15 лет назад Алёна Михайлова и Лиана Меладзе основали продюсерскую компанию

OK!Знаменитости

На острове Velvet

Евгения Белецкая

На Анне: платье Mango, обувь Christian Louboutin; На Burito: костюм Suitsupply; На Звонком: обувь Jimmy Choo; На Алёне: обувь Baldan; На Владимире: костюм Suitsupply; На Мари: платье Elisabetta Franchi

15 лет назад Алёна Михайлова и Лиана Меладзе основали продюсерскую компанию, созданную по принципу союза единомышленников. Ёлка, Burito, Владимир Пресняков, Мари Краймбрери, Анна Плетнёва, Звонкий — уникальные, самодостаточные и мегаталантливые артисты, совершенно непохожие друг на друга, усилиями этих двух ярких женщин объединены в одну команду. Команду мечты.

Наша история — одно из редких появлений в прессе Алёны и Лианы. И если Алёна Михайлова иногда, но дает интервью прессе, то у Лианы Меладзе, по ее признанию, это была вторая фотосессия в жизни. Почему вы скрываетесь?

Алёна: Пусть за нас говорят наши дела. А самопиаром заниматься нам неинтересно. Мы ходим куда-то только по делу и только когда выступают наши артисты. Мы практически не ездим на фестивали, кроме своего собственного Livefest в Сочи. Лучше мы посидим с кем-нибудь из артистов на студии — это будет гораздо эффективнее.

Лиана: Мы держимся особняком, потому что нам очень хорошо и комфортно в своей семье (мы так называем нашу команду и никак иначе). Безусловно, нам нужны коммуникации, мы дружим с прессой, с медиаструктурами, но мы не любим большие скопления других артистов, нам комфортно у себя, здесь, в нашем офисе, на острове Velvet.

Это все-таки необычно для нашего шоу-бизнеса. В вашем случае вся слава достается вашим артистам.

А: Вот и прекрасно. Так и должно быть. Мне, например, достаточно понимать, что я немножечко вершитель судеб. Когда в машине я слышу песню нашего артиста, от которой уже, по идее, должно укачивать из-за количества разных версий, я испытываю невероятное удовольствие, потому что с этими песнями люди встречаются, они под эти песни женятся, у них переворачиваются судьбы... То есть мы с помощью наших артистов впускаем невероятную энергию любви в мир, и люди ее ловят. Это не один человек, не два, а миллионы, и мы к этому причастны. Вот это самый удивительный кайф.

История Velvet Music началась 15 лет назад, но вас на рынке знают с 90-х. Расскажите, как вы познакомились, с чего всё начиналось.

А.: Начнем с меня, потому что я начала чуть раньше. При моем тяготении к гуманитарным наукам и к музыке я училась кибернетике в авиационном институте в Казани, потому что мои родители работали на авиационном заводе. Отец всегда говорил: «Держись за заводскую трубу — не пропадешь». Параллельно у меня был рок-клуб, где я занималась музыкальным воспитанием подростков. Это был конец 80-х. После окончания вуза я начала заниматься организацией фестивалей, пока в один прекрасный момент мой друг, который уехал в Москву, не позвал меня в столицу, чтобы помочь ему создать первую в истории России музыкальную компанию — «Студию «Союз». Ему нужны были люди, а в Москве он толком никого не знал. Надо понимать, что это было начало 90-х — время, когда всё кипело и бурлило: у людей появились невероятные возможности, и хотя делать всё приходилось на коленке, но можно было пробовать создать всё что угодно, потому что ничего, по сути, в тот момент еще не было. Нам всем было чуть больше 20 лет. Всё, что мы делали, было захватывающе, интересно, ново. Это поглотило, мы работали круглосуточно...

Чтобы читатели немного понимали, о каких временах речь, добавлю, что это момент, когда только появилось интерактивное вещание — радио «Европа Плюс», канал «ТВ-6»… Чем вы занимались на «Студии «Союз»?

Всем на свете. (Улыбается.) Нас сначала было три человека, и нам каждый день были нужны новые люди, потому что мы, к примеру, первыми стали подписывать контракты с артистами — до этого никто ничего не подписывал, музыканты просто приносили свои альбомы и как-то их выпускали. Слово «промо» альбомов появилось тоже впервые... А с Лианой мы познакомились благодаря нашей дружбе с Валерой Меладзе. Хочу сказать, что однажды, попав в ресторан «Арлекино» на концерт Валерия, я услышала его — и обомлела. Меня привел друг, который сказал: «У нас тут выступает уникальный человек с уникальным голосом». Буквально через несколько месяцев у Валеры случился продюсер Евгений Фридлянд, который принес нам первую демокассету Меладзе — его первый альбом, который они создали.

Альбом назывался «Сэра», где первой песней была «Не тревожь мне душу, скрипка…».

Именно. В общем, через короткое время мы так подружились с Валерой, что он как-то зашел ко мне и сказал: «Знаешь, Алёночка, дело такое — у меня есть сестра, она окончила политехнический институт, а в Грузии совсем плохи дела, война, электричество отключают, я ее оттуда забрал, но она не может ничего не делать. Представляешь, втихую от меня пошла продавать бананы...» Короче говоря, Валера предложил мне взять Лиану на любую работу, за что он будет приносить 300 долларов в месяц, чтобы я ей зарплату платила. На первой же встрече Лианочка сказала, что артистами заниматься она бы не хотела, стеснялась, а вот производством — без проблем. Когда Валера через месяц принес мне эти 300 долларов, я развернула его со словами: «Я вообще не понимаю, как мы обходились без нее». Так мы стали работать вместе, постепенно начали дружить... Это случилось...

Л.: ...в апреле 95-го года.

А.: Дальше пусть Лианочка расскажет.

Лиана, как произошло ваше погружение в мир шоу-бизнеса?

Л.: Я, надо сказать, окунулась в музыку гораздо позже, чем Алёнка, потому что долго сопротивлялась. В нашей семье и так были большие проблемы из-за того, что мои братья решили вместо инженеров стать музыкантами. Я с удовольствием окончила политехнический институт, после два года работала дежурным инженером на нефтеперерабатывающем заводе, потом в министерстве, затем устроилась осветителем в драмтеатр имени Руставели... Но реально ситуация в стране была очень сложная — военное положение, было просто страшно... Как только родители уехали на два дня к нашим родственникам, я села на автобус из Тбилиси и с двумя рублями в кармане трое суток ехала в Москву. Валера уже потихоньку начал зарабатывать нормальные деньги, я жила у них на съемной квартире на «Войковской». Это было прекрасное время. Бананы, да, действительно продавала по секрету от семьи, тяжелабыла работа, но мне нравилось, что я сама зарабатывала деньги. Когда Валера привел меня в «Союз», для меня это было страшное испытание, потому что легенда про Алёну уже доходила даже до меня, человека, в то время далекого от музыки, погруженного в свой банановый мир. Когда я увидела Алёну, сразу поняла, что она очень крутая, потому что она уже тогда была наполнена таким количеством знаний, которые мне были неведомы.

На Алёне: пиджак Paul & Joe; На Лиане: пиджак Guess, Marciano

А почему вы не захотели работать с артистами, а выбрали производство?

Во-первых, мне не хватало словарного запаса, и у меня тогда был акцент, который я сама слышала. Плюс артисты — для меня такие небожители, я не могу с ними общаться так свободно, как, например, Алёна. И даже сейчас, хотя они все близкие мне люди, друзья, — я не могу, как она, спокойно сказать, что мне вот в песне не нравится какая-то строчка или вообще «плохая песня, иди переписывай». Я не могу так сказать, возможно, в силу своего семейного воспитания. Родители нас всех одинаково любили, но Костя всегда был на особом положении. Видимо, родители как-то чувствовали, какое его ждет будущее... Он всегда был такой необычный. Для меня писать стихи, сочинять музыку — это вообще абсолютный космос. Поэтому с артистами я сразу отказалась работать. Меня назвали менеджером по производству, но на самом деле я выполняла функции курьера. Это было очень интересно, тогда же не было интернета, телефон один на весь офис, один компьютер у нашего бухгалтера и факс. Когда я пришла в «Союз», там работало восемь человек. Через месяц нас уже было 17, а потом мы счет потеряли... А те 17 человек сидели в одном кабинете. Алёнка, конечно, была большим боссом — у нее был отдельный стол и стул. А у нас на троих был один стол и два стула. И нам не надо было больше, потому что мы не сидели никогда в жизни: были настолько полны эмоциями, постоянно в движухе — нам и не хотелось присесть.

«Студия «Союз» в 90-е была компанией-монополистом. Союзовские сборники пользовались бешеной популярностью...

А.: «Союз» была компанией номер один. Были сборники, другие крутые проекты... Мы постоянно придумывали невероятные схемы: договаривались с пиратами, делали вкладыши, развивали дистрибьюторскую сеть, устраивали автограф-сессии, презентации... В свои 20 лет, находясь в бесконечном развитии, мы шли семимильными шагами, опережая всех конкурентов. Мы работали круглосуточно. Моя первая зарплата была 50 долларов, я жила у подруги в общаге института культуры. Когда мне повысили зарплату до 100 долларов, я смогла себе снять комнату с четырьмя соседями, с крысами, которые бегали по коридору. Но было всё равно, потому что я приходила на три часа поспать и убегала опять на работу. Когда я стала получать 150 долларов, то сняла свою первую отдельную квартиру, где регулярно ночевали все, праздновали, спали на полу. У меня и артисты останавливались. Ребята из «А-Студио» плов готовили, блины пекли. Все в этой квартире парковались.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Все побежали – и я побежал Все побежали – и я побежал

Популярность марафонов и разных экстремальных самоистязаний уверенно растет

Playboy
События июня: куда пойти События июня: куда пойти

Лето начинается с масштабного и нескучного фестиваля документального кино

РБК
Рождение сверхновой Рождение сверхновой

Даша Щербакова, или Daasha, — автор, певица и наша новая героиня

OK!
Наталья Осипова: «Творчество – поиск того, что пробуждает огонь!» Наталья Осипова: «Творчество – поиск того, что пробуждает огонь!»

Задали несколько вопросов балерине театра «Ковент-гарден» Наталье Осиповой

Cosmopolitan
Леонардо ДиКаприо и Брэд Питт возродили образ голливудской кинозвезды 1990-х Леонардо ДиКаприо и Брэд Питт возродили образ голливудской кинозвезды 1990-х

Мужественность и безупречность стиля актеров на премьере «Однажды в Голливуде»

GQ
Встреча без галстуков Встреча без галстуков

Дизайнер Маржолен Лере оформила дом в Сен‑Тропе для семьи банкира и юриста

AD
Заверните с собой Заверните с собой

Стефан Брайтвизер обокрал двести музеев

GQ
Антикиллеры Антикиллеры

Всем разновидностям ядовитых фосфорорганических веществ противостоят антидоты

Популярная механика
5 шагов к обретению жизненного баланса 5 шагов к обретению жизненного баланса

Действительно ли необходим баланс между работой и жизнью

Psychologies
Информация к размышлению Информация к размышлению

Регулярный просмотр новостных лент и прочие цифровые радости признаны болезнью

Cosmopolitan
Учимся чесаться: уроки кабанят из Окского заповедника Учимся чесаться: уроки кабанят из Окского заповедника

На видео – школа жизни для кабанят!

National Geographic
Елена Темникова Елена Темникова

Самая технически продвинутая звезда общается с поклонниками в соцсетях 24/7

Glamour
Как не стать жертвой буллинга на работе Как не стать жертвой буллинга на работе

Работодатель, нарушающий корпоративную этику, не думает о вреде бизнесу

Forbes
Илья Белов: Илья Белов:

Как блогер Илья Белов заработал миллион подписчиков в Инстаграм

Cosmopolitan
Тест нового SSD ADATA Ultimate SU635: на пределе возможностей SATA Тест нового SSD ADATA Ultimate SU635: на пределе возможностей SATA

Тестируем новый SSD диск ADATA Ultimate SU635

CHIP
7 лучших игровых новинок 2019 года 7 лучших игровых новинок 2019 года

Самое время собрать игры, которые понравились нам больше всего

CHIP
От сумы до тюрьмы От сумы до тюрьмы

Пять лет борьбы с коррупцией в именах, должностях и цифрах

Огонёк
Международный фестиваль ЖАРА отгремел в DUBAI Международный фестиваль ЖАРА отгремел в DUBAI

Rixos Premium Dubai и фестиваль ЖАРА подарили всем гостям незабываемый отдых!

Cosmopolitan
Манижа Манижа

Манижа Сангин вслух говорит о таких непростых вещах, как домашнее насилие

Glamour
13 приборов, из которых пьют чай во всем мире: чабань, армуд, чахэ и многое другое 13 приборов, из которых пьют чай во всем мире: чабань, армуд, чахэ и многое другое

Самый интересный гид по чайным традициям всего мира: от Китая до Южной Америки

Playboy
Термометр для зоны евро. Платежная система, которая предскажет распад ЕС Термометр для зоны евро. Платежная система, которая предскажет распад ЕС

Падение экономического роста в Италии вернуло опасения нового кризиса в еврозоне

Forbes
Рождение стратегической авиации: «Русский витязь» Рождение стратегической авиации: «Русский витязь»

Самолет «Русский витязь» — прадедушка современных бомбардировщиков

Популярная механика
Земные гиганты: самые большие конструкции в мире Земные гиганты: самые большие конструкции в мире

Проекты, которые впечатляют своим невероятным размахом

Популярная механика
Путь к сердцу Путь к сердцу

Дизайнер Маша Ларина переехала в Турцию три года назад

Seasons of life
Выходные в Париже: как полюбить столицу Франции за один уик-энд Выходные в Париже: как полюбить столицу Франции за один уик-энд

Париж продолжает оставаться одной из самых посещаемых туристами столиц мира

Esquire
«Греф всегда неудовлетворен статусом-кво»: Лев Хасис о Сбербанке и принципах успешных инвестиций «Греф всегда неудовлетворен статусом-кво»: Лев Хасис о Сбербанке и принципах успешных инвестиций

О работе с Грефом, инвестициях в стартапы и перспективах ухода на госслужбу

Forbes
Прокатиться на бревне: один из самых опасных фестивалей на Земле Прокатиться на бревне: один из самых опасных фестивалей на Земле

В Японии раз в шесть лет проводится фестиваль Омбасира

National Geographic
Лес, расти! Лес, расти!

«Всероссийский день посадки леса» особенно важен для Забайкалья

Огонёк
Волк, Красота и другие собаки Зигмунда Фрейда Волк, Красота и другие собаки Зигмунда Фрейда

А вы знали, что собака Йофи помогала Зигмунду Фрейду проводить сеансы?

National Geographic
Никита Павлюк-Павлюченко: Крушение надежд. Как падает российская авиация Никита Павлюк-Павлюченко: Крушение надежд. Как падает российская авиация

Трагедия в Шереметьево приобрела масштабы национальной катастрофы

СНОБ
Открыть в приложении