посмотреть и попробовать на Таймыре

Отправляемся в Норильск и на полуостров Таймыр

РБК
Кто ты? Децл: продюсерский проект или настоящий артист Кто ты? Децл: продюсерский проект или настоящий артист

Почему герою 2000-х так и не нашлось места в 2010-х

Forbes
Дорога к клубу: как создать сообщество фанатов вашего бренда Дорога к клубу: как создать сообщество фанатов вашего бренда

Хотите уменьшить расходы на маркетинг? Есть проверенный способ!

Forbes
Фестиваль Tinkoff Rosafest 2019: масштабный квест и вечеринки со звездами Фестиваль Tinkoff Rosafest 2019: масштабный квест и вечеринки со звездами

Самый крупный зимний фестиваль Tinkoff Rosafest в этом году побил все рекорды

Cosmopolitan
5 разрушительных моделей поведения нарциссов, психопатов и макиавеллистов 5 разрушительных моделей поведения нарциссов, психопатов и макиавеллистов

Какие закономерности в поведении нарциссов и психопатов выявили психологи?

Psychologies
Музыка их связала. Появится ли в России государственный рэп? Музыка их связала. Появится ли в России государственный рэп?

Как будет строиться «государственная поддержка» молодежной музыки?

Forbes
Почему нельзя работать с нытиками Почему нельзя работать с нытиками

На совещаниях корпоративные нытики, как правило, молчат и кивают головой

Forbes
Роковая женщина Роковая женщина

Она видела Цоя. Как Джоанна Стингрей привезла русский рок в Америку

GQ
Здравствуй, семья Здравствуй, семья

Модель Лили Олдридж и ее муж Калеб Фоллоуилл показали нам свой новый дом

AD
Чемодан без ручки. Как соглашение ОПЕК+ превратилось в необходимое зло Чемодан без ручки. Как соглашение ОПЕК+ превратилось в необходимое зло

Что ведет к падению глобального спроса и обвалу нефтяных котировок

Forbes
Ученые накормили личинок пиццей: видео Ученые накормили личинок пиццей: видео

Личинки – калорийный и доступный источник пищи

National Geographic
Как сокращение клиник пластической хирургии скажется на российском рынке Как сокращение клиник пластической хирургии скажется на российском рынке

На рынке пластической хирургии радикальные перемены

СНОБ
Как меняется дресс-код для красных дорожек Как меняется дресс-код для красных дорожек

Теперь татуировки и кроссовки считаются привычным делом на подиуме

Vogue
На другой конец света На другой конец света

ЮАР. На другой конец света

АвтоМир
Во что могла обойтись России кража картины Куинджи Во что могла обойтись России кража картины Куинджи

Экономия на страховании произведений искусств стала в России нормой

Forbes
Что не стоит есть на первом свидании? Список блюд, убивающих романтику Что не стоит есть на первом свидании? Список блюд, убивающих романтику

От каких блюд стоит воздержаться на свидании

Playboy
5-минутный путеводитель по... запретам концертов в России 5-минутный путеводитель по... запретам концертов в России

5-минутный путеводитель по запретам концертов в России

Esquire
Masala Quartet: в путешествие по музыкальным мирам Masala Quartet: в путешествие по музыкальным мирам

Творческая лаборатория Masala Quartet

National Geographic
Я тебя не брошу! Три истории, после которых ты поверишь в любовь Я тебя не брошу! Три истории, после которых ты поверишь в любовь

Хотим рассказать тебе о любви, в которой романтики - временно - нет

Cosmopolitan
Худшие наряды «Оскара-2019»: треш и угар (или круто и необычно?) Худшие наряды «Оскара-2019»: треш и угар (или круто и необычно?)

Что-то из этого вам точно будет сегодня сниться

Playboy
Лекарством от старости может оказаться противовирусный препарат Лекарством от старости может оказаться противовирусный препарат

Антивирусный препарат подарил подопытным мышам здоровую старость

Forbes
Алиса Фрейндлих. Очень личное Алиса Фрейндлих. Очень личное

Алиса Фрейндлих и ее исторический приход в БДТ

СНОБ
Из рядовых сотрудников в предприниматели Из рядовых сотрудников в предприниматели

Готовы ли компании к цифровой трансформации

Forbes
Антон Пинский — о работе с Аркадием Новиковым и состоянии ресторанного бизнеса Антон Пинский — о работе с Аркадием Новиковым и состоянии ресторанного бизнеса

Esquire обсудил с Антоном Пинским тонкости ресторанного бизнеса

Esquire
Зачем нужны налоговые вычеты для благотворителей Зачем нужны налоговые вычеты для благотворителей

Зачем нужны налоговые вычеты для благотворителей

СНОБ
Пласа де Торос: уругвайский Колизей Пласа де Торос: уругвайский Колизей

В массовом сознании коррида ассоциируется исключительно с Испанией

National Geographic
Пиво: польза и вред для мужчин (2 «за» и 10 «против» напитка богов) Пиво: польза и вред для мужчин (2 «за» и 10 «против» напитка богов)

Пиво: польза и вред для мужчин (2 «за» и 10 «против» напитка богов)

Playboy
Психологические защиты: почему мы в них нуждаемся? Психологические защиты: почему мы в них нуждаемся?

Какие мотивы скрывают наши психологические защиты, объясняет психотерапевт

Psychologies
В погоне за «Оскаром»: как Netflix переписывает экономику Голливуда В погоне за «Оскаром»: как Netflix переписывает экономику Голливуда

Netflix пытается переманить на свою сторону главных сценаристов и продюсеров

Forbes
Скинут десяточку? Скинут десяточку?

Обосновано ли снижение нештрафуемого порога превышения скорости

АвтоМир
Открыть в приложении