Вспоминаем Владимира Меньшова

Коллекция. Караван историйЗнаменитости

Владимир Меньшов. С Верой, надеждой, любовью

Записала Марина Порк

Он снял как режиссер всего лишь пять полнометражных фильмов. Но этого хватило, чтобы зрители полюбили их и бесконечно пересматривали. А еще тут же разобрали на цитаты. "Не учи меня жить, лучше помоги материально", "С бумагой в стране напряженка", "Хеллоу, общежитие слушает!" - это из "Москва слезам не верит". Не уверены, что на английский язык эти фразы переводятся адекватно, но можно не сомневаться, что до американских киноакадемиков они дошли, иначе те не присудили бы картине "Оскар".

Николай Лебедев. С открытым забралом

Судьба свела нас в Российском оскаровском комитете. Там узнал Меньшова как человека точного в оценках. Он всегда имел свою позицию

Для меня Владимир Валентинович Меньшов был родным человеком. Думаю, как и для всех, кто сначала узнал его по фильмам. В отличие от многих критиков я сразу полюбил картину «Москва слезам не верит». Помню, как в школе сбежал с уроков и в первый раз ее посмотрел. Она так запала в душу, что через два дня я опять отправился в кинотеатр и уже привел туда родителей.

Когда сам стал режиссером, иногда сталкивался с Владимиром Валентиновичем на «Мосфильме». Но это было так: по коридору навстречу идет Эверест, Монблан, я останавливаюсь, смотрю на него снизу вверх, а он тем временем величаво движется мимо.

Позже судьба свела нас в Российском оскаровском комитете. Он был председателем, а я лет восемь — членом комитета. Там впервые узнал Меньшова как человека сдержанного и точного в оценках. Мне очень нравилось, как он вел наши заседания, всегда имел свою позицию, знал, что ему нравится, а что нет, точно это формулировал, но никогда не давил. Никогда!

Я видел, что это человек принципиальный и бескомпромиссный, он четко отстаивал свою позицию, это было его важным качеством. В то же время уважительно относился к чужому мнению, при этом продолжая защищать собственную точку зрения. Владимир Валентинович не был из породы людей, коих именуют искусными дипломатами. Правду-матку говорил в лицо. Мне нравилось, что от Меньшова было невозможно  ожидать удара в спину, каких-то неясностей. Он был очень конкретен.

Мы довольно часто сходились с ним во мнениях. Я был первым, кто предложил выдвинуть на «Оскар» «Русалку» Анны Меликян, и Меньшов горячо меня поддержал, так же как и по поводу «Возвращения» Андрея Звягинцева.

Ирина Муравьева и Вера Алентова в фильме «Москва слезам не верит»

Потом мы встретились на картине «Легенда № 17», поначалу я предложил ему роль председателя Спорткомитета. Мы стали общаться, я приезжал к нему домой на 3-ю Тверскую-Ямскую. И роль-то была небольшой, никому бы не пришло в голову относиться к ней так тщательно, а Владимир Валентинович обсуждал со мной каждую фразу, мы встречались и проговаривали каждую реплику, каждый поворот сюжета.

В разгар репетиций он поинтересовался:

— А кто Балашова будет играть?

Я спросил:

— Вам интересна эта роль?

— Интересна.

И мы оставили в стороне председателя Спорткомитета и с головой погрузились в Балашова — куратора из высших сфер, с которым у Тарасова не складывались отношения. Почти сразу стало понятно, что от добра добра не ищут, нашелся замечательный исполнитель. Еще Меньшова волновало, кто же будет Тарасовым. Говорил: «Лет двадцать назад я бы сам его сыграл». Уверен, он сделал бы это здорово! Владимир Валентинович сожалел, что сейчас уже поздно.

Когда я сказал, что утвердил на Тарасова Олега Меньшикова, Меньшов произнес: «Слушай, как интересно! Замечательный артист!» С большим уважением относился к Олегу, на съемочной площадке это чувствовалось.

Что меня поражало — для него не существовало мелочей, мы постоянно созванивались, встречались, Меньшов осмыслял каждую реплику, предлагал идеи. Пожалуй, только с исполнителем главной роли Данилой Козловским я больше встречался до съемок, репетируя роль. Даже с Меньшиковым виделся реже.

Владимир Меньшов на съемках фильма «Любовь и голуби» с Александром Михайловым и Людмилой Гурченко

Владимир Валентинович частенько звонил и говорил: «Мне тут вот какая идея в голову пришла...» Если бы я был менее опытным человеком, непременно напрягся бы внутренне. Как это? Я — режиссер, а артист все время вмешивается в мою работу! Но в случае с Меньшовым понимал, что имею дело с колоссальной личностью, знал его роли, очень их любил. В детстве даже пытался ему подражать, однажды в этом признался Владимиру Валентиновичу. Мне так понравилось, когда он в картине «Собственное мнение» подрался на экране из-за Прокловой и с фингалом пришел на работу. Когда мне наставляли фингалы в дворовых потасовках, чувствовал себя Владимиром Меньшовым, таким красавцем!

В кино он всегда был настоящим. Редкая штука, ведь часто в кино человек настоящий, а в жизни — иной. Меньшов каким был на экране, таким и оставался в жизни. Правда он крайне редко играл отрицательных персонажей, но даже когда, как в «Легенде...», исполнял роль неприятного человека, наделял героя своей внутренней силой, придумывал характер, судьбу.

Когда Владимир Валентинович выстраивал образ Балашова, он относился к нему с любовью и пониманием. У актеров это называется оправданием героя — непременным требованием настоящего постижения роли. Он забирался к нему внутрь, проникал под кожу. Я рассказывал о тех съемках в программе Юлии Меньшовой, дочери Владимира Валентиновича. Очаровательная Юля расспрашивала о тех, с кем было непросто работать, я засмеялся:

— Угадайте!

Она рассмеялась в ответ, но все-таки с некоторой досадой:

— А со всеми остальными было после Меньшова-то, господи, ерунда!

Я возразил:

— Вы меня совсем не так трактовали.

Владимир Валентинович в работе был человеком въедливым, тщательным и очень конфликтным — в хорошем смысле слова. Требовалось соответствовать его уровню. Работать с такой личностью — да, бывает, что очень сложно, но при этом и невероятно интересно, а главное, ты начинаешь меняться и взрослеть. Человек меньшовского масштаба исподволь делает тебя крупнее, глубже; такое общение никогда не проходит бесследно.

Меньшов постоянно проверял меня на прочность. Поначалу я не то чтобы стушевался, но не сразу выстроил линию своего поведения на площадке, когда на ней появлялся Владимир Валентинович. В обычной жизни мы общались душа в душу, а на площадке надо было находить точные приемы работы. Он оказался не тем человеком, которому можно было скомандовать: «Постойте здесь, повернитесь сюда». Он проверял на прочность каждую деталь и режиссерскую подготовленность к работе.

Первый раз проверка проходила таким образом. Меньшов явился на площадку, когда мы уже недели две вовсю снимали. У меня были выстроены отношения с группой хоккеистов, а также актеров, которые их играли. Я ими довольно просто управлял — не в том смысле, что они мне безропотно подчинялись, просто мы нашли общий язык. А тут снимали сцену с Меньшовым, когда он приходит в раздевалку и заявляет: «От нас ждут ничьей!» Все готово, и вдруг Владимир Валентинович спрашивает: «А кто знает, что делают, как ведут себя хоккеисты в раздевалке во время перерыва?» Все замолчали, потом разом загалдели, перекрикивая друг друга. Выдающийся актер, великий режиссер, еще и оскаровский лауреат, моментально сбил всех с панталыку.

В фильме «Легенда № 17» Меньшов сыграл Балашова — куратора хоккеистов из высших сфер

Я вдруг воочию увидел, что моя огромная группа перестала мне подчиняться. Они стали подчиняться Меньшову. Это страшно, когда так начинают себя вести не один человек и не два, а двадцать пять. Все перестали меня слышать, а я при этом должен был двигаться вперед. Честно сказать, внутренне испугался, понял, что теряю контроль над картиной. А Владимир Валентинович продолжал их накручивать, и ребята уже собрались звонить хоккеистам, узнавать, что они делают в перерывах в раздевалке, наперебой начали предлагать мизансцены.

Совершенно обалдев, я какое-то время за этим наблюдал. Не собирался сражаться, боже упаси! Но решил: раз я потерял контроль над процессом, пусть тогда Меньшов продолжает руководить. Предложил ему:

— Владимир Валентинович, прекрасно! Давайте вы разведете мизансцену, а я посмотрю и поправлю.

Сказал это совершено искренне, тут не было тонкого хода. Я просто не понимал, как мне вырулить из этого положения.

И тут Меньшов запнулся, сделал шаг назад и произнес:

— Нет, это твоя картина.

Мне на площадке надо было находить точные приемы работы. Меньшову нельзя было скомандовать: «Постойте здесь, повернитесь сюда»

Он на секунду выпустил бразды правления, которые я тут же подхватил. Единственным человеком, который не подчинился общему порыву, оказался Даня Козловский, он даже пытался остановить коллег.

Каждый раз, как только Меньшов появлялся на площадке, моментально возникала какая-то острая ситуация:

— Где гримеры?

— Гримеры сзади вас.

— А где мой реквизит?

— Вот, пожалуйста.

Он уже успел себя накрутить, хотя все стояли рядом. Я потом понял, что таким образом Владимир Валентинович вгонял себя в нужное состояние, и стал относиться к этому как к необходимому этапу подготовки актера к сцене.

Такие провокации — как я их для себя определил — имели глубокий и серьезный внутренний смысл. Они готовили к работе не только Меньшова, но и меня. А поскольку я тоже серьезно отношусь к делу, мы быстро нашли общий язык.

Честно говоря, я лишь сейчас понял еще одну причину, которая заставляла Меньшова с утра появляться на площадке в вечно накрученном состоянии. Он попросту... боялся! Ну конечно же! Большая ответственность перед собой и перед огромной аудиторией. Понимание того, что надо сделать свою работу не просто хорошо, а лучше всех. А посему — гигантское напряжение, боязнь, что что-то может помешать добиться наилучшего результата. Такие чувства знакомы только по-настоящему крупным профессионалам и большим звездам. Когда же сцена была сделана и снята на достойном уровне, Владимир Валентинович расплывался в улыбке — и не было на свете более дружелюбного и счастливого человека.

У нас сложились теплые человеческие отношения, мы стали перезваниваться. Мало кому из коллег старшего поколения я мог просто позвонить и, что называется, поговорить по душам. Обычно требовался официальный повод. А Меньшову мог.

Недавно перечитал сценарий «Москва слезам не верит» и снова поразился тому, сколько режиссер в него внес. Позвонил ему и излил восторг: «Как вы обогатили картину!» На следующий день, естественно, в очередной раз ее пересмотрел, хотя знаю наизусть. И опять пришел в восторг, потому что увидел детали, на которые раньше не обращал внимания. К примеру велосипедистку, которая везет коромысло с ведрами по строящемуся дачному поселку; граммофон с голосом Шульженко; «Бесаме мучо» на сценах соблазнения героини; дедушку, который ведет подросшую внучку по Гоголевскому бульвару... Все это Владимир Валентинович любовно придумывал, подсматривал, подбирал для картины.

А россыпь афоризмов, которых не было в сценарии, но которые возникли на экране: «Не учи меня жить, лучше помоги материально», «С бумагой в стране напряженка», «Хеллоу, общежитие слушает!»

Сказал ему: «Вы меня сейчас проклянете, но я не мог вам снова не позвонить!» И мы опять часа два протрепались по телефону, Меньшов подробно расспрашивал про мои впечатления.

Каждый раз, пересматривая «Москва слезам не верит», я поражаюсь, какой силы картину он создал. Сколько времени прошло, а фильм живет и не устаревает, хотя я помню, с каким пренебрежением о нем высказывались наши снобы в момент рождения шедевра. И где теперь фильмы, которые когда-то поднимались ими на щит?

Многие любят картину «Любовь и голуби», и я в их числе. Ее заслуженно разобрали на цитаты. Даже врачи иногда шутят, произнося: «Инфаркт микарда, вот такой рубец». Я в восторге от Гурченко, ее фразы «Людк, а Людк!» О чем и сообщил Меньшову, а он в ответ:

— Ты знаешь, а мне не это нравится.

— А что? Какая реплика у вас самая любимая?

— «Сучка ты крашена!» — «Почему же крашена? Это мой натуральный цвет!»

И оба покатились со смеху.

Несмотря на разницу в возрасте, мы подружились. Я очень любил актера Меньшова, я обожал режиссера Меньшова, они были для меня огромными величинами, на которые равнялся, которые ценил, но тут встретил очень близкого человека.

Я искренне интересовался жизнью Владимира Валентиновича, а он откровенно о ней рассказывал. Признавался, как сложно ему приходилось в советские времена, как его задвигали, не выпускали за границу. Ведь в США на церемонию, где вручали «Оскар» картине «Москва слезам не верит», он не попал не случайно. Меньшов знал, из-за кого стал невыездным, кто написал на него донос, но при этом не называл имени. Владимир Валентинович не обозлился, никогда не держал камня за пазухой. Думаю, что тому человеку он все, что хотел, высказал, но мне так никогда и не открыл, кто это был. Меньшову завидовали коллеги, гнобили его, он об этом рассказывал.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Наталья Гвоздикова. Берегите любовь Наталья Гвоздикова. Берегите любовь

Наталья Гвоздикова — о своем браке с Евгением Жариковым

Коллекция. Караван историй
Как научить ребенка ценить вещи Как научить ребенка ценить вещи

Что делать, если твой ребенок не знает цену вещам

Maxim
Анжелика Варум. Свободная Анжелика Варум. Свободная

Анжелика Варум не успела как следует помечтать о замужестве

Коллекция. Караван историй
Мировой масштаб Мировой масштаб

Здесь можно найти кавказские варианты многих туристических Мекк

Лиза
Я – Янковский Я – Янковский

Ивану Янковскому уже пророчат место главного артиста страны

Esquire
Как погибла цивилизация инков Как погибла цивилизация инков

Как черная оспа и конкистадоры уничтожили цивилизацию

Вокруг света
Кето наших надежд Кето наших надежд

В чем феномен кетогенной диеты, насколько она эффективна и может ли быть опасной

Grazia
«Привет, я скучаю»: зачем бывшие напоминают о себе? «Привет, я скучаю»: зачем бывшие напоминают о себе?

Зачем в нашу жизнь врываются непрошенные гости — наши бывшие возлюбленные

Psychologies
Большая энциклопедия джентльмена Большая энциклопедия джентльмена

Как вести себя в театре, музее и на красной дорожке

GQ
Чистая правда Чистая правда

А как работает и что вообще из себя представляет детокс-косметика?

Лиза
У меня больше не было права на ошибку У меня больше не было права на ошибку

Дарья Повереннова дала себе еще один шанс на любовь

Добрые советы
Дом искусства Дом искусства

Исторический палаццо во Флоренции, наполненный предметами искусства

SALON-Interior
Акции на электромобили Акции на электромобили

Как заработать на отказе от двигателей внутреннего сгорания

Forbes
8 самых французских фактов о фильме «Амели» 8 самых французских фактов о фильме «Амели»

Почему все так любят «Амели»?

Maxim
Афганский излом. 20 лет спустя 11 сентября Афганский излом. 20 лет спустя 11 сентября

Права и свободы, обретенные жителями Афганистана после 2001 года, под угрозой

National Geographic
Стереополина: «В современном мейнстриме не хватает искренности» Стереополина: «В современном мейнстриме не хватает искренности»

Стереополина о том, почему боится уходить от ретро-звучания

Esquire
Почему электронному голосованию пока рано верить Почему электронному голосованию пока рано верить

Технология электронного голосования ненадежна

Forbes
Замена пластике! Почему всё больше женщин делают татуаж сосков Замена пластике! Почему всё больше женщин делают татуаж сосков

Думаешь татуаж — это только про лицо?

Cosmopolitan
Дизель генератор Дизель генератор

Вин Дизель: Жизнь на высоких оборотах

Men’s Health
Предел функции Предел функции

Многоуровневый функциональный интерьер в духе конструктивистских ячеек XX века

AD
Право голоса Право голоса

Почему кино взяло курс на дайверсити?

Vogue
Важная книга: «Отделение Связи» Полины Барсковой Важная книга: «Отделение Связи» Полины Барсковой

«Отделение Связи» — фантасмагорической истории о драматурге Евгении Шварце

Полка
OMAD-диета: что надо знать об экстремальном варианте интервального голодания OMAD-диета: что надо знать об экстремальном варианте интервального голодания

Что такое OMAD-диета, на которой нужно есть всего один раз в день

Cosmopolitan
Не сошлись кошельками: почему деньги в России — главная причина разводов Не сошлись кошельками: почему деньги в России — главная причина разводов

Главная причина разводов в России — бедность. Что стоит за этой формулировкой?

Cosmopolitan
Выращивает салат в автоматах и хочет спасти мир: как немецкая Infarm привлекла $315 млн на «рукколу для богатых» Выращивает салат в автоматах и хочет спасти мир: как немецкая Infarm привлекла $315 млн на «рукколу для богатых»

Как работают вертикальные фермы?

VC.RU
Новые секреты Новые секреты

Замена замков на входной двери

Идеи вашего дома
«Хоспис — это дом, где берегут жизнь, сколько бы ее ни осталось». К 15-летию благотворительного фонда «Вера» «Хоспис — это дом, где берегут жизнь, сколько бы ее ни осталось». К 15-летию благотворительного фонда «Вера»

Сборник историй, которыми делились пациенты хосписов и волонтеры

СНОБ
Северокавказская пленница Северокавказская пленница

«Разжимая кулаки» Киры Коваленко – лучший фильм каннского «Особого взгляда»

Weekend
Зри в корень: занимательные факты о «подземной» жизни растений Зри в корень: занимательные факты о «подземной» жизни растений

«Зри в корень». Этот совет применим и к жизни растений

Вокруг света
Смотрим лучшие клипы королевы современной поп-музыки – Бейонсе Смотрим лучшие клипы королевы современной поп-музыки – Бейонсе

Лучшие клипы Бейонсе: Destiny's Child, ранние работы и фиты с Jay-Z

GQ
Открыть в приложении