Бизнесмен Евгений Чичваркин и его любимая женщина Татьяна Фокина

TatlerСтиль жизни

Барышня и хулиган

В своем доме в Челси Евгений Чичваркин и его любимая женщина Татьяна Фокина устроили ту же феерию, за которую русский Лондон любит их винный магазин и мишленовский ресторан.

Текст: Альберт Галеев

Евгений Чичваркин (Hedonism Wines) и Татьяна Фокина (Studio Caché) в своей квартире в Лондоне. Хозяева в гостиной с их шиба-ину Кицунэ. «Он похож на лису, а в Токио, в петшопе, нам сказали, что лиса по-японски будет «кицунэ», — рассказывает хозяйка. — Друзья шутят, что мы его выбрали под цвет пола».

В Лондоне плюс тридцать пять, а у Евгения Чичваркина с Татьяной Фокиной нет кондиционера, так что, общаясь сейчас со мной по зуму со своей кухни, они «немножко умирают». «Это было идиотское решение не устанавливать кондиционер: здесь нужно получать разрешение, это долго и дорого, — жалуется Евгений. — Мы подумали, что все равно проводим в Лондоне летом дня два, и вот теперь пожинаем плоды этого решения. Я просто ненавижу кондиционеры, их вид, запах, но мы поставим на следующий год». «Хотя во время локдауна была потрясающая погода, и это, мне кажется, спасло многих от сумасшествия, — добавляет Татьяна. — Если бы было как в Москве, депрессивный холод, — было бы гораздо сложнее. А здесь у меня к апрелю уже был загар, будто побывала на всех курортах».

На кухне собрано все, что дорого сердцу. «Три Евгения в разных ипостасях: один очевидный, один сутевой и один депрессивный, задумчивый алкоголик. Амулет из Южной Африки, в который нужно вбивать гвоздь, когда у тебя что-то болит. Женины трофеи по поло». Отдельно в золотой рамке висит первый серьезный чек из ресторана Hide.

В отличие от британской экономики, Чичваркин и Фокина (нет, они не женаты, вместе уже семь лет — познакомились, когда Татьяна пришла к Евгению на собеседование в его винный магазин Hedonism Wines в Мэйфэйре) не останавливались ни на месяц. «Сейчас мы уже можем об этом говорить?» — смеясь, спрашивает он ее. Татьяна дает добро. «Мы путешествовали в марте, — с чистым сердцем продолжает Чичваркин. — В Киеве были в последний день перед тем, как закрылась Украина, в Риге — в последний день перед тем, как закрылась Латвия. Мы были в Швеции, которая вообще не закрывалась, в апреле, в самый разгар ковида в Европе. Мы были в абсолютно закрытой Хорватии в мае. «Татлеру» можно сказать. Наша лодка первой вышла в эту навигацию из Дубровника. Никого не было — ни туристов, никого». Как же все это удалось, интересуется наивный корреспондент «Татлера». «Знаете, вывезти семью из пяти человек в Хорватию не так сложно, если ты смог ввезти в Россию 167 500 «Моторол», — смеется Евгений. «Руки помнят», — поддерживает Татьяна. Когда их заносило обратно в Лондон, Чичваркин и Фокина тоже не сидели у камина с подшивкой «Татлера». Татьяна, к примеру, ежедневно проходила по пятьдесят километров. «Само собой, я ни с кем не общалась, потому что никого на улицах не было, — сразу оговаривается она. — Никуда не заходила, потому что все было закрыто. Просто как заведенная ходила по Лондону. Мое знание этого города сильно улучшилось благодаря ковиду. Хотя я, в отличие от Евгения, довольно неплохо его знала: с тех пор, как переехала в 2009‑м, жила в шести разных районах, принципиально разных. Но тут город очистился от людей, машин — наконец-то можно было поднять голову, на что-то смотреть, никто не отвлекал». Татьяна выбирала себе точку и строила маршрут «так, чтобы километров двадцать — двадцать пять туда и столько же обратно, от Челси до Гринвича». Побывала среди прочего на Хайгейтском кладбище, где похоронен Карл Маркс. «Отсутствие людей красит любой город, и этот тоже. Я видела столько приятных мелочей! Вроде бы проходила по этим улицам сто раз, а идешь в этот раз по другой стороне — и сразу замечаешь еще что-нибудь интересное. Мои друзья пытались повторить такое в Москве и сказали, что уже двадцать километров они идут по промзоне».

Крылатая белка в гостиной имеет, по словам хозяев, прямое к ним отношение: «Тема белой горячки периодически всплывает в нашем быту».

Другое отличие ковидного Лондона от ковидной Москвы в том, что к Татьяне за все время ее прогулок ни разу не подошел ни один полицейский. А если бы подошел, у нее был электронный пропуск. «Я стала волонтером, — рассказывает она. — Не смогла справиться с тем, что нужно отвечать на сто имейлов в день вместо двухсот — настолько уменьшилось количество работы в ресторане и магазине! И я сразу же начала работать волонтером». «Волонтером работала Татьяна, а заболел я, — говорит Евгений. — Я весь локдаун занимался боксом. И вот почувствовал симптомы. Сказал тренеру, что у меня, скорее всего, коронавирус. А он говорит — я переведу с английского, — что, так сказать, сексом занимался с этим коронавирусом. И при температуре 37,2˚ мы потели. Он тоже болел, кстати». «Так много спортом люди в Лондоне не занимались никогда в жизни, — добавляет Татьяна. — Делать просто было нечего, плюс это был один из немногих способов выйти на улицу. Все парки были переполнены бегающими, отжимающимися, боксирующими. Думаю, так это и останется, люди уже привыкли».

На стене кухни висит один из первых подарков Евгения Татьяне — меню банкета по случаю коронации Николая II 14 мая 1896 года. Оформлял меню Виктор Васнецов.

Вот и Евгений, выйдя со всем Лондоном на свободу, не вернулся в свой спортклуб KX. Продолжает заниматься йогой раз в неделю дома и боксом в сквере неподалеку, даже в жару («Женя просто пытается покончить с собой таким способом», — смеется Татьяна). Еще одно наследие локдауна — запасы макарон. «Мне не спалось в ночь на 26 января, — рассказывает Чичваркин. — И я всю ночь читал о коронавирусе. И все понял раньше других. Сказал всем, что это как в фильме «Меланхолия»: на нас летит огромная планета. На меня смотрели как на сумасшедшего. Я первый надел маску — от меня все начали шарахаться. Тогда же, в январе, я закупил продукты, которых, мне казалось, может уже не быть в феврале. Всякие приятные буржуазные итальянские вещи. Пятнадцать видов пасты (это наш вариант туалетной бумаги). Была даже паста с трюфелями». «Мы начинали обсуждать, что будет на ужин, часа в два дня, — смеется Татьяна. — Не разобрали ни одного шкафа, не выучили ни одного иностранного языка». «Ты прочитала полторы книги, я — ноль, — говорит Евгений. — Хотел пластинки по алфавиту расставить, но не расставил».

Зато для личностного развития их дочери Алисы (ей сейчас четыре с половиной) «это были самые полезные три месяца». «Во время карантина она продолжала заниматься балетом, гимнастикой, русским, — рассказывает Татьяна. — Может теперь написать короткое письмо без ошибок. Начала садиться на шпагат. Так что за время карантина мы укрепились в мысли, что домашнее обучение — вполне приемлемый вариант. Год назад мы посмотрели все эти прекрасные британские школы, от которых сходят с ума, в которые специально едут из России. А я, если честно, пришла в ужас. Маленькие, грязные, неприятные. Учителя — какие-то старые бабки, которые, я уверена, дико жалеют, что нельзя больше сечь всех этих маленьких девочек и мальчиков. Воздуха, пространства мало. А это очень важно, это действительно влияет, в особенности в детстве, на то, как человек мыслит. В общем, когда мои местные подружки-мамы спрашивали, куда же Алисочка пойдет учиться, я говорила: «Такими темпами она будет на домашнем обучении, потому что я не понимаю, за что платить такие деньги». Все крутили у виска». В итоге Алиса все-таки пошла в сентябре в школу, в Falkner House. Там тоже «небольшие пространства», но за время самоизоляции, пусть даже с аттракционами в виде тайного перехода границы с Хорватией, ребенок «слегка одичал».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Визит дамы Визит дамы

Королева подмостков и большого экрана Джуди Денч

Vogue
R.S.V.P. на шабаш R.S.V.P. на шабаш

Ведьмы — из приспешниц ада в поп-иконы феминистского движения

Elle
Арт-терапия Арт-терапия

Дмитрий Озерков — главный человек по современному искусству в Петербурге

Tatler
Смотрите под ноги Смотрите под ноги

Рассказываем, какими бывают деревянные полы и как за ними правильно ухаживать

AD
Варвара-краса Варвара-краса

Звезда сериала «Чики» Варвара Шмыкова провела 2020‑й получше многих

Tatler
Русские мемуары: Серебряный век Русские мемуары: Серебряный век

Серебряный век — самая насыщенная эпоха в истории русской словесности

Полка
Танец-вспышка Танец-вспышка

Справиться с раком груди Наталье Синдеевой помогло аргентинское танго

Tatler
Рената Литвинова опять поставила спектакль, где почти все сделала сама Рената Литвинова опять поставила спектакль, где почти все сделала сама

Надо ли именно вам идти ли на «Звезду вашего периода» в МХТ?

GQ
Правило № 55. Будьте святыней — их не оскорбляют Правило № 55. Будьте святыней — их не оскорбляют

Коуч Алексей Ситников пытается решить проблему семейного насилия

Tatler
Арсений Тарковский Арсений Тарковский

Поэт Арсений Тарковский глазами Дмитрия Быкова

Дилетант
Это моя добыча Это моя добыча

Сторонники «львиной диеты» уверены, что можно питаться одним лишь мясом

Tatler
Продолжение следует Продолжение следует

Почему разрушение кинематографических скреп — это нормально

Glamour
Я не боюсь сказать Я не боюсь сказать

Телеведущая Сати Спивакова написала книгу почти обо всем, что думает

Tatler
Бумажный антистресс: шесть книг, которые согреют и успокоят Бумажный антистресс: шесть книг, которые согреют и успокоят

Книги, которые помогут дотянуть до весеннего солнца и ободряющего голубого неба

Seasons of life
Над пропастью во ржи Над пропастью во ржи

Уроженка Новочеркасска и жена Андрея Кончаловского Юлия Высоцкая

Tatler
Этичное порно — оксюморон или реальность? Этичное порно — оксюморон или реальность?

Что такое этичное порно и кому оно нужно?

СНОБ
Как кофеин влияет на мозг и тело: неожиданные факты Как кофеин влияет на мозг и тело: неожиданные факты

Исследования выявили ряд интересных фактов, связанных с кофеином

Psychologies
Как найти баланс в стремлении к саморазвитию? Отвечает психотерапевт Как найти баланс в стремлении к саморазвитию? Отвечает психотерапевт

Владислав Лето — о психологических рисках погони за совершенством

Reminder
Часики тикают Часики тикают

Даня Милохин и другие звезды TikTok точно знают, что время — деньги

GQ
Я разрешаю себе уйти в отрыв! Я разрешаю себе уйти в отрыв!

Актриса Екатерина Гусева о танцах, откровенных сценах и принятии возраста

Добрые советы
Секс à la russe Секс à la russe

Откровенный разговор колумниста ELLE Арины Холиной о русском сексе

Elle
Мария Аронова. Бабье счастье Мария Аронова. Бабье счастье

Актриса Мария Аронова о семье, слабостях и страхе одиночества

Караван историй
10 интересных фактов об МГУ 10 интересных фактов об МГУ

Почему Афанасий Фет плевал на двери МГУ?

Культура.РФ
Как приземляются самолеты: причины катастроф при посадке Как приземляются самолеты: причины катастроф при посадке

Нештатные ситуации после приземления – бич гражданской авиации

Популярная механика
«Три толстяка»: прекрасный и яростный спектакль Андрея Могучего «Три толстяка»: прекрасный и яростный спектакль Андрея Могучего

В БДТ — премьера седьмого эпизода эпопеи по мотивам сказки Юрия Олеши

Эксперт
«Если это выглядит как утка, то это утка»: английское право помогло водителям Uber доказать, что они работают на сервис «Если это выглядит как утка, то это утка»: английское право помогло водителям Uber доказать, что они работают на сервис

Два водителя Uber в Лондоне пять лет судились с сервисом и выиграли

VC.RU
По дороге с облаками По дороге с облаками

Виа феррата – дорога приключений и острых ощущений, проложенная прямо по скалам

National Geographic Traveler
«Мы должны сделать комфорт максимально изысканным» «Мы должны сделать комфорт максимально изысканным»

Дизайн-директор Brioni Норберт Штумпфль о законах бренда и новой коллекции

Weekend
«Золотой глобус» — 2021: кто победил и нужна ли вообще эта премия «Золотой глобус» — 2021: кто победил и нужна ли вообще эта премия

Почему миру, по сути, больше не нужен «Золотой глобус»?

Forbes
Робот на капитанском мостике Робот на капитанском мостике

Значимый игрок на рынке создания систем в области роботизации судоходства

Эксперт
Открыть в приложении