Отрывок из книги «Мы живем на Сатурне» о людях с пограничным расстройством

PsychologiesКультура

Религия, алкоголь и наркотики: почему люди с пограничным расстройством ищут себя в них

960x540_0xac120003_4069419841665756052.jpeg
фото: Shutterstock/Fotodom.ru

Почему для людей с пограничным расстройством личности (ПРЛ) характерно саморазрушительное поведение? Ответ на этот вопрос есть у Дарьи Завьяловой, которая прошла путь от ложных диагнозов и зависимостей до поддержки психотерапевта и открытия себя настоящей. В своей книге «Мы живем на Сатурне. Как помочь человеку с пограничным расстройством личности» (издательство «Альпина Паблишер») она рассказывает об особенностях ПРЛ, переживаниях «пограничников» и способах им помочь. Публикуем фрагмент из этого труда.

Американский психолог, создатель диалектической поведенческой терапии Марша Линехан отмечает, что пациенты с ПРЛ «восприимчивы к духовному опыту». Когда это процитировали в одной из групп поддержки людей с пограничным расстройством личности, в комментариях иронично заметили: «Конечно, восприимчивы — иначе крыша может вообще отлететь».

От этого замечания я немного загрустила. Конечно, если это действительно кому-то помогает — здорово. Но на мне это не сработало.

Знаете, как высокий человек неосознанно сутулится, если вокруг него только люди низкого роста? Я вела себя примерно так же. Даже если я чувствовала, что преобладающая точка зрения слишком узка для меня, я все равно подчинялась ей, надеясь войти в состояние потока. Мне было жизненно необходимо встроиться в какое-то общество с правилами и рамками.

ПРЛ временно позволяло мне это, а потом дергало поводок: пойдем, мы здесь уже все знаем и во всем разочаровались — поищем что-то посущественнее. В итоге мое расстройство пережевало и выплюнуло любой духовный опыт, который только может предложить этот мир: от религии и идеологии до психоактивных веществ и алкоголя.

Верую, ибо абсурдно

Мир «мистического и непознанного», увы, похож на интернет: что бы вы там ни искали, обязательно найдете. При этом чаще всего рационального зерна там не будет, конечно, но даже временная поддержка может оказаться критично важной.

Я попыталась примерить на себя с десяток религиозных систем, при этом не отказываясь полностью от научного подхода. Он всегда был для меня самым верным и безопасным, но до конца все-таки не удовлетворял — и вот почему.

Религия дает крайне простые ответы на самые критичные для пациента с ПРЛ вопросы: «Кто я?», «Что я должен чувствовать?», «Как мне реагировать?». Вне религии, например в науке, приходится кропотливо разбираться в сложных вещах, и оказывается, что все твои эмоции, реакции, проблемы и отношения — не божественный замысел, а результат химических процессов. Иногда этот процесс можно (хотя и с трудом) контролировать, иногда — нельзя.

Это шокирует и вызывает протест.

Примерно по тем же причинам, то есть из-за простых ответов на сложные вопросы, религия остается популярной даже среди тех, кто не болен ПРЛ. Просто беспокойства «обычных» людей выкручены у нас до максимума; в остальном их природа ничем не отличается.

И здоровому, и пограничному мозгу нравятся простые ответы

Но безусловное принятие любых религиозных догм тоже вызывало у меня протест. Поэтому, например, оказавшись в кругу политеистов, я даже различных божеств видела как концентрацию идей.

На моей первой татуировке, которая относится как раз к тому времени, изображен Чернобог — он воплощает отрицание всего, даже самого себя. Получилось вполне символично; до постановки диагноза «ПРЛ» оставались годы, а я уже подошла к характерной для пациентов мысли — «меня нет, я невозможна и неприемлема».

Как-то из-за татуировок меня остановил наряд патрульно-постовой службы. Два сотрудника, оба, кажется, младше меня, спросили, не состою ли я в какой-нибудь секте, и потребовали показать документы. С каменным психопатическим лицом я объяснила: понятия не имею, что именно набито на моей коже.

— Да все сейчас так делают. Стильно, модно, молодежно.

Я знала, что ответ поставит их в тупик, — и он поставил. Настолько, что никто из них даже и не взглянул в мой паспорт. На это я и рассчитывала: тогда я не догадывалась, что у меня ПРЛ, но о способности «считать» человека за секунду давно знала. Это, кстати, один из самых неожиданных подарков от пограничного расстройства, и мы к нему еще вернемся.

В то время мне вообще частенько приходилось общаться с сотрудниками правоохранительных органов, и каждый раз это происходило примерно так: внешне спокойно, но с чувством острого кайфа внутри. Что вы мне сделаете, раз я формально ничего не нарушаю? А случались эти эпизоды и из-за татуировок, и из-за символики радикальных идеологий, и просто из-за того, что я была в гуще протестной толпы.

— Зачем в Москву приехали? — спросил как-то полицейский, увидев в паспорте мою подмосковную прописку.

— Гуляю.

Он протянул мне паспорт.

— Много вас тут… гуляющих.

— А я не с ними, — ответила я и окинула взглядом толпу из пяти-шести сотен людей. И это была чистая правда. Не веря в то, что протесты могут что-то изменить, я все равно лезла в эту толпу — здесь была жизнь, здесь люди были объединены чем-то общим, и я страстно хотела побыть среди них.

«Пограничной личности особо притягательными кажутся культовые группы, сулящие безусловное принятие, структурированные социальные рамки и четко очерченные пределы идентичности» — Джерольд Крейсман, Хэл Страус, «Я ненавижу тебя, только не бросай меня: Пограничные личности и как их понять».

Любая идеология в итоге оказывалась какой-то мелкой возней, приправленной политикой, — и я снова обращалась к мистическому, испытывая при этом отчаянный стыд: ведь я же человек с научным мышлением, я не верю в божественный замысел!..

Но мне очень этого хотелось. Мне было все равно, откуда придет рука помощи.

Шаманская болезнь1, например, иногда объясняется наличием эпилептического очага, иногда — шизофренией или истерией (это устаревший в психиатрии термин, но по отношению к шаманской болезни встречается именно такая формулировка). В то время мне как раз ошибочно диагностировали шизофрению. Если это так сложно лечить в традиционных обществах, думала я, значит, с этим справляются немедицинскими методами, и усаживалась за изучение вопроса. Как-то раз я даже говорила с учеником настоящего шамана, и он, не зная о моем диагнозе, предположил у меня ту самую шаманскую болезнь.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Что делать, чтобы доходы мужа выросли: 7 советов для жены Что делать, чтобы доходы мужа выросли: 7 советов для жены

За каждым успешным мужчиной стоит женщина, которая… ему не мешает

Psychologies
Не курить! Как избавиться от запаха табака в доме Не курить! Как избавиться от запаха табака в доме

Запах дыма может сохраняться в течение очень долгого времени

TechInsider
«Вера»: роман о заблуждениях, из-за которых женщины готовы мириться с зависимостью «Вера»: роман о заблуждениях, из-за которых женщины готовы мириться с зависимостью

Отрывок из романа Элизабет фон Арним «Вера»

Forbes
Новые черные комедии на любой вкус Новые черные комедии на любой вкус

Фильмы и сериалы, авторы которых не боятся черного юмора

Maxim
8 токсичных фраз, которые люди с высоким эмоциональным интеллектом советуют никогда не использовать 8 токсичных фраз, которые люди с высоким эмоциональным интеллектом советуют никогда не использовать

Фразы, которые люди с высоким эмоциональным интеллектом не используют

Inc.
Ханнес Ростам: «Томас Квик. История серийного убийцы». Расследование, перевернувшие представление о работе судебной и медицинской систем Швеции Ханнес Ростам: «Томас Квик. История серийного убийцы». Расследование, перевернувшие представление о работе судебной и медицинской систем Швеции

Работа, посвященная первому шведскому серийному убийце Томасу Квику

СНОБ
В чем польза квашеной капусты: 6 фактов о величайшей из закусок В чем польза квашеной капусты: 6 фактов о величайшей из закусок

Подвергшаяся ферментации капуста — удивительное биохимическое явление

Maxim
Раз и навсегда: как изменилась жизнь подростков за последние 50 лет Раз и навсегда: как изменилась жизнь подростков за последние 50 лет

Как жили дети и подростки, когда не было интернета, а дружба была «навсегда»

СНОБ
Алена Яковлева: Алена Яковлева:

Алена Яковлева уже более тридцати пяти лет служит в Театре сатиры

Караван историй
Как работает катапультируемое кресло в самолете Как работает катапультируемое кресло в самолете

С ростом скоростей катапульта превратилась в настоящий шедевр технической мысли

Maxim
Главные особенности вин из «цимлянского черного» Главные особенности вин из «цимлянского черного»

Почему моновина из «цимлянского черного» производят всего несколько виноделен

СНОБ
На подходе — искусственный разум На подходе — искусственный разум

Смогут ли физики приблизить будущее?

Наука
Сотня дней: как отмена решения «Роу против Уэйда» повлияла на американскую политику Сотня дней: как отмена решения «Роу против Уэйда» повлияла на американскую политику

Волна запретов абортов на уровне штатов вынудила клиники в этих штатах закрыться

Forbes
Футбол – больше, чем все Футбол – больше, чем все

В футбол играют ногами и головой. Разве не странно?

Вокруг света
«Мужской климакс: бывает ли он на самом деле?» «Мужской климакс: бывает ли он на самом деле?»

Существует ли мужской климакс или это все-таки просто болтовня?

Psychologies
Неделя над пропастью Неделя над пропастью

Карибский кризис удивительным образом продлился ровно одну календарную неделю

Наука
Насколько крепко держатся шипы в зимней резине: невероятный эксперимент именитых шинников Насколько крепко держатся шипы в зимней резине: невероятный эксперимент именитых шинников

Как шинники подвесили автомобиль вверх тормашками и главное - зачем?

TechInsider
Лондонская биржа металлов хочет подписать себе приговор Лондонская биржа металлов хочет подписать себе приговор

Запрет на поставки российского металла спровоцирует серьезное сокращение оборота

Эксперт
7 политических лидеров, которые были у власти меньше всего 7 политических лидеров, которые были у власти меньше всего

20 минут у власти: самые короткие сроки правления политических лидеров

Maxim
Электронные помощники водителя. Насколько они нужны? Электронные помощники водителя. Насколько они нужны?

Что именно в машине требует столько чипов, и нельзя ли без этого обойтись?

Цифровой океан
Марина Федункив: В 50 все только начинается! Марина Федункив: В 50 все только начинается!

Путь Марины Федункив – иллюстрация к тому, что всем нам некуда торопиться

Добрые советы
Ссыльная и филантроп: история женщины, чей портрет Австралия увековечила на банкноте Ссыльная и филантроп: история женщины, чей портрет Австралия увековечила на банкноте

Ее история удивительна, но не уникальна

Forbes
Варю борщ в кружевных трусах: какие глупости мы совершаем, когда съезжаемся с мужчиной Варю борщ в кружевных трусах: какие глупости мы совершаем, когда съезжаемся с мужчиной

Собрали бинго глупостей, которые начинают делать девушки, съехавшись с парнем

VOICE
Режим повышенной готовности: как справиться с тревогой от чрезмерной бдительности Режим повышенной готовности: как справиться с тревогой от чрезмерной бдительности

Что делать, если при виде полицейских у метро у вас начинается паника

Psychologies
50 — это новые 30? 50 — это новые 30?

Быть молодым и считаться молодым – разные вещи

Добрые советы
Может ли астроид стереть Землю с лица Вселенной? Отвечают ученые Может ли астроид стереть Землю с лица Вселенной? Отвечают ученые

Каким должен быть астероид, чтобы вся наша планета разлетелась на куски?

TechInsider
Монарх, художница, дизайнер: чем известна единственная в мире правящая королева Монарх, художница, дизайнер: чем известна единственная в мире правящая королева

Маргарет II — иллюстратор Толкина и датская королева

Forbes
Утром стулья, вечером деньги. Как создать бизнес и продлить жизнь старым вещам Утром стулья, вечером деньги. Как создать бизнес и продлить жизнь старым вещам

Создательницы FChairs — о формате и реставрации мебели

СНОБ
Воскресная хандра: почему мы грустим в выходные Воскресная хандра: почему мы грустим в выходные

Почему окончание выходных всегда погружает нас в уныние и мрачные мысли

Psychologies
Андрей Рыженков: «Они сделали себе имя и не видят смысла делиться с работодателем» Андрей Рыженков: «Они сделали себе имя и не видят смысла делиться с работодателем»

Люди и бизнес быстро отреагировали на сдвиги в экономике

РБК
Открыть в приложении