«Мы системно боремся со здравым смыслом»

Михаил Лифшиц: почему он против солнечных электростанций, в чем ошибся Илон Маск

ЭкспертБизнес

«Мы системно боремся со здравым смыслом»

Председатель совета директоров компании «Ротек» Михаил Лифшиц — о том, почему он против солнечных электростанций, нужно ли России собственное производство газовых турбин большой мощности и в чем ошибся Илон Маск

Николай Ульянов

Михаил Лифшиц

Российский авиационный двигатель ПД-14, который предполагается устанавливать на пассажирский самолет МС-21, будут комплектоваться сотовыми уплотнениями от компании «Ротек». Эти уплотнения — важный элемент конструкции газотурбинных двигателей и энергетических турбин, позволяющий повысить КПД машин, продлить срок их службы и уменьшить расход топлива. «Ротек» сумел создать собственное импортозамещающее высокотехнологичное производство сотовых уплотнений. Тем самым была ликвидирована зависимость от их поставок из США, Великобритании и Китая. Председатель совета директоров компании Михаил Лифшиц принял непосредственное участие в разработке технологии их изготовления. Как говорит он сам, «я очень люблю делать то, что никто больше делать не умеет».

Но начали разговор мы с обсуждения высказываний шведской экологической активистки Греты Тунберг, человека года по версии журнала Time. Осенью прошлого года она произвела фурор своим эмоциональным выступлением на саммите ООН по климату, в январе этого года приняла участие в работе Всемирного экономического форума в Давосе, где ей была предоставлена возможность открыть деловую часть программы. С одной стороны, глобальное потепление уже сейчас угрожает существенными проблемами мировой экономике (см. «Бизнес уже платит за будущее планеты», «Эксперт» № 5 за 2020 год).

С другой — откровенно популистские высказывания только вредят осознанию проблемы мировым сообществом. И Михаил Лифшиц категоричен в их оценке.

— Грета Тунберг не сказала, по сути, ничего. Она вышла и заявила: вы ничего не делаете. Это правда. Но когда ты говоришь, что кто-то чего-то не делает, ты должен предлагать, что надо делать. Что надо делать, мало кто говорит, потому что есть люди, которые против этого.

Есть достаточно простые и понятные вещи, которые не делаются, а значит, для этого есть причины. Можно бесконечно долго говорить про отходы, про переработку пластика, а можно взять и сделать простые и понятные вещи — например, ограничить количество упаковки на единицу товара. Во всем мире.

Упаковка — это пластик. Пластик — это продукт переработки газа в полимеры. Это гигантская индустрия. Только наша страна порядка пяти миллионов тонн производит каждый год. Не надо производить. Не надо айфон упаковывать в коробку, которая весит больше него. Потому что ее жизненный цикл стремится к нулю — она будет выброшена.

Это просто регуляторное решение, но оно не принимается, потому что индустрия по производству пластика в этом не заинтересована.

В Азии — Непале, Камбодже, Индии и подобных странах — люди всю жизнь упаковывали еду в пальмовый лист. После того как они съедали пищу, они просто выбрасывали его, и он быстро перегнивал. Но когда пришли белые — я не расист, просто обобщаю, — они принесли и пластик. И теперь еда заворачивается в него, а люди по привычке продолжают выбрасывать его под ноги. Как раньше пальмовый лист. Это не камбоджийцы или непальцы загадили свои страны, это сделали как раз те парни, перед которыми выступала Грета Тунберг.

— В качестве меры борьбы с глобальным потеплением и выбросами СО2 чаще говорят о возобновляемой энергетике. О том, что нужно отходить от ископаемого топлива и больше строить солнечную и ветровую энергетику.

— Разрушить индустрию упаковки, сделать ее возобновляемой было бы гораздо важнее. Что касается энергетики, то я абсолютно не против ветровой энергетики или солнечной. Я против кампанейщины. Придумали, что тепловая энергетика плохая и ее нужно заменить. Я категорически против рассуждений о том, что на что нужно замещать, когда это делают непрофессионалы. Которые не имеют образования, нахватались по верхам и что-то с трибун рассказывают.

Нельзя унифицировать мир. Каждая страна имеет свою географию, свою плотность населения, свои ресурсы. Есть Камчатка, где близко расположены слои горячей воды. Значит, там стоит развивать геотермальную энергетику. Есть остров Родос, где постоянный ветер, туда со всего мира съезжаются любители покататься на досках с парусом. Пожалуйста, ставьте там ветряки.

Задача государства в том, чтобы выставлять требования, регулировать. Нужно ставить не задачу «даешь ветер» или «даешь солнце», а «даешь вот такое содержание СО2 в выбросе станции». В Казахстане много угля. Назарбаев поставил задачу: после модернизации станции могут выбрасывать вот столько-то. И сегодня у угольных станций в Казахстане выбросы меньше, чем у газовых в Германии. А та же самая Германия с возобновляемой энергетикой доигралась до того, что дает сегодня самую большую эмиссию СО2 в Европе. Там построили «солнца» и «ветра» примерно до 50 процентов энергобаланса, а потом современными блоками ПГУ, которые не обладают достаточной маневренностью, не смогли балансировать энергосистему. И начали балансировать старыми угольными станциями, которые можно было давно закрыть. Это к вопросу о том, что говорится с трибун и что получается в итоге. Главная опасность в непрофессионализме. В мире побеждают «троечники».

— А как вы оцениваете перспективы распространения солнечной энергетики в России? Что мешает этому процессу, что помогает?

— Ничего не мешает. У нас выстроена очень эффективная для участников рынка система субсидирования. «Хевел» постоянно наращивает объемы производства, и сейчас есть проект по очередному их увеличению.

— Вы сказали про субсидии, но ведь именно субсидии привели к тем самым перекосам в энергетике Германии, о которых мы говорили выше.

— В Германии недостаточно внимательно и квалифицированно отнеслись к требованиям по локализации, и все субсидии ушли в Китай. Это опять к вопросу о принимаемых решениях. Безудержно субсидируя внедрение солнечной энергетики, Германия похоронила отрасль фотопреобразователей в Европе: обанкротились все европейские производители.

И теперь «Хевел», не побоюсь этого слова, единственный индустриальный игрок в Европе по производству солнечных преобразователей высокой эффективности.

У нас учли то, что происходило в Европе, и требования по локализации, предъявленные со стороны государства российским игрокам, бесконечно выше, чем там. Тот же Schneider Electric локализовал в России производство инверторов, построил завод.

— Я правильно вас понял, что вы не выступаете за повсеместное распространение солнечных электростанций?

— Я выступаю за то, что все должно быть рационально. Мы ради эксперимента поставили блок солнечной генерации на своей производственной площадке в Химках. Я не беру даже инсоляцию в расчет. В зоне МКАД просто нельзя использовать солнечные модули — грязь, маслянистую сажу, которая оседает на панелях, даже смыть не получается, и через месяц это уже не солнечная генерация.

— А где можно и нужно ставить солнечную генерацию?

— В местах с низкой плотностью населения. Первый проект, который мы сделали по «распределенке», был поселок Яйлю на Алтае. Там всю жизнь был дизельный генератор. Мы поставили маленькую установочку на сто киловатт. Месяца через три я спросил главу местной администрации: «Ну как?» Он сказал, что экономия дизельного топлива — сорок процентов.

Основная часть стоимости солнечной электростанции — это земля. Когда мы строим солнечную станцию, мы запечатываем почву, площади, где должна расти еда. Это плохо. И поэтому первое место, где должны быть солнечные модули, — это большие крыши.

— Большие крыши — это большие города. Это маслянистая сажа…

— Не обязательно. Железнодорожные станции, склады, которые вынесены за город…

— Но города уже обеспечены генерацией. Выводить ее, чтобы дать место солнечной?

— У нас избыточный энергобаланс. Но при этом есть мощности, которые придется выводить. Что-то модернизировать, а что-то выводить. Путь здесь должен быть рациональный и эволюционный. Нельзя вдаваться в кампанейщину: «Давайте все застроим солнцем!». У нас пока нет индустрии утилизации солнечных модулей, никто не посчитал, сколько СО2 выделяется при выращивании слитков кремния, особенно монокремния методом Чохральского. А это чудовищно энергоемкая история.

— Еще одна проблема возобновляемой энергетики — системы накопления и хранения электроэнергии. Солнце не всегда светит, ветер не всегда дует. Пики производства и потребления не совпадают. Но пока эти системы дорогие.

— Кто сказал, что они дорогие? В этом есть определенное лукавство. Они дорогие, потому что мы сравниваем цену электроэнергии, которую получаем от них, с ценой электроэнергии, которую получаем из розетки. Вопрос, сколько стоит электричество в розетке, мы почему-то здесь не обсуждаем. Так что, может быть, это не тут, в аккумуляторе, дорого, а в розетке дешево? И поэтому в каких-то местах земного шара системы накопления уже не дорогие.

— У вас есть производство суперконденсаторов — компания ТЭЭМП, как раз в подмосковных Химках. Насколько они востребованы?

— Могло бы быть и лучше. Есть такая штука, как готовность рынка. Он еще не готов.

— Пару лет назад я общался с руководителем этого предприятия, и тогда он говорил, что к 2020 году завод будет выпускать 200 тысяч конденсаторных ячеек и здесь будет локализовано производство электродной ленты, доля которой в себестоимости суперконденсаторов доходит до 40 процентов. Удалось все это сделать?

— Двести тысяч ячеек мы делаем, электродную ленту еще нет. Проблема извечная: чтобы самим делать электродную ленту, нужно делать больше конденсаторов. Иначе это экономически бессмысленно.

— И сколько нужно делать, чтобы было экономически осмысленно?

— Примерно миллион. А когда у нас будет миллион, зависит от того, как поведет себя рынок. Самая большая часть применений суперконденсаторов — это транспорт. Только не электрический, а гибридный.

Электромобиль сегодня — самый грязный вид транспорта, который я знаю. Потому что он чистый только в том месте, где он едет, а overall-эффективность системы ниже.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сети 6G позволят создать киборгов Сети 6G позволят создать киборгов

Следующий, финальный шаг — терагерцовая связь

Эксперт
Самый большой секрет на Уолл-стрит: как мормонская церковь в тайне создала фонд на $100 млрд Самый большой секрет на Уолл-стрит: как мормонская церковь в тайне создала фонд на $100 млрд

Мормонская церковь в США в тайне от всех создала один крупный инвестфонд

Forbes
Охота на Лисовую Охота на Лисовую

Мария Лисовая олицетворяет красоту землян в блокбастере «Вратарь Галактики»

Maxim
Почему нельзя регулярно менять пароли к интернет-аккаунтам: рекомендации экспертов и софт Почему нельзя регулярно менять пароли к интернет-аккаунтам: рекомендации экспертов и софт

Регулярная смена паролей приведет к такому паролю, который будет легко взломать

CHIP
Сколько стоит директор Сколько стоит директор

Зарплаты и премии для «ключевого персонала» банков растут

Эксперт
9 безумных гаджетов, которые реально существуют 9 безумных гаджетов, которые реально существуют

Инженеры не перестают удивлять оригинальными решениями, делающими жизнь проще

Популярная механика
Денежная пробка Денежная пробка

Почему в российской экономике рублей много, а роста нет

Forbes
Тупик Собянина: почему попытки повторить московскую реновацию обречены на провал Тупик Собянина: почему попытки повторить московскую реновацию обречены на провал

Российский проект реновации не может строиться по московской модели

Forbes
Михаил Мишустин и его семья заработали около $36 миллионов в инвесткомпании UFG. Премьер работал там в 2008-2010 годах Михаил Мишустин и его семья заработали около $36 миллионов в инвесткомпании UFG. Премьер работал там в 2008-2010 годах

Мишустин перешел в бизнес с госслужбы и стал владельцем 25% в фондах UFG

Esquire
Джинсы Levi’s и пальто из питона: чем примечательны костюмы «Однажды в… Голливуде» Джинсы Levi’s и пальто из питона: чем примечательны костюмы «Однажды в… Голливуде»

Арианна Филлипс получает третью номинацию на «Оскар» и имеет все шансы на победу

GQ
С кем лучше воровать, болеть и тонуть? С кем лучше воровать, болеть и тонуть?

Кто больше достоин доверия – мужчины или женщины?

Maxim
«Лучшая возможность в жизни»: зачем миллиардер из Гонконга во время протестов скупил заброшенные фабрики «Лучшая возможность в жизни»: зачем миллиардер из Гонконга во время протестов скупил заброшенные фабрики

Тан Шинбо скупает заброшенные фабрики и входит в число богатейших миллиардеров

Forbes
Замена по ходу киберигры Замена по ходу киберигры

Сбербанк стал новым претендентом на покупку у Mail.ru холдинга ESforce

РБК
Глава «РТ-Инвеста» — РБК: «Мусорный бизнес абсолютно небогатый» Глава «РТ-Инвеста» — РБК: «Мусорный бизнес абсолютно небогатый»

Андрей Шипелов рассказал о необходимости закрыть мусорные полигоны

РБК
Сергей Мироненко: 100 событий, которые изменили Россию Сергей Мироненко: 100 событий, которые изменили Россию

Отрывки из серии очерков о важных событиях в отечественной истории

СНОБ
Короли криптобиржи: как получить доходность 143% на сделках с цифровыми валютами, сомневаясь во всем Короли криптобиржи: как получить доходность 143% на сделках с цифровыми валютами, сомневаясь во всем

Как IT-предприниматели увлеклись блокчейн-технологиями и заработали $100 млн

Forbes
Самые эксцентричные выходки индийских правителей Самые эксцентричные выходки индийских правителей

Легко быть безумным, когда ты запредельно богат в Индии

GQ
Из Поднебесной — на российские дороги: самые популярные китайские автомобили Из Поднебесной — на российские дороги: самые популярные китайские автомобили

Китайский автопром — наглядная иллюстрация прогресса

Популярная механика
Видеоигры с упорством ломятся на киноэкраны. Но зачем? Видеоигры с упорством ломятся на киноэкраны. Но зачем?

Кажется, экранизация видеоигр – не самый важный элемент для развития индустрии

GQ
Человек-экспонат: как искусство продает реальных людей Человек-экспонат: как искусство продает реальных людей

Представьте, что ваше тело когда-нибудь станет экспонатом в музее

Forbes
Царь-пушка Царь-пушка

По случаю выхода фильма «Калашников» мы решили разобрать Калашникова

Maxim
Стриминг не ждет Стриминг не ждет

Убьют ли видеоплатформы телевидение и кинопрокат?

Огонёк
Дроны на посылках Дроны на посылках

Авиазавод подготовил проект по доставке почтовых отправлений беспилотниками

РБК
Перерегулирование Перерегулирование

Главным вызовом для выживания банков стало резкое ужесточение регулирования

Эксперт
Злачное место Злачное место

Московский район Неглинки и Трубной площади далеко не всегда был респектабельным

Дилетант
История жизни гениального инженера-электрика ростом 130 см История жизни гениального инженера-электрика ростом 130 см

Чарльз Протей Штейнмец долгие годы возглавлял General Electric

Maxim
Здоровье Здоровье

Теперь за все на этой странице отвечает невролог-эпилептолог Никита Жуков

Maxim
Смазка для ниши мирового масштаба Смазка для ниши мирового масштаба

Компания «ВМПавто» выпускает 240 продуктов малотоннажной химии

Эксперт
Лучшие фильмы про маньяков, основанные на реальных событиях: 18 топовых картин Лучшие фильмы про маньяков, основанные на реальных событиях: 18 топовых картин

Подборка фильмов про маньяков для тех, кто любит пощекотать себе нервы

Playboy
Вопрос о революции должен оставаться открытым Вопрос о революции должен оставаться открытым

Возможна ли революция в современном мире?

Эксперт
Открыть в приложении