Интервью с имперсарио Сергеем Даниляном

ForbesКультура

Как сделать бизнес на русском балете: гастроли, бюджеты, меценаты

Импресарио Сергей Данилян о том, как Борис Эйфман сменил название своего театра, как Диана Вишнева стала мировой звездой и какую роль в этом сыграл Роман Абрамович

Яна Жиляева

dreamers_by_natasha_razina.jpg__1551081486__80041.jpg
Балет Мечтатели / Фото Натальи Разиной

До конца марта в театральном музее имени Бахрушина идет выставка «Импресарио. Траектория танца»: 50 костюмов к балетам, в которых выступали Диана Вишнева, Николай Цискаридзе, Наталья Осипова, Иван Васильев, Марсело Гомес, эскизы, плакаты, фотографии и оригинальный автомобиль Bugatti Racer 1927 года, в котором выезжает на сцену главная героиня балета «Айседора», — галопирующий отчет в честь 25-летия американской деятельности продюсерской компании Ardani Artists Сергея и Гаянэ Данилян.

New York Times называет Сергея Даниляна современным Сергеем Дягилевым. Современный облик российского балета во многом сформирован в результате его деятельности. Он возил российские театры с гастролями в Америку, он привозил западных звезд в Россию, с его легкой руки сложился творческий союз Натальи Осиповой и Уэйна Макгрегора, благодаря ему Диана Вишнева стала международной звездой, это он привез Начо Дуато в Михайловский, Дэвида Холберга в Большой и увел из Большого Наталью Осипову и Ивана Васильева.

Forbes Life расспросил Сергея Даниляна о деньгах, славе, покровителях и меценатах.

New York Times написала про вас, что вы современный Дягилев, но переехав в Америку в начале 1990-х искали место водителя. И только жена, перехватившая звонок, запретила вам наниматься в такси. Как вам удалось закрепиться в Америке, какой проект стал первым успешным?

Большие успешные проекты начались с начала 2000-х. В 2000-м — десятинедельный гастрольный тур в Америке Бориса Эйфмана. В 2002-м шестинедельный тур с труппой Большого театра. В 2003-м — шестинедельный тур с балетной труппой Мариинского театра. Тогда в Los Angeles Times балетный критик Льюис Сегал написал: Russian are coming.

Как вы оказались в балетном мире? Вы же не из балетной семьи? Не танцевали, не ставили.

Я учился в ГИТИСе сначала на отделении театроведения, а потом на отделении театрального менеджмента. Тогда еще не знал, что буду заниматься музыкальным театром, но увлеченно читал литературу про музыкальный театр. После института я пять лет проработал в Ленкоме, с 1984 по 1989 год, начинал администратором, закончил в 29 лет замдиректором.

В Ленкоме была своя рок-группа «Рок-ателье», Павел Смеян, Саша Садо, Крис Кельми. И там я впервые увидел, как драматическим актерам давали класс Владимир Васильев, Александр Хмельницкий. У нас был балетный зал. Я рос с такими спектаклями, как «Тиль», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» и «Юнона и Авось». Позже, когда я работал с Союзе театральных деятелей СССР под руководством Кирилла Лаврова, я ездил по миру, привозил западные коллективы к нам, наши вывозил на гастроли. Например, Терезу де Кеерсмакер я знаю с 1989 года. С Пиной Бауш был знаком с 1988 года, с фестиваля немецких театров в Москве, когда на сцене театра Моссовета шли ее «Гвоздики». Чтобы найти овчарок для спектакля, мы с моим коллегой обратились на Петровку, 38. И однажды во время спектакля одна из овчарок сорвалась с поводка. Но, слава богу, обошлось. А в «Гамлете» у Патриса Шеро была лошадь, которую везли из-за границы, и она застряла на карантине в Бресте. Но все-таки мы ее довезли к спектаклю.

Как-то одна швейцарская труппа попросила десять кур, а немецкая — живого поросенка. После спектакля мы решили поросенка зарезать, но никто не решался, тогда мой коллега пригласил своего друга. Другом оказался нынешний главный тренер сборной России по футболу Станислав Черчесов. Он пришел с большим ножом. Поросенка поделили на всех.

Путешествуя, я видел, что наши партнеры как правило — частные компании, частные импресарио. И в 1990-м году я открыл в Москве свою частную кампанию, театральное агентство Ardani Artists. В 1994-м году мы зарегистрировались в штате Нью-Йорк. В 1998-м, накануне кризиса, интуитивно почувствовали, что что-то не так, и закрыли нашу российскую компанию.

Какой у вас был стартовый капитал в Америке?

Я продал квартиру в Москве на улице Макаренко и получил за нее $50 000. Сегодня такая квартира стоит пару миллионов, но тогда мы этого не понимали. Но этих средств мне хватило, например, на то, чтобы снять Карнеги-холл и привезти труппу никому неизвестной тогда Новой Оперы Евгения Колобова.

В честь 25-летия американской компании вы привезли в Москву балет «Айседора» Владимира Варнавы на музыку Прокофьева с Натальей Осиповой в главной роли, — свою первую полномасштабную постановку. Чем отливается создание большого сюжетного балета от концертной программы?

«Айседора» — наш первый так называемый full-length продакш, большой спектакль. До этого создавали либо одноактные балеты, либо хореографические миниатюры. «Айседора» — большая работа на музыку Прокофьева, созданная хореографом Владимиром Варнавой. До этого над нашими программами работали несколько хореографов одновременно и участвовали несколько звезд. В этот раз у нас одна звезда — Наташа Осипова. Вместе с ней на сцене — большая международная танцевальная команда, 16 танцовщиков из балетных школ всего мира. Есть представители испанской, немецкой школы, артисты балета с Кипра и Гаити, из Южной Кореи, из Канады, Испании, Германии. Все они разного телосложения, разных танцевальных техник, все они — живая наглядная иллюстрация странствий Айседоры Дункан по мировым театрам, странам и континентам.

Впервые наш спектакль идет под живую музыку в сопровождении большого симфонического оркестра. До этого лишь один раз в программе «Отражения» участвовал оркестр Большого театра, во всех остальных случаях для экономии средств, для мобильности мы использовали фонограмму.

В общем, полгода спустя, оглядываясь на «Айседору», поражает масштаб того, что мы смогли сделать.

Балет Айседора (Michael Khoury)

Среди тех, кто нас поддержал, много героев журнала Forbes. Разные наши проекты ни один раз поддерживал фонд Смирнова и Сорокина. Они помогали с постановкой балета «Мечтатели» весной 2017 года, в 2016 году помогали привезти на «Золотую маску» артистов, занятых в проекте Натальи Осиповой и Ивана Васильева «Соло для двоих». Кстати, один из номеров в «Соло», «Моцарт и Сальери» — работа хореографа Владимира Варнавы.

Для «Айседоры» Варнавы фонд Смирнова и Сорокина оплатил костюмы. Во время кастинга в Нью-Йорке с артистов сняли мерки и по эскизам художника спектакля Гали Солодовниковой сшили в частной компании в Иванове. Там же сделали маски и реквизит для спектакля. А потом привезли в Америку, на примерку.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Шедевр Церетели Шедевр Церетели

Двадцать лет Московскому музею современного искусства исполнилось в прошлом году

Tatler
«Проект» узнал о «нерушимом соглашении» Владимира Гусинского с властями «Проект» узнал о «нерушимом соглашении» Владимира Гусинского с властями

«Проект» узнал о «нерушимом соглашении» Владимира Гусинского с властями

Forbes
«Против системы»: императорский пингвин черного окраса попал на видео «Против системы»: императорский пингвин черного окраса попал на видео

Черный окрас пингвина стал результатом генетической мутации — меланизма

National Geographic
15 лучших фильмов о путешествиях во времени 15 лучших фильмов о путешествиях во времени

Лучшие фильмы о скачках, прыжках и всевозможных перемещениях во времени

Популярная механика
10 заблуждений о депрессии 10 заблуждений о депрессии

Часто депрессия проявляется не так, как мы привыкли видеть в кино или СМИ

Psychologies
Лучшие рекламные ролики Супербоула-2019 Лучшие рекламные ролики Супербоула-2019

Супербоул — решающая игра Национальной футбольной лиги

Maxim
Приправы и соусы: какие не обязательно хранить в холодильнике Приправы и соусы: какие не обязательно хранить в холодильнике

Приправы и соусы: какие не обязательно хранить в холодильнике

Maxim
«Все хорошо, только дел невпроворот». Так ли это на самом деле? «Все хорошо, только дел невпроворот». Так ли это на самом деле?

Если у вас слишком много дел, не пора ли пересмотреть свое отношение к жизни?

Psychologies
Гонка за полюсом Гонка за полюсом

Магнитное поле Земли стремительно смещается

Огонёк
12 артхаусных фильмов, которые можно смотреть нормальному человеку 12 артхаусных фильмов, которые можно смотреть нормальному человеку

Что делать, если приспичило приобщиться к высокому и не заснуть посреди фильма

Maxim
10 вопросов к отоларингологу 10 вопросов к отоларингологу

Мы обсудили самые распространенные лор-проблемы с врачом

Добрые советы
Поздняя любовь Поздняя любовь

Виктория Токарева – о своём друге Владимире Войновиче

Story
Внутренняя эмиграция: как подсадить всю семью на английский Внутренняя эмиграция: как подсадить всю семью на английский

Английский язык требует постоянной практики, но откуда ее взять?

Cosmopolitan
Энн Хэтауэй Энн Хэтауэй

Кажется, Энн Хэтауэй целиком состоит из удач и свершений

Psychologies
Открытый код: есть ли место для Microsoft на новом рынке ПО Открытый код: есть ли место для Microsoft на новом рынке ПО

Почему корпорации переходят на модель с открытым исходным кодом

Forbes
Что посеешь? Что посеешь?

У отечественных аграриев появился шанс на снижение импортозависимости

Огонёк
БДТ в моей жизни БДТ в моей жизни

Деятели искусства и бизнеса о своем отношении к БДТ

СНОБ
Дэниел Джейкоб — художник, который покрывает стразами кроссовки Nike и продает их за большие деньги Дэниел Джейкоб — художник, который покрывает стразами кроссовки Nike и продает их за большие деньги

Такая пара кастомных кроссовок обойдется вам минимум в $5500

Esquire
Как сокращение клиник пластической хирургии скажется на российском рынке Как сокращение клиник пластической хирургии скажется на российском рынке

На рынке пластической хирургии радикальные перемены

СНОБ
Штрафное лобби. Чем обернется снижение допустимого порога превышения скорости Штрафное лобби. Чем обернется снижение допустимого порога превышения скорости

МВД и Минтранс предложили уменьшить «нештрафуемый» порог превышения скорости

Forbes
Пчелиные волки откладывают яйца, похожие на газовые гранаты Пчелиные волки откладывают яйца, похожие на газовые гранаты

У песочных ос из подсемейства Philanthinae ядовиты даже яйца

National Geographic
Принц Гарри Принц Гарри

Уроженец Ставрополя Гарри Нуриев делает первые шаги в ювелирном искусстве и моде

Vogue
Как украсть миллиард Как украсть миллиард

Нелегальный рынок углеводородов — целая отрасль

Огонёк
Хороший кофе недорого: рейтинг рожковых кофеварок для дома 2019 Хороший кофе недорого: рейтинг рожковых кофеварок для дома 2019

Почему рожковая кофеварка зовется рожковой, и где у нее рожок

CHIP
Не кремом единым: 3 способа деликатного ухода за лицом Не кремом единым: 3 способа деликатного ухода за лицом

Как оставаться свежей и юной без инъекций и мощных бьюти-средств

Cosmopolitan
Эрик Бровко Эрик Бровко

Предприниматель и визионер развивает онлайн-платформу «Мое здоровье»

Собака.ru
Cемейное дело Cемейное дело

Актриса Янина Мелехова трудилась на трех работах, чтобы заработать на квартиру

StarHit
Февраль — Месяц кино в лектории «Синхронизации» Февраль — Месяц кино в лектории «Синхронизации»

Образовательный проект по истории и теории кинематографа — Месяц кино

Cosmopolitan
Спецзоны для олигархов. Как внутренним офшорам выиграть гонку за капитал Спецзоны для олигархов. Как внутренним офшорам выиграть гонку за капитал

Смогут ли внутренние офшоры заменить зарубежные юрисдикции для олигархов

Forbes
Камни преткновения: неприступные крепости войн за Средиземноморье Камни преткновения: неприступные крепости войн за Средиземноморье

В XV- XVII веках турецкая армия и флот провели осады сильно укрепленных городов

Популярная механика
Открыть в приложении