Беседа с хирургом и онкологом Иваном Стилиди

Караван историйЗдоровье

Иван Стилиди. В потоке

Озвучивать диагноз по телефону неправильно. Но озвучить оставшийся срок... Это мог сделать только садист. Если человек относится к людям как к дровам, он не имеет права называться врачом и носить белый халат.

Алла Занимонец

Фото: Александр Ридман

октор, давайте начистоту: онкологический диагноз — это окончательный приговор или обжалованию подлежит?

— Я сын прокурора, поэтому термин «обжалованию подлежит» мне знаком с детства. Сразу скажу: не приговор. Тридцать лет назад — а я уже давно занимаюсь онкологией — пациенты, услышав диагноз, терялись, паниковали, погружались в депрессию. И не только они, но и их близкие. Все, жизнь подошла к финалу, что делать — непонятно. Очевидно, за эти три десятилетия и мы, врачи, и вы, журналисты, приложили немало усилий, чтобы изменить отношение к диагнозу «рак». Современные люди более информированны и начитанны. Раньше пациенты говорили: «Не знаю и знать не хочу, что надо, то и делайте». Сегодня мы нередко видим у больного желание участвовать в определении лечебной тактики.

— Иван Сократович, а это хорошо — погружаться в саму суть болезни? Особенно если ты пуглив и тревожен. Как известно, Евгения Евстигнеева убил разговор с хирургом. Когда тот нарисовал сердце и показал, как сделает шунтирование, актер представил и... умер.

— Человеку нужно давать ровно столько информации, сколько он запрашивает. И не сгущать краски. Стоит ли сообщать, что шанс один из ста? Думаю, нет.

— Иначе он до операции не доживет. Настрой и желание жить влияют на благоприятный исход?

— Конечно! Особенно после обширных операций — сложных и травматичных. Врачу при этом необходимо так провести беседу с пациентом, а возможно и не одну, чтобы укрепить силу его духа...

НО! Всю правду о болезни, о возможном неблагоприятном развитии событий должны знать ближайшие родственники. Потому что диагноз — проблема не только заболевшего человека, но и почти всегда мощная травма для семьи.

Когда мы имеем дело с осложненным течением болезни или с рецидивом, как правило, требуются нестандартные решения. И тогда довольно часто хирургу приходится импровизировать.

В Центре имени Блохина мы часто идем на риск — берем «неоперабельных» пациентов. Поэтому если у родственников нет понимания сложности ситуации, с которой столкнутся врачи, и мы не встретим одобрения, наши действия будут ограничены. Хирург не сможет работать раскованно.

— А если родственники раздавлены новостью о болезни дорогого человека? Чем можно помочь врачу в этом случае?

— Давайте разграничим понятия. Я сейчас говорю о нестандартных случаях, когда прогнозировать исход невозможно, а другого шанса, кроме оперативного вмешательства, у пациента нет. Он уходит из жизни... Для того чтобы взять на себя ответственность и решиться на операцию, у хирурга должен быть кредит доверия со стороны родных или самого пациента. Ведь главная заповедь в медицине — «не навреди». Если хирург откажется оперировать, его никто не осудит. Но шанс будет упущен.

— То есть родственник должен сказать: «Я вам доверяю, доктор, делайте все то, что считаете нужным...»?

— Да, понимая, что у близкого человека нет другого варианта.

— И спасение возможно?

— Возможно! У нас большой опыт подобных операций. К чему я веду? К тому, что надо разговаривать с родственниками и пациентами. Я постоянно твержу своим ученикам: в наши обязанности входит не только лечение, но и общение.

— Тогда давайте от противного. Как могут близкие больного вам помешать?

— Отказаться использовать шанс. Такое случалось всего пару раз за всю мою практику. Я честно описывал родственникам и больному ситуацию, и они уходили... в нетрадиционную медицину. Во всех остальных случаях, а их сотни, мы вместе боролись за жизнь пациента.

— Нетрадиционной медицине вы, конечно, не верите?

— Не верю. Бывали случаи в моей практике, которые не укладывались ни в какие законы физики и биологии. Но они не связаны с пассами руками или «приемом натощак масла с железными стружками». Травяные сборы, грибы не обладают противоопухолевым действием.

В Центре имени Блохина мы часто идем на риск, когда считаем, что он оправдан. Фото: Александр Ридман

— Корректно ли спросить о процентном соотношении согласившихся лечь под скальпель и выживших? Понимаю, что это журналистский вопрос, а не научный, но хочется дать надежду нашим читателям...

— Девяносто пять человек из ста после таких операций остаются в живых.

— Возраст имеет значение? Чем моложе, тем скорее поправится?

— Все имеет значение: возраст, сопутствующие заболевания, настрой. Противоопухолевое лечение всегда агрессивное. Искусство врача проявляется в том, чтобы найти способ уничтожить опухоль, а не человека. Для этого необходимы интуиция, знания и огромный опыт.

— Я читала отзывы ваших пациентов. Одна женщина написала, что «все уже отказывались, я отчаялась, но судьба сжалилась. Врач не побоялся, не выпроводил». А что делать, если выпроваживают, несмотря на страстное желание жить и готовность рискнуть? Как поступать, когда врачи отказываются оперировать и отправляют домой умирать, чтобы не портить статистику?

— Сложный вопрос... Бывают ситуации, когда хирургическое вмешательство может только усугубить состояние или даже сильно навредить. Таким пациентам и я отказываю. Вы думаете, я всех беру на операционный стол? Нет конечно. Операция ради операции, если она не продлевает жизнь или не повышает ее качество, абсолютно не нужна.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Анастасия Стоцкая: «Стараюсь из своей жизни исключать любую критику» Анастасия Стоцкая: «Стараюсь из своей жизни исключать любую критику»

Анастасия Стоцкая — о мюзиклах, рок-операх и хейтерах

Караван историй
Электрокары: правда ли они такие «зеленые», какими кажутся Электрокары: правда ли они такие «зеленые», какими кажутся

Насколько электрокары «зеленые» на самом деле?

Playboy
Лариса Рубальская. Человек неомраченных будней Лариса Рубальская. Человек неомраченных будней

Интервью с российской поэтессой и автором текстов песен Ларисой Рубальской

Караван историй
Мэри Поппинс была права: как скрасить надоевшую рутину маленькими удовольствиями Мэри Поппинс была права: как скрасить надоевшую рутину маленькими удовольствиями

Как увязать пользу с искушением и удовольствием, используя совет Мэри Поппинс

Forbes
Венсан Кассель и Тина Кунаки. Еще раз про любовь Венсан Кассель и Тина Кунаки. Еще раз про любовь

История любви Венсана Касселя и Тины Кунаки

Караван историй
Что же будет дальше? Что же будет дальше?

Сказки заканчиваются свадьбой, в жизни же после нее начинается самое интересное

Cosmopolitan
Алан Милн. Винни-Пух и прочие неприятности Алан Милн. Винни-Пух и прочие неприятности

Кристофер Робин часто задавался вопросом: что привело его отца к катастрофе?

Караван историй
Никто никому ничего не должен: почему требования и правила мешают нам жить Никто никому ничего не должен: почему требования и правила мешают нам жить

Отрывок из книги Дэниела Фрайера о ментальных установках, которые мешают жить

Inc.
Валерия Ободзинская: Валерия Ободзинская:

Валерия Ободзинская рассказывает о своем отце Валерии Ободзинском

Караван историй
Надежда Бабкина. Ягодка опять Надежда Бабкина. Ягодка опять

Надя Бабкина не всегда была в чести, иной раз ощущала себя ненужным элементом

Коллекция. Караван историй
В двух шагах от трона В двух шагах от трона

Герцог и герцогиня Кембриджские стремительно набирают очки в погоне за троном

Караван историй
Болевая «Почка»: почему все обсуждают новый российский сериал о женщине-коррупционере Болевая «Почка»: почему все обсуждают новый российский сериал о женщине-коррупционере

Почему сериал «Почка» наделал много шума

Forbes
Максим Матвеев: «Лучше сейчас рискнуть, чем потом жалеть» Максим Матвеев: «Лучше сейчас рискнуть, чем потом жалеть»

Максим Матвеев — о безрассудстве, сыновьях и ворованном дорожном знаке

Cosmopolitan
Дурной TON: как мошенники используют Павла Дурова Дурной TON: как мошенники используют Павла Дурова

Как аферисты продвигают в сети «инвестпроекты» с помощью образов известных людей

Forbes
Валерий Плотников. Друзей моих прекрасные черты Валерий Плотников. Друзей моих прекрасные черты

Валерий Плотников рассказывает, как он создавал портреты легендарных личностей

Караван историй
В скальном могильнике на Северном Кавказе обнаружили мумию женщины В скальном могильнике на Северном Кавказе обнаружили мумию женщины

Археологи обнаружили в скальном могильнике мумифицированные останки человека

N+1
Женихи и невесты Женихи и невесты

В списке перспективных юношей и девушек на выданье нет ни абрамовичей, ни крида

Tatler
История одной песни: «Sweet Child o’ Mine», Guns N’ Roses, 1987 История одной песни: «Sweet Child o’ Mine», Guns N’ Roses, 1987

Песня, рожденная из безделушки, нынче числится в рекордсменах YouTube

Maxim
Зрение село! Зрение село!

Чтобы сохранить ребенку зрение, заботиться о его глазах нужно как можно раньше

Лиза
Манипуляция под прикрытием: как геймификация выкачивает из нас все деньги Манипуляция под прикрытием: как геймификация выкачивает из нас все деньги

Геймификация – это процесс наделения неигровых контекстов игровыми элементами

GQ
Nebo над полигоном: как российскому стартапу удалось запустить суборбитальную ракету на рекордную высоту Nebo над полигоном: как российскому стартапу удалось запустить суборбитальную ракету на рекордную высоту

Ракета-носитель высотой 3,5 метра преодолела высоту в 20 км

Популярная механика
Почему мы бедны Почему мы бедны

Как Россия может увеличить темпы роста ВВП до регулярных 5–6% годовых

Эксперт
Чего хочет женщина: истории 4 девушек, которые изменили своим парням с подружкой Чего хочет женщина: истории 4 девушек, которые изменили своим парням с подружкой

Героини рассказали, чем секс с девушкой отличается от секса с мужчиной

Playboy
Просто кошмар: как не быть бесконечным источником негатива для других людей Просто кошмар: как не быть бесконечным источником негатива для других людей

Отрывок из книги «Вредные мысли» — как отказаться от излишней драматизации?

Forbes
История одного здания: «Бутылка» в Новой Голландии История одного здания: «Бутылка» в Новой Голландии

Знакомьтесь с историей необычного здания «Бутылка» в Новой Голландии

Культура.РФ
META представила универсальную нейросеть, самостоятельно распознающую фото, аудио и видео: новая веха в истории ИИ META представила универсальную нейросеть, самостоятельно распознающую фото, аудио и видео: новая веха в истории ИИ

Почему ИИ должны самостоятельно учиться выполнять различные задачи?

Популярная механика
Помощь рядом Помощь рядом

Каждый третий человек хотя бы раз в месяц пользуется виртуальным помощником

GQ
«Не могу представить, что мне надоест»: инстамама Лерчик об удовольствии и работе «Не могу представить, что мне надоест»: инстамама Лерчик об удовольствии и работе

Блогер Валерия Чекалина — о работе, своем бренде и мотивации

Forbes
Каково это – сидеть в мексиканской тюрьме Каково это – сидеть в мексиканской тюрьме

Судьба человека в Латинской Америке причудлива, даже если он русский

Esquire
Пример для подражания. Светлана Наумова Пример для подражания. Светлана Наумова

Как любить свое дело, терять его, но всегда с триумфом возвращаться

Cosmopolitan
Открыть в приложении