Алексей Кириенко рассказал о судьбе биткоина и конкуренции с китайскими банками

ForbesБизнес

«Биткоин будет жить дольше, чем банки»: основатель Exante Алексей Кириенко о криптовалютах и кризисе

Гость Forbes Capital, основатель брокерской компании Exante Алексей Кириенко рассказал о судьбе биткоина, конкуренции с китайскими банками-гигантами и инвестициях в ожидании кризиса

Андрей Мовчан, Нинель Баянова, Андрей Сатин, Алексей Корчагин, Данил Седлов, Анастасия Калинина, Ирина Казьмина

Председатель совета директоров Exante Алексей Кириенко занимается трейдингом с юных лет и успел вложиться в криптовалюты, когда это еще не было мейнстримом. Вместе с партнерами Анатолием Князевым и Владимиром Масляковым он развивает премиальный брокерский бизнес с глобальными амбициями, который за годы своего существования сумел отбиться от претензий американского регулятора SEC, выйти на показатель роста 60% в год и запуститься в Лондоне и Гонконге. По итогам 2017 года уставный капитал Exante, имеющей европейскую лицензию и мальтийский паспорт, превысил $50 млн. Объем клиентских активов Exante, по данным самой компании, составляет порядка $1 млрд, а количество счетов — около 7000. В интервью экономисту Андрею Мовчану для видеопроекта Forbes Capital Кириенко рассказал, зачем Exante азиатский рынок, стоит ли в 2019 году покупать биткоин и когда ждать нового кризиса.

Сегодня у нас, пожалуй, самый молодой инвестор и при этом один из самых опытных инвесторов на международном рынке Алексей Кириенко, председатель совета директоров и совладелец брокерской компании Exante. Алексей, добрый день.

Добрый день, Андрей.

Мы с вами говорим об инвестициях, что бы это для вас и для меня ни значило. Когда вы начали инвестировать?

В университете, где-то на втором-третьем курсе. Сначала в школе меня заинтересовала теория вероятности как таковая и ее применение на таких секторах, как финансовые рынки. Поэтому я всегда рассматривал финансы именно с точки зрения статистики, условных вероятностей и теории игр. И, соответственно, со второго-третьего курса я начал торговать ценными бумагами.

Вы заканчивали Губкинский?

Да.

А почему Губкинский? Казалось бы, теория вероятности это все-таки Физтех, МИФИ, МГУ.

Потому что у меня была идея пойти работать в одну из крупных нефтегазовых компаний.

Я почему еще это спрашиваю Губкинский университет в мое время был прибежищем для евреев, которых не брали в МГУ. И туда поступало очень много талантливых ребят. Они «сделали» этот университет в свое время. И в общем, университет очень хороший. Там очень хорошо учат.

Университет (РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина. — Forbes) действительно хороший. Это основной вуз, где готовят профессиональные кадры для «Газпрома», «Роснефти», а в то время — и для ЮКОСа.

Ну вот не пошли вы в ЮКОС?

Нет.

А как вы оказались в трейдерах? Просто я в вашем возрасте не знал, что такое торговать.

В моем окружении это достаточно широко обсуждалось. Просто меня интересовала, как я уже сказал, именно прикладная сторона математики и то, как на этом можно заработать.

Ну какая там была математика? В 2001 году надо было покупать акции «Газпрома», РАО ЕЭС. Они просто должны были расти, а вы зарабатывать.

Конкретно «Газпром» и «Роснефть» я не покупал, меня интересовали более сложные вещи. Меня интересовали акции как временные ряды, поэтому мы их начали рассматривать с точки зрения свойств трендовости, возвратности. Я уже в тот момент знал, что есть глобальные рынки и там торгуется гораздо больше ликвидных инструментов, чем в России, где все плюс-минус было «коррелировано». Но это сейчас очевидно, что все [на российском рынке] пошло вверх. Тогда же еще шла вторая война в Чечне, взрывы, никто не понимал, в какую сторону пойдет страна. То есть простое инвестирование было не столько интересно, хотелось заниматься какими-то передовыми вещами. В том числе мы изучали и применение нейросетей к временным рядам, и корреляционный анализ. Мы одними из первых в стране, наверное, начали это делать.

То, что вы занимались статистическим арбитражем, понятно. А нейросети, корреляционный анализ неужели это как-то работало на практике?

Не особо. Это работало в теории, но не работало на практике. А вот статистический арбитраж работал на практике. В 2005-2006 годах мы зарабатывали уже немалые деньги, особенно для студента пятого курса. Делали сначала руками, а потом при помощи роботов арбитраж между фьючерсными контрактами на индексы FTSE 100 и S&P 500. У них была очень высокая корреляция, при этом они на высоких частотах колебались так, что из этого было легко извлекать доходность.

Это было великое время, когда там особо никого не было. Сейчас-то так уже не заработаешь.

Ну, уже в 2010 году так нельзя было заработать, да.

Я знаю, что вы работали на свои деньги. Потом вы привлекли клиентов. Потом у вас был фонд. Что с ним случилось?

Когда мы поняли, что брокерский бизнес становится для нас основным, мы просто закрыли этот фонд — и все.

Это не было связано с кризисом 2008 года?

Нет, 2008-й был нашим лучшим годом, мы заработали больше всего.

А почему брокерский бизнес основной?

Потому что он, в отличие от фондового, капитализируется. У вас появляются во владении акции вашей компании, которые растут в цене с ростом количества клиентов, с ростом выручки. Вот это основной момент.

То есть для вас брокерский бизнес это инвестиция и вы собираетесь когда-нибудь его продавать?

Конечно.

А сейчас вы не продаете акции? Или у вас замкнутый круг учредителей?

У нас были предложения, но пока мы их все отклонили.

А когда начался брокерский бизнес?

Мы решили, что займемся им в 2010 году, когда количество написанного (нами) софта и в целом инфраструктуры, коннекторов к различным биржам, подключений к поставщикам данных достигло такого масштаба, что нас начали узнавать на рынке и спрашивать: «А можно ли воспользоваться вашей инфраструктурой для доступа к рынкам?» Мы поняли, что в этом есть бизнес.

То есть вы делали это для себя и в результате стали масштабировать.

Да, мы писали программное обеспечение для торговли на биржах для себя. И в какой-то момент знакомые и другие участники рынка стали интересоваться, можно ли им воспользоваться [этой инфраструктурой]. Они видели, что мы делаем. Они понимали, что писать [самим] — это занимает годы, и по крайней мере в СНГ подобного софта не было. А чтобы идти за ним на Запад, нужны совсем другие деньги. И тоже не факт, что он там в то время был. Мы начали думать над бизнес-моделью — как это оптимально монетизировать, как продавать наш софт. Ну и логично пришли к брокерской модели.

Если российский клиент хотел торговать на глобальных рынках в 2010 году, то, наверное, это был не очень частый клиент. И у него было очень много предложений. В чем было ваше преимущество?

Андрей, а ты про какие предложения сейчас говоришь?

Про брокерские услуги.

Я понимаю. Про каких конкурентов? Про российские компании или про западные?

И те и другие, в общем. Ведь в то время и TD Ameritrade был на месте, и Interactive Brokers. Российские компании уже торговали международными акциями для клиентов.

И тогда и сейчас большому числу клиентов по разным причинам сложно идти к западным брокерам. Не все путешествуют непрерывно по миру и знают, что мир глобальный. Есть все-таки некий порог в том, что ты отправляешь свои деньги куда-то за океан, не подержав за руку вообще никого. Ну и за последние годы, например, TD Ameritrade вообще перестал открывать счета российским клиентам. Точно так же, как Fidelity и вообще все американские брокеры. По-моему, только Interactive Brokers остался.

Но в те годы то они как раз работали активно.

Что касается российских брокеров, до сих пор слезы, как они пытаются в QUIK (платформа для трейдинга. — Forbes) впихнуть торговлю хотя бы американскими ценными бумагами, не говоря уже про акции и фьючерсы. Наш офер был и во многом остается уникальным: это платформа с единым счетом, где клиент мгновенно получает доступ ко всем ликвидным мировым рынкам — более 100 000 инструментов, включая российский рынок.

Почему он уникален?

Наш единственный конкурент, с которым нас все сравнивают, — это Interactive Brokers. Ни с одним российским брокером нас не сравнивают.

Но почему такая уникальность? Почему рядом нет конкурентов, которые, как в Америке сейчас, душили бы вас комиссиями?

Мы задумывались над этим, и нашли для себя такой ответ: среди бенефициаров и акционеров должно одновременно сложиться несколько экспертиз — финансовая экспертиза, IT-экспертиза и видение того, какой продукт ты хочешь создать и для чего. Очень сложно, чтобы все это сошлось в одном месте. Большинство российских брокеров — это прежде всего финансовые компании. Это не IT-компании, у них нет этого компонента IT-культуры. А сейчас еще и найти качественных программистов на самом деле сложно — так, чтобы они не просто к тебе пришли, но и остались у тебя работать. Это нужно, чтобы они чувствовали, что создают передовой продукт и при этом используют интересные для них технологии.

Вы считаете, у вас получилось?

Рынок оценивает так, что получилось.

Можете какие-то цифры назвать?

У нас сейчас открыто около 7000 счетов и более $1 млрд активов. Мы растем. В этом году мы вырастем где-то на 60% к прошлому году.

А в прошлом году какой был рост?

В прошлом было меньше. Потому что был всплеск 2017-го года и…

2017 год это криптовалютный бум, я так понимаю…

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

100 самых сексуальных женщин страны 100 самых сексуальных женщин страны

100 самых сексуальных женщин страны

Maxim
Диана Вишнева: «Я не приветствую эпатаж ради моды и трендов» Диана Вишнева: «Я не приветствую эпатаж ради моды и трендов»

Какие перемены нужны русской школе балета и чего ждать от молодого поколения

Grazia
Ника Белоцерковская feat. Олег Тиньков. «Каждый увлеченный чем-то человек — в общем и целом подонок» Ника Белоцерковская feat. Олег Тиньков. «Каждый увлеченный чем-то человек — в общем и целом подонок»

Ника Белоцерковская и Олег Тиньков встретились, чтобы вспомнить все

Собака.ru
Обзор беспроводных наушников Elari Ear Drops: реально хорошие уши? Обзор беспроводных наушников Elari Ear Drops: реально хорошие уши?

Полностью беспроводные наушники от Elari

CHIP
У отечественных обменников не отнимут иностранные «цифры» У отечественных обменников не отнимут иностранные «цифры»

Как будут функционировать российские криптобиржи

РБК
С чистого листа С чистого листа

Ани Лорак — настоящая дива нашего шоу-бизнеса

OK!
Да не судимы будете Да не судимы будете

Верховный суд — о существующих механизмах привлечения судей к ответственности

Огонёк
Под чужую дудку Под чужую дудку

Эх, почему люди не ведут себя так, как мне хочется…

Cosmopolitan
Как две сестры придумали одежду, за которую не стыдно, и теперь выпускают коллекции с «Союзмультфильмом» и Тимати Как две сестры придумали одежду, за которую не стыдно, и теперь выпускают коллекции с «Союзмультфильмом» и Тимати

Как сестры из Ростова-на-Дону создали бренд детской одежды

Forbes
История брючного костюма: как мужская «двойка» стала женской классикой История брючного костюма: как мужская «двойка» стала женской классикой

Главный символ пауэр-дрессинга в подробном экскурсе Vogue

Vogue
Охотники за головами Охотники за головами

Все чаще у людей диагностируют расстройства, о которых раньше слышали единицы

Cosmopolitan
Миссия «Восстановление» Миссия «Восстановление»

Как противостоять осеннему волосопаду?

Худеем правильно
Белоснежка или Рапунцель: проблемы коротких и длинных волос Белоснежка или Рапунцель: проблемы коротких и длинных волос

С какими проблемами сталкиваются обладательницы волос разной длины

Cosmopolitan
Самооценка: родом из детства Самооценка: родом из детства

Как формируется самооценка, и что помогает ей быть «здоровой»?

Домашний Очаг
Мемориал убитым женам и еще 6 жутких памятников, от которых стынет кровь Мемориал убитым женам и еще 6 жутких памятников, от которых стынет кровь

Произведения искусства, глядя на которые становится не по себе

Cosmopolitan
Парки судьбы Парки судьбы

Ландшафтный дизайн стал делом государственной важности

Огонёк
Как «Барселона» стала первым клубом, заработавшим €1 млрд за сезон Как «Барселона» стала первым клубом, заработавшим €1 млрд за сезон

В 2019 году «Барселона» станет лидером по выручке среди спортивных команд

Forbes
Как заказать вино в ресторане Как заказать вино в ресторане

Несколько советов от сомелье Alianta Group

Cosmopolitan
Пора на охоту: С-70 как ответ доминированию Запада Пора на охоту: С-70 как ответ доминированию Запада

БПЛА С-70 «Охотник» может стать главным проектом в сфере боевой авиации

Naked Science
«Рана еще болит»: принц Гарри сделал душещипательное признание о принцессе Диане «Рана еще болит»: принц Гарри сделал душещипательное признание о принцессе Диане

Принц Гарри признался, что до сих пор переживает гибель мамы

Cosmopolitan
Арина Холина о дружбе между мужчиной и женщиной Арина Холина о дружбе между мужчиной и женщиной

Дружить или не дружить? Возможно это или все-таки нет

Cosmopolitan
10 важнейших продуктов, которые должны быть в холодильнике у каждого 10 важнейших продуктов, которые должны быть в холодильнике у каждого

Список самых важных продуктов, способных поднять иммунитет и наполнить энергией

Популярная механика
Пачка штрафов: как и кто штрафует за парковку на газоне Пачка штрафов: как и кто штрафует за парковку на газоне

Припарковавшийся на газоне автомобилист получил пять штрафов

РБК
Худеем правильно: как избежать растяжек и других неприятных последствий диеты Худеем правильно: как избежать растяжек и других неприятных последствий диеты

На весах минус 10-15 кг, но ты все равно не довольна собой

Cosmopolitan
Розамунд Пайк, актриса Розамунд Пайк, актриса

Розамунд Пайк называют самой умной блондинкой Голливуда

Худеем правильно
Санкции берут в разведке Санкции берут в разведке

Какую роль американские спецслужбы играют в разработке мер воздействия на Россию

РБК
Столица офсетных контрактов Столица офсетных контрактов

Офсетные контракты помогают Москве снизить расходы на госзакупки

Эксперт
Как подготовить автомобиль к путешествию: 4 главных правила и лайфхак от Datsun Как подготовить автомобиль к путешествию: 4 главных правила и лайфхак от Datsun

Несколько правил, которые следует соблюсти, прежде чем отправиться в путь

National Geographic
Как Россия борется с пластиком Как Россия борется с пластиком

Есть ли у нас шанс спасти планету?

GQ
Дешевая распродажа. Кому и, главное, зачем Минфин предлагает продавать госсобственность Дешевая распродажа. Кому и, главное, зачем Минфин предлагает продавать госсобственность

Приватизация в разгар кризиса — идея довольно странная

СНОБ
Открыть в приложении