Девелоперская группа «Самолет» планирует стать крупнейшим застройщиком Европы

ЭкспертБизнес

Застройщик взмывает в небо

Девелоперская группа «Самолет» несколько лет показывает крайне высокие темпы роста. Ее стратегическая цель — стать в ближайшие годы крупнейшим застройщиком России и Европы

Алексей Щукин

Начав как застройщик-дискаунтер массового жилья, «Самолет» сегодня все больше средств вкладывает в продукт, усложняя его

Новость июня: ГК «Самолет» объявила о покупке компании МИЦ, входящей в двадцатку крупнейших застройщиков России. «Самолету» достанутся 11 жилых комплексов на стадии строительства и проектирования, значительный земельный банк в столичном регионе и полсотни компаний, связанных с группой МИЦ. Сделка оценивается в 40–50 млрд рублей. Это крупнейшая сделка слияния-поглощения в истории рынка девелопмента за всю его историю.

Покупка крупного игрока рынка стала логичным шагом для «Самолета», который очень агрессивно растет в последние годы. За четыре года выручка застройщика выросла в четыре раза, EBITDA — в девять раз. И это не просто эффект низкой базы: в прошлом году этот показатель вырос в полтора раза, до 195 млрд рублей. В этом году «Самолет» планирует увеличить выручку на 85% — до 350 млрд рублей, а EBITDA — вдвое, до 90 млрд.

«Самолет» сейчас второй по объему текущего строительства застройщик. Покупка МИЦ позволит ему увеличить объем начатых строек с 3,6 млн до 4,2 млн кв. м, правда, не даст возможности догнать лидера — ГК ПИК, которая сейчас строит 5,3 млн кв. м. Но в ближайшие пару лет «Самолет» планирует стать крупнейшим застройщиком России, а заодно и Европы, где таких крупных девелоперов жилья нет. Компания пытается совершить экспансию сразу по многим направлениям: выходит на новые рынки, совершенствует продукт, пытается развивать экосистему и делает ставку на цифровизацию.

От винта!

«Самолет» был создан в 2012 году, в 2014-м начал строительство первого жилого комплекса, а уже через три года входил в тройку самых крупных застройщиков Московской области в сегменте монолитных многоэтажек. Быстрый старт девелопера наблюдатели связывали с близостью к семье губернатора Московской области Андрея Воробьева. Брат губернатора Максим Воробьев многие годы был деловым партнером по ряду бизнесов, в том числе девелоперских, основного акционера «Самолета» Михаила Кенина. Позднее Максим Воробьев стал и прямым совладельцем дочерней компании «Самолета», которая, впрочем, не ведет бизнес в Подмосковье.

Административный ресурс позволил сформировать эффективную бизнесмодель: крупные подмосковные лендлорды, которые не могли получить разрешения на стройку, передавали свои участки «Самолету» для освоения за долю в проекте или участие в прибыли. Не вкладывая денег в покупку земельных участков, «Самолет» имел преимущества перед другими застройщиками и в первые годы отличался весьма низкими ценами. Это был застройщик-дискаунтер, который строил экономичное жилье массового класса.

Однако более интересна новейшая история «Самолета», начавшаяся в 2019 году с назначением на должность генерального директора 38-летнего Антона Елистратова. После этого компания начала агрессивно развиваться, причем сразу по многим направлениям. Уже в 2020 году она резко нарастила портфель проектов и даже провела IPO, чего российские девелоперы не делали предыдущие девять лет. В 2021 году у «Самолета» появляется новый сильный акционер: долю в 10% покупает Год Нисанов, вернее, его компания «Киевская площадь», крупнейший в России владелец коммерческой недвижимости, в числе объектов которого столичные торговые центры «Европейский» и «Москва», гостиница «Radisson Collection Украина».

«Самолет» быстро начал трансформироваться. Продукт был кардинально переработан. Сформировался мощный проектный институт с 900 сотрудниками, которые в большинстве своем работают удаленно. Компания приступила к масштабной цифровизации. Поменялся и имидж застройщика: даже на пафосные мероприятия руководители застройщика приходят не в костюмах, а согласно фирменному дресс-коду — в худи. Для консервативного рынка девелопмента это необычно.

Ключевое направление развития «Самолета» — экспансия за пределы Московской области. Девелопер преодолел МКАД и вышел на сложный, но высокомаржинальный столичный рынок недвижимости. Компания уже строит несколько жилых комплексов в Москве. Получено разрешение на возведение микрорайона в Восточном Бирюлеве площадью 850 тыс. кв. м, этот участок принадлежал «Киевской площади». Кроме того, у «Самолета» в строительной фазе проекты еще в нескольких регионах: Санкт-Петербурге, Ленинградской области, Тюмени, Владивостоке. Строительство в шести регионах — это весьма высокий по российским меркам уровень регионального присутствия, на который вышли считаные застройщики в России. До конца года «Самолет» планирует начать проекты еще в трех-пяти городах, в том числе в Казани и Уфе. Тем не менее подмосковная компания и здесь пока сильно отстает от ПИКа, который вошел уже в 14 регионов.

Генеральный директор ГК «Самолет» Антон Елистратов, как всегда, соответствует фирменному дресскоду — одет в худи

В конце прошлого года «Самолет» объявил о начале невероятно амбициозного регионального проекта — возведении города на 500 тыс. — 1 млн жителей в Темрюкском районе Краснодарского края. «Мы консолидировали огромный участок земли и планируем построить новый город-курорт. Следующий год мы будем заниматься созданием концепции и мастер-планом, а в 2024 году хотим выйти на стройку», — рассказывал Антон Елистратов. Пока трудно понять, насколько проект подобного масштаба — с жильем и гостиницами, вузами и деловыми кластерами — осуществим. Последняя новость о нем была такая: кубанское минприроды дало отрицательную оценку строительству нового города на Тамани. В ведомстве считают, что его реализация негативно отразится на природных экосистемах территории, которая имеет международное значение для гнездования, пролета и зимовки птиц.

ИЖС-кластер как новый продукт

Масштабируя бизнес, «Самолет» вышел на рынок коттеджного строительства. Точнее, он начал создавать его новый сегмент, связанный со строительством поселков. Сегодня коттеджный рынок весьма своеобразен. Спрос на жизнь за городом потенциально велик. Однако это серый рынок: на нем практически нет ипотеки и банковского кредитования застройщиков, нет системных застройщиков и очень мало новых поселков, качество домов не контролируется государством, есть дефицит инфраструктуры. Несмотря на всплеск интереса к загородной жизни во время пандемии, можно сказать, что рынок так и не перезапустился после его схлопывания в 2014 году.

Покорять Московскую область «Самолет» планирует с новым градостроительным продуктом — кластерами. «В Московской области мы ввели новое понятие: “кластер индивидуального жилищного строительства (ИЖС)”. Кластер должен иметь территорию не менее 100 га. При застройке должна создаваться социальная инфраструктура: школы, детские сады, спортивные объекты — бесплатная для жильцов. Дома должны быть построены в едином архитектурном стиле», — рассказывает министр жилищной политики Московской области Инна Федотова.

«Самолет» выступил первопроходцем в этой программе: компания в 2023 году приступила к строительству ИЖСкластера «Дмитров дом» на 4000 человек. На участке площадью более 1000 га будет построена недвижимость площадью 850 тыс. кв. м. Площадь коттеджей — от 105 до 227 кв. м. Каждый дом продается с чистовой отделкой и выполненным подключением к централизованным сетям электро-, газо-, водоснабжения и водоотведения, высокоскоростного оптоволоконного интернета. Кластер будет включать в себя также 30 тыс. кв. м инфраструктуры, в том числе медицинский центр, спортивные зоны, супермаркет, строительный центр, коворкинг.

Преимущества кластера ИЖС от «Самолета» — финансовые условия и гарантии реализации проекта, ранее недоступные для загородного рынка. Проект кредитуется банком «Дом.РФ». «Дмитров дом» — первый в стране коттеджный проект, где дома продаются через систему эскроу-счетов, что обеспечивает надежность инвестиций. Доступны и государственные программы льготной ипотеки, ранее действовавшие только в отношении многоэтажного жилья.

В ближайшее время компания планирует вывести на рынок еще три больших кластера ИЖС, а весь рынок коттеджных поселков в «Самолете» оценивают в 500 млрд рублей. Однако реализовать этот потенциал будет непросто. Главное ограничение — соответствие цен платежеспособному спросу. «Самолет» хотел бы построить кластер «Дмитров дом» к 2036 году, значит, в год необходимо продавать 120–150 домов, для коттеджного рынка это существенная цифра. Сейчас минимальная цена за дом составляет порядка 12 млн рублей, и многое будет зависеть от того, сможет ли девелопер предложить цены, необходимые для поддержания высокого темпа продаж.

Сегодня на конечную цену коттеджей давят снизу высокая себестоимость быстровозводимых домов из-за неразвитости производства, а также большие затраты на социальную и инженерную инфраструктуру. «Удельная стоимость инженерии в случае коттеджного строительства в три раза выше, чем в случае многоквартирного домостроения, за счет более низкой плотности застройки», — делится расчетами вице-президент банка «Дом.РФ» Андрей Бахмутов.

Плейхаб — большое игровое пространства для детей разных возрастов — в одном из жилых комплексов «Самолета»

Квартира с отделкой, меблировкой и даже подпиской на машину

«Недавно видел рейтинг травмирующих ситуаций. На первых местах — болезнь родственников и расставание с близкими людьми. А на третьем — для кого-то неожиданно — покупка квартиры и ее отделка», — рассказывает Антон Елистратов. Смягчить подобный стресс можно разными инструментами, но один из главных — переход к строительству квартир с отделкой. Ведь нередки случаи, когда именно на этапе ремонта ломаются семьи. Новостройка с отделкой не эксклюзив, но «Самолет» подошел к этому вопросу последовательнее других застройщиков: сейчас 95% квартир компании продается с финишной отделкой и кухней. «Представьте, что после покупки в автосалоне вам надо ехать за колесами в один магазин, потом за обивкой кресел — в другой, и так далее. Это же абсурд: в новую машину сел и поехал. Мы хотим, чтобы покупка и заселение в квартиру были такими же простыми: купил и начал жить», — говорит коммерческий директор ГК «Самолет» Кирилл Храпов.

В ипотечный кредит, кроме самой квартиры от «Самолета», можно включить не только отделку и мебель, но и бытовую технику, полис добровольного медицинского страхования и даже подписку на каршеринг. В перспективе туда могут быть включены и другие сервисы: медицинские, образовательные, спортивные. Помимо удобства для части покупателей покупка вместе с квартирой дополнительных сервисов дает возможность экономить на ежемесячных платежах: ипотечные ставки могут быть в разы ниже, чем ставки потребительского кредитования.

Если для потребителей достоинства квартир с отделкой и меблировкой понятны, то для девелопера экономика отделки новостроек не так очевидна: маржа не сильно увеличивается (большинство застройщиков не зарабатывают на отделке), зато сильно вырастает сложность проекта и увеличиваются риски, связанные с потребительским терроризмом. С учетом жесткости российских СНИПов в квартире с отделкой найти недоделки намного легче. Основной выигрыш застройщика — увеличение темпов продаж. Современный покупатель не хочет иметь дело с ремонтом: по данным «Самолета», квартиры с отделкой предпочитают 80% покупателей.

Сложность отделки квартир для «Самолета» еще и в масштабе компании. Понятно, что небольшому девелоперу с одним-двумя проектами сделать это намного легче. «“Самолет” — единственный застройщик в мире, который в тридцати тысячах квартир делает индивидуальный ремонт, меблировку и запускает допсервисы, — говорит управляющий партнер “Самолет Москва” Андрей Иваненко. — Но самое важное скрыто в себестоимости, по которой мы работаем. Есть застройщики в Дубае и Европе, которые сдают квартиру с полной меблировкой и отделкой, но у них объемы гораздо меньше. И средняя себестоимость строительства европейских проектов — три-четыре тысячи евро на квадратный метр. А у нас вся инвестиционная себестоимость — 155 тысяч рублей на квадратный метр».

Крупный жилой район Остафьево в Новой Москве

На пути к экосистеме

Исторически крупнейшие девелоперы страны, получив ресурсы, начинали вертикальную интеграцию. Так у застройщиков ПИК, ФСК и ЛСР появились крупные производственные мощности, которые, по идее, должны давать в том числе снижение себестоимости строительства. «Самолет» в своей стратегии принципиально отказывается от производства, объясняя это нежеланием зависеть от одной технологии или материала. Застройщик, скорее, делает ставку на развитие вширь.

Пару лет назад компания ставила задачей создать экосистему сервисов в сфере жилья наподобие экосистем Сбербанка или «Яндекса», успев проинвестировать ряд бизнесов: социальную сеть для соседей «Вместе.ру», сеть кулинарных коворкингов «Твое место», маркетплейс по отделке и меблировке квартир ReRooms и агентство недвижимости «Перспектива 24». Планировалось, что к 2025 году недевелоперский бизнес сможет обеспечивать чуть ли не половину рыночной капитализации и прибыли компании. Однако пандемия и СВО снизили темпы формирования экосистемы, подкорректировали планы. Создание девелоперской экосистемы весьма модная идея. В идеале покупатели квартир могут приносить девелоперу не разовую прибыль при сделке с новостройкой, но и в дальнейшем пользоваться разнообразными услугами внутри экосистемы. На практике выстроить такую схему пока не удается. Одна из причин: застройщик, завершив стройку, продолжает взаимодействовать с покупателями как управляющая компания, но эксплуатация недвижимости — это весьма конфликтное поле, и коннотации «управляшки», скорее, создают отрицательные. К тому же экосистемы девелоперов естественным образом входят в конкуренцию с более развитыми экосистемами тех же «Яндекса» и Сбербанка, не говоря о многочисленных маркетплейсах.

«Самолет» начал развивать и финансовые инструменты. В 2022 году был открыт «Самолет финтех», в текущем году должно быть запущено несколько закрытых паевых инвестиционных фондов недвижимости (ЗПИФ), в том числе связанный с арендным жильем. Первый ЗПИФ уже в стадии формирования.

Неожиданный непрофильный актив «Самолета» — сеть региональных риелторских агентств. В 2021 году входящая в группу компания «Самолет плюс» купила сеть «Перспектива 24» со 110 открытыми по франшизе агентствами в России, Белоруссии, Казахстане и Азербайджане. В мае этого года «Самолет» купил третью по величине сеть агентств недвижимости Zoltor (250 агентств в 100 городах страны). За счет этого «Самолет плюс» рассчитывает занять до 10% рынка агентских услуг и в течение нескольких лет выйти на IPO.

ИЖС-кластер «Дмитров дом» — это новый продукт на рынке загородного строительства. Большой коттеджный район с городской инфраструктурой, льготной ипотекой и покупкой дома через систему эскроу-счетов

На повестке — цифровизация стройки

Ключевое направление развития «Самолета» — цифровизация, над которой сегодня трудятся около полутора тысяч разработчиков. Компания уже вложила в эту сферу 8 млрд рублей, бюджет на 2023 год — 12 млрд. На первом этапе в цифру были переведены базовые процессы. Было реализовано более 60 продуктов в рамках трех глобальных платформ: в частности, одна отвечает за автоматизацию производственных процессов (от проектирования до контроля качества строителя). Сейчас наступил этап цифровизации непосредственно стройки. Внедряется система предиктивной аналитики монолитных работ S. Monitoring, позволяющая производить подсчет объема выполненных работ в режиме онлайн по камерам, сигнализировать о простоях, прогнозировать риски, фиксировать нарушения техники безопасности. На этом этапе становятся актуальными решения с применением искусственного интеллекта, в частности системы динамического ценообразования.

Некоторые цифровые продукты компания уже продает другим застройщикам. Однако важнее для нее влияние цифровизации на собственные экономические показатели. Так, в пилотном проекте удалось радикально снизить время строительства здания: в среднем получается 21 месяц вместо среднерыночных 30 месяцев.

Обогнать ПИК на повороте

«Самолет» очень быстро растет, но оценить реализуемость перспективных планов крайне сложно — нет прецедентов. Похожими амбициями отличался крупнейший российский застройщик и главный конкурент «Самолета» — ГК ПИК. Однако в последние полтора года его развитие затормозилось, а о части заявленных планов (например, о пилоте инновационного модульного строительства) компания предпочитает уже не говорить. Есть ощущение, что ПИК скорректировал планы в пользу менее масштабных, но более экономически понятных проектов. Все чаще в новых столичных проектах ПИК сразу продает часть земельного участка другим девелоперам, чтобы «отбить» часть своих инвестиций. У «Самолета» спектр точек развития пока многократно больше, чем у ПИКа.

Системный критик стратегии «Самолета», член совета директоров Simple Estate Артем Цогоев считает, что экспансию «Самолета» можно объяснить очень просто: «Много лет мимикрирует под стартап, одевает топ-менеджмент в мятые майки, придумывает никому не нужные экосистемы, льет про бигдату, делает мебельные маркетплейсы. Цель всего этого — увеличение капитализации компании». Цогоев даже предсказывает дальнейший сценарий: долю в «Самолете» по высокой цене может купить госкорпорация «Дом. РФ», которая на землях девелопера будет раскручивать маховик строительства арендного жилья. Впрочем, если такой план и рассматривался, то от него, скорее всего, давно отказались. В конце мая «Самолет» принял решение о выкупе собственных акций на рынке в размере до 10 млрд рублей до конца года. В компании этот шаг объясняют так: справедливая оценка стоимости чистых активов компании в пять раз выше текущей капитализации, динамика цены акций не отражает кратный рост бизнеса за последние несколько лет.

Самая свежая претензия Цогоева связана с покупкой компании МИЦ: «Получим “бегемота” — большого, неуклюжего, состоящего из абсолютно разных кусков и продуктов, перегруженного долгами монстра. Чем-то будет СУ-155 напоминать». Из перечисленного вряд ли справедлив упрек в большой задолженности: соотношение чистого долга к EBITDA в первом квартале было порядка 0,4. Остатки на счетах эскроу в последние годы стабильно превышают сумму проектного финансирования, то есть выручка от продажи квартир опережает траты на стройку. Но вот управляемость столь крупной компании может стать проблемой. К примеру, в Европе нет прецедентов создания мегадевелоперов, работающих на множестве региональных рынков. Правда, такие примеры есть в Китае.

Для агрессивного развития крупного девелопера неоднозначна ситуация со спросом на рынке новостроек: после этапа ажиотажа и быстрого роста цен рынок находится в стадии снижения спроса. В «Самолете» понимают, что рынок будет все более и более конкурентным, но считают, что за счет своего продукта и опыта смогут вытеснить неэффективных застройщиков. Тем более что продолжается консолидация девелоперского рынка в связи с переходом на систему эскроу-счетов: мелкие и средние компании уходят с рынка. А некоторые крупные компании сдерживают свое развитие в условиях общей нестабильности. Так что момент перезагрузки рынка как раз может сыграть в пользу «Самолета». Наконец, с учетом того, что девелоперские проекты занимают минимум три-четыре года, реализующий долгосрочную стратегию застройщик может пройти несколько этапов подъема и спада рынка.

«Я не вижу особой рискованности в стратегии “Самолета”. Есть молодая, но профессиональная команда, амбиции акционеров, хороший административный ресурс и деньги на развитие. Сейчас для российских денег немного вариантов для вложения за границей, почему бы не инвестировать в развитие сильного девелоперского бизнеса в России?» — резюмирует управляющий партнер NF Group Алексей Новиков.

В целом российский рынок девелопмента сегодня отличается низкой степенью консолидации: на ГК ПИК приходится около 5% строящегося в стране многоквартирного жилья. Даже если «Самолет» удвоит свою долю в стройке, она составит порядка 7,5%.

«Мы увеличили производительность труда в два раза»

Управляющий
партнер
бизнес-юнита
«Самолет Москва»
Андрей Иваненко

О бизнес-стратегии, снижении этажности застройки, способах повышения производительности труда и инновациях мы поговорили с управляющим партнером бизнес-юнита «Самолет Москва» Андреем Иваненко.

— Как вы видите эволюцию «Самолета»?

— Я бы разделил ее на три этапа. Первый этап — 2012–2019 годы, когда «Самолет» вышел на объемы строительства в один миллион квадратных метров. Это не два-три дома, а проекты комплексного развития территории на сотнях гектаров, со школами и детсадами. В России было всего четыре девелопера, которые строили больше миллиона метров, два из них обанкротились. Сейчас таких компаний пять-шесть. Вести такие объемы очень сложно. Средний размер европейского застройщика — 200–250 тысяч метров, это 15–20 крупных корпусов в год.

Второй этап — с 2019-го до начала 2022 года — это выход на объем строительства в 3,6 миллиона метров. Перейти к этому этапу «Самолету» позволили инвестиции в проектные решения, собственная цифровизация и реинжиниринг проектных решений. Чтобы не ошибиться, продать по правильной цене, построить вовремя, отследить качество, необходимо прорабатывать очень много информации. «Самолет» первый внедрил динамическое ценообразование, системы планирования строительных работ и поставок, видеоконтроль за соблюдением охраны труда, системы ИИ, которые прогнозируют цены на строительные материалы. И все это развилось в то, что у нас порядка полутора тысяч IT-разработчиков в разных бизнесах компаний. Цифровизация позволила усложнить продукт: сейчас все новостройки мы продаем с отделкой, 95 процентов — с мебелью, 20 процентов — с индивидуальным ремонтом. Третий этап начинается сейчас. Это момент, когда ты по-настоящему выходишь за пределы рынка недвижимости и фокусируешься на счастливой жизни клиентов в наших локациях. Для комфортной жизни, как мне кажется, в наших городах сделано недостаточно. Все свои сервисы и продукты мы теперь пропускаем через призму качества клиентского опыта.

— Будет ли сейчас меняться ваш продукт?

— Он у нас постоянно меняется. Раз в полгода выпускаем новый стандарт. Индивидуальная отделка — это последний стандарт, который вышел в конце 2022 года. Очень много изменений, которые клиент может не видеть: шахт-пакеты, сантехкабины, принудительная вентиляция, более быстрые лифты, модульный фасад. Мы постоянно тестируем разные отделочные материалы.

Мы стараемся выстраивать нашу экосистему вокруг благополучия людей, счастья. Из крупных изменений — это мое экспертное мнение — нужно уходить от стандартов инсоляции. Нужно понижать этажность, увеличивать плотность проживания. И увеличивать долю ретейла. Амстердам застроен четырехэтажными зданиями, плотность там — пять тысяч человек на гектар. В Москве такая же плотность. В Амстердаме очень комфортная среда: ты ходишь пешком, а не ездишь на машине. У тебя магазины на первых этажах, у тебя высокая безопасность, тебя ограбить сложно. Когда у тебя низкая этажность и высокая плотность, ты знаешь всех соседей в своем доме. Есть исследование, что самый значимый фактор, который влияет на счастье человека, — это сколько соседей вы знаете.

— «Самолет» может снизить этажность в своих проектах?

— Да, мы снижаем этажность, оставляя ту же плотность застройки. Сейчас у нас средняя этажность от 12 до 20 этажей. Мы хотим перейти к застройке от 4 до 15–16 этажей. Но есть сложности с инсоляцией. Нормы по освещенности комнат есть во всем мире. А есть история с инсоляцией, которая была придумана в Советском Союзе, чтобы бороться с туберкулезом. В наших проектах «Западная Долина» и «Марьинская» уже пониженная этажность.

— «Самолет» очень быстро растет. Не слишком ли рискованна такая стратегия?

— Мы стараемся поддерживать темпы роста выше рынка, ориентируемся на рост в 70 процентов, хотя сейчас прогнозы трудно делать. Посмотрим на цифры. Первичная недвижимость — это 4,6–5 триллионов рублей в год. Выручка «Самолета» — 195 миллиардов рублей. Даже если рынок сократится в два раза, мы можем удесятериться на этом рынке. Наша доля на первичном рынке меньше пяти процентов, при том что мы вторые по объемам строительства в России. Текущее снижение спроса может повлиять на нас незначительно, потому что мы запускаем новые проекты и растем за счет них. Пока рынок не будет консолидирован, у нас есть потенциал роста. Возможностей очень много, запрос на качественное жилье и услуги большой.

— И все же. «Самолет» идет в регионы и в коттеджное строительство, развивает еще кучу проектов, вы строите миллионы квадратных метров. В Европе нет таких застройщиков.

— В Европе нет, а в Китае есть. И в Америке есть застройщики крупнее нас, которые строят и ИЖС, и многоквартирные дома. Мы измеряем количеством проектов. У нас сейчас 37 проектов во всех территориях, в Московском регионе — 29. У крупных китайских застройщиков по 800. И это не только проблемный девелопер Evergrande, которого все знают, есть и другие.

— Вы рассказывали, что «Самолет» кардинально увеличил производительность труда. За счет чего?

— В Корее и Китае один рабочий в месяц в среднем дает продукции на 600–610 тысяч рублей, в США -— на 560 тысяч рублей. В начале 2021 года мы первый раз замеряли производительность труда у нас, и она оказалась всего 250 тысяч рублей в месяц. Сейчас она под 500 тысяч рублей. Наша цель — выйти на китайский уровень.

Любой опытный строитель знает, что треть потерь идет из-за ошибок проектирования. У тебя не «бьется» инженерка, тебе нужно кабель поменять, воздуховоды другие заказать, старые разбирать. Мы в четыре раза снизили за счет BIMпроектирования количество ошибок. Другая треть потерь времени связана с задержками поставок. Здесь помогает цифровизация. Чтобы на площадку вовремя приехала плитка, нужно за неделю разместить заказ, за полтора месяца до этого сделать тестовую закупку, а за месяц до этого запустить тендер. И если бы была только плитка: в среднем проекте 13 тысяч артикулов. Без цифровизации отследить этот поток для десятков строек в разных регионах невозможно.

Большой эффект дает механизация. Мы смотрим простои штукатуров, и оказывается, что они частично связаны с переносом материалов — тогда мы ставим дополнительный подъемник. Вместо того чтобы носить сухую смесь мешками, мы ставим силос, и он под давлением поддает смесь на этаж. Штукатурная станция наносит материал, в пять раз увеличивая производительность труда. Важно максимально использовать префабрикацию: привозить на площадку готовую сантехкабину, максимально снижая количество мокрых процессов.

Самая сложная тема — дисциплина. Низкая производственная культура — фундаментальная проблема всей российской экономики. Корейский каменщик, не будучи профессиональнее русского или узбекского, делает выработку в три раза больше, без всякой цифровизации. С восьми утра и до семи вечера он все время работает с перерывом на 45 минут для обеда. У нас, если за рабочим не будет бегать прораб или не будет системы, которая отслеживает процесс стройки, то работа не будет выполнена в срок. В пандемию мы стали требовать от подрядчиков, чтобы они давали одного прораба на двадцать рабочих, потому что в России в среднем соотношение 1 к 40, 1 к 60. И чтобы прораб был восемь часов на стройплощадке вместе с рабочими.

— Может ли стройка кардинально измениться? Есть ли прорывные инновации?

— Изменений много, но 80 процентов всех разработок — это доработка технологий 1980– 1990-х годов. Есть то, что связано с роботизацией, 3D-принтеры, манипуляторы для выполнения кладки, механизированная система штукатурки, удаленное управление экскаваторами. Есть другое направление — развитие объемно-блочных технологий. Все, что связано с модульным строительством, очень интересно. Все это направлено на снижение количества человеко-часов на стройке. Но история движется медленно. В основном допиливают проверенные советские технологии. Я думаю, что основной блокирующий фактор — это неидеальная связка BIM с производством.

Третье направление — автоматическое отслеживание прогресса, автоматическая фиксация событий. Контроль качества работ, расчет объема и оплата — все это требует очень больших трудозатрат. Мы снаружи по камерам видеонаблюдения определяем, сколько выполнено работ. У нас есть разработка, когда сотрудник ходит по площадке, на камеру снимает, и на выходе мы имеем замечания по качеству и объемам выполненных работ. Есть камеры на кранах и на площадке, есть дроны: мы автоматически фиксируем и штрафуем рабочих без каски и замеряем простои кранов.

— Вы начали пилот по строительству дома на металлическом каркасе. Что дает эта новая технология?

— Эта технология давно разработанная и проверенная, она раньше использовалась при строительстве домов высотой более 40 метров. Сталинские высотки все на металлическом каркасе. При росте этажности вес железобетонной конструкции становится избыточным, металл легче. Строительство на металлическом каркасе на 40 процентов быстрее, оно снижает материалоемкость. Но пока его себестоимость на пять-семь процентов выше, чем у железобетона, — это минус.

Фотографии предоставлены архивом пресс-службы

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Поля морей Поля морей

Новые технологии сельского хозяйства: фермы в океане

Популярная механика
Политика и бокс: семь фильмов о женской карьере в «мужских» профессиях Политика и бокс: семь фильмов о женской карьере в «мужских» профессиях

Фильмы о женщинах в политике, силовых видах спорта, армии, на шахте и в такси

Forbes
Роботы взялись за компьютеры и планшеты Роботы взялись за компьютеры и планшеты

Можно ли привлечь искусственный интеллект к контролю качества продукции

Эксперт
«Делирий», глава из бестселлера британского нейробиолога Анила Сета «Быть собой: Новая теория сознания» «Делирий», глава из бестселлера британского нейробиолога Анила Сета «Быть собой: Новая теория сознания»

Профессор нейробиологии Анил Сет приоткрывает окно внутрь нашего сознания

Правила жизни
Как человечество чуть не погибло Как человечество чуть не погибло

Около 930 тыс. лет назад произошла величайшая катастрофа в истории человечества

Эксперт
Психологический тест, который не мешало бы пройти каждому: узнайте, что вы за человек на самом деле Психологический тест, который не мешало бы пройти каждому: узнайте, что вы за человек на самом деле

Глаза могут много рассказать о ваших потаенных личных качествах

ТехИнсайдер
Третий автобусный Третий автобусный

Алексей Бакулин — о перестройке бизнеса в транспортном машиностроении

Эксперт
Развитие на уровне мемов: российский бизнес — о настоящем и будущем нейросетей Развитие на уровне мемов: российский бизнес — о настоящем и будущем нейросетей

Как искусственный интеллект изменит рынок труда и кто лишится работы?

Forbes
Спортивный интерес Спортивный интерес

Как банки улучшают привилегии для своих премиальных клиентов

Деньги
10 фильмов, которые вы будете смотреть затаив дыхание 10 фильмов, которые вы будете смотреть затаив дыхание

Подборка из лучших психологических триллеров с напряженным сюжетом

Maxim
«Я – смерть, разрушитель миров»: грезы и смыслы Роберта Оппенгеймера «Я – смерть, разрушитель миров»: грезы и смыслы Роберта Оппенгеймера

Предлагаем вспомнить историю выдающегося физика и «отца атомной бомбы»

Правила жизни
Спасти императора Иоанна Спасти императора Иоанна

XVIII век Российского государства — «заговорщицкое» столетие

Дилетант
Ксения с пиццей, шесть монет, пять жертв Ксения с пиццей, шесть монет, пять жертв

Юлли Улетова — о свежих находках из Помпей

N+1
Почему у людей не бывает от природы голубых или зеленых волос? Почему у людей не бывает от природы голубых или зеленых волос?

От чего зависит цвет нашего волоса?

ТехИнсайдер
«Аббатство Даунтон»: Миллионные вложения, армия поклонников и похвала Елизаветы II «Аббатство Даунтон»: Миллионные вложения, армия поклонников и похвала Елизаветы II

Почему именно «Даунтон» завоевал сердца зрителей? Здесь нет ничего случайного

Караван историй
«Каракули» из молитвенника Генриха VIII, возможно, указывают на его депрессию «Каракули» из молитвенника Генриха VIII, возможно, указывают на его депрессию

Как Генрих VIII боролся с тревогой и религиозным чувством вины

ТехИнсайдер
Особенности национального сериалостроения Особенности национального сериалостроения

Самые показательные сериалы разных стран

Weekend
“У тебя не мои глаза, не мои волосы”: горькая судьба Ари Булоня, всю жизнь доказывавшего, что он сын Алена Делона “У тебя не мои глаза, не мои волосы”: горькая судьба Ари Булоня, всю жизнь доказывавшего, что он сын Алена Делона

Одна из тяжелых страниц биографии Алена Делона: взаимоотношения с Ари Булонем

VOICE
Пыльцевые отпечатки истории Пыльцевые отпечатки истории

Палинологический анализ — мощный инструмент в руках реконструкторов

Наука и жизнь
Эстетика Эстетика

Чтобы окунуться в люкс, достаточно надеть продуманный теннисный образ

VOICE
Псилоцибин оказался безопасен и потенциально эффективен при нервной анорексии Псилоцибин оказался безопасен и потенциально эффективен при нервной анорексии

Назначение псилоцибина улучшило состояние пациенток с нервной анорексией

N+1
После секса: как на самом деле ведут себя мужчины и женщины — объяснение ученых После секса: как на самом деле ведут себя мужчины и женщины — объяснение ученых

Близость после секса необходима для обоих партнеров

Psychologies
Что читать в поездке: 5 детективов, от которых вы не сможете оторваться Что читать в поездке: 5 детективов, от которых вы не сможете оторваться

Чем можно заняться на отдыхе? Например, отоспаться... или провести расследование

Psychologies
Данные GPS указали на ускоренный сдвиг геодезических станций перед сильными землетрясениями Данные GPS указали на ускоренный сдвиг геодезических станций перед сильными землетрясениями

Ученые продвинулись в прогнозировании землетрясений

N+1
Откуда у хлопца африканская грусть Откуда у хлопца африканская грусть

Зачем России нужны иностранные студенты и зачем им нужна Россия

Эксперт
Рак щитовидной железы: как не допустить развития болезни — 6 главных правил Рак щитовидной железы: как не допустить развития болезни — 6 главных правил

Как выявить «тихий рак» щитовидной железы на ранней стадии болезни?

Psychologies
Как жить легче: учимся у французских скульпторов и психоаналитиков Как жить легче: учимся у французских скульпторов и психоаналитиков

Отрывок из книги «Французское искусство жить не напрягаясь»

Psychologies
Птицы, порно, Паркинсон: 7 новых документальных фильмов, которые стоит посмотреть Птицы, порно, Паркинсон: 7 новых документальных фильмов, которые стоит посмотреть

Несколько потрясающих документальных фильмов 2023 года

Правила жизни
Самая молодая последовательница Мэнсона выходит из тюрьмы: кто такая Лесли Ван Хутен Самая молодая последовательница Мэнсона выходит из тюрьмы: кто такая Лесли Ван Хутен

Рассказываем историю Ван Хутен, Мэнсона и коммуны «Семья»

Forbes
Никакого розового: семь серьезных фильмов о первой любви, снятых женщинами Никакого розового: семь серьезных фильмов о первой любви, снятых женщинами

Мелодрамы, демонстрирующие глубокий взгляд на романтические отношения

Forbes
Открыть в приложении