Коллекционный алкоголь как инвестиционный актив

ForbesБизнес

И немедленно выпил

Коллекционный алкоголь как инвестиционный актив

Пьянящий 2018-й. В минувшем году было установлено сразу два мировых рекорда в сегменте коллекционного алкоголя

Первый аукцион, на котором появилось вино, организовал Christie’s еще в 1766 году, в первый год своего существования. Но история собственно инвестиционных вин началась гораздо позже. Вот один из первых кейсов: в 1997 году иеровоам (4,5-литровая бутыль) Château Mouton Rothschild 1945 года ушел с молотка за $114 614, а спустя пять лет был перепродан почти вдвое дороже. Выяснилось, что вино растет в долгосрочной перспективе: дорожает не за 12 месяцев, а за 5–10 и более лет. Рынок отнесся к этому с интересом: начали множиться отчеты и аналитика, появились винные биржи, гиды, рейтинги, и в результате вино стало полноценной инвестиционной категорией, колебания цен внутри которой можно анализировать и прогнозировать. В общем, что купить, нам подскажут. Интересно то, каким путем вино к коллекционеру или инвестору попадает. Ведь 90% всех бутылок откупоривается в первые три года после бутилирования, а винтажами становятся лишь 10% — часть бутылок именно этой категории «вырастает» в коллекционное, инвестиционное вин (другую часть попросту выпьют). К этим 10% относятся элитные сорта, crème de la crème винного мира.

Григорий Бальцер:
Антиквар, основатель
агентства Baltzer Auction
Agency and Services,
член правления
Международной конфедерации
антикваров и арт-дилеров
forbes.ru/grigoriy-balcer

Аукционные и дилерские продажи делят рынок винтажей почти пополам. На торги вино попадает несколькими способами. Во-первых, аукционное тройное D: death, divorce, debt — путь такой же, как и других раритетов. Во-вторых, жизненный цикл винной коллекции, тоже мало отличный от обычного: после скупки всевозможных сортов, регионов и годов наступает время чистки или даже прощания с собранием. Рынок помнит громкие продажи. Так, в 2011 году расстался с винами из своей коллекции сэр Эндрю Ллойд Уэббер: Sotheby’s, Гонконг, более 700 лотов и более $5 млн выручки. Среди известнейших коллекционеров вина числится сэр Алекс, бывший тренер «Манчестер Юнайтед» Александр Фергюсон, продавший на аукционах более 5000 бутылок из своего погреба. Кстати, так называемые торги single-owner в винных департаментах аукционных домов появились только в начале 2010-х, но в итоге получили наибольшее распространение. Винные собрания могут состоять из десятков тысяч бутылок: серьезный коллекционер при желании может выставить на торги подборку из тысячи или более лотов. Другой вопрос, что имидж серьезного коллекционера — материя обманчивая. Вспомнить хотя бы Руди Курниавана, владельца самого крупного в Азии винного погреба, в одночасье превратившегося в самого крупного винного мошенника: в 2013-м он был осужден на 10 лет за продажу поддельных вин общей стоимостью $20 млн. Оглашая приговор, судья заявил, что действия Курниавана были «смелы, грандиозны, но недобросовестны и обречены на провал». Чем не комплимент?

Вернемся к людям порядочным. Мир знает великолепные коллекции. Например, Мишель-Жака Шассея во Франции, ее еще называют «Лувром вина» (40 000 бутылок, около $50 млн, по оценке экспертов). Или погреб королевского двора в Лондоне, опекаемый комитетом из четырех Магистров вина. Там, как шутят, спрятано главное оружие Великобритании на международных переговорах — 38 000 уникальных винтажей. Стоимость собрания, мелькающая в прессе, примерно £3 млн, и вот мой вопрос: откуда эта жалкая цифра? Уверен, что коллекция королевы не хуже, чем у мсье Шассея. Но мне легко объяснить эту странность. Говоря о «Лувре вина», эксперты приводят оценочную стоимость продажи, а в случае с королевской коллекцией внимание акцентируется на суммарной закупочной стоимости, и исходя из цифр получается, что средняя стоимость бутылки — около £78 (что соответствует заявлениям хранителей коллекции: по их словам, ни одна бутылка не обошлась двору дороже £100). Но если коллекцию продавать сейчас, мы получим те же десятки миллионов. В этой математике и кроется смысл инвестирования в вино. Пальма первенства в создании крупных коллекций вина принадлежит владельцам ресторанов. Я говорю не о сетях, а о домишленовских, исторических заведениях, чьи винные погреба заслуживают особой оценки (и чьи гости имеют к ним доступ). Это, например, ресторан Latour в Нью-Джерси. Его покойный владелец Джин Малвихилл собрал коллекцию из 135 000 бутылок, среди которых более сотни винтажей Château Latour начиная с середины XIX века. В мае прошлого года не стало другого великого винного коллекционера Лесли Рудда — владельца ресторана Press в долине Напа, где бутилируют самые известные вина США. Вопрос: что заставляет рестораторов чистить коллекции, выставляя вино на торги, — ведь у них всегда есть кому распить бутылку или несколько? Дело в том, что некоторые рестораны с репутацией и историей следуют своим высоким стандартам, заложенным традицией, и не позволяют сомелье ставить в винную карту вино определенного сорта и года, если в запасе осталась только одна бутылка. Соответственно, бутылка остается в погребе, и рано или поздно приходит час от нее избавляться, сколь бы редкой она ни была, и один из способов — выставить ее на аукцион. А иногда проблема в объеме; бутылки больше магнума не пользуются таким спросом, как стандартные, они слишком громоздки. Вообще для многих ресторанов аукционы — особый рынок сбыта. Закупая вино у виноделен, они придерживают его: со временем вино дорожает, и ресторан, выставив его на торги, получает доход.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Идеальный момент продавать любой бизнес — на его взлете» «Идеальный момент продавать любой бизнес — на его взлете»

Миллиардер Андрей Андреев — о предстоящем IPO своей группы

Forbes
Жизнь у компьютера: физиология рук Жизнь у компьютера: физиология рук

Работа на компьютере тоже может сопровождаться травмами

Популярная механика
Взаимное опыление Взаимное опыление

Онлайновый бизнес учится, чтобы пойти в офлайн

Forbes
Слушать кино: плей-лист режиссера Слушать кино: плей-лист режиссера

Подборке любимых саундтреков из кино от режиссера «Китобоя»

Esquire
Эпоха жадности Эпоха жадности

Лучшие обложки в истории журнала

Forbes
TikTok против Трампа: как соцсеть для подростков угодила в политический скандал, который мог стоить ей части бизнеса TikTok против Трампа: как соцсеть для подростков угодила в политический скандал, который мог стоить ей части бизнеса

Как TikTok победил в войне с Дональном Трампом, переживая корпоративную драму?

Forbes
Дорога в никуда Дорога в никуда

Чем обернулся проект строительства скоростной железной дороги в Калифорнии

Forbes
«Не радость» Байдена: как личные проблемы могут стать общественными «Не радость» Байдена: как личные проблемы могут стать общественными

Джо Байден стал старейшим президентом Штатов за всю историю страны

Naked Science
«Я по статусу и по возрасту пенсионер» «Я по статусу и по возрасту пенсионер»

Алишер Усманов готовит бизнес к передаче менеджерам

Forbes
9 самых смешных и жестких шуток про звезд на шоу «Прожарка»: от Собчак и Дудя до Тимати 9 самых смешных и жестких шуток про звезд на шоу «Прожарка»: от Собчак и Дудя до Тимати

Полная свобода творчества!

Playboy
Человек и ледокол Человек и ледокол

Зачем Олегу Тинькову яхта, способная плавать в Антарктике

Forbes
Сто лет под водой: откуда в Магадане кладбище кораблей и почему его не убирают Сто лет под водой: откуда в Магадане кладбище кораблей и почему его не убирают

За век в магаданской бухте Нагаева скопилось два десятка затонувших судов

TJ
Тонкая нить Тонкая нить

Могут ли подвешенные в небе кабинки стать полноценным городским транспортом

Forbes
Преступление без наказания: 10 фильмов о нераскрытых убийствах Преступление без наказания: 10 фильмов о нераскрытых убийствах

Нестандартный детективы, в которых убийца так и не получил наказания

Cosmopolitan
Протеиновый скачок Протеиновый скачок

Девелопер и финансист решили накормить человечество белком из бактерий

Forbes
Мария Смольникова: «Если я кого-то играю, все обретает смысл» Мария Смольникова: «Если я кого-то играю, все обретает смысл»

Мария Смольникова — о переходе в новый театр и работе с Дмитрием Крымовым

Эксперт
Большие переходы Большие переходы

10 самых важных бизнес-событий 2018 года в спорте

Forbes
Таруса, или куда поехать на выходные Таруса, или куда поехать на выходные

Таруса: так близко и так далеко одновременно

Seasons of life
Эволюция капитализма Эволюция капитализма

Могут ли появиться новые миллиардеры в России

Forbes
Анатомия нидерландского алтаря Анатомия нидерландского алтаря

Алтарный триптих — один из самых узнаваемых форматов нидерландской живописи

Arzamas
Жажда альтернативы Жажда альтернативы

«Сады Придонья» первыми запустили массовое производство растительного молока

Forbes
Как сделать фотостудию дома и что для этого нужно Как сделать фотостудию дома и что для этого нужно

Фотостудию можно оборудовать и своими силами в домашних условиях

CHIP
Токсичность на миллиард Токсичность на миллиард

Санкции вывели противостояние Москвы и Вашингтона на новый уровень

Forbes
Античную Гимеру защитили от карфагенян наемники Античную Гимеру защитили от карфагенян наемники

Исследователи проанализировали человеческие останки из могил V века до нашей эры

N+1
Ручная сборка Ручная сборка

Сервис доставки продуктов Instamart стал прибыльным, скопировав модель Instacart

Forbes
Обмену не подлежит? Обмену не подлежит?

Может ли косметика переставать действовать?

Лиза
Игра в пенсии Игра в пенсии

Кто придумал пенсионную реформу и как ее проводили

Forbes
«Паства не хочет видеть меня либералом». Что бывает со священниками, которые поддерживают оппозицию «Паства не хочет видеть меня либералом». Что бывает со священниками, которые поддерживают оппозицию

Зачем клирики РПЦ выступали в защиту оппозиции и как их наказывали?

СНОБ
От спроса к предложению От спроса к предложению

В 2018 году обозначился поворот в направлении экономики предложения

Forbes
«Много обещаний, мало результата»: почему беспилотники не стали повсеместным транспортом, как обещали разработчики «Много обещаний, мало результата»: почему беспилотники не стали повсеместным транспортом, как обещали разработчики

Времени и денег на создание безопасных машин нужно еще много

VC.RU
Открыть в приложении