ГК «Ресторация» готова к гостиничному буму и росту спроса на оснащение отелей

МонокльБизнес

«Каждый новый кризис давал нам большой пик по выручке»

Мебельная компания «Ресторация» оказалась готова к неожиданно начавшемуся гостиничному буму и резкому росту спроса на оснащение отелей. Свои конкурентные преимущества компания видит в качественном оснащении производства, его широкой диверсификации и быстром выполнении заказов

Лина Калянина

Основатель ГК «Ресторация» и глава компании PM-Hotel Семен Печников

Основатель ГК «Ресторация» и глава компании PM-Hotel Семен Печников на протяжении последних десяти лет методично складывал свой производственный пазл: от скромного производства стульев и барных стоек до кластера специализированных мебельных производств. Сегодня ГК «Ресторация» — одна из ведущих в стране мебельных компаний, занимающихся оснащением ресторанов и отелей, с самым крупным мебельным производством.

Спрос на российскую мебель начал резко расти после девальвации рубля 2014 года, когда импортная мебель резко выросла в цене. Дальше процесс шел по нарастающей. И сегодня, когда экономика импорта стала и вовсе запретительной, а российские производители нарастили производственные мощности и компетенции, мебельный рынок практически полностью перешел к ним. Особенно если говорить о контрактной мебели — произведенной для корпоративных заказчиков по индивидуальным проектам.

Гостиничный рынок становится для наших мебельных и интерьерных компаний одним из ключевых в плане генерации заказов. В эту отрасль пошли инвестиции, государство готовит концепцию развития туристической индустрии, разработана программа льготного кредитования инвесторов, в ближайшее время начнется реализация ряда крупных инфраструктурных проектов. Семен Печников в интервью «Моноклю» говорит о небывалой ситуации, когда спрос на его услуги значительно превышает возможности производства. Судя по его словам, мебельная и интерьерная индустрия в целом, вслед за гостиничной, в ближайшее время может ожидать притока новых инвестиций.

— В России сейчас гостиничный бум: огромный приток инвесторов, много отелей открывается, много проектов, в том числе по созданию больших туристических кластеров. Ощущаете ли вы оживление спроса со стороны отельеров?

— Да, рынок очень активный. Идет господдержка, льготные кредиты для инвесторов. Отели растут как грибы. Мне уже не всегда удается принять все заказы. Наше производство перегружено: гостиничные проекты берем на ноябрь-декабрь. По ресторанам выполнение заказа занимает полтора-два месяца, хотя при нормальной загрузке мы справляемся за десять дней.

— Насколько велико ваше производство?

— У нас самое крупное в России производство контрактной мебели для отелей и ресторанов, порядка 30 тысяч квадратных метров. И это не просто цеха, где производится мягкая, корпусная, металлическая мебель, а отдельные автоматизированные производства, по 6000 квадратных метров каждое.

Компания PM-Hotel имеет не только свой шоурум, но и большие складские запасы материалов и комплектующих, что позволяет конкурировать по срокам выполнения заказов

— Сколько и каких проектов вы реализовали? Где потребитель может увидеть вашу мебель?

— От пятизвездника Diamond Apartments в Москве-Сити до проектов «Дом.РФ» в Москве. У нас есть проекты на Камчатке, в Южном федеральном округе, на Урале, в Сибири. От частных до сетевых, включая отели и апарты для Accor, IHG, Azimut, LeePrime, RBI. Буквально пара последних — реновация одного из корпусов «Mercury Арбат» и спа-зона для пятизвездника в Краснодаре.

— Почему такой ажиотаж? Импорт стал дорогой и долгий, заказчики начали искать поставщиков внутри страны?

— Именно так. Но начался этот процесс не сегодня, а в 2014-м, когда был очередной кризис, евро вырос в два раза, и импортная мебель подорожала. Многие импортеры мебели тогда открыли собственное производство в России.

— И для вас кризис 2014 года тоже стал отправной точкой?

— Все наше развитие строилось на попытках выйти из очередного кризиса. И каждый новый кризис давал нам большой пик по выручке. Допустим, сначала мы делали просто стулья, потом кризис — и мы начинаем производить мягкие стулья. Очередной кризис — и мы уже работаем с диванами. От диванов перешли к комплексному оснащению, затем стали экспортировать тепловое, холодильное оборудование — для кухни кафе и ресторанов. Начали делать уличную мебель, заниматься отделкой. Решили развивать гостиничное направление — общественные зоны: ресепшен, лобби. В очередной кризис добавили производство номерного фонда — в небольшом количестве, буквально с мини-отелей стартовали. В следующий кризис я закупил оборудование для производства мебели, новые технологии и уже с головой окунулся в производство и в гостиничное направление. В общем, наступает кризис, и я расширяюсь.

— А планово нельзя было всем заниматься? Почему в кризис?

— Потому что в кризис на рынке появляется хороший персонал, дорогой. Да, расходы увеличиваются, но это того стоит. При нормальном, плановом развитии сложно найти стоящих сотрудников.

Оснащение фуд-кортов — одно из направлений деятельности компании

Кризис как двигатель развития

— Динамичная получается у вас история развития…

— Да простая история, так-то. В духе развития российского предпринимательства. Компания «Ресторация» была образована мною в 2003 году, после того как я расстался со своим партнером. У нас была достаточно крупная фирма «Сервис Бар», или СБ — это аббревиатура от наших имен: Семен-Борис. Мы первыми в России в 1987 году стали оснащать рестораны. К 2000 году стали достаточно крупным бизнесом, практически не имеющим конкурентов. По 100–150 заведений в месяц отрабатывали. Спустя десять лет мы с партнером решили расстаться. Со мной ушли несколько человек, была небольшая производственная база — примитивное оборудование для мягкой и корпусной мебели, изделий из металла, и мы решили развивать уже новую компанию «Ресторация». В целом я в этом бизнесе нахожусь уже тридцать пять лет.

— Можно сказать, призвание. Это как-то связано с вашим образованием?

— У меня неполное высшее. Я пытался окончить строительный институт, но так и не доучился. Думал, ради чего терять пять лет жизни, чтобы потом кому-то подчиняться за 120 рублей в месяц? Честно скажу, никогда не любил над собой руководителей, тем более что чаще всего это были не те люди, которым я был бы готов подчиняться. Когда в 1987 году появилась возможность для частного бизнеса, я сразу ушел в самостоятельное плавание.

— Что-то продавали на первых порах?

— В стране был дефицит всего. Я начал делать кухонные уголки, если помните, такие мягкие диванчики угловые были. У меня были знакомые на «Мосфильме», которые занимались декорациями, и они разработали технологию изготовления уголков по моему заказу. Я нашел ПТУ с мастерскими по деревообработке в подвале. После официального рабочего дня мастера пилили мне там эти диваны, которые я активно продавал. Разрыв в цене был шестикратный: себестоимость 100 рублей, а продажная цена 600. Очень быстро я прилично заработал. Был конец восьмидесятых, деньги особо тратить не на что было, сберегать тоже непонятно как, поэтому я тратил на жизнь и удовольствия, которые не каждый мог себе позволить. В 24–25 лет я ощутил себя нормальным человеком, который может закрыть все свои потребности. А к 30 годам у меня уже было все, и я себя спрашивал: ну что тебе еще надо? И такое немного депрессивное состояние возникло, потому что цель перестала существовать. Ведь самое главное, чтобы у человека была цель. Это знаете, как говорят: чтобы испортить ребенку жизнь, оставьте ему в наследство десять миллионов евро. Цели жизни советского человека — квартира, машина, дача — были реализованы. Года два-три я это очень остро переживал, уезжал в Германию на несколько лет. Ну и постепенно возникли новые амбиции, захотелось заняться какими-то серьезными проектами, выйти на другой уровень.

— С партнером вы из-за этого расстались?

— В том числе. Взгляды разошлись.

— Почему решили работать с ресторанами, с корпоративным сектором, а не производить домашнюю мебель?

— Не очень люблю домашнюю мебель. Она как продукт мне неинтересна: настроил производственный поток, и все. А ресторанная, гостиничная меблировка — это всегда новый проект, усилия не только производственные, но и работа дизайнеров, конструкторов, внедрение новых технологий. На первом этапе я был максимально вовлечен в процесс, и это доставляло мне истинное удовольствие.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Подводные лодки с воздухонезависимыми силовыми установками в российском и советском флоте Подводные лодки с воздухонезависимыми силовыми установками в российском и советском флоте

Подводные лодки с двигателями внутреннего сгорания замкнутого цикла

Наука и Техника
Что такое цукэмэн и как его есть Что такое цукэмэн и как его есть

Как готовят японское блюдо цукэмэн, чем оно похоже на рамен и как его едят

СНОБ
Девушка года Playboy-2018» From Siberia with love Девушка года Playboy-2018» From Siberia with love

«Девушка года Playboy-2018»: Лидия Пономарева – из Сибири с любовью

Playboy
Владимир Владимирцев: Во всем мире камни делят на цветные и бриллианты, но не в России Владимир Владимирцев: Во всем мире камни делят на цветные и бриллианты, но не в России

В чем тонкости русской огранки, как сочетать творчество и законы физики

СНОБ
Не очень милый котик Не очень милый котик

История самого успешного авторского мультфильма и его героя, кота Фрица

Weekend
Зеленый бум Зеленый бум

Действительно ли натуральная косметика может заменить «химию»?

Лиза
«Мы имеем дело с советским конструктом „народного“» «Мы имеем дело с советским конструктом „народного“»

Светлана Адоньева о праздниках и ритуалах, создающих народ

Weekend
Двухтактные и четырехтактные мотокосы — в чем между ними разница и какой триммер лучше? Двухтактные и четырехтактные мотокосы — в чем между ними разница и какой триммер лучше?

Какой тип ДВС лучше выбрать для мотокосы

CHIP
Протектор шин: что это и как определить допустимый остаток, требования Протектор шин: что это и как определить допустимый остаток, требования

Все о глубине протектора шин: сколько считать нормой, какие допуски в ПДД

РБК
Зигмунд Фрейд: что посмотреть, чтобы узнать больше о знаменитом психоаналитике Зигмунд Фрейд: что посмотреть, чтобы узнать больше о знаменитом психоаналитике

Фильмы, которые по-новому расскажут о личности Зигмунда Фрейда

Psychologies
Иран: линия прежняя, обстоятельства жестче Иран: линия прежняя, обстоятельства жестче

Почему вокруг смерти президента Ирана Эбрахима Раиси так много конспирологии?

Монокль
Как выйти из токсичных отношений с самим собой Как выйти из токсичных отношений с самим собой

Почему мы ругаем себя? Чем отличается самоанализ и самокритика?

Psychologies
Как 24-летний предприниматель создал миллиардную компанию Alikson Group Как 24-летний предприниматель создал миллиардную компанию Alikson Group

Гасан Мустафаев об экспансии за рубеж и качествах необходимых предпринимателю

РБК
Пикап Dongfeng DF6. Navara для российского рынка Пикап Dongfeng DF6. Navara для российского рынка

Китайский пикап Dongfeng DF6 будит самые приятные воспоминания

4x4 Club
Когда пить кофе: 7 вопросов о бодрящем напитке Когда пить кофе: 7 вопросов о бодрящем напитке

Что нужно знать, чтобы пить правильный кофе?

Psychologies
Загадка ночного неба: почему мы всегда видим только одну сторону Луны Загадка ночного неба: почему мы всегда видим только одну сторону Луны

Почему мы видим только один рисунок поверхности нашего спутника?

ТехИнсайдер
«Шуточки у вас...» Косатки-хулиганы утопили яхту в проливе Гибралтар «Шуточки у вас...» Косатки-хулиганы утопили яхту в проливе Гибралтар

Почему касатки топят яхты и корабли у побережья Испании?

ТехИнсайдер
Солнце в бокале Солнце в бокале

Лучшим выбором для романтического ужина будут игристые и красные вина

Лиза
Феномен де Клерка Феномен де Клерка

Фредерик Виллем де Клерк — последний белый президент ЮАР

Дилетант
Психологическая поддержка для мужчин: как выбрать специалиста — чек-лист Психологическая поддержка для мужчин: как выбрать специалиста — чек-лист

Как мужчине как не ошибиться с выбором специалиста и как оценить терапию?

Psychologies
Храп Храп

Как говорят специалисты, «звуковой феномен» храпа не является  болезнью

Здоровье
Ген памяти Ген памяти

Какие альтернативные накопители предлагают на рынке хранения данных

РБК
Надежда Позднякова: Сертифицированные бриллианты — это валюта, которая работает по всему миру Надежда Позднякова: Сертифицированные бриллианты — это валюта, которая работает по всему миру

О том, какие камни имеют шанс стать инвестиционным инструментом

СНОБ
7 фраз, которые нельзя говорить самому себе 7 фраз, которые нельзя говорить самому себе

Некоторые установки по-настоящему токсичны, и их лучше избегать

Maxim
Город в поисках культурной идентичности Город в поисках культурной идентичности

Улан-Удэ: русская провинциальная архитектура и монгольская героика

Weekend
Осушение превратило торфяные леса Индонезии в источник углекислого газа Осушение превратило торфяные леса Индонезии в источник углекислого газа

Дренаж повлиял на леса Индонезии даже хуже, чем регулярные природные засухи

N+1
Чайные пакетики рассказали о скорости разложения почвенного органического вещества в России Чайные пакетики рассказали о скорости разложения почвенного органического вещества в России

Зеленый чай в почве разлагается вдвое быстрее ройбуша

N+1
«Робею перед такими сочными красками»: почему мы боимся яркого макияжа «Робею перед такими сочными красками»: почему мы боимся яркого макияжа

Почему девушки порой стесняются даже красной помады?

Psychologies
7 фраз, с помощью которых легко завести друзей в любом возрасте 7 фраз, с помощью которых легко завести друзей в любом возрасте

Фразы, которые помогут завязать разговор с любым незнакомцем

Psychologies
О чем на самом деле мужчины и женщины думают во время секса: 3 частые фантазии О чем на самом деле мужчины и женщины думают во время секса: 3 частые фантазии

Почему в сексе мы пускаемся в разнообразное фантазирование?

Psychologies
Открыть в приложении