Москва – Петушки

Выпускницы Академии балета имени Вагановой Настя и Арина Шевцовы

Собака.ruЗнаменитости

Москва – Петушки

Выпускницы Академии балета имени Ваганомосква петушки

вой Настя и Арина Шевцовы – лица нового русского (и мирового!) кино.

Фото: Абдула Артуев. Текст: Яна Милорадовская, Ксения Гощицкая

На Арине: топ Y/Project (DayNight). На Насте: топ Balenciaga (ДЛТ)

Настя снимается вместе с Жюльет Бинош и Мелани Тьерри. Арина играет главную роль в «Кислоте» Александра Горчилина и становится грезой поколения Z. Вместе они — диджей-дуэт Deux Dos, друзья дома Chanel и наша большая надежда на то, что очень скоро ретроградный Меркурий покинет российский институт звезд.

Суздаль, Золотое кольцо, наши дни. Вот как могла бы (хорошо!) выглядеть новая кинозвезда из России — кейп цвета фуксии с подоконника, оверсайз-костюм в гусиную лапку и оренбургский пуховый платок.

Вообще удивительная история.

Настя пришла поступать в Вагановку с сестрой за компанию — Арину не взяли из-за возраста, а Настя уже через пять лет танцевала в Мариинском в «Коньке-Горбунке» Ратманского и «Щелкунчике» Шемякина. Главный французский хореограф современности Анжелен Прельжокаж для своего дебютного фильма «Полина» (с участием Жюльет Бинош!) отсмотрел девятьсот претенденток на главную роль, включая известных прима-балерин, — а выбрал артистку кордебалета Мариинки. Совершенно верно — Настю. Дальше — Венецианский кинофестиваль, пробы в сериал Amazon и свой агент в Париже.

Отучилась в Академии Агриппины Яковлевны и Арина — но вскоре решила стать юристом и так бы и творила «закон и порядок», если бы Настя прошла пробы в фильм Александра Горчилина «Кислота» — антиманифест поколения,

Настю на пробах не утвердили. Зато вместе с Александром Кузнецовым и Филиппом Авдеевым утвердили Арину.

Далее Горчилин взял Кинотавр за лучший дебют, а Арина стала «той, невероятной из «Кислоты» и снялась в Empire V — фильме по роману Пелевина с Павлом Табаковым и Oxxxymiron.

Тут важно понимать, что на дворе сентябрь 2019 года — и сестры не хотят ограничивать себя актерством: занимаются музыкой в диджей-дуэте Deux Dos, монтируют дебютную короткометражку, думают о том, чтобы вернуться в танец и уехать на гастроли. «Куда это вы поехали? — спрашиваем мы и увозим сестер в заповедный Суздаль. — А поговорить?»

На Арине: комбинезон Citizens of Humanity (ДЛТ) На Насте: комбинезон Dsquared (ДЛТ)

Вообще непонятно, почему к вам до сих пор не стоит очередь из режиссеров. Вы сами как думаете?

Арина: У нас нестандартная внешность для российского кино — так мне кажется. Чаще всего у режиссера заранее есть определенное видение, подходишь ты на роль или нет, и иногда типаж важнее, чем твое мастерство. Плюс ты можешь сыграть не очень, но так общаться, что это понравится режиссеру, у него сложится образ. Это умение важно для актера, а у меня его почти нет.

Настя: Мне вообще не очень нравится, как в России проходят пробы. Отношение такое: «Ну давай, покажи, на что ты способен!» — от этого многие зажимаются. Во Франции, например, ты чувствуешь большую заинтересованность, даже поддержку.

Мне постоянно присылают сценарии, связанные с балетом. Актерская профессия привлекает меня тем, что я могу открывать в себе новое. А тему балета я для себя за четырнадцать лет исчерпала. Мое амплуа мечты — как у Инны Чуриковой: полукомедийные роли. Я немного клоун! Не надо так на меня смотреть — в хорошем смысле: люблю смешить людей!

Платье и туфли Chanel, платок и варежки «Оренбургская паутинка»

Вы хотите продолжать развиваться в кино?

Арина: Играть — мое хобби, но не профессия. Сам процесс мне кажется скучным, я деградирую. Сижу, жду дубля, потом снимаюсь еще раз и даже не могу книгу почитать в перерыве, потому что все время думаю о роли. День проходит как в тумане.

Настя: Подожди, тут я поспорю! Погружаясь в персонажа, изучаешь себя: нужно обнаружить и вытащить из себя качества, свойственные герою, но не обязательно — тебе. С другой стороны, может, до этого ты в себе их не замечала. Получается, когда работаешь над ролью, развиваешься!

Арина: Ну, лично у меня мысли как-то останавливаются. Мне нравится организовывать процесс и руководить им, а не быть исполнителем.

И какие в связи с этим выводы?

Настя: У меня в Париже появился очень хороший агент, он видит мое амплуа, советует правильные роли и настаивает на том, чтобы я сделала визу. Меня только что не взяли в сериал канала Amazon, хотя я прошла пробы и меня утвердили на роль! Я очень, конечно, расстроена. Так что выводы — заняться документами.

Арина: В июне мы с сестрой сняли короткий метр, который отправим на кинофестивали. Я планировала снять его для поступления в киношколу, но, сложив вместе сюжет, актеров, локации, поняла: может получиться что-то классное.

Настя: Главную роль исполняет бывший балетный однокурсник Арины Женя Шолков, который сейчас поступил в МДТ.

Арина: Сценарий придумала я и сначала хотела работать над фильмом сама, но в итоге мы поняли, что лучше режиссировать вместе.

Настя: Все равно мы с Ариной все время рядом.

Скажите, умеете дополнять друг друга?

Арина: Я меньше волнуюсь.

Настя: Я очень часто паникую. В непредвиденных ситуациях впадаю в ступор, а Арина в этот момент может быстро среагировать.

Арина: Настя хорошо работает на монтаже, потому что она какая-то очень точная, детальная и склонна к перфекционизму.

Что в итоге получилось?

Арина: Фильм о том, что каждый должен заниматься тем, чем ему нравится и что у него хорошо получается, — независимо от пола.

Правильно ли я понимаю?..

Арина: Нет, фильм не про феминизм!

Настя: И не про трансгендеров!

Хорошо, а балет — это пройденный этап? Более вы с ним свою жизнь не связываете?

Настя: Балет нас не покидает!

Арина: И не покинет никогда.

Настя: Я стараюсь заниматься — грустно терять наработанное.

Арина: А я давно не занималась. Но недавно мы задумались о гастролях!

Настя: Многие русские труппы месяцами выступают за границей. Мы подумали: такие гастроли — отличная возможность привести себя в форму, заодно путешествовать и диджеить. И нас тут же позвали в Монако с перформансом: играть музыку и танцевать одновременно.

В нашем детстве было в ходу стихотворение Агнии Барто: «Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота». Это ирония: советский и постсоветский ребенок не должен разбрасываться. А сейчас эта просто-таки обязательная форма существования называется междисциплинарностью. Ты должен уметь все понемногу.

Настя: Я точно должна сделать такую татуировку: эта фраза идеально точно описывает всю мою жизнь. Да, с одной стороны, появилось больше возможностей пробовать себя в любой сфере. Еще пятнадцать лет назад девочка без профильного образования никогда бы не сняла фильм, попросту не было такой технической возможности. С другой стороны, когда занимаешься всем одновременно, распыляешься и не можешь всю свою силу направить на самое важное. Поэтому я пытаюсь методом проб понять, что мне ближе всего.

Арина: Я пока выбираю из диджейства, актерской профессии, режиссуры и юриспруденции.

Юриспруденции? Вот это сейчас было неожиданно!

Арина: Когда я решила уйти из балета, то стала размышлять, кем же я хочу быть. И поняла, что судьей. Так я оказалась на юридическом факультете. Балет — режимная история: утром занимаешься классикой, потом репетиции, обед, репетиции, спектакль, сон. Все! Балет, возможно, даже скучнее, чем юриспруденция. Нужно быть второй Анной Павловой, чтобы балет превратился в сказку. А я вовремя поняла, что это не моя история.

Настя: Я ушла из Мариинского театра, потому что меня позвали в два кинопроекта. Отпроситься не получилось, и пришлось выбирать: либо я снимаюсь, либо остаюсь танцевать. К тому моменту меня тоже разочаровал балет. Когда я училась, мне все представлялось таким возвышенным! Мы с подругами каждый день ходили за кулисы Мариинского: смотрели, представляли, мечтали. А на деле, если ты не прима, все не так радужно. И времени на развитие других талантов не остается.

Театральная система для вашего поколения — недостаточно гибкая?

Настя: Я знаю много талантливых танцовщиков, которые боятся уйти из системы, потому что возраст, ипотека, семья. Проблема в том, что ты с детства занимаешься исключительно танцем и кажется, что у тебя нет других талантов вообще. Люди в балетной профессии часто остаются инфантильными, они все время под присмотром. Представьте, репетиция, у станка сорокалетние мужчины, а педагог им кричит: «Вася, тяни носок!» Ты как будто в вакууме и не понимаешь, что где-то еще есть жизнь. В то же время балет — это прекрасное искусство, я его очень люблю. Но теперь уже только смотреть.

Арина: Хорошо, что сейчас ситуация меняется и недавние выпускники Вагановки занимаются современной хореографией, придумывают себе параллельные с театром проекты. Про балет, кстати, можно было бы и фильм снять, потому что хороших на эту тему просто удручающе минимальное количество.

Настя: Когда я училась в Вагановской академии, вышел «Черный лебедь» Даррена Аронофски, и мне он ужасно не понравился. А в прошлом году на балу в Эрмитаже я танцевала дуэт из фильма «Полина» Прельжокажа и на главной лестнице нос к носу столкнулась с ним — с Аронофски! У меня в моменты совпадений и случайных встреч сразу дико начинают генерироваться идеи, и я, естественно, подошла поздороваться. Сказала, что я балерина — и в восторге от «Черного лебедя», что на тот момент было абсолютной неправдой. Но сработало! Даррен расцвел и позвал нас с Ариной на неофициальное афтепати Эрмитажного бала — мы отправились в клуб «Клуб» в компании с Покрасом Лампасом, Аглаей Тарасовой, ее мамой, Ксенией Раппопорт, и очень хорошо провели время, надо сказать.

Пришлось пересмотреть «Черного лебедя» еще раз! Видимо, прошло время, и я увидела в фильме совсем другие смыслы — он мне понравился! Раньше я обращала внимание на неправдивость изображения балетной жизни, а теперь поняла, что он о нездоровом перфекционизме, одержимости, которая редко приводит к чему-то хорошему, но без которой сложно стать великим творцом. Потом мы еще встречались с Аронофски в Нью-Йорке, когда я ездила на актерские курсы.

Что, кстати, за курсы?

Настя: А это еще одна история про то, как важны случайные встречи! Однажды я шла по улице и случайно встретила Жюльет Бинош…

Это на до в районе Рубинштейна ходить, чтобы Бинош встретить?

Настя: Я бы все-таки рекомендовала парижские улицы. Так вот, вместе с Жюльет мы снимались у Анжелена Прельжокажа в фильме «Полина». И она посоветовала мне курсы коуча Сьюзан Бэтсон (Susan Batson), которая в том числе работает с Николь Кидман. Так я поехала за ней сначала в Берлин, а потом в Нью-Йорк! Метод называется «Правда», и его суть в том, что ты учишься не изображать, а вытаскивать из себя все, что нужно для роли. Часть уроков — реальные психологические тренинги, когда каждый выходит в центр зала, делится детскими травмами, все в итоге рыдают, а педагог с этим помогает справляться. Может, звучит дико, но этот метод реально работает!

«Правда» тебя изменила?

Настя: Да! Но просто это не было! На тренинг со всего мира прилетели очень знаменитые актеры, а я ведь не профессионал и всю неделю стеснялась, не могла раскрыться. А в последний день нам дали задание — невероятно сложную сцену — и, как я ни старалась, как ни пыталась дать драмы и пустить слезу, ничего не получалось. Я думала: «Может, и не заниматься мне этим? Ну раз не получается, надо просто забить!» Но в момент, когда я вышла на сцену с решением забить, получилось просто нереально круто. В итоге я и рыдала, и кричала — из меня вышло абсолютно все. Это был поворотный момент: я поняла, что нужно просто отпустить! И это, наверное, главный был для меня урок.

Арина, а тебе в чем хотелось бы прокачаться?

Арина: Я хотела бы научиться техническим моментам кинопроизводства. Как руководить процессом съемок, какой должна быть команда и как с ней правильно взаимодействовать, как получить картинку, которую я хочу, как ставить свет и как монтировать. Идеям не учат: они у тебя либо есть, либо нет. Еще мне бы хотелось научиться лучше коммуницировать. Ты не можешь создать свой мир в одиночку: нужно направлять людей, организовывать их, располагать к себе.

У кого бы ты хотела учиться?

Арина: Мне интересен метод Александра Сокурова. На курс в Нальчике он набрал учеников, которые, условно, были как чистый лист: не ходили в музеи, не смотрели кино. Сокуров их образовывал, а за счет того, что у его студентов не было стереотипов, сейчас у них получаются интересные, необычные проекты, такие как у Кантемира Балагова. В этом году Александр Николаевич набрал курс в Институте кино и телевидения в Петербурге — но я об этом поздно узнала!

Чистым листом тебя не назвать, но, выучись ты на режиссерском курсе, что бы снимала?

Арина: Меня цепляют жизненные сюжеты — не только фантазийные сказки. Тот же Сокуров в своей лекции говорит, что стоит просто посмотреть вокруг: сюжетов масса на квадратный метр нашей жизни, а кино снимают банальное и одинаковое. Мне хотелось бы придумать какую-нибудь мистическую историю, качественный ужастик.

Ваше поколение — визуа лы. Что д ля вас важнее: картинка или нарратив?

Настя: Красота кадра для нас и правда очень важна. Мы часто обсуждаем, что в нашем отечественном кино это одна из самых больших проблем.

Арина: При этом важна не только операторская работа, но и дизайн, костюмы, свет. Тот же Балагов в обоих своих фильмах ювелирно работает со светом, что тоже сильно выделяет его из остальных. Конечно, картинка без смысла — это пусто и плоско, поэтому, наверное, они по-прежнему имеют равное значение.

В фильме «Кислота», где у меня была роль, за картинку отвечала оператор Ксения Середа. Как раз Ксения хорошо видит кадр и выстраивает его картинно: «Дылда» Балагова — тоже ее работа. С режиссером Сашей Горчилиным они доверяли друг другу абсолютно, как лучшие друзья. Иногда Ксения показывала Саше два варианта решения кадра, а он говорил: «Я ничего в этом не понимаю. Выбирай сама!» Так что важна и хорошая команда — особенно в молодом кино. Например, наш фильм точно не будет суперпрофессиональным, но как минимум будет необычным — и картинкой, и сюжетом.

Арина, тем не менее ты, кажется, единственная актриса, у которой нет инстаграма.

Арина: У меня с этой социальной сетью сложные отношения. Когда я поняла, что, собираясь в поездку, думаю о том, какие фотографии я оттуда выложу, я поняла: это какая-то жизнь для подписчиков получается — и удалилась. Наверное, такой ход событий логичен для человека с интровертным складом характера, как у меня. Хотя я понимаю: инстаграм — это и рабочий инструмент.

На Арине: берет Walk of Shame, водолазка Etro (BOSCOFAMILY). На Насте: берет Walk of Shame, водолазка Etro (BOSCOFAMILY)

Что в вас вложили родители?

Настя: Мама окончила петербургскую консерваторию по классу фортепиано, у папы — юридическая фирма. В детстве у нас была традиция каждые выходные ходить в музей, что лично я просто ненавидела. Мы должны были смотреть картины и объяснять, почему нам понравилась та или иная.

Арина: Мы слышали столько опер, сколько многие не слышали за всю жизнь.

Настя: Моим любимым был вагнеровский цикл «Кольцо нибелунга». Бедный папа вынужден был сидеть со мной часами в Мариинском театре несколько вечеров подряд.

Арина: Еще мы постоянно путешествовали, причем в невероятные места, например в Патагонию. Обязательно нужно иметь свое мнение — так воспитывал нас папа. И единственное, где своего мнения не могло быть, — это спор с папой, конечно.

Настя: Нас настраивали, что мы должны стремиться к большему, покорять мир, искать себя. Но при этом папа с мамой иногда спрашивают: «А когда же мужья и где внуки?»

Арина: То, что мы придумали диджей-дуэт Deux Dos, — логично. С мамой мы с детства занимались музыкой, а папа — меломан, у него огромная коллекция пластинок: классика, Beatles, Pink Floyd.

Настя: У меня вообще профессия мечты — дирижер! Обожаю, как работает Теодор Курентзис.

Арина: Но пока мы будем развиваться в диджеинге и планируем писать музыку сами.

Скажите, а вас не раздражает, когда к вам обращаются как к некоему единому целому?

Арина: Очень раздражает! Нас даже на кинопробы часто зовут вдвоем — и бывает, на одну роль. А бывает, кто-то из нас от проекта отказывается, и тогда вторую тоже не берут. Пользуясь служебным положением, обращаемся ко всем: люди, поймите, мы отдельные творческие единицы!

Благодарим Вадима Дымова, а также администрацию гостиницы «Сокол» в г. Суздаль за помощь в организации съемки.

Фото: Абдула Артуев
Художественный руководитель: Яна Милорадовская
Стиль: Эльмира Тулебаева
Продюсеры: Ксения Гощицкая, Ирэна Азаркевич
Прически: Мила Белова
Ассистент стилиста: Аня Хамиш
Макияж: Chanel
Уход: Chanel Hydra Beauty Microcrème, Chanel Hydra Beauty Essencemist, Chanel Hydra Beauty Micro Gel Yeux
Макияж Насти: тон Chanel Les Beiges Glow Medium Light; румяна Chanel Rouge Coco Lip Blush 416; брови Chanel Le Crayon Sourсils 808, Chanel Lа Palette Sourcils 50; подводка и тени Chanel Stylo Yeux Waterproof 943, Chanel Ombrе Première 808; тушь Chanel Inimitable 30; помада Chanel Rouge Coco Lip Blush 416
Макияж Арины: тон Chanel Sublimage le Teint 10; румяна Chanel Rouge Coco Lip Blush 416; брови Chanel Le Crayon Sourcils 810, Chanel La Palette Sourcils 50; подводка и тени Chanel Stylo Yeux Waterproof 943, Chanel Ombrе Première 808; тушь Chanel Inimitable 30; помада Chanel Rouge Coco Lip Blush 416

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Легенда Легенда

Писатель Людмила Петрушевская и ее сын художник Федор Павлов-Андреевич

Собака.ru, сентябрь'19
«Прошу, позаботься о маме». Чему учит опыт будийского монаха в общении с родителями «Прошу, позаботься о маме». Чему учит опыт будийского монаха в общении с родителями

Мы уделяем мало времени любимым людям из-за своей вечной занятости

Forbes, сентябрь'19
Россию ожидают 500 млрд грязных потерь Россию ожидают 500 млрд грязных потерь

Эксперты оценили последствия новых международных стандартов для судового топлива

РБК, сентябрь'19
12 признаков излечения от токсичного детства 12 признаков излечения от токсичного детства

Недостаток любви и токсичные отношения в детстве сказываются на взрослой жизни

Psychologies, сентябрь'19
Окупаемость в пять курьеров Окупаемость в пять курьеров

Сервис становится главным конкурентным преимуществом интернет-магазинов

Эксперт, сентябрь'19
SOS: как мы ведем себя в чрезвычайных ситуациях SOS: как мы ведем себя в чрезвычайных ситуациях

Реакции на экстремальную ситуацию могут быть очень разными

Naked Science, февраль'19
Витамины для мужчин при планировании ребенка: какие нужны и нужны ли они вообще Витамины для мужчин при планировании ребенка: какие нужны и нужны ли они вообще

А вот и сюрприз — в рождении ребенка участвует не только женщина

Playboy, сентябрь'19
Между новыми санкциями и старым сдерживанием Между новыми санкциями и старым сдерживанием

В конгрессе США началось обсуждение двух версий бюджета Пентагона на 2020 год

РБК, сентябрь'19
Садись, пять! Садись, пять!

Рассказываем, как избавиться от синдрома отличницы

StarHit, сентябрь'19
6 вредных привычек в разговоре, которые бесят любого собеседника 6 вредных привычек в разговоре, которые бесят любого собеседника

Маленькие нюансы, которые выставляют тебя не в лучшем свете

Playboy, сентябрь'19
Страх слепоты: 9 способов избежать ухудшения зрения Страх слепоты: 9 способов избежать ухудшения зрения

Для профилактики болезней глаз и снижения зрения мы делаем преступно мало

Популярная механика, сентябрь'19
Особа важная Особа важная

Джулианна Мур о самом важном

Grazia, сентябрь'19
В Европе тестируют аэротакси: видео В Европе тестируют аэротакси: видео

Испытания впервые были проведены в небе над населенным пунктом

National Geographic, сентябрь'19
9 лайфхаков с пищевой пленкой, которые пригодятся каждому 9 лайфхаков с пищевой пленкой, которые пригодятся каждому

А вы знали, что с пищевой пленкой можно сделать еще и это?

Популярная механика, сентябрь'19
Свободный полет: как вести себя со взрослыми детьми Свободный полет: как вести себя со взрослыми детьми

Многие родители с трудом отпускают любимых детей во взрослую жизнь

Psychologies, сентябрь'19
Нам незачем больше встречаться Нам незачем больше встречаться

Андрей Малахов перечитывает сообщения от Аллы Константиновны Вербер

Tatler, октябрь'19
Рубцы истории Рубцы истории

Как воссоединяли Белоруссию 80 лет назад

Огонёк, сентябрь'19
Новая этика: как вести себя в эпоху соцсетей и гендерного равенства Новая этика: как вести себя в эпоху соцсетей и гендерного равенства

Рассказываем, как никого не обидеть в наше время

РБК, сентябрь'19
В Китае тестируют систему оплаты проезда с помощью сканирования лиц В Китае тестируют систему оплаты проезда с помощью сканирования лиц

Китайские разработчики внедряют технологию распознавания лиц для оплаты услуг

National Geographic, сентябрь'19
Фотоны против мошенников Фотоны против мошенников

Будущее защиты данных и денег — за квантовыми методами и поведенческим анализом

Эксперт, сентябрь'19
Создайте нормальные условия для бизнеса Создайте нормальные условия для бизнеса

И тогда российские компании не будут уступать конкурентам

Эксперт, сентябрь'19
В «Русской Арктике» для моржей сыграли на баяне (кажется, им понравилось!) В «Русской Арктике» для моржей сыграли на баяне (кажется, им понравилось!)

Моржи проявили большой интерес к музыке

National Geographic, сентябрь'19
От «Чужого» до «Хищника»: 10 лучших фильмов про инопланетян От «Чужого» до «Хищника»: 10 лучших фильмов про инопланетян

Фильмы про НЛО и внеземные цивилизации

РБК, сентябрь'19
Адела Нормандская Адела Нормандская

Адела Нормандская — дочь короля, сестра двух королей и мать короля

Дилетант, октябрь'19
7 признаков того, что тебе уже пора валить из провинции в мегаполис 7 признаков того, что тебе уже пора валить из провинции в мегаполис

Некоторые проблемы может решить только переезд

Playboy, сентябрь'19
Боги танца Боги танца

Современный танцевальный пантеон чрезвычайно многолик

Elle, октябрь'19
Одна вокруг света. Чем опасны для туристов эфиопские дети Одна вокруг света. Чем опасны для туристов эфиопские дети

Маленькие разбойники на большой дороге и неизвестная инфекция

Forbes, сентябрь'19
Под несчастливой «Звездой» Под несчастливой «Звездой»

«Роснефти» пришлось снова сменить подрядчика на строительстве суперверфи

РБК, сентябрь'19
Как сэкономить до 70% во время шопинга Как сэкономить до 70% во время шопинга

Чтобы шопинг принес вам удовольствие, к нему стоит подготовиться

Домашний Очаг, октябрь'19
Как в России готовят ремейк американского ипотечного кризиса Как в России готовят ремейк американского ипотечного кризиса

Одна из главных причин распространения ипотечного кризиса 2007-2009 годов

Forbes, сентябрь'19