Фантастическая повесть Игоря Вереснева

Наука и жизньКультура

Престо, модерато, адажио

Продолжение. Начало см. «Наука и жизнь» №№ 10, 11, 2020 г.

Игорь Вереснев

Арнхемленд, четвёртая зона ускорения

Жёсткую посадку в сочетании с барьером раненый не пережил. Здоровым тоже пришлось несладко. Туллейцы корчились в креслах, скулили, скрипели зубами и, кажется, завидовали мёртвому коллеге.

Хелен помочь им немедленно, как в прошлый раз, не могла: адреналиновый шок приковал и её к пилотскому креслу. Илью бил озноб, бросая то в жар, то в холод. Четвёртая зона была для него родной, но он покинул её много лет назад, и возвращение оказалось не очень приятным. Нечто сходное ощущали и «пятёрки» — Мроев, гуамцы. Легче всех смену ускорения перенёс Лаугесен. Но помогать подчинённым начальник экспедиции не спешил, продолжая внимательно вглядываться в иллюминатор.

— Эй, проводник, чего сидишь! — первым подал голос Мроев. — Помогай! Где там эти чёртовы лекарства?

Илья расстегнул ремень, встал. Голова соображала плохо, но Хелен подсказала, борясь с одышкой:

— В рюкзаке… у меня под креслом… сначала туллейцам…

«Ага, как же!» Достав упаковку липучек, он первым делом направился в кабину. Когда наклеивал лекарство на запястье Хелен, та уточнила:

— Мне две… туллейцам — по три… остальным по одной.

Пока Илья выполнял обязанности медбрата, Хантер открыл дверь, огляделся и спустился по трапу. Самолёт докатился до края посадочной полосы. Впереди были заросли кустарника, невысокий обрыв, песчаный пляж вдоль врезавшегося в сушу заливчика. Позади — стометровая полоса мёртвой рыжей земли, сухие скелеты деревьев, несколько хибар, явно заброшенных.

Хибары стояли у самого барьера, одна и вовсе наполовину утонула в нём, поэтому подойти вплотную Хантеру смелости не хватило. Он прошёлся по кромке мёртвой зоны и вернулся в самолёт.

— Что делать будем, господа командиры? — поинтересовался. — Судя по всему, залетели мы в задницу.

Пока он проводил рекогносцировку, Хелен, справившись со слабостью, перешла в салон и ответила:

— Мы находимся в восточной части полуострова Арнхемленд. Здесь была резервация австралийских аборигенов, практически незаселённые территории. Ближайший намёк на цивилизацию — туземные поселения в ста километрах отсюда, на северном побережье. Но маловероятно, что мы найдём там подходящий корабль. Надо как-то добираться до Дарвина. Почти тысячу километров.

Хантер хмыкнул, повернул карту к себе, поводил по ней пальцем. Прочёл:

— Сентрал-Арнхем-роуд… Дорога? Если есть дорога, то кто-то по ней ездит. Думаю, грунтовка, что начинается у нас за спиной, как раз к этой трассе и ведёт. Я схожу туда, добуду транспорт, а вы пока очухаетесь чуток. Микки, — он обернулся к напарнику, — охрана людей и снаряжения на тебе.

— Ты хочешь идти один? — уточнила Хелен.

— Нет, со мной, — Илья ответил раньше гуамца.

Местность, куда их занесло, и впрямь выглядела безлюдной. За четыре с гаком часа пути им на глаза не попалось ни единого следа присутствия человека, кроме самой дороги, по которой шли. Да и ту забросили много лет назад. Она то взбиралась на каменистые взгорки, то прерывалась промоинами рек, появляющихся в сезон дождей, то петляла в эвкалиптовом редколесье.

Хантер держался молодцом, словно местное ускорение времени было для него родным. В конце концов Илья, устав молчать и таращиться по сторонам, спросил:

— Тебе доводилось бывать в четвёртой зоне?

— Да. Я же рассказывал о Целебесе. Ещё Филиппины. И в третью совался, но там тяжко.

— Как же ты решился до нулевой точки погружаться? Деньги?

— Родина. — Он покосился на Илью, объяснил: — Раньше Гуам был частью великой страны, самой сильной, самой лучшей. А теперь что? Барьеры перегородили Тихий океан, даже с Гавайями связи нет. Шесть лет назад подводная лодка «Хьюстон» ушла на поиск пути к Западному побережью Штатов. Мой отец был на ней капитаном.

— Что с ними случилось?

— Не знаю. Они пока не вернулись. Если мы сможем найти первопричину этой мерзости, если… — он запнулся. Помедлив, спросил: — А ты как сюда попал? Судя по акценту, ты не англичанин. Тем более, не из этих, новоявленной элиты. Дай угадаю. Русский?

— Да, — не стал спорить Лазаренко.

— И что нужно русскому посреди Индийского океана? Медведей там нет, ручаюсь.

— Деньги.

Хантер захохотал.

— Врёшь. Не очень ты похож на обычного наёмника. Наёмник не спасал бы жизни тем папуасам в грузовике.

— Ты в самом деле готов был их всех убить? Женщин, детей?

— Да ну, машину пачкать. Подстрелил бы одного, остальные сами разбежались… Твою ж мать!
Восклицание относилось к дороге, на которую они как раз вышли. Она была заметно шире той, что вела от Гаррталалы, но больше ничем от неё не отличалась. Такая же полоса рыжей земли, рассекающая раскинувшийся от горизонта до горизонта буш.

— Это и есть «Сентрал-роуд»? — Хантер присел, пытаясь разглядеть отпечатки протекторов. Если таковые и имелись когда-то, их давным-давно размыли дожди. — Боюсь, после нулевого дня живых тут не осталось.

Он выпрямился, запрокинув голову, взглянул на перламутровый купол. Поинтересовался:

— С какой стороны север?

— Там! — Илья махнул рукой вправо.

— Уверен?

Хантер поднёс к глазам висевший на груди бинокль, принялся всматриваться в дорогу и прилегающее к нему редколесье. Карту Илья помнил хорошо. Но одно дело — карта, совсем иное, когда стоишь в чужой стране на развилке дорог. Поэтому на всякий случай он повернулся в противоположную сторону. На возвышенности полускрытые зарослями подлеска застыли три всадника. Они были недалеко, меньше километра, но стояли так неподвижно, что удивительно вообще было зацепиться за них глазом. Стояли и смотрели на незваных пришельцев.

— Хантер, там люди, — сообщил Илья осипшим голосом. — Трое, на лошадях.

Он отвёл взгляд всего на несколько секунд, но, когда посмотрел снова, незнакомцы исчезли.
Гуамец не усомнился в его словах, метнулся прочь с дороги, укрылся за густым колючим кустом, приготовил автомат. Спросил, когда Лазаренко присел рядом:

— Они нас видели?

— Да.

— Вляпались…

Они ждали минуту, вторую, третью — ничего не происходило. Австралийский буш жил своей первобытной жизнью — шуршал, попискивал и потрескивал, ничего не зная о присутствии человека.

— Уехали? — предположил Илья.

Хантер приподнялся, чтобы выглянуть из-за куста…

— Положи оружие и подними руки, — тихо, но отчётливо скомандовали из-за спины.
Геройствовать Илья не собирался, выполнил команду, как только справился с замешательством. Хантер медлил дольше, но в конце концов тоже подчинился. Аборигенов действительно было трое, два молодых мужчины и девушка. Одеты в одинаковые камуфляжные шорты и рубахи, у парней в руках карабины, у девушки — револьвер. Кожа её была заметно светлее, чем у товарищей. Пожалуй, её можно было назвать симпатичной.

Убедившись, что задержанные сопротивляться не пытаются, девушка спрятала револьвер в кобуру, сняла с пояса полицейские наручники, бросила Илье.

— Лови! Надевай на своего приятеля. За спину руки, за спину! Теперь себе, — бросила вторую пару. — Защёлкни!

Подошла, проверила. Неожиданной подсечкой заставила упасть на колени. Потребовала:

— Говорите, кто вы такие!

— Да пошла ты…

К пожеланию Хантер добавил эпитет, о переносном значении которого Илья скорее догадался, чем понял. Девушка не среагировала на оскорбление. Зато товарищ её, тот, что моложе и выше ростом, подскочил, ударил гуамца прикладом под рёбра. Прорычал:

— Зря ты не хочешь убить их прямо сейчас, Джесс! Они нарушили договор, ими же и предложенный. Надеешься обменять их на своего брата? Он давно мёртв! Белые не берут пленных, они хуже зверей! Они убивают всех: стариков, женщин, детей!
Илья понимал лишь половину услышанного, — абориген говорил на двух языках попеременно: местном наречии и английском. На последнем — наверняка, чтобы пленники устрашились собственной участи.

— Но мы, йолнгу, не звери, — осадила товарища девушка. — Пусть расскажут, как попали в Лайнхапуй.

— И так понятно! Это дорога в Гаррталалу, к заливу. Они приплыли на лодке из-за стены. Верно? — Он пнул Хантера ногой, хорошо, что босой, повернулся к Илье. Пробовать твёрдость приклада не хотелось, поэтому Илья признался:

— Почти. Мы прилетели на самолёте.

Ответ аборигенов изумил, заставил переглянуться. Бородач, третий и старший из группы, переспросил недоверчиво:

— Разве самолёты ещё летают?

— Может, в другом мире, но не через стену! — запальчиво выкрикнул молодой. — Белый врёт!

— Мой товарищ — хороший пилот. Он посадил самолёт в этой вашей Гаррталале.
Аборигены снова переглянулись. Помедлив, девушка продолжила допрос:

— Откуда и зачем вы прилетели? В самолёте есть ещё белые? Сколько вас?

— А чёрта лысого мы вам расскажем! — оскалился Хантер. — Везите нас к своему главному! Кто он там у вас? Шаман? Вождь? Гуру?

Девушка улыбнулась, кивнула.

— Так и сделаем. Можете ничего не говорить. Вопросы задаст Мунунггурр.

Везли их, словно тюки, перебросив через спины лошадей. Не очень-то полюбуешься окрестностями в таком положении. Единственное, что Илья видел: лошадиные ноги, босые ступни бородача и рыжая земля, то голая, то поросшая редкой травой. И всё же это был не худший способ путешествия. Илья не удивился бы, привяжи аборигены их верёвками к сёдлам и заставь бежать следом.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Частица или приставка? Частица или приставка?

«Не» — упрямая частица

Наука и жизнь
Думали дурь, оказалось – тренд: какие тенденции прижились, хотя никто не верил Думали дурь, оказалось – тренд: какие тенденции прижились, хотя никто не верил

Дикая на первый взгляд идея иногда незаметно становится чуть ли не классикой

Cosmopolitan
Престо, модерато, адажио Престо, модерато, адажио

Фантастическая повесть Игоря Вереснева

Наука и жизнь
Топ-5 самых популярных диет 2021 года Топ-5 самых популярных диет 2021 года

Эти системы питания бьют рекорды по распространенности в текущем году

Лиза
Иммунитет от хамства: как реагировать на грубость Иммунитет от хамства: как реагировать на грубость

Как защититься от хамства, не опускаясь до него?

Psychologies
Шутки в сторону: почему ситкомы стали менее смешными, но от этого только выиграли Шутки в сторону: почему ситкомы стали менее смешными, но от этого только выиграли

Почему сегодня ситкомы — самый захватывающий и нетривиальный жанр

Esquire
Правая рука императора Правая рука императора

Ключевые военные победы Августу принёс его сподвижник Марк Випсаний Агриппа

Дилетант
Жара, смерчи и наука о климате Жара, смерчи и наука о климате

Глобальное потепление престало быть научной проблемой

Эксперт
К последнему морю К последнему морю

Почему Батый, покорив Русь, без передышки вторгся в Центральную Европу

Дилетант
История NSO Group: как стартап по спасению жизней создал инструмент для слежки за бизнесменами, правозащитниками и СМИ История NSO Group: как стартап по спасению жизней создал инструмент для слежки за бизнесменами, правозащитниками и СМИ

«Это ужасно, но такова цена ведения подобного бизнеса»

TJ
Как не угодить в юридическую ловушку маркетплейса. Чек-лист для производителей и поставщиков от юристов Как не угодить в юридическую ловушку маркетплейса. Чек-лист для производителей и поставщиков от юристов

Несколько пунктов в офертах маркетплейсов, которые могут подпортить вам жизнь

Inc.
«Бросил вызов Nike Air Jordan за мировое господство в кроссовках»: как Канье Уэст шёл к своему миллиарду «Бросил вызов Nike Air Jordan за мировое господство в кроссовках»: как Канье Уэст шёл к своему миллиарду

Миллиард Канье Уэста: рестораны, креативное агентство, бренд кроссовок

VC.RU
Вера Таривердиева: Вера Таривердиева:

В судьбе Микаэла Таривердиева не было ничего случайного

Караван историй
Дважды очарованный тетракварк: физики заявили об открытии нового состояния материи Дважды очарованный тетракварк: физики заявили об открытии нового состояния материи

В зоопарке элементарных частиц пополнение

Популярная механика
«О чем я никогда не рассказываю мужчинам?» «О чем я никогда не рассказываю мужчинам?»

Есть ли вещи, о которых не стоит рассказывать партнёру

Psychologies
Формула успеха: энергия и классные идеи Формула успеха: энергия и классные идеи

Как проходит день блогера-миллионника?

OK!
Куда ты, «Наука»? Почему российский модуль пытался улететь с МКС Куда ты, «Наука»? Почему российский модуль пытался улететь с МКС

Разбираемся, что случилось с модулем «Наука» после стыковки с МКС

N+1
Отпишитесь от новостей, перестаньте волноваться Отпишитесь от новостей, перестаньте волноваться

Несколько правил гигиены для информационного века

Reminder
12 фильмов о спорте, которые вдохновляют на победу 12 фильмов о спорте, которые вдохновляют на победу

Cамое время посмотреть кино о спортсменах и их пути

GQ
Hit Me One More Time: почему Бритни Спирс молчала много лет и только теперь подала голос Hit Me One More Time: почему Бритни Спирс молчала много лет и только теперь подала голос

Как поп-идолу нулевых затыкали рот и почему Бритни заговорила только сейчас

Esquire
Мне так неудобно... Мне так неудобно...

Что такое «неудобство» отношений

Лиза
Дроны приходят на помощь спасателям Дроны приходят на помощь спасателям

Дроны в работе пожарных, медицинских работников, поисково-спасательных бригад

Популярная механика
Что делать, если потерял номера: можно ли ехать и как не получить штраф Что делать, если потерял номера: можно ли ехать и как не получить штраф

Можно ли выезжать на дорогу без номеров, что делать, если его оторвало в пути?

РБК
Как завести курортный роман: обучающее пособие со статистикой и советами самих девушек Как завести курортный роман: обучающее пособие со статистикой и советами самих девушек

Лето в зените, а у тебя еще не было курортного романа?

Maxim
Почему не каждый хороший любовник может стать хорошим мужем? Почему не каждый хороший любовник может стать хорошим мужем?

Почему отношения складываются только в сексе, а совместная жизнь не ладится

Psychologies
Польза и вред фейхоа: 8 научных фактов Польза и вред фейхоа: 8 научных фактов

Фейхоа полезны для здоровья, но и у них есть противопоказания

РБК
В Иерусалиме нашли роскошный банкетный зал времен Христа В Иерусалиме нашли роскошный банкетный зал времен Христа

2000 лет назад этот зал мог принимать высокопоставленных лиц и элиту

National Geographic
С юга на север С юга на север

Если исследовать Россию, то активно

Robb Report
Рачки-бокоплавы крадут самок и носят в лапках, чтобы те меньше уставали Рачки-бокоплавы крадут самок и носят в лапках, чтобы те меньше уставали

В мире ракообразных есть место для романтики

National Geographic
Пищухи поели ячьего помета и снизили уровень метаболизма ради выживания в зимнем Тибете Пищухи поели ячьего помета и снизили уровень метаболизма ради выживания в зимнем Тибете

При этом они не делают запасов корма и не впадают в спячку

N+1
Открыть в приложении