Книги: Евгений Водолазкин

Каждая книга доктора филологических наук — событие для всей страны

Собака.ruРепортаж

Книги: Евгений Водолазкин

Каждая книга доктора филологических наук — бестселлеры «Соловьев и Ларионов», «Лавр», «Авиатор» — событие для всей страны. Не стал исключением и вышедший в издательстве АСТ роман «Брисбен» — переосмысленный в сюжет личный опыт переезда автора из Киева в Петербург.

Текст: Игорь Топорков
Фото: Алексей Сорпов

Квартира архитектора Андрея Дмитриева. Архитектор Андрей Дмитриев превратил свою квартиру на Большой Конюшенной улице в арт-объект, наполненный антиквариатом.

Вы переехали из Киева в Ленинград в двадцать два года, поступив в аспирантуру Института русской литературы Академии наук СССР. Тосковали по родному городу?

Я радовался, открывая для себя Ленинград. Конечно, тоска по Киеву была. Сейчас она соединилась с грустью. Для этого, увы, есть причина — то, что происходит на Украине с 2014 года. Мой переезд в Ленинград в какой-то мере был возвращением. До переворота 1917 года наша семья жила в Петербурге, мой прадед был здесь директором гимназии. Во время Гражданской войны он присоединился к Белому движению, а потом принял разумное решение перебраться в Киев, где его никто не знал. Сейчас я — снова в Петербурге, а родителей уже нет в живых.

Бабушка описывала мне свое петербургское детство. Она помнила здешние зимы, себя и брата в меховых шубках, искрящихся на солнце… Рассказы бабушки сопровождали все мое детство, поэтому Петербург для меня — это как Брисбен для героини моего романа (город в Австралии, в котором мечтает жить мать главного героя одноименного романа Евгения Водолазкина. — Прим. ред.). Переехав в Петербург, я генетической памятью узнавал эти улицы. И ни тогда, ни сейчас у меня не было мысли о том, чтобы переехать куда-то еще.

Петербург вас не разочаровал?

Нет, хотя у меня сложные отношения со здешним климатом: с ноября по февраль у меня бессонница, притом что в белые ночи сплю как убитый. Я до сих пор помню ощущение счастья в тот момент, когда впервые соприкоснулся с Петербургом, и до сих пор испытываю уколы этого счастья.

Петербург для вас — зона комфорта или дискомфорта?

Зона комфорта — это ванна. Слово «комфорт» плохо приложимо к такому холодному городу, пронизанному ветрами, снегами и туманами. Как говорил академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, Петербург — город трагической красоты. А трагическая красота не может быть комфортной. Поэтому из этих двух определений — если уж рассуждать в таких терминах — я склонен выбрать «дискомфорт».

Кстати, о Лихачеве. Сейчас о нем вспоминают очень мало, хотя даже в нулевые, уже после его смерти, регулярно цитировали и обсуждали. Почему так произошло?

Дело точно не в Дмитрии Сергеевиче, потому что его мысли в полной мере сохранили свою актуальность и сегодня. Значит, нет запроса. Почему? Мне самому это до конца не ясно. Сейчас происходит перестройка общественного сознания, и общество, видимо, само не понимает, что ему нужно. Когда эта перестройка завершится, возвращение к приоритету культуры, о которой говорил Лихачев, станет возможным.

В ваших романах — начиная с «Соловьева и Ларионова» и заканчивая «Брисбеном» — действие происходит в нескольких эпохах, в «Лавре» — в XV веке. При этом очевидно, что вы пишете о современности. Почему русская литература говорит о том, что происходит сейчас, знаками прошлого?

Литература должна обладать глубиной истории. Чтобы делать ответственные заявления, нужен стереоскопический взгляд, берущий начало далеко в прошлом. Только такой взгляд обеспечивает взвешенность и ценность высказывания. К тому же отсутствие каких-то качеств в нынешней эпохе будет выглядеть ярче, если показать их наличие в другом времени, на этом во многом построен «Лавр». Даже исторические романы — это зеркало, в которое смотрится современность. И часто видит себя в нем не в лучшем виде.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Охрана осуществляется Охрана осуществляется

Председатель КГИОП сделал комитет первым в городе по сбору макулатуры

Собака.ru, июль'19
Анекдоты Анекдоты

Обычно мы шутим сами. Но иногда, шутки ради, печатаем шутки других

Maxim, июль'19
Семь чудес света Семь чудес света

Кому выпадет честь быть крестным отцом сына принца Гарри и Меган Маркл

Tatler, июль'19
Жирно не будет Жирно не будет

Уж если делать культ из еды, то со всей одержимостью

Вокруг света, июль'19
Необычный тюлень в необычном озере Необычный тюлень в необычном озере

Уникальные природные условия создают удивительных животных

National Geographic, июль'19
Вездесущий натрий Вездесущий натрий

Натрий окружает нас повсюду

Наука и жизнь, апрель'19
Алла Михеева: «Хочу двоих детей!» Алла Михеева: «Хочу двоих детей!»

Ведущая Алла Михеева поделилась, кто из мужчин довел ее до слез

StarHit, июнь'19
Рыжиковое масло Рыжиковое масло

О масле из семян рыжика посевного

Наука и жизнь, март'19
Оба снизу Оба снизу

Как использовать свою лень во благо

Домашний Очаг, июль'19
Отчаянные головоломки. Сборка кубика Рубика вслепую Отчаянные головоломки. Сборка кубика Рубика вслепую

Как собрать кубик Рубика с закрытыми глазами

Наука и жизнь, июнь'19
Небо. Самолет. Девушка Небо. Самолет. Девушка

Ровно двадцать лет назад погибли Джон Кеннеди-младший и Кэролин Бессетт

Tatler, июль'19
Игра престолов Игра престолов

Неужели теплые отношения герцогов Сассекских и Кембриджских – только видимость

Grazia, июнь'19
Человек-кремень Человек-кремень

О русском кино, внутренней свободе и актерских техниках как опыте трансмедитации

OK!, июнь'19
MAXIM посмотрел фантастический триллер «Дитя робота» и делится увиденным MAXIM посмотрел фантастический триллер «Дитя робота» и делится увиденным

Это триллер, и в какой-то момент он станет жестоким и черствым

Maxim, июнь'19
Pharaoh Pharaoh

Фараон – главный рулевой рэп-сцены

Esquire, июнь'19
Анастасия: «В брачном контракте все завещаю Юлиану» Анастасия: «В брачном контракте все завещаю Юлиану»

Супруги рассказали «СтарХиту», с какими проблемами столкнулись в браке

StarHit, июнь'19
Будущие фильмы Marvel. Надежные инсайдеры и участники выдают первые секреты Будущие фильмы Marvel. Надежные инсайдеры и участники выдают первые секреты

Давай разбираться, что будет в так называемой четвертой фазе Marvel

Maxim, июнь'19
Molly: Если ты знаешь, к чему стремишься, никто не сможет тебе помешать Molly: Если ты знаешь, к чему стремишься, никто не сможет тебе помешать

В жизни Ольги Серябкиной много перемен

Cosmopolitan, июль'19
Бог мелочей Бог мелочей

Испания очень разная. Это и делает путешествие особенно привлекательным

Psychologies, июль'19
Деревенский Пантеон Деревенский Пантеон

Как Алферьево стало скульптурным феноменом

Огонёк, июль'19
Петербургский проектно-ориентированный Петербургский проектно-ориентированный

В первый день ПМЭФ чиновники говорили о национальных проектах

РБК, июнь'19
Власти не могут выйти на индивидуальную пенсию Власти не могут выйти на индивидуальную пенсию

Какие вопросы новой системы ИПК остаются открытыми

РБК, июнь'19
Ирина Медведева: «Не снимусь голой даже за миллион долларов» Ирина Медведева: «Не снимусь голой даже за миллион долларов»

Звезда шоу «6 кадров» рассказала, из-за чего спорит с мужем-французом

StarHit, июнь'19
Заводной мандарин Заводной мандарин

Узники китайских лагерей рассказывают про общество будущего

Русский репортер, июнь'19
Пенсии в обмен на санкции Пенсии в обмен на санкции

Резервы ПФР могут забрать из банков, соблюдающих антироссийские ограничения

РБК, июнь'19
Перекупщики сойдут со сцены Перекупщики сойдут со сцены

Госдума предложила сделать билеты в театр невозвратными

РБК, июнь'19
Здесь творили историю Здесь творили историю

Чем живут и на что надеются участники стройки века

Огонёк, июль'19
Солнечная крапивница Солнечная крапивница

Кому грозит солнечная аллергия и можно ли с ней справиться

Лиза, июнь'19
Бориску на царство? Бориску на царство?

Тереза Мэй уходит с поста премьер-министра Соединенного Королевства

Эксперт, июнь'19
Земляничная пора Земляничная пора

Делимся секретами богатого урожая!

Лиза, июнь'19